Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения



Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения
Композиции (-)-e-10-oh-nt и способы их синтеза и применения

 


Владельцы патента RU 2469715:

АДОЛОР КОРПОРЕЙШН (US)

Данное изобретение относится к области фармацевтики и медицины и касается композиции, ингибирующей норэпинефриновые и/или серотониновые транспортеры, содержащей (-)-[(5-[3-метиламинопроп-(Е)-илиден]-10,11-дигидро-5Н-дибензо [a,d] циклогептен-10-ол] в энантиомерном избытке около 90%, и ее применения для лечения боли. Изобретение обеспечивает повышение эффективности лечения. 2 н. и 10 з.п. ф-лы, 15 ил., 6 табл., 21 пр.

 

1. Перекрестная ссылка на родственные заявки

По данной заявке испрашивается приоритет на основании 35 U.S.C. § 1.119(e) по предварительной заявке № 60/915103, зарегистрированной 30 апреля 2007 г., предварительной заявке № 61/027814, зарегистрированной 11 февраля 2008 г., и предварительной заявке № 61/028122, зарегистрированной 12 февраля 2008 г., раскрытия которых включены в данное описание ссылкой полностью.

2. Заявление в отношении федерально спонсированного исследования

Нет.

3. Участники соглашения по совместному исследованию

Нет.

4. Ссылка на список последовательности, таблицу или компьютерную программу

Нет.

5. Уровень техники

Трициклические антидепрессанты, включающие амитриптилин (АТ) и нортриптилин (NT), были показаны для ингибирования обратного захвата моноаминов, включающих норэпинефрин и серотонин, и широко применялись как с предписанием, так и без него, для лечения многих различных расстройств и заболеваний, опосредованных, по меньшей мере частично, нарушенным поглощением или обратным захватом норэпинефрина и серотонина, включая, но без ограничения нижеперечисленным, расстройства настроения, такие как депрессия, тревожные расстройства, такие как обсессивно-компульсивное расстройство (OCD), расстройства пищевого поведения, такие как анорексия невроза и булимия невроза, расстройства, связанные с контролем мотивации, такие как трихотилломания, расстройства сна, такие как инсомния, связанная с опиоидной абстиненцией, изменения личности, такие как синдром дефицита внимания с гиперактивностью (ADHD) и соматоформные расстройства, такие как некоторые типы боли. АТ и NT также применялись в качестве первоочередного лечения для различных типов острой и хронической боли, которые являются ноцицептивными (например, соматическими или висцеральными) или неноцицептивными (например, невропатическими или симпатическими) по происхождению, включающих неноцицептивные невропатические боли, такие как диабетическая невропатия и постгерпетическая невралгия (PHN), и ноцицептивную боль, включающую воспалительную боль и интерстициальный цистит.

Однако использование АТ и NT было ограничено нежелательными побочными эффектами, которые включают, но без ограничения нижеперечисленными, антимускариновые эффекты, такие как сухость во рту, констипация, тошнота и задержка мочи; головные боли, повышенное потоотделение, шум в ушах, неприятный вкус; кардиотоксичные эффекты, такие как ортостатическая гипотензия, аритмии и тахикардия; седативный эффект и увеличение веса. NT и АТ также противопоказаны для применения в сочетании с различными посредниками из-за общих побочных эффектов и/или взаимодействия NT и АТ с ферментами цитохрома Р450, метаболизирующими лекарственные средства.

Следовательно, идентификация других соединений, способных лечить расстройства и заболевания, опосредованные, по меньшей мере частично, нарушенным поглощением или обратным захватом норэпинефрина и серотонина и другими мишенями, которые вовлечены в фармакологию АТ и трициклических антидепрессантов, но которые проявляют пониженные и/или в меньшей степени побочные эффекты и которые можно вводить с лекарственными средствами, которые противопоказаны для применения с АТ и NT, была бы полезной и желательной.

6. Сущность изобретения

При введении млекопитающим, включая человека, in vivo амитриптилин (“АТ”) и нортриптилин (“NT”) разделяются на ряд соответствующих метаболитов, главный метаболит из которых представляет собой [(5-[3-метиламинопропилиден]-10,11-дигидро-5Н-дибензо[a,d]циклогептен-10-ол)] (“10-OH-NT”). Данный 10-OH-NT метаболит имеет два геометрических изомера в зависимости от конфигурации около двойной связи (Z-10-OH-NT и E-10-OH-NT). Каждый из этих геометрических изомеров содержит два энантиомера, (+)-E-10-OH-NT, и (-)-E-10-OH-NT, и (+)-Z-10-OH-NT и (-)-Z-10-OH-NT, благодаря хиральности при углероде в 10-положении. Некоторые исследования предполагают, что рацемат главного 10-OH-NT метаболита, (±)-Е-10-OH-NT, может быть применим для лечения депрессии и тревоги при пероральном введении человеку (Nordin et al., 1987a). Однако за исключением ссылки на неопубликованное исследование, гласящее, что (+)- и (-)-энантиомеры Е-10-OH-NT ингибируют поглощение норадренелина с одинаковой силой (Nordin & Bertilsson, 1995), специфические фармакологические свойства данного рацемата и также выделенных (+)- и (-)-энантиомеров не сообщались в литературе.

Неожиданно авторы изобретения обнаружили и показали, что (-)-энантиомер соединения Е-10-OH-NT обладает важными фармакологическими и биохимическими свойствами, совместимыми с терапевтической применимостью (см. более подробное обсуждение в следующих разделах). Например, подобно АТ и NT, (-)-Е-10-OH-NT связывает норэпинефрин (“NE”) и серотониновые (“5HT”) моноаминовые транспортеры и ингибирует захват NE и 5HT, биологические активности, известные как предназначенные для связывания с антидепрессантом, и другие терапевтические свойства АТ и NT. Важно, что сродство (-)-Е-10-OH-NT к NE транспортеру, измеренное в анализе связывания рекомбинантного транспортера, было приблизительно равно таковому для АТ и в пределах примерно 10-кратного сродства для NT. Похожие результаты наблюдали для ингибирования поглощения соединения NE, определенного в клеточном функциональном анализе. Кроме того, подобно NT, (-)-Е-10-OH-NT проявлял селективность для NE транспортера против 5НТ транспортера.

Авторы изобретения установили, что (-)-Е-10-OH-NT не разделяет общие для АТ и NT некоторые фармакологические и биохимические свойства, которые коррелируют с неблагоприятными побочными эффектами в течение использования. Например, в то время как оба, АТ и NT, потенциально порождают антагонизм Н1 гистаминергического рецептора, состояние, которое играет роль в значительном увеличении веса (Altamura et al., 1989; Wirshing et al., 1999; Richelson, 2001; Khawam et al., 2006) и нежелательных седативных эффектов (Bryson & Wilde, 1996), наблюдаемых как при коротком, так и при долговременном использовании АТ и NT, (-)-Е-10-OH-NT порождает антагонизм Н1 гистаминергического рецептора намного в меньшей степени. Фактически исключительные неседативные эффекты (-)-Е-10-OH-NT по сравнению с АТ и NT были подтверждены в тесте вращающегося стержня на крысах, обычно применяемом для оценки седативных свойств лекарственных средств. Как следствие этого, (-)-Е-10-OH-NT должен быть менее седативным и проявлять меньше воздействий на аппетит, чем АТ и NT. В данном анализе максимальные дефициты при проведении теста вращающегося стержня в 51±20% и 60±40% наблюдали в 30 минут после введения АТ (30 мг/кг, i.p.) и NT (30 мк/кг, i.p.), соответственно. Напротив, никакого значительного ослабления в эффекте не наблюдали у крыс, получающих (-)-Е-10-OH-NT в дозе 30 мг/кг, i.p.

Данные и другие недавно выявленные полезные свойства (-)-Е-10-OH-NT (обсужденные ниже) открывают терапевтические преимущества, которые являются беспрецедентными в области трициклических антидепрессантных лекарственных средств. Так как (-)-Е-10-OH-NT разделяет терапевтически релевантные фармакологические и биохимические свойства с АТ и NT, его можно применять как по существу в энантиомерно чистой форме, так и в энантиомерно чистой форме, чтобы лечить многие симптомы, обычно лечившиеся с помощью АТ и NT, включающие, но без ограничения нижеперечисленными, различные заболевания и расстройства, названные далее в настоящем описании. Однако, так как (-)-Е-10-OH-NT не обладает некоторыми фармакологическими и биохимическими свойствами, которые известны как ответственные за неблагоприятные побочные эффекты, терапия может быть проведена пациентам с меньшей частотой возникновения нежелательных побочных эффектов. Так как (-)-Е-10-OH-NT представляет собой значительно менее слабый потенциальный антагонист Н1 гистаминергического рецептора, чем АТ и NT, то в качестве конкретного неограничивающего примера может быть достигнута терапевтическая польза с данным средством без нежелательных побочных действий в части значительного увеличения веса и седативного эффекта, вносимого от терапии с помощью АТ и/или NT.

Подобно (-)-Е-10-OH-NT, рацемический (±)-Е-10-OH-NT и его (+)-энантиомер также обладает важными и примерно равносильными биохимическими активностями в анализах in vitro. Например, каждый (±)-Е-10-OH-NT, (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT проявляют приблизительно равное сродство к норэпинефриновому транспортеру и также к серотониновому транспортеру (см. пример 14). В функциональных анализах (+)- и (-)-энантиомеры соединения Е-10-OH-NT проявляют приблизительно равнозначное селективное ингибирование поглощения норэпинефрина и являются примерно равносильными к АТ в функциональных in vitro анализах (см. пример 5). Однако изучения на животных in vivo указывают, что (-)-Е-10-OH-NT энантиомер является терапевтически более эффективным, чем как рацемический (±)-Е-10-OH-NT, так и (+)-Е-10-OH-NT в модели невропатической боли на грызунах (модель лигирования L5 спинномозгового нерва на крысах, см. пример 15), и также более эффективным, чем (+)-Е-10-OH-NT в моделях гипералгезии на грызунах (воспалительная боль, вызванная FCA; см. примеры 5 и 17-20) и депрессии (тест принудительного плавания; см. пример 21). При наличии приблизительно равносильных биохимических активностей (±)-Е-10-OH-NT, (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT данные результаты in vivo были совершенно удивительными. Ожидали, что рацемический (±)-Е-10-OH-NT, (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT должны бы проявлять приблизительно равносильные активности в in vivo моделях боли и депрессии на грызунах. Однако только (-)-энантиомер обеспечил эффективность. Данное раскрытие основано частично на неожиданной эффективности, выявленной для (-)-Е-10-OH-NT.

Соответственно, в одном аспекте, данное раскрытие относится к композициям, содержащим Е-10-OH-NT и необязательно один или несколько фармацевтически приемлемых носителей, эксципиентов или разбавителей. Е-10-OH-NT присутствует в композиции как нерацемическая смесь, обогащенная (-)-энантиомером. В некоторых вариантах осуществления композиция, содержащая Е-10-OH-NT, представляет собой по существу энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. В некоторых вариантах осуществления композиция, содержащая Е-10-OH-NT, представляет собой энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT.

Е-10-OH-NT может присутствовать в композиции в форме свободного основания или в форме соли. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT присутствует в форме фармацевтически приемлемой кислотно-аддитивной соли. Е-10-OH-NT (включая солевые формы) может также присутствовать в композиции в форме сольвата и/или гидрата, например, с растворителями и/или водой, использованными в течение приготовления или очистки.

Е-10-OH-NT композиция может применяться in vitro или in vivo, как будет описано подробнее ниже. При применении in vivo композиция может быть приготовлена как препарат для введения животным в ветеринарных контекстах, или для введения человеку посредством фактически любого пути или способа введения, включающего, но без ограничения нижеперечисленными, пероральное, топикальное, глазное, буккальное, системное, назальное введение, инъекцию, трансдермальное, ректальное, вагинальное введение, ингаляцию или инсуффляцию.

Как отмечено выше, (-)-Е-10-OH-NT разделяет важные биологические свойства с АТ и NT, которые коррелируют с терапевтической эффективностью данных лекарственных средств. Он также проявляет эффективность в моделях заболевания на животных. На основе данных подобных свойств ожидают, что композиции, представленные в настоящем описании, будут равно эффективными в лечении ряда заболеваний и симптомов, чувствительных к лечению посредством АТ и NT. Таким образом, в другом аспекте данное раскрытие относится к способам лечения заболеваний или симптомов, чувствительных к терапии с помощью АТ и NT. Данные способы обычно представляют собой введение млекопитающему, включая человека, страдающему от заболевания или симптомов, чувствительных к лечению посредством АТ и NT, количества представленной в настоящем описании композиции, эффективного, чтобы лечить заболевание или симптом. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит Е-10-OH-NT, обогащенный (-)-энантиомером. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит по существу энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT.

Один важный класс заболеваний и симптомов, которые известны как восприимчивые к лечению посредством АТ и NT, представляет собой психическое заболевание. Конкретные примеры таких психических заболеваний или симптомов включают, но без ограничения нижеперечисленными, различные психические заболевания и симптомы, классифицированные в публикации Diagnostic and Statistic Manual of Mental Disorders IV (Text Revision 2000; далее в описании приведена как “DSM-IV”), как расстройства настроения (такие как, например, депрессия), тревожные расстройства (такие как, например, OCD), расстройства пищевого поведения (такие как, например, анорексия невроза и булимия невроза), расстройства, связанные с контролем мотивации (такие как, например, трихотилломания), расстройства сна (такие как, например, инсомния, связанная с опиоидной абстиненцией), изменения личности (такие как, например, ADHD) и соматоформные расстройства (такие как определенные типы боли).

Другой важный класс заболеваний и симптомов, которые известны как восприимчивые к лечению посредством АТ и NT, представляет собой боль, включающую как острую, так и хроническую боль, вне зависимости от ноцицептивной (например, соматической или висцеральной) или неноцицептивной (например, невропатической или симпатической) по происхождению (обсужденной ниже).

Ожидается, что все из данных заболеваний или симптомов чувствительны к лечению разными вариантами осуществления композиций соединения Е-10-OH-NT, описанных в настоящей заявке. И, как отмечено выше, благодаря неожиданным слабым антагонистическим свойствам (-)-Е-10-OH-NT в Н1 гистаминергическом рецепторе и другим неожиданным и неизученным свойствам, обсужденным ниже, ожидают, что лечение может быть достигнуто с менее тяжелыми побочными эффектами, чем лечение посредством АТ и/или NT.

При применении для лечения данных различных заболеваний или симптомов композиции соединения Е-10-OH-NT могут быть использованы по отдельности как монотерапия, или, в альтернативном случае, они могут быть использованы в комбинации с или дополнительно к другим лечениям. Например, при применении для лечения данных конкретных психических заболеваний или симптомов композиция соединения Е-10-OH-NT может быть введена в комбинации с или дополнительно к другому терапевтическому средству, применимому для лечения того же самого психического заболевания или симптома. При применении для лечения данных конкретных типов боли, композиция соединения Е-10-OH-NT может быть введена в комбинации с или дополнительно к другому терапевтическому средству, применимому для лечения того же самого типа боли. Однако такая комбинация или совместные терапии не ограничены комбинациями соединений, применимых для лечения того же симптома. В некоторых вариантах осуществления может быть полезно или желательно вводить композицию соединения Е-10-OH-NT в комбинации с или дополнительно к терапевтическим средствам, которые не лечат заболевание или расстройство, которое подвергается лечению композицией соединения Е-10-OH-NT. В некоторых вариантах осуществления композиция соединения Е-10-OH-NT, предназначенная для введения в комбинации с или дополнительно к другим лечениям, содержит Е-10-OH-NT, который обогащен (-)-энантиомером. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит по существу энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. Репрезентативные неограничивающие примеры подходящих комбинаций обсуждены подробнее в последующем разделе.

Не связывая себя какой-либо теорией, полагают, что способность АТ и NT ингибировать моноаминовые транспортеры, такие как NE и/или 5НТ транспортеры, отчасти ответственна за их многие терапевтические свойства. Этому предшествовало в данной области то, что, по меньшей мере, следующие заболевания и симптомы реагируют на лечение ингибиторами NE и/или 5НТ транспортеров: мочевые расстройства, такие как недержание мочи; расстройства настроения, такие как депрессия и сезонное аффективное расстройство (SAD); расстройства познавательной способности, такие как деменция; психотические расстройства, такие как шизофрения и мания; расстройства состояния тревоги; изменения личности, такие как ADHD; расстройства пищевого поведения, такие как анорексия невроза и булимия невроза; химические зависимости, полученные от привыканий к чрезмерному употреблению лекарственных средств или веществ при злоупотреблении ими, такие как привыкания к никотину, спирту, кокаину, героину, фенобарбиталу и бензодиазепинам; абстинентные синдромы отмены; эндокринные расстройства, такие как гиперпролактинемия; расстройства, связанные с контролем мотивации, такие как трихотилломания и клептомания; тиковые расстройства, такие как синдром Туретта; расстройства желудочно-кишечного тракта, такие как синдром раздраженной толстой кишки (IBS), илеус, гастропарез, пептическая язва, гастроэзофагеальный рефлюкс (GORD, или его синоним GERD), метеоризм и другие функциональные расстройства толстой кишки, такие как диспепсия (например, безъязвенная диспепсия (NUD)) и некардиальная грудная боль (NCCP); сосудистые расстройства, включающие вазоспазмы, такие как в мозговой сосудистой сети; различные другие расстройства, включающие болезнь Паркинсона, шок и гипертензию, сексуальную дисфункцию, предменструальный синдром и фибромиалгию.

Как рассмотрено выше, (-)-Е-10-OH-NT также ингибирует NE и 5HT транспортеры и поглощение NE и/или 5HT. В соответствии с этим в еще другом аспекте, данное раскрытие относится к способам ингибирования поглощения NE и/или 5HT. Способы обычно включают контактирование NE и/или 5HT транспортера с количеством (-)-Е-10-OH-NT, эффективным, чтобы ингибировать поглощение NE и/или 5HT. В некоторых вариантах осуществления способ выполняется в отсутствие АТ и NT. В некоторых вариантах осуществления NE и/или 5HT транспортер подвержен контакту с композицией соединения Е-10-OH-NT, описанной выше. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит Е-10-OH-NT, который обогащен (-)-энантиомером. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит по существу энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT.

Способы могут быть апробированы in vitro с выделенными транспортерами или клетками, которые экспрессируют один или оба транспортера, или in vivo в качестве терапевтического подхода в отношении лечения заболеваний или расстройств, которые, по меньшей мере частично, опосредованы нарушенным поглощением или обратным захватом NE и/или 5HT. Конкретные примеры заболеваний или расстройств, которые, по меньшей мере частично, опосредованы нарушенным поглощением или обратным захватом NE и/или 5HT, включают, но без ограничений, заболевания или расстройства, перечисленные выше.

Исторически антидепрессанты, включающие антидепрессанты, которые ингибируют обратный захват NE (NRI) и/или 5HT (SRI), использовались как первоочередная терапия для лечения как острой, так и хронической боли, которая является или ноцицептивной, или неноцицептивной по происхождению, например невропатией, постгерпетической невралгией (PHN), болью, связанной с фибромиалгией, болью, связанной с синдромом раздраженной толстой кишки и интерстициальным циститом (Sindrup & Jensen, 1999; Collins et al., 2000; Crowel et al., 2004). Недавнее изучение систематически оценивало относительную активность в NE и/или 5HT транспортере, требуемую для максимальной эффективности в моделях боли на грызунах (Leventhal et al., 2007). Наблюдаемые эффекты повторяют эффекты, наблюдаемые клинически для лечения состояний невропатической боли. А именно соединения с более высоким сродством к NE транспортеру являются более эффективными при лечении боли и соединения с более высоким сродством к 5НТ транспортеру имеют ограниченную эффективность (см., например, Max et al., 1992; Collins et al., 2000). Фактически, в двойном, слепом, плацебо-контролируемом перекрестном изучении, сравнивающем тетрациклический NRI мапротилин и SRI пароксетин, снижение в интенсивности боли было значительно выше для изученных комплетеров, расположенных в случайном порядке, к мапротилину (45%) по сравнению с пароксетином (26%) или плацебо (27%) (Atkinson et al., 1999). Недавно дулоксетин, сдвоенный SRI и NRI с потенциалом как для 5НТ, так и NE транспортеров, был первым ингибитором обратного захвата, утвержденным для лечения диабетической невропатии (Bymaster et al., 2005; Goldstein et al., 2005).

NRI активность, показанная в настоящем описании для (-)-Е-10-OH-NT, делает данное соединение идеально пригодным для лечения многих разных типов болевых синдромов. Фактически в опытах, проведенных авторами изобретения и опубликованных в настоящем описании, (-)-Е-10-OH-NT проявлял высокую терапевтическую эффективность в моделях на грызунах в отношении как ноцицептивной воспалительной боли (см. примеры 6, 15 и 16), так и неноцицептивной невропатической боли (см. примеры 5 и 17-20). В обеих моделях наблюдаемая активность для (-)-Е-10-OH-NT была эквивалентна активности АТ.

Соответственно в еще другом аспекте данное раскрытие относится к способам лечения боли у млекопитающих, включая людей. Способы обычно включают введение млекопитающему, страдающему от боли, включая человека, эффективного для лечения боли количества Е-10-OH-NT композиции, описанной в настоящей заявке. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит Е-10-OH-NT, который энантиомерно обогащен (-)-энантиомером. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит по существу энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT композиция содержит энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT.

Данные способы могут быть использованы для лечения многих разных типов болевых синдромов, включающих острую или хроническую боль, которая является как ноцицептивной по происхождению (например, соматической или висцеральной), так и неноцицептивной по происхождению (например, невропатической или симпатической). В некоторых вариантах осуществления боль представляет собой ноцицептивную боль, включающую, но без ограничения нижеперечисленными, воспалительную боль, такую как боль, связанная с IBS или ревматоидным артритом, боль, связанная с раком, и боль, связанная с остеоартритом. В некоторых вариантах осуществления боль представляет собой неноцицептивную боль, включающую, но без ограничения, невропатическую боль, такую как постгерпетическая невралгия (PHN), невралгия тройничного нерва, фокальное повреждение периферического нерва, анестезия clolorosa, центральная боль (например, боль после удара, боль вследствие повреждения спинного мозга или боль, связанная с множественным склерозом), и периферическую невропатию (например, диабетическая невропатия, наследственная невропатия или другие приобретенные невропатии).

Е-10-OH-NT композицию можно вводить одну или ее можно вводить в комбинации с или дополнительно к одному или нескольким лекарственным средствам, применимым для лечения боли и/или других симптомов. Конкретные неограничивающие примеры лекарственных средств, которые могут быть использованы в комбинации с или дополнительно к Е-10-OH-NT композициям в лечении боли, или программа оказания помощи предложены в последующем разделе.

Как ожидают, Е-10-OH-NT композиции, описанные в настоящей заявке, обеспечат значительные преимущества перед лекарственными средствами, применяемыми в настоящее время для лечения и/или для оказания помощи при боли и, в частности, синдромов невропатической боли. Большинство обычных трициклических антидепрессантов, применяемых для лечения боли, порождают антагонизм Н1 гистаминергического рецептора и поэтому связаны со значительным повышением веса и седативными эффектами. Как отмечено выше, (-)-Е-10-OH-NT антагонизирует данный рецептор в значительно меньшей степени и, оказывается, не вызывает седативного эффекта в модели седативного эффекта на грызунах в дозах (-)-Е-10-OH-NT, показанных в настоящем описании, которые должны быть эффективными in vivo в лечении как ноцицептивной воспалительной, так и неноцицептивной невропатической боли. Таким образом, (-)-Е-10-OH-NT композиции, описанные в настоящей заявке, обеспечивают способы лечения боли или оказания помощи при боли с одновременным сведением к минимуму прибавки в весе и седативного эффекта.

Как ожидают, Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, обеспечат дополнительные значительные преимущества при применении для лечения боли или других многих заболеваний и симптомов, описанных здесь. Например, АТ и NT являются известными ингибиторами изоферментов CYP2D6 и CYP2C19 цитохрома Р450 и, как следствие, противопоказаны для применения с некоторыми важными лекарственными средствами, которые метаболизируются данными ферментами. Типичные лекарственные средства, которые, как известно, подвергаются метаболизму, по меньшей мере частично, посредством CYP2D6, и поэтому могут быть противопоказаны для применения с АТ и NT, включают S-метопролол, пропафенон, тимолол, кломипрамин, дезипрамин, имипрамин, пароксетин, галоперидол, рисперидон, тиоридазин, арипипразол, кодеин, декстрометорфан, дулоксетин, флекаинид, мексилетин, ондансетрон, тамоксифен, трамадол и венлафаксин. Типичные лекарственные средства, которые, как известно, подвергаются метаболизму, по меньшей мере частично, посредством CYP2C19, и поэтому могут быть противопоказаны для применения с АТ и NT, включают омепразол, ланзопразол, пантопразол, рабепразол, диазепам, фенитоин, фенобарбитон, кломипрамин, циклофосфамид и прогестерон. Результаты, полученные данными заявителями и опубликованные в настоящем описании (обсужденные подробнее в разделе примеров), показывают, что (-)-Е-10-OH-NT представляет собой менее эффективный ингибитор как изофермента CYP2C19, так и изофермента CYP2D6, чем АТ и NT. Основываясь отчасти на данном неожиданном открытии, предполагают, что Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, порождали бы меньше нежелательных клинических последствий, чем терапия с помощью АТ и/или NT, особенно при применении в комбинации с или дополнительно к лекарственным средствам, которые подвержены метаболизму, по меньшей мере частично, посредством данных изоферментов цитохрома Р450.

Также неожиданно заявителями было открыто, что (-)-Е-10-OH-NT имеет значительно меньшее сродство к мускариновым рецепторам, чем АТ и NT, проявляет более слабое ингибирование калиевых каналов гена человека, Ether-a-Go-go related gene (hERG), чем АТ и NT, и является менее антагонистическим в адренергических рецепторах, включая как α1 так и α2 адренергические рецепторы, чем АТ и NT. Все эти свойства, как ожидают, приведут к улучшенным клиническим выгодам по сравнению с терапией с помощью АТ и NT. Например, ингибирование мускариновых рецепторов связано с сухостью во рту, констипацией и затуманенным зрением. Агонисты α2 адренергических рецепторов, как было опубликовано, вызывают аналгезию (Ongioco et al., 2000; Asano et al., 2000; Hall et al., 2001), тогда как антагонисты ингибируют данные аналгезирующие эффекты (Kalso et al., 1991; Millan & Colpaert, 1991; Petrovaara et al., 1990). Не прибегая к связи с какой-либо теорией действия, ожидают, что пациенты, пролеченные Е-10-OH-NT композициями, представленными в настоящем описании, будут проявлять меньше нежелательных побочных эффектов, чем пациенты, пролеченные посредством АТ и/или NT. В частности, ожидают, что пациенты, пролеченные Е-10-OH-NT композициями, описанными здесь, будут испытывать в дополнение к пониженным взаимодействиям лекарственное средство-лекарственное средство и седативному эффекту и влияниям на аппетит, обсужденным выше, более низкие уровни кардиотоксичности и констипации, чем пациенты, пролеченные посредством АТ и NT. Фактически в эквивалентных пероральных дозах (-)-Е-10-OH-NT вызывает намного меньше констипации, чем АТ и NT в модели сократительной способности желудочно-кишечного тракта на грызунах.

В отличие от АТ и NT, (-)-Е-10-OH-NT не антагонизирует α2 адренергические рецепторы. Поэтому теоретически (-)-Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, как ожидают, будут превосходить АТ и NT в лечении боли. Действительно, как показано на фиг. 3 и 4, (-)-Е-10-OH-NT оказался превосходящим АТ в моделях как ноцицептивной, так и неноцицептивной боли на грызунах.

Хотя синтез (±)-Е-10-OH-NT был представлен в литературе (Remy et al., 1973), до сих пор хиральный синтез индивидуальных (+)- и (-)-энантиомеров ни разу не был опубликован. Таким образом, в еще другом аспекте, данное раскрытие относится к хирально-специфическим способам синтеза (+)- и (-)-энантиомеров соединения Е-10-OH-NT, промежуточным продуктам, применимым для данных способов, и хиральным специфическим способам синтеза промежуточных продуктов.

В некоторых вариантах осуществления промежуточные продукты, применимые для хирально-специфического синтеза, (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT представляют собой (+)- и (-)-энантиомеры Е-5-(γ-бромпропилиден)-10,11-дигидро-10-гидрокси-5Н-дибензо[a,d]циклогептена, соответственно, показанные как соединения (+)-7 и (-)-7, соответственно, на фиг. 1А. Абсолютная конфигурация хирального 10-углерода (+)- и (-)-энантиомеров соединений 7 непосредственно не установлена. В соответствии с этим связь, присоединяющая гидроксильную группу к данному хиральному атому углерода (хиральность указана звездочкой), показана неопределенной стереохимией. Однако хиральность соединений 7 можно подразумевать от абсолютной стереохимии (-)-Е-10-OH-NT (изображенной на фиг. 6), которая может быть определена рентгеноструктурным анализом малатной соли соединения (-)-Е-10-OH-NT.

Способы синтеза хиральных промежуточных продуктов (+)-7 и (-)-7 обычно включают восстановление Е-5-(γ-бромпропилиден)-10,11-дигидро-10-оксо-5Н-дибензо[a,d]циклогептена (показанного как соединение 6 на фиг. 1А) в присутствии хирально-специфического оксазаборолидинового катализатора. Неограничивающие типичные варианты осуществления подходящих хирально-специфических оксазаборолидиновых катализаторов показаны на фиг. 1В. В некоторых вариантах осуществления хирально-специфический оксазаборолидиновый катализатор представляет собой (7αS)-3-метил-1,1-дифенилпергидро-3-бора-2-оксапирролизин (“7αS-CBS”; соединение S-10 на фиг. 1А), дающий (-)-7. В некоторых вариантах осуществления хирально-специфический оксазаборолидиновый катализатор представляет собой (7αR)-3-метил-1,1-дифенилпергидро-3-бора-2-оксапирролизин (“7αR-CBS”; соединение R-10 на фиг. 1А), дающий (+)-7.

(+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT могут быть синтезированы из промежуточных продуктов (+)-7 и (-)-7, соответственно, взаимодействием промежуточных продуктов с метиламином. Конкретный вариант осуществления синтеза, использующий CBS в качестве хирально-специфического катализатора, проиллюстрирован на фиг. 1А. Используя схему при условиях реакции, данных в разделе примеров, (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT могут быть легко синтезированы с высоким выходом с энантиомерной чистотой выше чем 99%.

7. Краткое описание чертежей

Фиг. 1А предоставляет иллюстративную схему, которая может быть использована, чтобы синтезировать энантиомерно чистый (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT;

фиг. 1В предоставляет иллюстративные варианты осуществления хирально-специфических оксазаборолидиновых катализаторов, которые могут быть использованы в синтетической схеме, показанной на фиг. 1А;

фиг. 2 предоставляет график, показывающий неседативные эффекты (-)-Е-10-OH-NT по сравнению с АТ и NT в модели-тесте вращающегося стержня на седативный эффект на крысах;

фиг. 3 предоставляет диаграмму, показывающую превосходящую антигипералгезическую эффективность (-)-Е-10-OH-NT по сравнению с АТ в модели ноцицептивной воспалительной боли на грызунах;

фиг. 4 предоставляет диаграмму, показывающую превосходящую антиаллодиниальную эффективность (-)-Е-10-OH-NT по сравнению с АТ в модели неноцицептивной невропатической боли на грызунах;

фиг. 5 предоставляет график, показывающий превосходящие свойства (-)-Е-10-OH-NT в отношении сократительной способности желудочно-кишечного тракта по сравнению как с АТ, так и NT в модели GIT на грызунах;

фиг. 6 изображает абсолютную конфигурацию (-)-Е-10-OH-NT, установленную рентгеноструктурным анализом;

фиг. 7 предоставляет диаграмму, показывающую превосходящую антиаллодиниальную эффективность (-)-Е-10-OH-NT по сравнению с (+)-Е-10-OH-NT, рацемическим (±)-Е-10-OH-NT и АТ в модели неноцицептивной невропатической боли на грызунах;

фиг. 8 предоставляет диаграмму, показывающую превосходящую антиаллодиниальную эффективность перорально введенного (-)-Е-10-OH-NT по сравнению с аналогичной активностью амитриптилина в модели неноцицептивной невропатической боли на грызунах;

фиг. 9 предоставляет кривую, изображающую зависимости доза-ответ для амитриптилина на фоне эффектов FCA и вращающегося стержня в модели ноцицептивной воспалительной боли на грызунах;

фиг. 10 предоставляет кривую, изображающую зависимости доза-ответ для (-)-Е-10-OH-NT на фоне эффектов FCA и вращающегося стержня в модели ноцицептивной воспалительной боли на грызунах;

фиг. 11 предоставляет диаграмму, показывающую связь доза-антигипералгезическая активность (-)-Е-10-OH-NT в модели ноцицептивной воспалительной боли на грызунах;

фиг. 12 предоставляет диаграмму, показывающую отсутствие значительной антигипералгезической активности, проявляемой (-)-Е-10-OH-NT в модели ноцицептивной воспалительной боли на грызунах;

фиг. 13 предоставляет диаграмму, показывающую дифференциальную антигипералгезическую активность энантиомеров соединения Е-10-OH-NT в модели ноцицептивной воспалительной боли на грызунах;

фиг. 14 предоставляет диаграмму, сравнивающую антигипералгезическую активность энантиомеров соединения Е-10-OH-NT в модели ноцицептивной воспалительной боли на грызунах;

фиг. 15А предоставляет диаграмму, показывающую активность амитриптилина (АТ) в модели депрессии на крысах с тестом принудительного плавания;

фиг. 15В предоставляет диаграмму, показывающую активность (-)-Е-10-OH-NT в модели депрессии на крысах с тестом принудительного плавания;

фиг. 15С предоставляет диаграмму, показывающую, что в испытанных дозах (+)-Е-10-OH-NT не проявлял статистически значимой активности в модели депрессии на крысах с тестом принудительного плавания.

8. Подробное описание

8.1. Е-10-OH-NT соединения и композиции

Данное раскрытие относится к композициям, содержащим Е-геометрические изомеры общего главного метаболита хорошо известных трициклических антидепрессантов - амитриптилина (АТ) и нортриптилина (NT): (S/R)-5-[3-метиламинопроп-(Е)-илиден]-10,11-дигидро-5Н-дибензо[a,d]циклогептен-10-ола (называемого в настоящем описании как “Е-10-ОН-NT”), показанного ниже:

Благодаря хиральности при углероде в 10-положении (указан звездочкой), Е-геометрический изомер содержит два энантиомера: (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT. Абсолютная конфигурация около хирального 10-углерода (-)-изомера, установленная рентгеноструктурным анализом, изображена на фиг. 6. Следовательно, хиральность (-)- и (+)-изомеров выглядит, как изображено ниже:

В различных композициях, представленных в настоящем описании, соединение Е-10-OH-NT может присутствовать как нерацемическая смесь, обогащенная (-)-энантиомером, как по существу энантиомерно чистый (-)-энантиомер или как энантиомерно чистый (-)-энантиомер. В конкретном варианте осуществления Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, содержат Е-10-OH-NT, который представляет собой по существу энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. В другом конкретном варианте осуществления Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, содержат Е-10-OH-NT, который представляет собой энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT.

Как используется в настоящем описании, композиция является “обогащенной” определенным энантиомером, когда данный энантиомер присутствует в избытке над другим энантиомером, т.е. когда данный энантиомер представляет собой более чем 50% от общего Е-10-OH-NT в композиции. Композиция, которая обогащена определенным энантиомером, обычно будет содержать, по меньшей мере, около 60%, 70%, 80%, 90% или еще больше определенного энантиомера. Степень обогащения определенного энантиомера может быть подтверждена применением обычных аналитических методов, рутинно используемых специалистами в данной области, включая ЯМР-спектроскопию в присутствии хиральных реагентов сдвига, анализ методом газовой хроматографии с использованием хиральных колонок и анализ методом высокоэффективной жидкостной хроматографии с использованием хиральных колонок.

В некоторых вариантах осуществления единственный энантиомер будет по существу свободен от соответствующего энантиомера. Выражением “по существу свободен от” обозначают, что данная композиция содержит меньше чем примерно 10% конкретного нежелательного энантиомера, установленного при использовании обычных аналитических методов, рутинно применяемых специалистами в данной области, таких как методы, указанные выше. В некоторых вариантах осуществления количество нежелательного энантиомера может быть меньше чем 10%, например, меньше чем 9%, 8%, 7%, 6%, 5%, 4%, 3%, 2%, 1% или еще меньше. Энантиомерно обогащенные композиции, которые содержат, по меньшей мере, примерно 95% определенного энантиомера, названы в настоящем описании как “по существу энантиомерно чистые”. Композиции, которые содержат, по меньшей мере, примерно 99% определенного энантиомера, названы в настоящем описании как “энантиомерно чистые”.

В некоторых вариантах осуществления энантиомерно обогащенные Е-10-OH-NT композиции, рассмотренные в настоящем описании, содержат Е-10-OH-NT, который представляет собой приблизительно 60%, 70%, 80% или 90% чистоту по (-)-Е-10-OH-NT. Иначе говоря, (-)-энантиомер присутствует в энантиомерном избытке (эи/ее) в пределах примерно 60, 70, 80 или 90% ее. В некоторых конкретных вариантах осуществления по существу энантиомерно чистые Е-10-OH-NT композиции, рассмотренные в настоящем описании, содержат Е-10-OH-NT, который представляет собой приблизительно 95-98% чистоту по (-)-энантиомеру; иначе говоря, (-)-Е-10-OH-NT присутствует в энантиомерном избытке (эи/ее) в пределах примерно 95-98% ее. В некоторых конкретных вариантах осуществления энантиомерно чистые Е-10-OH-NT композиции, рассмотренные в настоящем описании, содержат Е-10-OH-NT, который представляет собой приблизительно 99-100% чистоту по (-)-энантиомеру; иначе говоря, (-)-Е-10-OH-NT присутствует в энантиомерном избытке (эи/ее) в пределах примерно 99-100% ее. Конкретные, неограничивающие иллюстративные варианты осуществления включают Е-10-OH-NT композиции, в которых Е-10-OH-NT представляет собой приблизительно 99,0, 99,1, 99,2, 99,3, 99,4, 99,5, 99,6, 99,7, 99,8 99,9 или 100% чистоту по (-)-энантиомеру.

In vivo гидроксиметаболиты трициклических антидепрессантных лекарственных средств образуются полиморфным CYP2D6 ферментом цитохрома P450. NT, как полагают, гидроксилирован посредством данного фермента высоко стереоспецифическим образом в (-)-энантиомер соединения Е-10-OH-NT (см., например, Nordin & Bertilsson, 1995). Таким образом, теоретически (-)-Е-10-OH-NT может быть выделен из биологических источников с энантиомерной чистотой в 100%. В противоположность этому, специалисты в данной области примут во внимание, что композиции соединения (-)-Е-10-OH-NT, полученного синтетическими способами, обычно не достигнут энантиомерных степеней чистоты в 100%. Например, в синтетических способах, описанных в разделе примеров, обычно достигнуты энантиомерные степени чистоты в интервале от примерно 90 до 99,5% ее (-)-энантиомера.

Если специально не оговорено иным образом, энантиомерно чистые Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, предназначены для того, чтобы включать энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT как биологического, так и синтетического происхождений. Таким образом, энантиомерно чистые Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут содержать от примерно 99% вплоть до 100% энантиомерно чистого (-)-Е-10-OH-NT.

Варианты осуществления энантиомерно чистых Е-10-OH-NT композиций, которые являются биологическими по происхождению (т.е. выделены из биологических источников) и которые поэтому могут содержать 100% (-)-Е-10-OH-NT, названы в настоящем описании как “биологически полученные энантиомерно чистые (-)-Е-10-OH-NT композиции”. Аналогично такой Е-10-OH-NT назван в настоящем описании как “биологически полученный энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT”. Варианты осуществления энантиомерно чистых Е-10-OH-NT композиций, которые являются синтетическими по происхождению, включая композиции, приготовленные ex vivo с помощью хиральных специфических биокатализаторов, таких как CYP2D6, и которые поэтому содержат, по меньшей мере, примерно 99%, но обычно меньше чем 100% (-)-Е-10-OH-NT, названы в настоящем описании как “синтетически полученные энантиомерно чистые (-)-Е-10-OH-NT композиции”. Аналогично такой Е-10-OH-NT назван в настоящем описании как “синтетически полученный энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT”. Синтетически полученный энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT обычно будет содержать (-)-энантиомер в энантиомерном избытке в интервале примерно 99-99,9% ее.

В зависимости от предполагаемого применения Е-10-OH-NT может присутствовать в композиции в качестве свободного основания или в форме соли, например кислотно-аддитивной соли. В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT присутствует в композиции в форме фармацевтически приемлемой соли. Обычно фармацевтически приемлемые соли представляют собой такие соли, которые сохраняют одну или несколько желаемых фармакологических активностей исходного соединения и которые подходят для введения человеку. Фармацевтически приемлемые соли включают кислотно-аддитивные соли, образованные с неорганическими кислотами или органическими кислотами. Неорганические кислоты, подходящие для образования фармацевтически приемлемых кислотно-аддитивных солей, включают, в качестве примера и без ограничения, галогенводородные кислоты (например, хлористоводородная кислота, бромистоводородная кислота, йодистоводородная кислота, и т.д.), серную кислоту, азотную кислоту, фосфорную кислоту и тому подобное. Органические кислоты, подходящие для образования фармацевтически приемлемых кислотно-аддитивных солей, включают, в качестве примера и без ограничения, уксусную кислоту, трифторуксусную кислоту, пропионовую кислоту, капроновую кислоту, циклопентанпропионовую кислоту, гликолевую кислоту, щавелевую кислоту, пировиноградную кислоту, молочную кислоту, малоновую кислоту, янтарную кислоту, яблочную кислоту, малеиновую кислоту, фумаровую кислоту, винную кислоту, лимонную кислоту, пальмитиновую кислоту, бензойную кислоту, 3-(4-гидроксибензоил)бензойную кислоту, коричную кислоту, миндальную кислоту, алкилсульфоновые кислоты (например, метансульфоновая кислота, этансульфоновая кислота, 1,2-этандисульфоновая кислота, 2-гидроксиэтансульфоновая кислота, и т.д.), арилсульфоновые кислоты (например, бензолсульфоновая кислота, 4-хлорбензолсульфоновая кислота, 2-нафталинсульфоновая кислота, 4-толуолсульфоновая кислота, камфорсульфоновая кислота, и т.д.), 4-метилбицикло[2.2.2]окт-2-ен-1-карбоновую кислоту, глюкогептоновую кислоту, 3-фенилпропионовую кислоту, триметилуксусную кислоту, трет-бутилуксусную кислоту, лаурилсерную кислоту, глюконовую кислоту, глутаминовую кислоту, гидроксинафтойную кислоту, салициловую кислоту, стеариновую кислоту, муконовую кислоту и тому подобное.

В некоторых вариантах осуществления Е-10-OH-NT присутствует в композиции как органическая кислотно-аддитивная соль, например кислотно-аддитивная соль, образованная с органической кислотой, выбранной из D-яблочной кислоты, L-яблочной кислоты и янтарной кислоты.

Хорошо известно в данной области, что разные солевые формы соединений могут проявлять разные свойства, такие как, например, разные токсичности, растворимости, стабильности, гигроскопичности и т.д. Было установлено, что кислотно-аддитивные соли соединения (-)-Е-10-OH-NT, образованные с янтарной кислотой (сукцинатные соли), обладают более высокой растворимостью в солевом растворе (18 мг/мл), чем соли соединения (-)-Е-10-OH-NT, образованные с малеиновой кислотой (4,4 мг/мл), и по природе являются кристаллическими и негигроскопичными. В соответствии с этим, хотя применение рацемического (±)-Е-10-OH-NT в форме соли малеиновой кислоты использовалось для дозирования здоровым добровольцам (Bertilsson et al., 1986), ожидается, что сукцинатные соли соединения (-)-Е-10-OH-NT могут иметь превосходящие свойства. Например, малеиновую кислоту ранее связывали с острой тубулярной некротической токсичностью (Everett et al., 1993). Ожидается, что сукцинатная соль будет иметь более высокие ADME и свойства токсикологической безопасности, чем малеатная соль. В соответствии с этим в некоторых вариантах осуществления композиция, содержащая (-)-Е-10-OH-NT, представляет собой сукцинатную соль.

Е-10-OH-NT как в виде свободного основания, так и соли, может присутствовать в композиции в безводной форме или может быть в форме сольвата и/или гидрата. Степень и идентичность сольватирующего растворителя будет зависеть частично от условий, используемых для синтеза и хранения соединения Е-10-OH-NT. Как применяется в настоящем описании, если специально не оговорено иным образом, выражения “Е-10-OH-NT, (±)-Е-10-OH-NT, (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT” предназначены для того, чтобы включать все солевые, и/или сольватные, и/или гидратные формы соединений.

8.2. Способы синтеза

Соединение (-)-Е-10-OH-NT может быть синтезировано или приготовлено применением способов, описанных в литературе, например, рацемическое (±)-Е-10-OH-NT может быть синтезировано, как описано в Bertrand et al., 1994 и Lassen et al., 1983, раскрытия которых включены в данное описание ссылкой. Энантиомерно обогащенные композиции (-)-Е-10-OH-NT могут быть приготовлены из таких рацемических смесей выделением энантиомеров с использованием стандартных методов хирального разделения (см., например, Chiral Separation Techniques: A Practical Approach 2001).

Другой аспект раскрытия относится к способам синтеза энантиомерно чистых изомеров Е-10-OH-NT с применением хиральных специфических способов синтеза. Типичный вариант осуществления способов, применимых для синтеза энантиомерно чистого (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT, показан на фиг. 1А. Согласно фиг. 1А Е-изомеры 5-(γ-бромпропилиден)-10,11-дигидро-10-оксо-5Н-дибензо[a,d]циклогептена (соединение 6) восстанавливают в присутствии хирально-специфического оксазаборолидинового катализатора (показаны как соединения S-10 и R-10). Как показано, S-изомер катализатора (S-10) дает (-)-энантиомер 5-(γ-бромпропилиден)-10,11-дигидро-10-оксо-5Н-дибензо[a,d]циклогептена (соединение (-)-7) и R-изомер (R-10) дает (+)-энантиомер, (+)-7. Данные промежуточные продукты затем могут быть превращены в их соответствующие (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT продукты взаимодействием с метиламином.

Исходный продукт, соединение 6, может быть синтезирован с использованием способов, описанных в литературе (см., например, Bertrand et al., 1994; Lassen et al., 1983, раскрытия которых включены ссылкой). В альтернативном случае они могут быть синтезированы, как показано на фиг. 1А. Конкретные условия для каждой показанной стадии даны в разделе примеров.

На фиг. 1А показан конкретный хирально-специфический оксазаборолидиновый катализатор. Могли быть также использованы другие хирально-специфические оксазаборолидиновые катализаторы. Конкретные репрезентативные примеры показаны на фиг. 1В (на фиг. 1В величина R обозначает водород или метил) и описаны в публикациях Itsuno et al., 1983 (катализатор 10а), Corey et al., 1987 (катализатор 10b), Hong et al., 1994 (катализатор 10c), Quallich et al., 1993 (катализатор 10d) и Berenguer et al., 1994 (катализатор 10e). Асимметрическая индукция, достигаемая посредством CBS восстанавливающей системы, сильно подвержена влиянию вариантной группы, связанной с атомом бора. Данную группу можно регулировать, чтобы соответствовать определенному субстрату, хотя в большинстве случаев обычно используют В-водород или В-метил. Данная группа, связанная с атомом бора, направляет кетоны, чтобы присоединяться таким образом, что имеется минимальное взаимодействие между В-R группой и маленьким заместителем кетона (для подробностей, касающихся изучений механизма, см. Kim et al., 2006). Общие условия, при которых может быть выполнено восстановление, описаны в вышеперечисленных ссылках и также в публикациях Corey et al. 1991; Corey et al., 1992; Corey et al., 1998; Paterson et al., 2005; Zartman et al., 2005; Tagat et al., 2004; Duquette et al., 2003; Yanagi et al., 2003; и Coe et al., 2003, раскрытия которых включены в настоящее описание ссылкой. Реакция может быть выполнена с использованием специфического катализатора, показанного на фиг. 1А, с высоким выходом и с энантиомерной чистотой свыше 99% при выполнении при 20°С в ТГФ в присутствии боран-диметилсульфидного комплекса, как описано в разделе примеров.

8.3. Активности и применения соединений и композиций

Как описано подробнее в примерах 4 и 14, (-)-Е-10-OH-NT, подобно АТ и NT, имеет высокое сродство к норэпинефриновому (“NE”) транспортеру и относится к потенциальным ингибиторам поглощения NE. (-)-Е-10-OH-NT также связывает серотониновый транспортер и ингибирует поглощение 5НТ, хотя и с меньшей эффективностью, чем наблюдаемая эффективность для NE. Применение соединений, которые ингибируют обратный захват NE и/или 5НТ, чтобы лечить множество заболеваний и расстройств, хорошо документировано. Например, АТ, NT, дезипрамин, дулоксетин, венлафаксин, циталопрам и симбалта утверждены для лечения депрессии и имеют дополнительные неэтикетированные применения; пароксетин и сертралин утверждены для лечения главного депрессивного расстройства, OCD, панического расстройства, посттравматического стрессового расстройства, предменструального дисфорического расстройства и расстройства социальной тревоги и также имеют дополнительные применения сверх этикетки.

Способность рацемического Е-10-OH-NT пересекать гематоэнцефалический барьер установлена в литературе (см., например, Nordin et al., 1987b). В соответствии с этим Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, как ожидают, применимы для того, чтобы лечить любое заболевание и/или симптом, опосредованные, по меньшей мере частично, нарушенным обратным захватом NE. В некоторых конкретных вариантах осуществления ожидают, что Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, будут применимы для лечения многих разных заболеваний, которые восприимчивы к лечению другими NRI и SNRI средствами, включающими, в качестве примера и без ограничения, АТ, NT, атомоксетин, ребоксетин и мапротилин. Заболевания и расстройства, которые известны как опосредованные, по меньшей мере частично, нарушенным обратным захватом NE, и которые известны как восприимчивые к лечению посредством NRI и SNRI соединений, включают, но без ограничения нижеперечисленными, мочевые расстройства, включающие недержание мочи, расстройства настроения, такие как депрессия и сезонное аффективное расстройство (SAD); расстройства познавательной способности, такие как деменция; психотические расстройства, такие как шизофрения и мания; расстройства состояния тревоги; изменения личности, такие как ADHD; расстройства пищевого поведения, такие как анорексия невроза и булимия невроза; химические зависимости, полученные от привыканий к чрезмерному употреблению лекарственных средств или веществ при злоупотреблении ими, такие как привыкания к никотину, спирту, кокаину, героину, фенобарбиталу и бензодиазепинам; абстинентные синдромы отмены; эндокринные расстройства, такие как гиперпролактинемия; расстройства, связанные с контролем мотивации, такие как трихотилломания и клептомания; тиковые расстройства, такие как синдром Туретта, расстройства желудочно-кишечного тракта, такие как синдром раздраженной толстой кишки (IBS), илеус, гастропарез, пептическая язва, гастроэзофагеальный рефлюкс (GORD, или его синоним GERD), метеоризм и другие функциональные расстройства толстой кишки, такие как диспепсия (например, безъязвенная диспепсия (NUD)) и некардиальная грудная боль (NCCP); сосудистые расстройства, включающие вазоспазмы, такие как в мозговой сосудистой сети; различные другие расстройства, включающие болезнь Паркинсона, шок и гипертензию, сексуальную дисфункцию, предменструальный синдром и фибромиалгию. Фактически, как показано в примере 21, (-)-Е-10-OH-NT проявляет эффективность в моделях депрессии на грызунах.

Боль, как также полагают, опосредована, по меньшей мере частично, нарушенным обратным захватом NE и/или 5-НТ. Фактически многие NRI или SRI соединения также используются помимо предписания, чтобы лечить боль. Боль, как обычно понимают, относится к ощущению или состоянию неприятного чувства или эмоционального переживания, которое может быть или может не быть связано с фактическим повреждением тканей. Она, как обычно подразумевают, включает две широкие категории: острую и хроническую (см., например, Buschmann et al., 2002; Jain, 2000), которая является или ноцицептивной (например, соматической или висцеральной), или неноцицептивной (например, невропатической или симпатической) по происхождению. Острая боль обычно включает ноцицептивную боль, возникающую от нагрузок/растяжений, ожогов, инфаркта миокарда, острого панкреатита, хирургии, травмы и рака. Хроническая боль обычно включает ноцицептивную боль, включающую, но без ограничения нижеперечисленным, воспалительную боль, такую как боль, связанная с IBS или ревматоидным артритом; боль, связанная с раком, и боль, связанная с остеоартритом; и неноцицептивную боль, включающую, но без ограничения нижеперечисленными, невропатическую боль, такую как постгерпетическая невралгия (PHN), невралгия тройничного нерва, фокальное повреждение периферического нерва, анестезия clolorosa, центральная боль (например, боль после удара, боль вследствие повреждения спинного мозга или боль, связанная с множественным склерозом), и периферическую невропатию (например, диабетическая невропатия, наследственная невропатия или другие приобретенные невропатии).

Данные на животных, представленные в разделе примеров, подтверждают, что (-)-Е-10-ОН-NT является эффективным в лечении как ноцицептивной воспалительной, так и неноцицептивной невропатической боли. В соответствии с этим в некоторых вариантах осуществления композиции соединения Е-10-ОН-NT, представленные в настоящем описании, использованы, чтобы лечить боль, включающую различные типы боли, обсужденные выше. Как отмечено выше, в некоторых вариантах осуществления такие композиции содержат по существу энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT. В некоторых вариантах осуществления такие композиции содержат энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT.

Как показано в настоящем описании, рацемический (±)-Е-10-OH-NT, (+)-Е-10-OH-NT и (-)-Е-10-OH-NT проявляли подобное сродство к норэпинефриновому и серотониновому транспортерам (пример 14), и (-)- и (+)-изомеры соединения Е-10-OH-NT проявляли подобные in vitro активности в отношении шести разных типов рецепторов и транспортеров, т.е. норэпинефринового транспортера (примеры 4 и 14), серотонинового транспортера (примеры 4 и 14), допаминового транспортера (пример 4), гистаминергического рецептора (пример 7), α-адренергического рецептора (пример 9) и мускариновых рецепторов (пример 12), и в отношении функций цитохрома Р450 (пример 10) и hERG ионного канала (пример 11). С учетом этих данных, особенно взятых все вместе, ожидалось бы, что рацемат и (+)-, и (-)-энантиомеры будут иметь подобные эффективности in vivo. Вопреки такому ожиданию данные, представленные в настоящем описании, неожиданно показывают, что (-)-энантиомер соединения Е-10-OH-NT терапевтически более эффективен, чем как рацемат, так и (+)-энантиомер в моделях боли на грызунах, и более эффективен, чем как рацемат, так и (+)-энантиомер в моделях депрессии на грызунах. Точнее, в испытанных дозах: (1) (-)-Е-10-OH-NT был более эффективен, чем как рацемат (±)-Е-10-OH-NT, так и (+)-Е-10-OH-NT в модели невропатической неноцицептивной боли на грызунах с лигированием L5 одного нерва (L5-Single Nerve Ligation модель) (пример 15); (2) (-)-Е-10-OH-NT был более эффективен, чем (+)-Е-10-OH-NT в анализе ноцицептивной боли с гипералгезией, вызванной FCA (примеры 19 и 20); и (3) (-)-Е-10-OH-NT был более эффективен, чем (+)-Е-10-OH-NT в модели депрессии с тестом принудительного плавания на крысах (пример 21). Данные открытия не могли быть предсказаны на основе данных in vitro, полученных с рацемическим Е-10-OH-NT и его (+)- и (-)-энантиомерами. Фактически на основании недостатка эффективности, наблюдаемой с (±)-Е-10-OH-NT в L5 SNL модели боли на крысах, можно было бы не иметь никакой причины для того, чтобы тестировать выделенные энантиомеры в этой, или любой другой, in vivo модели болезни на животных.

При применении для лечения различных заболеваний или симптомов Е-10-OH-NT композиция будет обычно вводиться в количествах, эффективных, чтобы лечить определенное заболевание или симптом. Как будет признано квалифицированными специалистами то, что понимается как “терапевтически эффективное” и обеспечивающее терапевтическую пользу, часто зависит от определенного заболевания или симптома. Квалифицированные специалисты будут способны определить терапевтически эффективное количество на основе длительно устанавливаемых критериев для определенного симптома.

Обычно “терапевтически эффективное” количество композиции представляет собой количество, которое устраняет или уменьшает основное заболевание или симптом, которые лечат, и/или устраняет или уменьшает один или несколько симптомов, связанных с основным расстройством так, что пациент сообщает об улучшении в самочувствии, или состояние, не противостоящее тому, что пациент может быть все еще поражен основным заболеванием или симптомом. Терапевтические выгоды также включают остановку или замедление прогрессирования заболевания или симптома независимо от того, осуществлено ли улучшение.

В контексте депрессии терапевтически эффективное количество представляет собой количество композиции, которое устраняет или уменьшает депрессию или ее симптомы, включающие, но без ограничения нижеперечисленными, изменения в настроении, чувство интенсивной печали, безысходность, замедление умственных способностей, потерю сосредоточенности, пессимистическое беспокойство, тревожное возбуждение, самобичевание, инсомнию, анорексию, снижение массы, пониженную активность и либидо, и гормональные циркадные ритмы.

В контексте тревожного расстройства терапевтически эффективное количество представляет собой количество композиции, которое устраняет или уменьшает тревожное расстройство или один из его симптомов, включающих, но без ограничения нижеперечисленными, страх относительно утраты контроля над собственными действиями, чувство террора, возникающее от неизвестной причины, ужас катастрофы, смущение, нервозность, ворчливую неуверенность относительно будущих событий, головные боли, утомление, подострые автономные симптомы.

В контексте боли терапевтически эффективное количество представляет собой количество композиции, которое устраняет или уменьшает боль или ее симптомы, включающие, но без ограничения нижеперечисленными, ощущения прострела, ожоговые ощущения, ощущения от электричества, ноющую боль, дискомфорт, болезненное ощущение, стеснение, окоченение, бессонницу, онемение и слабость.

8.4. Комбинированные терапии

АТ и NT использовались в комбинации с другими средствами, чтобы лечить различные заболевания и расстройства. Например, АТ использовался в комбинации с хлордиазэпоксидом, чтобы лечить тревожное расстройство и главное депрессивное расстройство, и применялся в комбинации с перфеназином, чтобы лечить тревожное расстройство, шизофрению и главное депрессивное расстройство. Кроме того, NT использовался в комбинации с буденозидом, чтобы лечить астму. С учетом того, что АТ, NT и Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, ингибируют NE и 5HT, ожидают, что Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, будут также применимыми в комбинированных терапиях.

При применении в комбинированной терапии Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут быть использованы в комбинации с или в качестве дополнительного средства к другим средствам. Когда композиции соединения Е-10-OH-NT, представленные в настоящем описании, используют в комбинации с другими средствами, два средства могут быть введены в одной фармацевтической композиции или они могут быть введены в отдельных фармацевтических композициях. Два компонента могут быть введены одинаковым способом введения или различным способом введения. Два компонента также могут быть введены одновременно друг с другом или последовательно. Таким образом, каждый компонент комбинированной терапии может быть введен отдельно, но достаточно близко по времени к введению другого компонента, чтобы обеспечить желаемый эффект.

Хотя комбинированная терапия, включающая Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, применяется во многих контекстах, другое средство, используемое с Е-10-OH-NT композициями, представленными в настоящем описании, будет зависеть от конкретного заболевания или признака, которые лечат. Квалифицированные специалисты будут способны определить, что другое средство для применения в комбинации с Е-10-OH-NT композициями, представленными в настоящем описании, основано на длительно устанавливаемых критериях для определенного симптома. Не прибегая к связи с какой-либо теорией действия, комбинированная терапия может включать введение Е-10-OH-NT композиций, представленных в настоящем описании, с другими средствами, известными для того, чтобы ингибировать обратный захват NE и 5НТ. В альтернативном случае комбинированная терапия может включать введение Е-10-OH-NT композиций, представленных в настоящем описании, со средствами, которые не ингибируют обратный захват NE и 5НТ.

В соответствии с этим Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут быть объединены с другими средствами, которые ингибируют обратный захват NE и/или 5НТ, а также ингибируют двойное и тройное поглощение моноамина, чтобы лечить депрессию. Композиции, представленные в настоящем описании, могут быть также объединены с селективным ингибитором обратного захвата серотонина (SSRI), таким как, но без оганичения только им, флуксетин, пароксетин, флувоксамин, цитапролам и сетралин, чтобы лечить депрессию. Комбинированная терапия для лечения депрессии может также включать ингибитор моноаминоксидазы (MAOI), такой как, но без ограничения только им, транилципромин, фенелзин и изокарбоксазид. В альтернативном случае комбинированная терапия может включать гетероциклический антидепрессант, такой как, но без ограничения только им, амоксапин, мапротилин и тразодон или другие антидепрессанты, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, венлафаксин, нефазодон и митразапин. Кроме того, комбинированная терапия для лечения депрессии может включать Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, и средства против тревоги, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, хлордиазепоксид, или противопсихотические средства, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, перфеназин.

Ожидается, что Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, подобно АТ и NT, будут применимы в комбинированных терапиях для лечения тревожного расстройства, шизофрении и астмы. В контексте тревожного расстройства Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут быть объединены со средствами против тревоги, такими как, но без ограничения нижеперечисленными, хлордиазэпоксид. В контексте шизофрении Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут быть объединены со средством, известным для лечения шизофрении, таким как, но без ограничения только им, перфеназин. В контексте астмы Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут быть объединены со средствами, известными для лечения астмы, такими как кортикостероиды, включающие, но без ограничения нижеперечисленными, буденозид.

Также ожидается, что Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, будут применимы в комбинированной терапии для лечения боли. В соответствии с этим Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут быть объединены с другими аналгетиками, включающими, но без ограничения нижеперечисленными, каннабиноиды и опиоиды. Доступным является число каннабиноидов, которые могут быть подходящими для применения в комбинированной терапии. В соответствии с этим комбинированная терапия может включать каннабиноид, который выбирают из Δ9-тетрагидроканнабинола и каннабидиола и их смесей.

В альтернативном случае Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, могут быть применимы в комбинации с, по меньшей мере, одним опиоидом. Доступным является широкое разнообразие опиоидов, которые могут быть подходящими для применения в комбинированной терапии для лечения боли. Как таковая, комбинированная терапия может включать опиоид, который выбирают из следующих компонентов, но без ограничения нижеперечисленными: алфентанил, аллилпродин, альфапродин, анилеридин, бензил-морфин, безитрамид, бупренорфин, буторфанол, клонитазен, кодеин, циклазоцин, дезоморфин, декстроморамид, дезоцин, диампромид, диаморфон, дигидрокодеин, дигидроморфин, дименоксадол, димефептанол, диметилтиамбутен, диоафетилбутират, дипипанон, эптазоцин, этогептазин, этилметилтиамбутен, этилморфин, этонитазен, фентанил, героин, гидрокодон, гидроморфон, гидроксипетидин, изометадон, кетобемидон, леваллорфам, леворфанол, левофенацилморфан, лофентанил, лоперамид, меперидин (петидин), мептазинол, метазоцин, метадон, метопон, морфин, мирофин, налбуфин, нарцеин, никоморфин, норлеворфанол, норметадон, налорфин, норморфин, норпинанон, опиум, оксикодон, оксиморфон, папаверетум, пентазоцин, фенадоксон, феноморфан, фаназоцин, феноперидин, пиминодин, пиритрамид, профептазин, промедол, проперидин, пропирам, пропоксифен, сульфентанил, тилидин, трамадол, их диастереоизомеры, их фармацевтически приемлемые соли, их комплексы; и их смеси. В некоторых вариантах осуществления опиоид выбран из морфина, кодеина, оксикодона, гидрокодона, дигидрокодеина, пропоксифена, фентанила, трамадола и их смесей.

Опиоидный компонент комбинированной терапии может дополнительно включать один или несколько других активных ингредиентов, которые могут традиционно применяться в аналгезирующих и/или в комбинированных продуктах против кашля-простуды. Такие традиционные ингредиенты включают, например, аспирин, ацетаминофен, декстрометорфан, фенилпропаноламин, фенилэфрин, флорфенирамин, кофеин и/или кваифенезин. Типичные или обычные ингредиенты, которые могут быть включены в опиоидный компонент, описаны, например, в издании Physicians' Desk Reference, 1999, раскрытие которого включено в данное описание ссылкой во всей полноте.

Опиоидный компонент терапии может дополнительно включать одно или несколько соединений, которые могут быть взяты, чтобы усилить аналгезирующую эффективность опиоида и/или чтобы уменьшить создание толерантности к аналгетику. Такие соединения включают, например, декстрометорфан или другие NMDA антагонисты (Mao et al., 1996), L-364718 и другие CCK антагонисты (Dourish et al., 1988), NOS ингибиторы (Bhargava et al., 1996), PKC ингибиторы (Bilsky et al., 1996) и антагонисты динорфина или антисера (Nichols et al., 1997). Раскрытия каждого из вышеприведенных документов включены таким образом в настоящее описание ссылкой во всей полноте.

В альтернативном случае соединения, представленные в настоящем описании, могут быть использованы, по меньшей мере, с одним неопиоидным аналгетиком, таким как, например, диклофенак, СОХ2 ингибитор, аспирин, ацетаминофен, ибупрофен, напроксен и тому подобное, и их смеси.

Кроме того, в контексте лечения боли комбинированная терапия может включать противовоспалительные средства, включающие, но без ограничения нижеперечисленными, кортикостероиды, производные аминоарилкарбоновой кислоты, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, этофенамат, меклофенаминовая кислота, мефанаминовая кислота, нифлуминовая кислота; производные арилуксусной кислоты, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, ацеметацин, амфенак, цинметацин, клопирак, диклофенак, фенклофенак, фенклорак, фенклозовая кислота, фентиазак, глюкаметацин, изозепак, лоназолак, метиазиновая кислота, оксаметацин, проглуметацин, сулиндак, тиарамид и толметин; производные арилмасляной кислоты, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, бутибуфен и фенбуфен; арилкарбоновые кислоты, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, клиданак, кеторолак и тиноридин; производные арилпропионовой кислоты, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, буклоксовая кислота, карпрофен, фенопрофен, флуноксапрофен, ибупрофен, ибупроксам, оксапрозин, пикетопрофен, пирпрофен, пранопрофен, протизиновая кислота и тиапрофеновая кислота; пиразолы, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, мепиризол; пиразолоны, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, клофезон, фепразон, мофебутазон, оксифенбутазон, фенилбутазон, фенилпиразолидининоны, суксибузон и тазолинобутазон; производные салициловой кислоты, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, капроновая кислота, бромосалигенин, фендозал, гликольсалицилат, мезаламин, 1-нафтилсалицилат, олсалазин и сульфасалазин; тиазинкарбоксамиды, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, дроксикам, изоксикам и пироксикам; и другие пртивовоспалительные средства, такие как, но без ограничения нижеперечисленными, е-ацетамидокапроновая кислота, s-аденозилметионин, 3-амино-4-гидроксимасляная кислота, амиксетрин, бендазак, буколом, карбазоны, дифенпирамид, дитазол, гваяазулен, гетероциклические аминоалкиловые сложные эфиры микофеноловой кислоты и производные, набуметон, нимесулид, орготеин, оксацепрол, производные оксазола, паранилин, пифоксим, 2-замещенные-4,6-ди-третичный-бутил-s-гидрокси-1,3-пиримидины, проквазон и тенидап.

8.5. Препараты и введение

(-)-Е-10-OH-NT соединение или его фармацевтические соли, представленные в настоящем описании, могут быть объединены с фармацевтическим носителем, выбираемым на основе определения пути введения и стандартной фармацевтической практики, как описано, например, в издании Remington's Pharmaceutical Sciences, 2005, раскрытие которого включено таким образом в настоящее описание ссылкой в полном объеме. Исходные соотношения активного ингредиента и носителя могут определяться, например, растворимостью и химической природой соединений, выбранным путем введения и стандартной фармацевтической практикой.

(-)-Е-10-OH-NT соединение и/или композиции, раскрытые в настоящем описании, могут быть введены любым способом, который приводит к контакту активных(ого) средств(а) с желаемым сайтом(ами) действия в организме пациента. Данные соединения могут быть введены любыми обычными способами, доступными для применения в связи с фармацевтическими средствами, либо как отдельные терапевтические средства, либо в комбинации терапевтических средств. Например, они могут быть введены как основные активные средства в фармацевтической композиции или они могут быть использованы в комбинации с другими терапевтически активными ингредиентами.

(-)-Е-10-OH-NT соединение и/или композиции, представленные в настоящем описании, могут быть введены млекопитающему-хозяину во множестве форм, приспособленных для выбранного пути введения, например перорально или парентерально. Парентеральное введение в этом отношении включает введение следующими путями: внутривенным, внутримышечным, подкожным, внутриглазным, интрасиновиальным, трансэпителиальным, включающим трансдермальный, глазной, подъязычный и буккальный путь; локально, включая офтальмический, дермальный, глазной, ректальный путь и назальную ингаляцию через инсуффляцию, аэрозоль и ректальную систему.

(-)-Е-10-OH-NT соединение и/или композиции могут быть приготовлены как препараты для перорального введения, например, с инертным разбавителем или c усвояемым съедобным носителем, или это может быть заключено в твердые или мягкие с оболочкой желатиновые капсулы, или это может быть спрессовано в таблетки, или это может быть непосредственно смешано с пищевым продуктом диеты. Для перорального терапевтического введения активное соединение может быть смешано с эксципиентом и использовано в форме усвояемых таблеток, буккальных таблеток, пастилок, капсул, эликсиров, суспензий, сиропов, облаток и тому подобного. Количество активного соединения(ий) в таких терапевтически применимых композициях является предпочтительно таким, что будет получена подходящая дозировка. Подходящие композиции или препараты согласно данному изобретению могут быть приготовлены таким образом, что пероральная лекарственная стандартная форма содержит от примерно 0,1 до примерно 1000 мг каждого активного соединения (или всех комбинаций и подкомбинаций интервалов и конкретных концентраций в них).

Таблетки, пастилки, пилюли, капсулы и тому подобное могут также содержать один или несколько компонентов из следующих: связующее вещество, такое как трагакант, аравийская камедь, кукурузный крахмал или желатин; эксципиент, такой как дикальция фосфат; дезинтегрирующее средство, такое как кукурузный крахмал, картофельный крахмал, альгиновая кислота и тому подобное; замасливатель, такой как магния стеарат; подсластитель, такой как сахароза, лактоза или сахарин; или ароматизатор, такой как мята перечная, винтергриновое масло или вишневый ароматизатор. Когда лекарственная стандартная форма представляет собой капсулу, она может содержать, кроме продуктов вышеприведенного типа, жидкий носитель. Различные другие продукты могут присутствовать в качестве покрытия, например, таблетки, пилюли или капсулы могут быть покрыты щеллаком, сахаром или и тем, и другим. Сироп или эликсир могут содержать активное соединение, сахарозу в качестве подсластителя, метил и пропилпарабены в качестве консервантов, краситель и ароматизатор, такие как вишневый или оранжевый ароматизатор. Конечно, любой продукт, используемый в приготовлении любой лекарственной стандартной формы предпочтительно является фармацевтически чистой и по существу нетоксичной в применяемых количествах.

(-)-Е-10-OH-NT соединение и/или композиции могут быть приготовлены как препараты для парентерального или интраперитонеального введения. Растворы активных соединений в виде свободных оснований или фармакологически приемлемых солей могут быть приготовлены в воде, в подходящем случае смешанной с поверхностно-активным веществом, таким как гидроксипропилцеллюлоза. Дисперсия также может быть приготовлена в глицерине, жидких полиэтиленгликолях и их смесях и в маслах. При обычных условиях хранения и применения данные препараты могут содержать консервант, чтобы предотвратить рост микроорганизмов.

Композиции, подходящие для введения инъекцией, обычно включают, например, стерильные водные растворы или дисперсии и стерильные порошки для импровизированных приготовлений стерильных инъецируемых растворов или дисперсий. Во всех случаях данная форма является предпочтительно стерильной и жидкой, чтобы обеспечить легкую способность к вспрыскиванию. Она предпочтительно является устойчивой в условиях изготовления и хранения и предпочтительно законсервирована против загрязняющего действия микроорганизмов, таких как бактерии и грибы. Носитель может представлять собой растворитель или дисперсионную среду, содержащую, например, воду, этанол, полиол (например, глицерин, пропиленгликоль, жидкий полиэтиленгликоль и тому подобное), подходящие их смеси и растительные масла. Специфическую текучесть можно регулировать, например, нанесением слоя, такого как лецитинового, установлением требуемого размера частиц в случае дисперсии и применением поверхностно-активных веществ. Предотвращение действия микроорганизмов может быть достигнуто различными бактерицидами и фунгицидами, например парабенами, хлорбутанолом, фенолом, сорбиновой кислотой, тимеросалом и тому подобными. Во многих случаях будет лучше, если включить изотонические средства, например сахара или хлорид натрия. Пролонгированная абсорбция инъецируемых композиций может быть достигнута использованием средств, замедляющих абсорбцию, например моностеарата алюминия и желатина.

Стерильные инъецируемые растворы могут быть приготовлены смешиванием активных соединений в требуемых количествах в соответствующем растворителе с различными другими ингредиентами, перечисленными выше, как требуется, с последующей фильтрующей стерилизацией. Обычно дисперсии могут быть приготовлены включением стерилизованного активного ингредиента в стерильный наполнитель, который содержит основную дисперсионную среду и требуемые другие ингредиенты из ингредиентов, перечисленных выше. В случае стерильных порошков для приготовления стерильных инъецируемых растворов предпочтительные методы приготовления могут включать вакуумную сушку и методологию сушки вымораживанием, которые дают порошок активного ингредиента, плюс любого дополнительного желаемого ингредиента из их заранее стерильного отфильтрованного раствора.

8.6. Эффективные дозировки

(-)-Е-10-OH-NT соединение и/или композиции будут обычно вводиться в терапевтически эффективном количестве, как представлено в настоящем описании. Введенное количество соединения или композиции будет зависеть от множества факторов, включающих, например, конкретный симптом, который лечат, путь введения, независимо от того, является ли желаемая польза профилактической или терапевтической, тяжесть симптома, который лечат, возраст и массу пациента, биодоступность определенного активного соединения и т.д. Определение эффективной дозировки находится в пределах способностей специалистов в данной области.

Дозированные количества обычно будут принимать значения в интервале от примерно 0,0001, или 0,001, или 0,01 мг/кг/сутки до примерно 0,1, или 1,0, или 2,0, или 2,5, или 5,0, или 10,0, или 20,0, или 25,0, или 50,0, или 75,0, или 100 мг/кг/сутки с ожидаемой дозой примерно от 5 мг/сутки до примерно 500 мг/сутки, но могут быть выше или ниже, зависящие от, среди других факторов, конкретного заболевания или симптома, которые лечат, активности соединения и/или композиции, ее биодоступности, пути введения и различных факторов, обсужденных выше. Дозированное количество и интервал могут быть отрегулированы индивидуально, чтобы обеспечить уровни соединений и/или композиций в плазме, которые достаточны для установления терапевтического или профилактического действия. В качестве неограничивающих примеров соединения и/или композиции могут быть введены один раз в сутки или несколько раз в сутки в зависимости от, среди прочих факторов, пути введения, конкретного симптома, который лечат, и оценки предписывающего врача. В случае локального введения или селективного поглощения, такого как локальное местное введение, эффективная локальная концентрация активных соединений и/или композиций может не быть связанной с концентрацией в плазме. Квалифицированные специалисты будут способны оптимизировать эффективные локальные дозы без чрезмерного экспериментирования.

Начальные дозировки (-)-Е-10-OH-NT соединения и/или композиций, применимых для лечения боли, можно оценить из данных in vivo, таких как на моделях животных, описанных в разделе примеров. Кроме того, начальные дозировки можно оценить из данных, относящихся к эффективным дозировкам АТ и NT для лечения различных расстройств, доступных в данной области. См., например, Bryson and Wilde, 1996 (сообщение о начальной дозе от 10 до 25 мг/сутки соединения АТ для лечения хронической боли с повышением из 10 до 25 мг/неделя до максимальной предполагаемой дозы, 75 мг/сутки, или толерантной дозы) и данные, доступные в данной области, относящиеся к фармакокинетическим и фармакодинамическим свойствам рацемического (±)-Е-10-OH-NT, и его выделенных энантиомеров после введения рацемического (±)-Е-10-OH-NT, АТ и/или NT (Dahl-Puustinen et al., 1989 (сообщение о средней AUC для выделенных энантиомеров после введения одной 75 мг пероральной дозы рацемического (±)-10-OH-NT); Bertilsson et al., 1986 (сообщение о фармакокинетических свойствах Е-10-OH-NT после введения доз, изменяющихся от 10 до 100 мг); Edelbroek et al., 1986 (сообщение о концентрации Е-10-OH-NT в устойчивом состоянии после введения 75 мг АТ)).

На основании моделей на животных, описанных в примерах 5, 6 и 15-21, полагают, что эффективная дозировка (-)-Е-10-OH-NT для лечения боли у людей может быть получена введением дозы (-)-Е-10-OH-NT, достаточной для того, чтобы достигнуть концентрации в плазме, равной концентрации, достигаемой после введения 30 мг/кг, i.p., крысам. Как таковая, в некоторых вариантах осуществления эффективная доза (-)-Е-10-OH-NT для лечения боли представляет собой дозировку, требуемую для того, чтобы достигнуть концентрации в плазме, получаемой, когда (-)-Е-10-OH-NT (30 мг/кг, i.p.) введен крысам.

Дозированные количества (-)-Е-10-OH-NT для лечения боли обычно будут принимать значения в интервале от примерно 0,0001, или 0,001, или 0,01 мг/кг/сутки до примерно 0,1, или 1,0, или 2,0, или 2,5, или 5,0, или 10,0, или 20,0, или 25,0, или 50,0, или 75,0, или 100 мг/кг/сутки с ожидаемой дозой примерно от 5 мг/сутки до примерно 500 мг/сутки, но могут быть выше или ниже. Предполагают, что пероральные дозы (-)-Е-10-OH-NT от примерно 10 мг/сутки до примерно 20, или 25, или 30, или 35, или 40, или 45, или 50, или 60, или 70, или 80, или 90, или 95, или 100, или 150, или 200, или 250, или 300 мг/сутки будут эффективными в лечении боли. В соответствии с этим некоторые варианты осуществления включают введение пероральной дозировки (-)-Е-10-OH-NT от примерно 10 мг/сутки до примерно 100 мг/сутки.

На основании тест-модели принудительного плавания животных, описанной в примере 21, полагают, что эффективная дозировка (-)-Е-10-OH-NT для лечения депрессии у людей может быть получена введением дозы (-)-Е-10-OH-NT, достаточной для того, чтобы достигнуть концентрации в плазме, равной концентрации, получаемой после введения 30 мг/кг, i.p., крысам. Как таковая, в некоторых вариантах осуществления эффективная доза (-)-Е-OH-NT для лечения депрессии представляет собой дозировку, требуемую для того, чтобы достигнуть концентрации в плазме, получаемой, когда (-)-Е-10-OH-NT (30 мг/кг, i.p.) введен крысам.

Дозированные количества (-)-Е-OH-NT для лечения депрессии обычно будут принимать значения в интервале от примерно 0,0001, или 0,001, или 0,01 мг/кг/сутки до примерно 0,1, или 1,0, или 2,0, или 2,5, или 5,0, или 10,0, или 20,0, или 25,0, или 50,0, или 75,0, или 100 мг/кг/сутки с ожидаемой дозой примерно от 5 мг/сутки до примерно 500 мг/сутки, но могут быть выше или ниже. Предполагают, что пероральные дозы (-)-Е-10-OH-NT от примерно 10 мг/сутки до примерно 20, или 25, или 30, или 35, или 40, или 45, или 50, или 60, или 70, или 80, или 90, или 95, или 100, или 150, или 200, или 250, или 300 мг/сутки будут эффективными в лечении депрессии. В соответствии с этим некоторые варианты осуществления включают введение пероральной дозировки (-)-Е-10-OH-NT от примерно 10 мг/сутки до примерно 100 мг/сутки.

Кроме того, на основании предыдущих сообщений о фармакокинетических свойствах Е-10-OH-NT и его энантиомеров, предполагают, что депрессию можно лечить количеством энантиомеров соединения Е-10-OH-NT в плазме от примерно 140 нМ до примерно 220 нМ. На основании опубликованных фармакокинетических свойств (-)-Е-10-OH-NT предполагают, что депрессию можно лечить количеством энантиомеров соединения Е-10-OH-NT в плазме от примерно 140 нМ до примерно 220 нМ и что данные количества в плазме могут быть достигнуты введением от примерно 30 мг/сутки до примерно 35, или 40, или 45, или 50, или 60, или 65, или 70, или 75, или 80, или 85, или 90, или 95, или 100, или 150, или 200, или 250, или 300 мг/сутки. В соответствии с этим некоторые варианты осуществления включают введение (-)-Е-10-OH-NT в суточной дозе, требуемой для того, чтобы достигнуть количества в плазме от примерно 140 до 220 нМ. В других вариантах осуществления дозировка (-)-Е-10-OH-NT принимает значение от примерно 30 мг/сутки до примерно 100 мг/сутки.

В контексте комбинированной терапии подходящая дозировка объединенных средств будет легко определяемой квалифицированными специалистами на основе выше раскрытых дозировок для (-)-Е-10-OH-NT и долго устанавливаемых критериев для конкретного симптома. В качестве общего руководства там, где использован каннабиноид, опиоид и/или другое средство в комбинации с Е-10-OH-NT композициями, представленными в настоящем описании, обычно дозировка может изменяться от примерно 0,01 до примерно 100 мг/кг/сутки каннабиноида, опиоида и/или другого активного соединения и от примерно 0,001 до примерно 100 мг/кг/сутки Е-10-OH-NT композиции, представленной в настоящем описании. В некоторых вариантах осуществления дозировка может принимать значения от примерно 0,1 до примерно 10 мг/кг/сутки каннабиноида, опиоида и/или другого активного соединения и от примерно 0,01 до примерно 10 мг/кг/сутки Е-10-OH-NT композиций, представленных в настоящем описании и в других вариантах осуществления, суточная дозировка может быть равной примерно 1,0 мг каннабиноида, опиоида и/или другого активного соединения и примерно 0,1 мг Е-10-OH-NT композиций, представленных в настоящем описании. В альтернативном случае, когда Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, объединяют с каннабиноидным соединением (например, Δ9-тетрагидроканнабинол или каннабидиол), опиоидным соединением (например, морфин) и/или другим средством, и комбинацию вводят перорально, обычно дозировка может изменяться от примерно 15 до примерно 200 мг каннабиноида, опиоида и/или другого средства и от примерно 0,1 до примерно 4 мг Е-10-OH-NT композиций, представленных в настоящем описании.

8.7. Полезные свойства (-)-Е-10-OH-NT

В результате неблагоприятных побочных эффектов, обсужденных в настоящем описании, АТ и NT больше не используются в качестве первоочередных терапий при депрессии или боли. Удивительно, Е-10-OH-NT композиции, представленные в настоящем описании, имеют существенно сниженные неблагоприятные побочные эффекты.

Например, было известно в течение нескольких десятилетий, что: (1) активные для центральной системы лекарственные средства с высокими степенями сродства к Н1 гистанергическим рецепторам могут вызывать увеличение веса; (2) некоторые антипсихотические лекарственные средства являются потенциальными антагонистами Н1 гистаминергического рецептора, и (3) антипсихотические лекарственные средства могут вызывать увеличение веса. Интересно, другие психоактивные соединения с высокими степенями сродства к Н1 гистаминергическому рецептору, например АТ (Altamura et al., 1989), связаны со значительным повышением веса. Показано, что атипичные средства против психоза, такие как оланзапин и клозапин, а также трициклические и тетрациклические антидепрессанты, такие как АТ и митразапин, соответственно, которые представляют собой потенциальные Н1 гистаминэргические антагонисты, имеют высокое предрасположение к тому, чтобы вызывать повышение веса (Wirshing, 1999). Кроме того, повышение веса, опосредованное Н1 гистаминергическим антагонизмом, внесено в список в качестве обычного и хорошо известного побочного эффекта кратковременного или долговременного лечения трициклическими антидепрессантами, главным образом как результат повышенного аппетита (Richelson, 2001; Khawam et al., 2006; Deshmukh et al., 2003). Механизм(ы), по которым Н1 гистаминергический антагонизм может вызывать повышение веса, в настоящее время неизвестны, хотя предыдущие изучения подробно показали, что антагонизм Н1 гистаминергического рецептора увеличивает потребление пищи грызунами, тогда как Н2 гистаминергический антагонизм не увеличивает (Sakata et al., 1988; Fukagawa et al., 1989). Кроме того, снижение нейронного гистамина увеличивает потребление пищи (Menon et al., 1971; Sakai et al., 1995). Наконец, Н1 нокаутированные мыши относительно устойчивы к действиям лептина на снижение аппетита, предрасположены к ожирению при помещении на диеты с высоким содержанием жира (Masaki et al., 2001a, Masaki et al., 2001b). Вместе взятые данные результаты означают, что Н1 гистаминергические рецепторы модулируют поведение при потреблении пищи через лептин-зависимый механизм. Изучение, проведенное Kroeze и сотрудниками (Kroeze et al., 2003), показало, что сродство к Н1 гистаминергическому рецептору значительно увязано с кратковременным повышением веса, когда исследовали большое число типичных и атипичных лекарственных средств против психоза. Данные результаты означают, что лекарственные средства против психоза с относительно высокими типами сродства к Н1 гистаминергическому рецептору вероятно вызовут кратковременное повышение веса.

Как объясняется подробно в примере 7, совсем неожиданно, сродство (-)-Е-10-OH-NT к Н1 гистаминергическому рецептору было снижено в 220 раз и 40 раз при сравнении с Н1 гистаминергическим сродством соединений АТ и NT, соответственно. На основании данных результатов in vitro ожидается, что (-)-Е-10-OH-NT будет давать меньшее повышение веса, чем АТ и NT.

На основании сродства (-)-Е-10-OH-NT к Н1 гистаминергическому рецептору также ожидается, что лечение (-)-Е-10-OH-NT композициями, представленными в настоящем описании, производило бы меньше седативного эффекта, чем АТ и NT. Действительно, как обсуждено подробнее в примере 8 c применением теста вращающегося стержня на крысах, обычно используемого для оценки седативных эффектов лекарственных средств, величины воздействий соединений АТ (30 мг/кг, i.р.) и NT (30 мг/кг, i.р.) на эффект вращающегося стержня были одинаковыми, с максимальными дефицитами в 51±20% и 60±14%, в 30 минут, соответственно. Однако никаких ослаблений в эффекте вращательного стержня не наблюдалось с (-)-Е-10-OH-NT (30 мг/кг, i.p.). Данные результаты были подтверждены в примере 17. Эти данные показывают, что (-)-Е-10-OH-NT является значительно менее седативным, чем АТ и NT.

Дополнительное полезное свойство (-)-Е-10-OH-NT состоит в его пониженном ингибировании ключевых ферментов, метаболизирующих лекарственные средства. Метаболическое превращение лекарственных средств обычно является ферментативным. Ферментные системы, включенные в биопревращение лекарственных средств, локализованы по существу в печени, хотя каждая исследованная ткань обладает некоторой метаболической активностью. После непарентерального введения лекарственного средства значительная часть дозы может быть метаболически инъактивирована как в печени, так и в кишечнике, перед тем как она достигает системной циркуляции. Этот вначале проходящий метаболизм значительно ограничивает пероральную биодоступность лекарственных средств с высоким метаболизмом (Benet et al., 1995). Семейство ферментов цитохрома Р450 является главным катализатором реакций биопревращения лекарственных средств. Данное подсемейство ферментов катализирует широкое разнообразие окислительных и восстановительных реакций и обладает активностью в отношении химически различных групп субстратов. Ключевые ферменты цитохрома Р450 включают CYP2D6 и CYP2C19. Изменения в активности данных ферментов, либо вследствие полиморфизма, либо путем ингибирования ведут к нежелательным клиническим последствиям (см. Ingelman-Sundberg et al., 1999).

Как обсуждено подробно в примере 10, как АТ, так и NT ингибируют CYP2D6 и CYP2C19, и фактически данные средства противопоказаны для применения с лекарственными средствами, которые метаболизируются данными ферментами. Однако удивительно, ни CYP2D6, ни CYP2C19 не ингибируются посредством (-)-Е-10-OH-NT (см. пример 10). Поэтому ожидается, что (-)-Е-10-OH-NT вызывал бы меньшие нежелательные клинические последствия при сравнении с АТ и NT и мог бы использоваться эффективно в комбинации с лекарственными средствами, метаболизируемыми данными изоферментами цитохрома Р450, и противопоказанными для применения с терапией посредством АТ и NT.

Другое преимущество применения (-)-Е-10-OH-NT возникает от его пониженного сродства к мускариновым рецепторам. Хотя пониженное мускариновое сродство рацемического (-)-Е-10-OH-NT было опубликовано в данной области, отсутствуют сообщения по сродству (-)-энантиомера к мускариновым рецепторам в целом или к специфическим подтипам мускариновых рецепторов. Сродство (-)-Е-10-OH-NT к мускариновым рецепторам in vitro составляло только одну девятнадцатую часть сродства NT к данным рецепторам (Nilverbrant et al., 1991; Waegner et al., 1984). В здоровых индивидуумах NT снижал течение слюны в значительно более высокой степени, чем как Е-10-OH-NT, так и плацебо (Nordin et al., 1987a). Кроме того, в сверхбыстром гидроксилаторе NT, обработанном очень высокими дозами NT, концентрация в плазме неконъюгированного 10-OH-NT была очень высокая без какого-либо признака антихолинергических вредных эффектов. Данные результаты показывают, что 10-OH-NT метаболиты обладают намного меньшим антихолинергическим эффектом, чем АТ и NT. Совместимые с этими результатами данные, разъясненные подробно в примере 12, подтверждают, что (-)-Е-10-OH-NT имеет более низкое сродство к четырем классам мускариновых рецепторов, М1, М2, М3, М4, чем либо АТ, либо NT.

Дополнительное преимущество (-)-Е-10-OH-NT над АТ и NT состоит в их пониженном действии на GI транзит (см. пример 13). Ряд сигнальных механизмов, опосредованных множеством нейротрансмиттеров внутри энтеральной нервной системы, как известно, играет основную роль в физиологическом контроле функции желудочно-кишечного тракта. Анализ гастрокишечного транзита (GIT) в мыши использован в качестве доклинического маркера для потенциальной GI предрасположенности выбранных соединений. Как объяснено подробно в примере 13, (-)-Е-10-OH-NT показал заметно более низкое ингибирование GIT, чем AT и NT.

Применение AT и NT связано с кардиотоксичностью, включающей аритмии. Блокирование кардиального К+ канала (Ikr) связывали с длинным QT синдромом (LQT), вызываемым лекарственным средством, который может приводить к Torsades de Pointes, форме аритмии, опасной для жизни, и последующей фибрилляции желудочков (см. Pearlstein et al., 2003). Риск пролонгирования QT и связанной аритмии под действием трициклических антидепрессантов (ТСА) соответствует на клеточном уровне фармакологическому ингибированию нативных кардиальных потенциал-зависимых калиевых (К+) каналов и потока, осуществляемого клонированной α-субъединицей, опосредующей быстрый потенциал-зависимый поток-hERG. TCA, такие как имипрамин и АТ, ингибируют hERG каналы в клинически релевантных концентрациях (Witchel et al., 2002). Следующее преимущество (-)-Е-10-OH-NT, как объяснено подробно в примере 11, состоит в том, что он имеет значительно более низкую активность в hERG канале, чем АТ и NT. На основании данного результата ожидается, что лечения, использующие (-)-Е-10-OH-NT, будут приводить к сниженному риску пролонгирования QT, Torsades de Pointes и других вредных эффектов, связанных с аритмией по сравнению с АТ и NT.

Трициклические антидепрессанты также влияют на давление крови из-за взаимодействия с α1-адренергическими рецепторами. Блокада α1-адренергических рецепторов, которая имеет место в значительной степени с доксепином, нефазодоном, АТ и кломипрамином, ответственна за ортостатическую гипотензию, головокружение и рефлекторную тахикардию (Hamon & Bourgoin, 2006). Преимущество (-)-Е-10-OH-NT, как объяснено подробно в примере 9, состоит в том, что он имеет более слабое сродство в α- и α-адренергических рецепторах по сравнению с АТ и NT. На основании этих данных in vitro ожидается, что (-)-Е-10-OH-NT, вероятно, будет меньше вызывать ортостатической гипотензии, головокружения и рефлекторной тахикардии.

Дополнительное полезное свойство (-)-Е-10-OH-NT возникает от его более низкого сродства к α2-адренергическим рецепторам (см. пример 9). Четко установлено, что агонисты α2-адренергического рецептора вызывают аналгезию (Ongioco et al., 2000; Asano et al., 2000; Hall et al., 2001). Способность антагонистов α2-адренергического рецептора обращать антиноцицепцию, опосредованную α2-адреноблокатором, также хорошо известна (Kalso et al., 1991; Millan and Colpaert, 1991; Petrovaara et al., 1990). Антагонисты α2-адреноблокатора RX821002 ([2-(2-метокси-1,4-бензодиоксан-2-ил)-2-имидазолин]) в дозах вплоть до 3 мг/кг при введении его самого подкожно не вызывал значительного ингибирования абдоминальной констрикции, индуцированной уксусной кислотой (оценка боли). В тех же самых экспериментальных условиях клотидин-агонист α2-адреноцептора, с другой стороны, вызывал зависимое от дозы ингибирование абдоминальной констрикции на протяжении дозового интервала от 0,01 вплоть до 1,0 мг/кг (подкожно) и при самом высоком уровне доз, он тотально аннулировал реакцию абдоминальной констрикции, таким образом предоставляя 100% защиту против болевого раздражителя. Кроме того, антиноцицептивные эффекты, вызванные клонидином в дозах 0,3 и 1,0 мг/кг, были заметно ослаблены конкурентным подкожным введением RX821002 (1 мг/кг), подчеркивающим, что ответ на клотидин в данном тесте включал α2-адреноцепторы (Gray et al., 1999).

Результаты по эффекту антагонистов α2 адренергического рецептора в болевом ответе были однако очень разными. Одно объяснение в отношении вариабельности в эффектах, вызванных антагонистами α2-адреноблокатора, в разных типах боли фактически состоит в том, что данные лекарственные средства могут опосредовать некоторые их поведенческие эффекты посредством других типов рецепторов (Dennis et al., 1980; Virtanen et al., 1989). Например, результаты Kauppila и сотрудников (Kauppila et al., 1998) указывают, что действие атипамезола, антагониста α2-адреноблокатора, на защитное поведение изменяется от облегчения до подавления в зависимости от нескольких экспериментальных параметров. Из этих сообщений следует, что антагонизм в α2-адренергическом рецепторе не кажется необходимым для аналгезирующей активности.

Как объяснено подробнее в примере 9, (-)-Е-10-OH-NT проявляет значительно меньшее сродство, чем АТ и NT, к адренергическим рецепторам α, α2b и α2c. На основе этих данных ожидается, что (-)-Е-10-OH-NT будет превосходить АТ и NT в отношении потенциальных побочных эффектов: аналгезирующие эффекты (-)-Е-10-OH-NT могут не компенсироваться взаимодействием с α2 адренергическими рецепторами, тогда как аналгезирующие эффекты АТ и NT могут быть снижены взаимодействием с α2 адренергическими рецепторами.

8.8. Наборы

(-)-Е-10-OH-NT соединения и/или их фармацевтические соли, представленные в настоящем описании, могут быть собраны в виде набора. В некоторых вариантах осуществления набор предоставляет соединение(я) и реагенты, чтобы приготовить композицию для введения. Композиция может быть в сухой или лиофилизированной форме, или в растворе, особенно в стерильном растворе. Когда композиция находится в сухой форме, реагент может содержать фармацевтически приемлемый разбавитель для приготовления жидкого препарата. Набор может включать устройство для введения или для диспергирования композиций, включающее, но без ограничения нижеперечисленными, шприц, пипетку, трансдермальную бляшку или ингалятор.

Данные наборы могут включать другие терапевтические средства для применения в сочетании с соединениями, представленными в настоящем описании. В некоторых вариантах осуществления терапевтические средства могут быть предоставлены в отдельной форме или смешанными с соединениями, представленными в настоящем описании.

Наборы будут включать соответствующие инструкции для приготовления и введения композиции, побочные эффекты композиций и любую другую релевантную информацию. Инструкции могут быть в любом подходящем формате, включающем, но без ограничения нижеперечисленными, печатный материал, видеопленку, компьютерный читаемый диск или оптический диск.

9. Примеры

Последующие рабочие примеры, которые предназначены для того, чтобы быть иллюстративными, но неограничивающими, выделяют различные особенности и преимущества разных композиций соединения Е-10-OH-NT и способы, представленные в настоящем описании.

Пример 1: Хирально-специфический синтез (+)-Е-10-OH- NT

Что касается фиг. 1А, энантиомерно чистый (+)-Е-10-OH-NT синтезировали, как указано ниже.

Синтез соединения 2. Раствор брома (35,0 мл, 679 ммоль, 1,40 экв.) в четыреххлористом углероде (200 мл) добавляли по каплям в перемешиваемую смесь 5-оксо-10,11-дигидродибензо[a,b]циклогептана (соединение 1; 100,0 г, 485 ммоль, 1,00 экв.) и четыреххлористого углерода (400 мл) при комнатной температуре. Дополнительные 200 мл четыреххлористого углерода добавляли для облегчения перемешивания и смесь перемешивали в течение 90 мин при комнатной температуре.

Смесь фильтровали, промывали четыреххлористым углеродом (200 мл) и сушили с получением 170 г желтовато-коричневого твердого вещества (выход 90%). Данное твердое вещество (170 г, 464 ммоль, 1,00 экв.) объединяли с гидроксидом натрия (55,7 г, 1,39 моль, 3,00 экв.) и смесь кипятили с обратным холодильником в метаноле (2 л) в течение 2 часов. Горячий раствор фильтровали и твердое вещество растворяли в дихлорметане (400 мл), промывали водой (300 мл) и солевым раствором (200 мл). Органическую часть концентрировали и сушили с получением 96,24 г бледно-оранжевого твердого вещества. Фильтрат оставляли охлаждаться при комнатной температуре в продолжение ночи, в результате осаждалось больше продукта. Твердое вещество фильтровали с получением 22,2 г бледно-оранжевых кристаллов. Общий выход: 88%. 1Н ЯМР (400 МГц, CDCl3) δ 8,16 (д, 1Н), 7,93 (м, 2Н), 7,79 (с, 1Н), 7,68-7,51 (м, 4Н), 7,44 (д, 1H).

Синтез соединения 3 . Трет-бутоксид калия (62,7 г, 559 ммоль, 1,40 экв.) добавляли к смеси соединения 2 (114 г, 400 ммоль, 1,00 экв.) и пиперидина (79,1 мл, 800 ммоль, 2,00 экв.) в трет-бутаноле (900 мл). Смесь кипятили с обратным холодильником в течение 60 минут, охлаждали до комнатной температуры и концентрировали в вакууме почти досуха. Сырой продукт растворяли в этилацетате (400 мл), полученную органическую смесь промывали водой (300 мл) и солевым раствором (200 мл). Органическую часть концентрировали и полученное неочищенное масло перемешивали в метаноле (500 мл), чтобы осаждалось желтое твердое вещество, которое фильтровали и сушили с получением 63,6 г желаемого продукта (выход 55%). 1Н ЯМР (400 МГц, CDCl3) δ 8,08 (дд, 1Н), 7,87 (дд, 1Н), 7,82 (дд, 1Н), 7,58 (дт, 1Н), 7,52-7,45 (м, 2Н), 7,41 (м, 1H), 7,33 (дт, 1Н), 6,38 (с, 1Н), 2,89 (ушир.с, 4Н), 1,74 (м, 4Н), 1,61 (ушир.м, 2Н); масс-спектральный анализ m/z = 290,1 (M+H)+.

Синтез соединения 4 . Раствор циклопропилмагний бромида в тетрагидрофуране (0,50 М в ТГФ, 531 мл, 266 ммоль, 1,21 экв.) добавляли по каплям в атмосфере азота к охлажденному (баня лед/вода) раствору соединения 3 (63,3 г, 220 ммоль, 1,00 экв.), растворенному в тетрагидрофуране (100 мл). Реакционную смесь перемешивали при комнатной температуре в течение 1 часа. Добавляли дополнительную порцию циклопропилмагний бромида (0,50 М в ТГФ, 100 мл, 50 ммоль, 0,23 экв.) и реакционную смесь перемешивали в течение дополнительного часа. Реакционную смесь концентрировали почти досуха, разбавляли дихлорметаном (600 мл) и промывали водой (800 мл) и солевым раствором (300 мл). Органическую часть концентрировали и сушили с получением 70,1 г желто-оранжевого вязкого масла (выход 96%). Неочищенный продукт использовали для следующей стадии без дополнительной очистки. Масс-спектральный анализ m/z = 332,2 (M+H)+.

Синтез смеси соединений 5 и 6 . Z- и Е-геометрические изомеры 5-[3-бромпропилиден]-5,11-дигидродибензо[a,d]циклогептен-10-она, соединения 5 и 6, соответственно, получали кипячением с обратным холодильником раствора соединения 4 (70,0 г, 211 ммоль, 1,00 экв.) в 48% водной бромистоводородной кислоте (250 мл) и уксусной кислоте (250 мл) в течение 16 часов. Реакционную смесь охлаждали до комнатной температуры, разбавляли водой (200 мл) и экстрагировали 3 раза диэтиловым эфиром (всего 500 мл). Органику объединяли и перемешивали в большом химическом стакане, осторожно добавляя насыщенный бикарбонат натрия (300 мл), пока не прекращалось выделение пузырьков. Слои разделяли, а органическую часть промывали насыщенным бикарбонатом натрия (200 мл) и солевым раствором (150 мл) и концентрировали с получением сырого полутвердого вещества. Перед тем как сырой продукт пропускали через диоксид кремния, фильтровали 11 г нерастворенного желтовато-коричневого твердого вещества с получением смеси геометрических Е-(соединение 6) и Z-(соединение 5) изомеров (отношение соединение 6/соединение 5 = 87/13 по данным 1Н ЯМР). Фильтрат очищали через слой силикагеля, используя градиент 5-10% этилацетат/гексаны, и очищенный продукт растирали в 10% смеси этилацетат/гексаны с получением 19 г желтовато-коричневого твердого вещества, соответствующего смеси геометрических изомеров 5 и 6 (6/5 = 55/45 по данным 1Н ЯМР). Эту смесь изомеров перекристаллизовывали с помощью 1:1 бензол:гексана с получением 8,6 г 76% чистого соединения 6. Данный продукт затем соединяли с ранее выделенной смесью (11 г) геометрических изомеров 5 и 6 (6/5 = 87/13 по данным 1Н ЯМР) и кристаллизовали в смеси 1:1 бензол:гексан с получением 12,7 г светло-оранжевого твердого вещества, соответствующего смеси геометрических изомеров 5 и 6 (6/5 = 91/9 по данным 1Н ЯМР). 1Н ЯМР (400 МГц, CDCl3) δ 8,11 (дд, 1Н), 7,50 (м, 2Н), 7,36 (м, 2Н), 7,24 (м, 3Н), 6,17 (м, 1Н), 4,48 (д, 1H), 3,78 (д, 1Н), 3,47 (м, 2Н), 2,86-2,66 (м, 2Н).

Синтез (+)-Е-5-(γ-бромпропилиден)-10,11-дигидро-10-гидрокси-5Н-дибензо[a,d]циклогентена, соединения (+)-7 . Раствор соединения 6 (2,00 г, 6,11 ммоль, 1,00 экв.) в тетрагидрофуране (25 мл) добавляли по каплям к раствору боран-диметилсульфидного комплекса (0,326 мл, 3,67 ммоль, 0,60 экв.) и (7αR)-3-метил-1,1-дифенилпергидро-3-бора-2-оксапирролизина (1,02 г, 3,67 ммоль, 0,60 экв.) в тетрагидрофуране (75 мл) при -20°С (баня сухой лед/ацетонитрил). Реакционную смесь перемешивали при -20°С в течение 90 минут, затем при комнатной температуре в течение 45 мин. Добавляли дополнительные порции боран-диметилсульфидного комплекса (0,326 мл, 3,67 ммоль, 0,60 экв.) и (7αR)-3-метил-1,1-дифенилпергидро-3-бора-2-оксапирролизина (1,02 г, 3,67 ммоль, 0,60 экв.) и реакционную смесь перемешивали в течение дополнительных 30 минут при комнатной температуре. Реакционную смесь охлаждали до 0°С в бане лед/вода и добавляли по каплям метанол (15 мл). Смесь перемешивали в течение 30 минут при комнатной температуре, снова охлаждали до 0°С и добавляли насыщенный бикарбонат натрия (20 мл). Смесь перемешивали в течение 30 минут при комнатной температуре, концентрировали и распределяли между дихлорметаном (75 мл) и водой (50 мл). Органику концентрировали и сырой продукт очищали колоночной флэш-хроматографией на силикагеле, используя градиент 10-30% этилацетат/гексаны с получением 950 мг не совсем белого полутвердого вещества с выходом 47%. 1Н ЯМР (400 МГц, CDCl3) δ 7,50-7,10 (м, 8Н), 6,00-5,84 (м, 1Н), 5,09 (ушир.м, 2/3Н), 4,85 (ушир.м, 1/3Н), 3,65-3,43 (м, 3Н), 3,05 (м, 1H), 2,78-2,62 (м, 2Н), 1,64 (д, 1Н).

Синтез (+)-Е-10-ОН-NT, соединения (+)-8 . (+)-Е-10-ОН-NT синтезировали нагреванием раствора (+)-7 (0,95 г, 2,6 ммоль, 1,00 экв.) и метиламина (40% масс. в воде, 7,00 мл, 81 ммоль, 31 экв.) в ацетонитриле (10 мл) при 60°С в течение 16 часов в сосуде под давлением. Реакционную смесь концентрировали почти досуха и очищали колоночной флэш-хроматографией на силикагеле, используя градиент 5-9% метанол/хлороформ (плюс 1% гидроксид аммония) с получением 650 мг светло-оранжевого пенного продукта с выходом 90%. Из-за того, что присутствовало некоторое количество Z-изомера, т.е. (+)-Z-10-ОН-NT, примесное свободное основание (650 мг, 2,33 ммоль, 1,00 экв.) растворяли в ацетонитриле и фильтровали для удаления любых нерастворимых частиц. Фильтрат концентрировали, растворяли в ацетонитриле (15 мл) и добавляли малеиновую кислоту (324 мг, 2,79 ммоль, 1,20 экв.). Смесь перемешивали в течение 30 минут и осаждали твердое вещество. Смесь концентрировали, сушили и перекристаллизовывали из изопропанола (100 мл) с получением 535 мг белого кристаллического твердого вещества, т.е. (+)-Е-10-ОН-NT в виде малеатной соли. 1Н ЯМР (400 МГц, DMSO-d6) δ 8,29 (ушир.с, 2Н), 7,50-7,12 (м, 8Н), 6,02 (с, 2Н), 5,90 (ушир.м, 1/3Н), 5,71 (ушир.м, 2/3Н), 5,31 (ушир.с, l/3H), 5,08 (ушир.с, 1/3Н), 4,60 (ушир.с, 1/3Н), 3,36 (м, 1Н), 3,06-2,86 (ушир.м, 3Н), 2,52 (д, 3Н), 2,36 (ушир.м, 2Н). Масс-спектральный анализ m/z = 280,1 (M+H)+. Хиральный ЖХ анализ: 99,4% хиральная чистота. Колонка: Chromtech CHIRAL-AGP 150×4,0 мм, 5 мк. Поток: 1,0 мл/мин. Мобильная фаза: 80% 20 мМ фосфат натрия рН 6,0, 20% IPA. Детектор: УФ при 240 нм. Время удерживания: пик 1 [(+)-Е-10-ОН-NT] = 5,4 мин, пик 2 [(+)-Е-10-ОН-NT] = 7,3 мин. Элементный анализ: C19H21NO·C4H4O4. Теория: %С 69,86; %Н 6,37; %N 3,54. Найдено: %С 69,91; %Н 6,43; %N 3,61. [α]D23,3 = + 27,79 (к. 10,1 мг/мл, МеОН). Т. пл. = 180,5-182,0°С.

Пример 2: Хирально-специфический синтез (-)-Е-10-ОН- NT

Что касается фиг. 1А, энантиомерно чистый (-)-Е-10-OH-NT синтезировали, как указано ниже.

Синтез (-)-Е-5-(γ-бромпропилиден)-10,11-дигидро-10-гидрокси-5Н-дибензо[a,d]циклогентена, соединения (-)-7 . Раствор соединения 6 (2,50 г, 7,64 ммоль, 1,00 экв.) в тетрагидрофуране (25 мл) добавляли по каплям к раствору боран-диметилсульфидного комплекса (0,455 мл, 5,12 ммоль, 0,67 экв.) и (7αR)-3-метил-1,1-дифенилпергидро-3-бора-2-оксапирролизина (1,42 г, 5,12 ммоль, 0,67 экв.) в тетрагидрофуране (75 мл) при -20°С (баня сухой лед/ацетонитрил). Реакционную смесь перемешивали при -20°С в течение 60 минут, затем при комнатной температуре в течение 2 часов. Добавляли дополнительные порции боран-диметилсульфидного комплекса (0,455 мл, 5,12 ммоль, 0,67 экв.) и (7αS)-3-метил-1,1-дифенилпергидро-3-бора-2-оксапирролизина (1,42 г, 5,12 ммоль, 0,67 экв.) и реакционную смесь перемешивали в течение дополнительных 30 минут при комнатной температуре. Реакционную смесь охлаждали до 0°С в бане лед/вода и добавляли по каплям метанол (15 мл). Смесь перемешивали в течение 30 минут при комнатной температуре, снова охлаждали до 0°С и добавляли насыщенный бикарбонат натрия (20 мл). Смесь перемешивали в течение 30 минут при комнатной температуре, концентрировали и распределяли между дихлорметаном (75 мл) и водой (50 мл). Органику концентрировали и сырой продукт очищали флэш-колоночной хроматографией на силикагеле, используя градиент 10-30% этилацетат/гексаны с получением 2,45 г не совсем белого вязкого пенного продукта с выходом 97%. 1Н ЯМР (400 МГц, CDCl3) δ 7,50-7,10 (м, 8Н), 6,00-5,84 (м, 1Н), 5,09 (ушир.м, 2/3Н), 4,85 (ушир.м, 1/3Н), 3,65-3,43 (м, 3Н), 3,05 (м, 1H), 2,78-2,62 (м, 2Н), 1,64 (д, 1Н).

Синтез (-)-Е-10-ОН-NT, соединения (-)-8 . (-)-Е-10-ОН-NT синтезировали нагреванием раствора (-)-7 (2,45 г, 6,7 ммоль, 1,00 экв.) и метиламина (40% масс. в воде, 25,0 мл, 290 ммоль, 43 экв.) в ацетонитриле (35 мл) при 60°С в течение 5 часов в сосуде под давлением. Реакционную смесь концентрировали и очищали через слой силикагеля, используя градиент 5-9% метанол/хлороформ (плюс 1% гидроксид аммония). Из-за того, что присутствовало некоторое количество Z-изомера, т.е. (-)-Z-10-ОН-NT, примесное свободное основание растворяли в дихлорметане, фильтровали для удаления любых нерастворимых частиц, концентрировали и сушили с получением 1,9 г светло-желтого пенного продукта с количественным выходом. Свободное основание (1,37 г, 4,9 ммоль, 1,00 экв.) растворяли в ацетонитриле (40 мл) и добавляли малеиновую кислоту (0,654 г, 5,64 ммоль, 1,15 экв.). Смесь перемешивали в течение 60 минут и осаждали твердое вещество. Смесь концентрировали, сушили и перекристаллизовывали из изопропанола (70 мл) с получением 820 мг светло-оранжевых игл (-)-Е-10-ОН-NT в виде малеатной соли. 1Н ЯМР (400 МГц, DMSO-d6) δ 8,29 (ушир.с, 2Н), 7,50-7,12 (м, 8Н), 6,02 (с, 2Н), 5,90 (ушир.м, 1/3Н), 5,71 (ушир.с, 2/3Н), 5,31 (ушир.с, l/3H), 5,08 (ушир.с, 1/3Н), 4,60 (ушир.с, 1/3Н), 3,36 (м, 1Н), 3,06-2,86 (ушир.м, 3Н), 2,52 (д, 3Н), 2,36 (ушир.м, 2Н). Масс-спектральный анализ m/z = 280,1 (M+H)+. Хиральный ЖХ анализ: 98,6% хиральная чистота. Колонка: Chromtech CHIRAL-AGP 150×4,0 мм, 5 мк. Поток: 1,0 мл/мин. Мобильная фаза: 80% 20 мМ фосфат натрия рН 6,0, 20% IPA. Детектор: УФ при 240 нм. Время удерживания: пик 1 [(+)-Е-10-ОН-NT] = 6,1 мин, пик 2 [(+)-Е-10-ОН-NT] = 8,6 мин. Элементный анализ: C19H21NO.C4H4O4. Теория: %С 69,86; %Н 6,37; %N 3,54. Найдено: %С 69,53; %Н 6,44; %N 3,57. [α]D23,4 = -24,12 (к. 10,7 мг/мл, МеОН). Т. пл. = 177,5-179,0°С.

Пример 3: (-)-Е-10-ОН-NT сукцинат имеет улучшенные свойства по сравнению с (-)-Е-10-ОН-NT малеатом

Приготовление (-)-Е-10-ОН-NT сукцината. Сукцинатную соль соединения (-)-Е-10-ОН-NT готовили растворением 9,15 г (-)-8 (свободное основание, 88,6% Е-изомер, 11,4% Z-изомер) в изопропаноле (40 мл) и добавлением раствора янтарной кислоты (4,25 г, 1,10 экв.) в изопропаноле (90 мл). Небольшое количество продукта выкристаллизовывалось из раствора через 2 суток, такую смесь концентрировали до 20 мл смеси и образовавшееся твердое вещество фильтровали с получением 11 г сукцинатной соли соединения (-)-Е-10-ОН-NT, которая представляла собой 94% Е-изомера и 6% Z-изомера. Твердое вещество перекристаллизовывали дважды из ацетонитрила (400 мл и 300 мл) с получением 6,78 г светло-оранжевых кристаллов (99,2% Е-изомера и 0,8% Z-изомера). Полученная сукцинатная соль является кристаллической и негигроскопичной по природе и имеет более высокую растворимость в солевом растворе (18 мг/мл), чем малеатная соль (4,4 мг/мл).

Пример 4: (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT являются потенциальными селективными ингибиторами обратного захвата норэпинефрина

Протокол. Связывающее сродство АТ, NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT к норэпинефриновому (NE) транспортеру, серотониновому (5НТ) транспортеру и допаминовому (DA) транспортеру определяли в конкурентно-связывающем анализе с лигандами, меченными радиоактивными изотопами. Для связывающего анализа NE транспортера [3H]низоксетин (1,0 нМ) инкубировали с различными концентрациями тестируемых соединений в течение 2 часов при 4°С с мембранами, приготовленными из клеток яичника китайского хомячка (СНО), клеток, гетерологично экспрессирующих клонированный человеческий NE транспортер (hNET). Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией. Неспецифическое связывание определяли как степень связывания, которое происходит в присутствии 1,0 мкМ дезипрамина. Кi величины различных тестируемых соединений определяли, используя стандартные методы.

Для связывающего анализа 5НТ транспортера [3H] имипрамин (2,0 нМ) инкубировали в присутствии различных концентраций тестируемых соединений в течение 1 часа при 22°С с мембранами, приготовленными из клеток СНО, гетерологично экспрессирующих человеческий серотониновый транспортер (hSERT). Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией. Неспецифическое связывание определяли как степень связывания, которое происходит в присутствии 10 мкМ имипрамина. Кi величины различных тестируемых соединений определяли, используя стандартные методы.

Для связывающего анализа DA транспортера [3H] N-[1-(2-бензо[b]тиофенил)циклогексил]пиперидин ([3H]ВТСР) (4,0 нМ) инкубировали в течение 2 часов при 4°С с мембранами, приготовленными из клеток яичника китайского хомячка (СНО), гетерологично экспрессирующих клонированный человеческий допаминовый транспортер (hDAT). Добавляли различные концентрации тестируемых соединений и связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией. Неспецифическое связывание определяли как связывание, которое происходит в присутствии 10 мкМ ВТСР. Кi величины для различных тестируемых соединений определяли, используя стандартные методы.

Также оценивали способность АТ, NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT ингибировать поглощение NE, 5HT и DA. IC50 величины в поглощении NE определяли измерением ингибирования включения [3H]-норэпинефрина в синаптосомы гипоталамуса крысы при инкубировании в течение 20 минут при 37°С. IC50 величины в поглощении 5НТ определяли измерением ингибирования включения [3H]-5НТ в синаптосомы головного мозга крысы при инкубировании в течение 15 мин при 37°С. IC50 величины в поглощении DA определяли измерением ингибирования включения [3H]-DA в синаптосомы полосатого тела крысы при инкубировании в течение 15 минут при 37°С.

Результаты. Степени связывающего сродства к различным транспортерам даны в таблице 1 ниже. В таблице 1 величины Кi принимают значения в наномолях. Проценты представляют собой процент ингибирования связывания, наблюдаемого с 10 мкМ тест-соединением.

Данные по ингибированию поглощения представлены в таблице 2 ниже. В таблице 2 величины IC50 принимают значения в наномолях. Проценты представляют собой процент ингибирования связывания, наблюдаемого с 10 мкМ тест-соединением.

Таблица 1
Сродство к моноаминовым транспортерам K i (нМ) или % ингибирования при 10 мкМ
DA 5HT NE 5HT:NE
AT 2100 3,8 40 0,095
NT 1000 37 7,4 5,0
(+)-Е-10-ОН-NT 25% (>1000) 400 52 7,7
(-)-Е-10-ОН-NT 3% (>1000) 660 44 15,0
Таблица 2
Ингибирование поглощения моноаминов IC 50 (нМ) или % ингибирования при 10 мкМ
DA 5HT NE 5HT:NE
AT 2400 40 20 2,0
NT 1700 99 3,4 29
(+)-Е-10-ОН-NT 19% (>1000) 860 14 61
(-)-Е-10-ОН-NT 16% (>1000) 4400 31 140

Сродство (+)-Е-10-ОН-NT и сродство (-)-Е-10-ОН-NT к NE транспортеру были приблизительно равны сродству соединения АТ и находились в пределах 10-кратного сродства соединения NT. Аналогичные результаты наблюдались для величин IC50 по ингибированию поглощения NE. Величины IC50 для ингибирования поглощения NE являются меньшими, чем аналогичные величины, опубликованные ранее для рацемического Е-10-ОН-NT (см. Hyttel, 1980, который опубликовал IC50, равную 130 нМ, для анализа поглощения NE в атриуме мыши).

Хотя сродство (+)-Е-10-ОН-NT и сродство (-)-Е-10-ОН-NT к NE транспортеру были сопоставимы со сродством АТ, сродство (+)-Е-10-ОН-NT и сродство (-)-Е-10-ОН-NT к 5НТ транспортеру, подобно сродству NT, являются значительно более сильными, чем сродство соединения АТ. Аналогичные результаты наблюдались для величин IC50 по ингибированию поглощения 5НТ. На основании данных результатов (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT подобно NT проявляют селективность к NE транспортеру по сравнению с 5НТ транспортером.

Как будет показано в примере 14, рацемический (±)-Е-10-ОН-NT также проявляет селективное сродство к NE и 5НТ транспортерам, величины которого приблизительно эквипотенциальны таковым для (+)- и (-)-энантиомеров.

Пример 5: (-)-Е-10-ОН-NT является эффективным антигипералгезическим средством

Протокол. Антигипералгезическая эффективность (-)-Е-10-ОН-NT показана на грызунах в модели ноцицептивной воспалительной боли, вызванной вспомогательным средством Фройнда (Freund's Complete Adjuvant). Для сравнения тестировали АТ в качестве положительного контроля. Лекарственные средства вводили в дозе 30 мг/кг, i.p. Стерильный водный растворитель тестировали в качестве отрицательного контроля. (-)-Е-10-ОН-NT вводили как в виде малеатной, так и сукцинатной соли. АТ вводили в виде хлористоводородной соли. Дозированные количества даны в расчете на количество свободного основания. Для этого анализа методы DeHaven-Hudkins et al., 1999 использовали, чтобы определить механическую гипералгезию в крысах, 24 часа после интраплантарного введения 150 мкл вспомогательного средства Фройнда (FCA). Для определения пороговых величин давления на лапы крыс слегка сковывали марлевой повязкой и применяли давление к дорсальной поверхности воспаленной и невоспаленной лапы с помощью конического пистона, используя аппарат для аналгезии под давлением (Stoelting Instruments, Wood Dale, IL). Пороговую величину давления на лапы определяли как количество нагрузки (в граммах), требуемой для того, чтобы вызвать реакцию отдергивания при использовании предельной величины в 250 граммов. Пороговые величины давления на лапы определяли перед и в определенные периоды времени после обработки лекарственным средством.

Результаты. Результаты показаны на фиг. 3. (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.) показал высокую антигипералгезическую активность, сравнимую с активностью АТ (30 мг/кг, i.p.).

Пример 6: (-)-Е-10-ОН-NT является эффективным в лечении неноцицептивной невропатической боли

Протокол. Антиаллодиниальную активность (-)-Е-10-ОН-NT, сравненную с активностью амитриптилина, также оценивали in vivo, используя модель неноцицептивной невропатической боли с лигированием L5-одного нерва (L5-Single Nerve Ligation), как описано в LaBuda and Little, 2005. Тестируемых животных размещали в камере из оргстекла (10 см × 20 см × 25 см) и приучали к обстановке в течение 15 минут. Камеру располагали наверху сетчатого экрана так, чтобы моноволокна фон Фрея (von Frey) могли быть представлены к подошвенной поверхности обеих задних лап. Измерение тактильной чувствительности для каждой задней лапы определяли, используя метод сверху/вниз (Dixon, 1980) c семью моноволокнами Фрея (0,4, 1, 2, 4, 6, 8 и 15 граммов). Каждый опыт начинали с нагрузки фон Фрея в 2 грамма, доставленной к правой задней лапе в течение приблизительно в 1-2 секунд и затем к левой задней лапе. Если не было никакой реакции отдергивания, доставляли следующее более высокое усилие. Если был ответ, то доставляли следующую меньшую нагрузку. Данную процедуру выполняли до тех пор, пока не производился ответ при самой высокой нагрузке (15 граммов) или пока вводили четыре стимула после первоначального ответа. Каждая тестируемая группа включала 8 животных. Имитационно-функционирующая контрольная группа, которую оперировали, но без проведения лигирования нерва, содержала 4 животных. Всех животных тестировали через 60 минут и 240 минут после введения тестируемых соединений.

50% порог отдергивания лапы для каждой лапы рассчитывали, используя следующую формулу: [Xth]log = [vFr]log + ky, где [vFr] представляет собой нагрузку последнего использованного волокна фон Фрея, k=0,2249, который представляет средний интервал (в log единицах) между моноволокнами фон Фрея, и y является величиной, которая зависит от особенности реакций отдергивания (Dixon, 1980). Если животное не реагировало на самое высокое моноволокно фон Фрея (15 граммов), то затем лапе задавали величину в 18,23 грамма. Тестирование тактильной чувствительности проводили дважды и среднюю 50% величину отдергивания устанавливали в качестве тактильной чувствительности для правой и левой лап по каждому животному.

Результаты. Результаты показаны на фиг. 4. (-)-Е-10-ОН-NT вводили как в виде малеатной, так и сукцинатной соли. АТ вводили в виде хлористоводородной соли. Дозированные количества даны в расчете на количество свободного основания. Антиаллодиниальная активность (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.) была статистически значимой по сравнению с активностью, наблюдаемой для контрольной группы, обработанной наполнителем (L5 SNL крысы, обработанные наполнителем), и сравнимой с активностью АТ (30 мг/кг, i.p.).

Пример 7: (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT связываются с Н 1 гистаминергическим рецептором со слабым сродством

Протокол. Сродство АТ, NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT к Н1 гистаминергическому рецептору определяли в конкурентно-связывающем анализе. Для данного анализа [3H]пириламин (3 нМ) инкубировали с различными концентрациями тестируемых соединений в течение 1 часа при 22°С с мембранами, приготовленными из клеток почки эмбриона человека (НЕК-293), клеток, гетерологично экспрессирующих клонированный человеческий Н1 гистаминергический рецептор. Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией. Неспецифическое связывание определяли как степень связывания, которое происходило в присутствии 1,0 мкМ немеченного пириламина.

Результаты. Связывающие исследования указывают, что сродство (+)-Е-10-ОН-NT и сродство (-)-Е-10-ОН-NT к Н1 гистаминергическому рецептору были неожиданно снижены в 220 раз и 40 раз по сравнению со сродством АТ и NT к Н1 гистаминергическому рецептору, соответственно. На основании данных результатов ожидают, что (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT будут менее седативными и вызовут меньшее увеличение веса, чем АТ или NT.

Пример 8: (-)-Е-10-ОН-NT является значительно менее седативным, чем АТ и NT in vivo

Протокол. Тест вращающегося стержня на крысах обычно используют для оценки седативного эффекта, связанного с химическими лекарственными средствами. Серию опытов во времени проводили с АТ (30 мг/кг, i.p.), NT (30 мг/кг, i.p.) и (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.). Устройство с вращающимся стержнем устанавливали в движении с постоянной скоростью и крыс помещали на отдельные вращающиеся горизонтальные перекладины данного аппарата. Сразу после того, как крысы были размещены, таймеры устанавливали на нуль и аппарат с вращающимся стержнем переключали на ускоряющий режим. Вращающийся стержень ускорялся от 4 до 40 об/мин на протяжении 5-минутного интервала. Таймеры автоматически отключались, когда крысы падали с вращающегося стержня, при этом регистрировался латентный период падения в секундах. Крысы имели 3 тренировочных сеанса, отделенные, по меньшей мере, 15 минутами перед введением лекарственного средства. Показатель эффекта регистрировали в секундах для каждого интервала. Базовый показатель эффекта вращающегося стержня представлял собой латентный период падения с вращающегося стержня на третьем тренировочном сеансе. Базовые значения должны быть более чем или равны периоду в 60 секунд для крысы, предназначенной для включения в опыт. Животных тестировали через 30, 60 и 120 минут после введения тестируемого соединения.

Результаты. Результаты показаны на фиг. 2. (-)-Е-10-ОН-NT вводили как в виде малеатной, так и сукцинатной соли. АТ вводили в виде хлористоводородной соли. Дозированные количества даны в расчете на количество свободного основания. Максимальные дефициты в эффекте вращающегося стержня наблюдали при 30 минутах в крысах, обработанных АТ и NT. Значимость влияний АТ и NT на эффект вращающегося стержня была подобной, с максимальными дефицитами 51±20% и 60±14%, соответственно. Совсем наоборот, никакого ослабления эффекта не наблюдали у крыс, обработанных (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.).

Пример 9: (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT имеют низкое сродство к альфа-адренергическим рецепторам

Оценивали сродство АТ, NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT к α, α1b, α, α2b и αадренергическим рецепторам. Сродство к αадренергическому рецептору тестировали, используя мембраны, приготовленные из слюнной железы крысы. [3H] Празоцин (0,06 нМ) инкубировали в присутствии различных концентраций тестируемых соединений с мембранами в течение 1 час при 22°С. Неспецифическое связывание определяли в присутствии 10 мкМ фентоламина. Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией.

Сродство к α1b адренергическому рецептору тестировали, используя мембраны, приготовленные из клеток яичника китайского хомячка (СНО), гетерологично экспрессирующих клонированный человеческий рецептор, которые инкубировали с [3H] празоцином (0,15 нМ) в присутствии различных концентраций тестируемых соединений в течение 1 час при 22°С. Неспецифическое связывание определяли в присутствии 10 мкМ фентоламина. Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией.

Сродство к αадренергическому рецептору тестировали, используя СНО клетки, гетерологично экспрессирующие клонированный человеческий рецептор, которые инкубировали с [3H]RX821002 (1,0 нМ) в присутствии различных концентраций тестируемых соединений в течение 1 час при 22°С. Неспецифическое связывание определяли в присутствии 100 мкМ (-)-эпинефрина. Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией.

Сродство к α2b адренергическому рецептору тестировали, используя СНО клетки, гетерологично экспрессирующие клонированный человеческий рецептор, которые инкубировали с [3H]RX821002 (2,5 нМ) в присутствии различных концентраций тестируемых соединений в течение 1 час при 22°С. Неспецифическое связывание определяли в присутствии 100 мкМ (-)-эпинефрина. Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией.

Сродство к α2c адренергическому рецептору тестировали, используя СНО клетки, гетерологично экспрессирующие клонированный человеческий рецептор, с [3H]RX821002 (2,0 нМ) в присутствии различных концентраций тестируемых соединений в течение 1 час при 22°С. Неспецифическое связывание определяли в присутствии 100 мкМ (-)-эпинефрина. Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией.

Результаты. Результаты сгруппированы в таблице 3, ниже. Величины Кi в таблице 3 представлены в наномолях. Проценты представляют собой процентное ингибирование связывания, наблюдаемого с 10 мкМ тестируемого соединения.

Таблица 3
Сродство к адренергическим рецепторам (К i в нМ; % ингибирования при 10 мкМ)
α1a α1b α2a α2b α2c
AT 21 5,9 570 8,2 13
NT 60 21 810 39 56
(+)-Е-10-ОН-NT 700 690 15% 4200 35%
(-)-Е-10-ОН-NT 3000 2600 23% 4300 30%

(+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT проявляют значительно меньше сродства, чем АТ и NT, ко всем перечисленным адренергическим рецепторам, особенно к α2-рецепторам. В соответствии с этим ожидается, что аналгезирующие эффекты (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT не могут быть компенсированы их взаимодействием с α2-адренергическими рецепторами, тогда как аналгезирующие реакции АТ и NT могут быть компенсированы их взаимодействием с α2-адренергическими рецепторами. Кроме того, различие в сродстве между (-)-Е-10-ОН-NT и (+)-Е-10-ОН-NT к α- и α1b-рецепторам предполагает, что профиль (-)-Е-10-ОН-NT превосходит профиль (+)-энантиомера.

Пример 10: (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT не ингибируют функцию цитохрома Р450

Протокол. Ингибирующие эффекты АТ и NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT на функцию цитохрома Р450 оценивали, используя методы Chauret et al., 2001 c применением 7-метокси-4-(аминометил)кумарина (МАМС) (Venhorst et al., 2000) в качестве субстрата. Источник фермента представлял собой микросомы, содержащие человеческий рекомбинантный CYP2D6, полученный от BD Bioscience. Превращение МАМС в 7-гидрокси-4-(аминометил)кумарин измеряли, используя PerkinElmer Fusion с 390 нМ фильтром возбуждения и 460 нМ эмиссионным фильтром.

Активность CYP2C19 измеряли, используя дибезилфлуоресцеин (DBF) в качестве субстрата. Источник фермента представлял собой микросомы, содержащие человеческий рекомбинантный CYP2C19, полученный от BD Bioscience (San Jose, CA). Превращение DBF во флуоресцеин измеряли, используя PerkinElmer Fusion с 485 нМ фильтром возбуждения и 535 нМ эмиссионным фильтром.

Результаты. Результаты сгруппированы в таблице 4, ниже. В таблице 4 величины IC50 даны в наномолях и 95% доверительные интервалы показаны в примерах. Проценты отражают процентное ингибирование, наблюдаемое с 10 мкМ тестируемого соединения. Данные величины представляют собой среднее значение от шести повторностей опытов.

Таблица 4
Ингибирование CYP2D6 и CYP2C19 изоферментов (IC 50 в нМ; % ингибирования при 10 мкМ)
CYP2D6 CYP2C19
AT 820 (550-1200) 3500 (2800-4400)
NT 700 (560-860) 1500 (1200-2000)
(+)-Е-10-ОН-NT 40% ± 4,7% 20% ± 5,8%
(-)-Е-10-ОН-NT 37% ± 8,0% 24% ± 6,8%

(+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT удивительно показали значительное и неожиданное снижение в ингибирующей активности в отношении полиморфных изоферментов CYP2D6 и CYP2C19 цитохрома Р450 по сравнению как с АТ, так и с NT. Ожидают, что данное снижение в ингибирующей активности для (+)- и (-)-энантиомеров соединения Е-10-ОН-NT приведет к снижению нежелательных клинических последствий при сравнении с АТ и NT и предоставит возможность для применения (+)- и (-)-Е-10-ОН-NT пациентами, принимающими лекарственные средства, противопоказанные для применения с АТ и NT.

Пример 11: (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT ингибируют hERG канал в меньшей степени, чем АТ и NT

Способность АТ, NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT блокировать кардиальные потенциал-зависимые калиевые каналы тестировали закрытой α-субъединицей, указывающей быстрый потенциал-зависимый поток (hERG).

Результаты. Процент ингибирования hERG каналов, достигаемый с помощью 10 мкМ тест-соединения, указан ниже:

АТ: 68,6%

NT: 55,1%

(+)-Е-10-ОН-NT: 8,8%

(-)-Е-10-ОН-NT: 6,0%

Значительно меньшую активность наблюдают с (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT, чем с АТ и NT. На основании данных результатов ожидают, что лечения, использующие (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT, могли бы приводить к пониженному риску пролонгирования QT и вредных эффектов, связанных с аритмией, по сравнению с лечениями с помощью АТ и NT.

Пример 12: (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT имеют меньшее сродство к мускариновым рецепторам, чем АТ и NT

Протокол. Сродство АТ, NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT к мускариновым рецепторам М1, М2, М3, М4 и М5 определяли с мембранами, приготовленными из клеток СНО, гетерологично экспрессирующих клонированные человеческие мускариновые рецепторы М1, М2, М3, М4 и М5. Для данного анализа мембраны и лиганд с радиоактивной меткой инкубировали с различными концентрациями тестируемых соединений в течение 1 часа при 22°С. Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией. Неспецифическое связывание определяли как количество связанного радиолиганда в присутствии 1,0 мкМ атропина. Радиолиганд для М1 рецептора представлял собой [3H]пирензепин (2 нМ). Радиолиганд для М2 рецептора представлял собой [3H]AF-DX384 (2 нМ). Радиолиганд для М3, М4 и М5 рецепторов представлял собой [3H]4-DAMP.

Результаты. Константы сродства (в наномолях) многих различных тестированных соединений к разным рецепторам сгруппированы в таблице 5.

Таблица 5
Сродство к мускариновым рецепторам (К i в нМ)
M1 M2 M3 M4 M5
АТ 5,6 66 8,9 3,6 3,5
NT 27 220 35 21 15
(+)-Е-10-ОН-NT 710 4200 820 390 280
(-)-Е-10-ОН-NT 410 2600 390 170 150

Во всех случаях (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT проявляли приблизительно равное сродство и значительно меньшее сродство, чем как АТ, так и NT.

Пример 13: (-)-Е-10-ОН-NT проявляет меньшее ингибирование желудочно-кишечного транзита, чем АТ и NT

Протокол. Ингибирующий эффект АТ, NT и (-)-Е-10-ОН-NT оценивали в модели желудочно-кишечного транзита на грызунах. Для данного анализа Swiss-Webster самцов мышей (20-25 г) подвергали голоданию в продолжение ночи и обрабатывали тестируемым соединением или контролем из стерильного водного наполнителя за 1, 2 или 4 часа перед пероральным введением угольного размолотого продукта, состоящего из смеси уголь:мука:вода (1:2:8, масс.:масс.:масс.). Желудочно-кишечный транзит измеряли спустя 25 минут после введения угольного продукта. (-)-Е-10-ОН-NT вводили в виде либо малеатной, либо сукцинатной соли; АТ и NT вводили в виде гидрохлоридных солей; дозированные количества даны в расчете на количество свободного основания.

Желудочно-кишечный транзит (GIT) определяли удалением всей длины тонкого кишечника и измерением, как далеко ведущий край угольного продукта прошел в тонком кишечнике. Процент GIT (% GIT) определяли следующей формулой:

% GIT = [расстояние до угольного ведущего края (см)/длина тонкого кишечника(см) × 100]

Результаты. % GIT, наблюдаемый с тестируемыми соединениями (относительно стерильного водного наполнителя), показан на фиг. 5. (-)-Е-10-ОН-NT показал заметно меньшее ингибирование транзита по сравнению как с АТ, так и с NT.

Пример 14: In vitro степени связывающего сродства рацемического (±)-Е-10-ОН-NT, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT к моноаминовым транспортерам являются сравнимыми между собой

Протокол. Степени связывающего сродства рацемического Е-10-ОН-NT (“(±)-Е-10-ОН-NT”), (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT к норэпинефриновому (NE) и серотониновому (SERT) транспортерам определяли в конкурентно-связывающих анализах с лигандами, меченными радиоактивным изотопом. Для связывающего анализа NE транспортера [3H]низоксетин (1,0 нМ) инкубировали с различными концентрациями тестируемых соединений в течение 2 часов при 4°С с мембранами, приготовленными из клеток яичника китайского хомячка (СНО), гетерологично экспрессирующих клонированный человеческий NE транспортер (hNET). Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией. Неспецифическое связывание определяли как степень связывания, которое происходит в присутствии 1,0 мкМ дезипрамина. Кi величины различных тестируемых соединений определяли, используя стандартные методы.

Для связывающего анализа 5НТ транспортера (SERT) [3H]имипрамин (2,0 нМ) инкубировали с различными концентрациями тестируемых соединений в течение 1 часа при 22°С с мембранами, приготовленными из клеток СНО, гетерологично экспрессирующих человеческий серотониновый транспортер (hSERT). Связанную радиоактивность определяли сцинтилляционной спектроскопией. Неспецифическое связывание определяли как степень связывания, которое происходит в присутствии 10 мкМ имипрамина. Кi величины различных тестируемых соединений определяли, используя стандартные методы.

Результаты. Показатели связывающего сродства к различным транспортерам представлены в таблице 6.

Таблица 6
Сродство к моноаминовым транспортерам
NET Ki SERT Ki
(±)-Е-10-ОН-NT 51 нМ 420 нМ
(+)-Е-10-ОН-NT 95 нМ 361 нМ
(-)-Е-10-ОН-NT 81 нМ 617 нМ

Связывающее сродство рацемического (±)-Е-10-ОН-NT к норэпинефриновому транспортеру было сравнимо со сродством, наблюдаемым для очищенных энантиомеров, (+)-Е-10-ОН-NT и (-)-Е-10-ОН-NT, которые были приблизительно равны между собой. Аналогично, связывающее сродство рацемического (±)-Е-10-ОН-NT к серотониновому транспортеру было также сопоставимо со сродством, наблюдаемым как для очищенного (+)-Е-10-ОН-NT, так и для (-)-Е-10-ОН-NT.

Пример 15: (-)-Е-10-ОН-NT более эффективен в лечении неноцицептивной невропатической боли, чем как (±)-Е-10-ОН-NT, так и (-)-Е-10-ОН-NT

Протокол. Антиаллодиниальную активность (-)-Е-10-ОН-NT, сравненную с активностью амитриптилина, (±)-Е-10-ОН-NT и (+)-Е-10-ОН-NT оценивали in vivo, используя модель неноцицептивной невропатической боли с лигированием L5-одного нерва (L5-Single Nerve Ligation), как описано в LaBuda and Little, 2005. (-)-Е-10-ОН-NT соединения вводили как в виде малеатной, так и сукцинатной соли. АТ вводили в виде хлористоводородной соли. Дозированные количества даны в расчете на количество свободного основания. Тестируемых животных размещали в камере из оргстекла (10 см × 20 см × 25 см) и приучали к обстановке в течение 15 минут. Камеру располагали наверху сетчатого экрана так, чтобы моноволокна фон Фрея могли быть представлены к подошвенной поверхности обеих задних лап. Измерение тактильной чувствительности для каждой задней лапы определяли, используя метод сверху/вниз (Dixon, 1980) c семью моноволокнами Фрея (0,4, 1, 2, 4, 6, 8 и 15 граммов). Каждый опыт начинали с нагрузки фон Фрея в 2 грамма, доставленной к правой задней лапе в течение приблизительно в 1-2 секунд и затем к левой задней лапе. Если не было никакой реакции отдергивания, доставляли следующее более высокое усилие. Если был ответ, то доставляли следующую меньшую нагрузку. Данную процедуру выполняли до тех пор, пока не производился ответ при самой высокой нагрузке (15 граммов) или пока вводили четыре стимула после первоначального ответа. Каждая тестируемая группа включала 8 животных. Имитационно-функционирующая контрольная группа, которую оперировали, но без проведения лигирования нерва, содержала 4 животных. Всех животных тестировали через 60 минут после введения тестируемых соединений.

50% порог отдергивания лапы для каждой лапы рассчитывали, используя следующую формулу: [Xth]log = [vFr]log + ky, где [vFr] представляет собой нагрузку последнего использованного волокна фон Фрея, k=0,2249, который представляет средний интервал (в log единицах) между моноволокнами фон Фрея, и y является величиной, которая зависит от особенности реакций отдергивания (Dixon, 1980). Если животное не реагировало на наивысшее моноволокно фон Фрея (15 граммов), то затем лапе задавали величину в 18,23 грамма. Тестирование тактильной чувствительности проводили дважды и среднюю 50% величину отдергивания устанавливали в качестве тактильной чувствительности для правой и левой лап по каждому животному.

Результаты. Результаты показаны на фиг. 7. Антиаллодиниальная активность (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.) была выше, чем активность, наблюдаемая для контрольной группы, обработанной наполнителем (L5 SNL крысы, обработанные наполнителем), и сравнимой с активностью АТ (30 мг/кг, i.p.). Антиаллодиниальная активность (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.) была также выше, чем наблюдаемая активность как для (±)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.), так и для (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p.). Активности рацемической смеси и (+)-энантиомера были обе сравнимы с активностью контроля только с наполнителем (“VEN”).

Пример 16: (-)-Е-10-ОН-NT эффективен в лечении неноцицептивной невропатической боли как амитриптилин при пероральном введении в L5 SNL модели на крысах

Протокол. Антиаллодиниальную активность перорально введенного (-)-Е-10-ОН-NT (малеатная или сукцинатная соль) сравнивали с активностью амитриптилина (гидрохлоридная соль) in vivo, используя модель неноцицептивной невропатической боли с лигированием L5-одного нерва (L5-Single Nerve Ligation) согласно методам, описанным выше в примере 15.

Результаты. Результаты показаны на фиг. 8. Антиаллодиниальная активность (-)-Е-10-ОН-NT (30 мг/кг, i.p. и 60 мг/кг р.о.) была выше, чем активность, наблюдаемая для контрольной группы, обработанной наполнителем, и была сравнима с активностью АТ (30 мг/кг, i.p.). Дозированные количества даны в расчете на количество введенного свободного основания.

Пример 17: Гипералгезия, вызванная FCA, и кривые по зависимости доза-эффект в rotarod анализе для (-)-Е-10-ОН-NT и АТ

Опыты для зависимости доза-эффект проводили с амитриптилином (гидрохлоридная соль) и (-)-Е-10-ОН-NT (малеатная или сукцинатная соль) в рамках анализа гипералгезии на крысах, вызванной с помощью FCA (Randall Selito), и rotarod анализа на крысах для того, чтобы определить терапевтическое соотношение между антигипералгезической эффективностью и седативным эффектом после введения IP. Крыс обрабатывали стерильным водным наполнителем, АТ и (-)-Е-10-ОН-NT в дозах вплоть до 60 мг/кг IP (дозировки даны в расчете на количество введенного свободного основания). Пороговые величины давления на лапы измеряли спустя 1 час после обработки. АТ и (-)-Е-10-ОН-NT показали подобные действия и эффективности для реверсии механической гипералгезии у крыс, обработанных FCA 24 ч. При 60 мг/кг IP наблюдали высокий уровень антигипералгезической активности (% АН) с АТ и (-)-Е-10-ОН-NT с величинами % АН в 259±39 и 270±53 в крысах, обработанных с помощью АТ и (-)-Е-10-ОН-NT, соответственно (фиг.9 и 10). Чтобы оценить величину ED50 для АТ и (-)-Е-10-ОН-NT реверсии механической гипералгезии, использовали ответ, полученный в крысах, обработанных 60 мг/кг IP, в качестве максимального ответа (100%), и ответы при более низких дозах рассчитывали как процент от максимального эффекта. Величины ED50 для АТ и (-)-Е-10-ОН-NT были равны 38 и 36 мг/кг IP, соответственно (фиг.9 и 10).

Ослабление эффекта вращающегося стержня в крысах использовали для того, чтобы оценить степень седативного эффекта, вызываемого (-)-Е-10-ОН-NT и АТ. Доза АТ зависимо снижала эффект вращающегося стержня с величиной ED50 в 27 мг/кг IP, и максимальное ослабление в 96% наблюдалось в дозе 100 мг/кг IP (фиг. 9). Напротив, 30 мг/кг IP (-)-Е-10-ОН-NT вызывали только 5% ослабление эффекта вращающегося стержня. Рассчитанная величина ED50 для (-)-Е-10-ОН-NT по ослаблению эффекта вращающегося стержня была равна 120 мг/кг IP (фиг. 10).

Эти данные, вместе взятые, показывают, что (-)-Е-10-ОН-NT имеет потенциал для проявления нецелевых фармакологических побочных эффектов в меньшей степени, чем АТ.

Пример 18: Антигипералгезическая активность (-)-Е-10-ОН-NT в анализе гипералгезии, вызванной FCA, на крысах

Протокол. Антигипералгезическая эффективность перорально введенного (-)-Е-10-ОН-NT (малеатная или сукцинатная соль) демонстрировали в модели ноцицептивной воспалительной боли, вызванной вспомогательным средством Фройнда (Freund's Complete Adjuvant), на грызунах (дозировки даны в расчете на количество введенного свободного основания). Для сравнения тестировали стерильный водный растворитель в качестве отрицательного контроля. Методы DeHaven-Hudkins et al., 1999 использовали, чтобы определить механическую гипералгезию в крысах спустя 24 часа после интраплантарного введения 150 мкл вспомогательного средства Фройнда (FCA). Для определения пороговых величин давления на лапы крыс слегка сковывали марлевой повязкой и применяли давление к дорсальной поверхности воспаленной и невоспаленной лапы с помощью конического пистона, используя аппарат для аналгезии под давлением (Stoelting Instruments, Wood Dale, IL). Пороговую величину давления на лапы определяли как количество нагрузки (в граммах), требуемой для того, чтобы вызвать реакцию отдергивания при использовании предельной величины в 250 граммов. Пороговые величины давления на лапы определяли перед и в определенные периоды времени после обработки лекарственным средством.

Результаты. Результаты показаны на фиг. 11, и они показывают, что перорально введенный (-)-Е-10-ОН-NT обеспечивает значительную активность в анализе гипералгезии, вызванной FCA, на крысах.

Пример 19: Сравнение антигипералгезической активности (-)-Е-10-ОН-NT и (+)-Е-10-ОН-NT в анализе гипералгезии, вызванной FCA, на крысах

Проводили опыты, чтобы определить, имел ли (+)-Е-10-ОН-NT антигипералгезическую силу и эффективность, такую как у (-)-Е-10-ОН-NT на крысах, обработанных FCA спустя 24 ч. Проводили опыт во времени с 30 мг/кг IP соединения (-)-Е-10-ОН-NT. В данном опыте спустя 24 часа после обработки FCA крысам вводили либо наполнитель, либо 30 мг/кг IP соединения (+)-Е-10-ОН-NT (вводили малеатную или сукцинатную соль; дозированное количество дано в расчете на количество введенного свободного основания). Пороговые величины давления на лапы определяли спустя 1, 2 или 4 часа после введения, используя методы, раскрытые в примерах 5 и 18. Крыс, обработанных наполнителем, тестировали спустя 1 час после обработки. (+)-Е-10-ОН-NT не был антигипералгезическим в любой тестируемый момент времени (фиг. 12).

Для проверки данных результатов проводили 24-часовой опыт с гипералгезией, вызванной FCA, в котором крыс обрабатывали наполнителем или 30 мг/кг IP либо (+)-Е-10-ОН-NT, либо (-)-Е-10-ОН-NT и тестировали на антигипералгезию часом позже. Результаты представлены на фиг. 13. Снова (-)-Е-10-ОН-NT вызывал значительную антигипералгезию (55±7% АН), тогда как (+)-Е-10-ОН-NT не был антигипералгезическим. Величина антигипералгезии, наблюдаемой с (-)-Е-10-ОН-NT, была совместима с предыдущими опытами (например, опыт 18).

Пример 20: Сравнение антигипералгезической активности (-)-Е-10-ОН-NT и (+)-Е-10-ОН-NT в анализе гипералгезии, вызванной FCA, на крысах в дозах 30 мг/кг и 60 мг/кг ip

Проводили опыт, чтобы получить зависимость доза-ответ для эффектов соединения (+)-Е-10-ОН-NT в анализе механической гипералгезии, вызванной FCA (фиг. 14). Как показано в примерах 18 и 19, (+)-Е-10-ОН-NT не был активен в дозах вплоть до 30 мг/кг IP. В соответствии с этим крыс обрабатывали стерильным водным наполнителем 30 или 60 мг/кг IP двадцать четыре часа спустя после введения FCA. Крыс оценивали по гипералгезии 1 час спустя после обработки наполнителем или (+)-Е-10-ОН-NT.

Результаты. Статистически значимые, но умеренные уровни антигипералгезической активности наблюдали в крысах, обработанных 60 мг/кг IP (40±13% AH), но не 30 мг/кг IP соединения (+)-Е-10-ОН-NT. (-)-Е-10-ОН-NT энантиомер проявлял более высокое действие и эффективность, чем (+)-Е-10-ОН-NT энантиомер на потяжении испытанного интервала доз (соединения вводили в виде или малеатных или сукцинатных солей; дозированные количества даны в расчете на количество свободного основания).

Пример 21: Оценка амитриптилина, (-)-Е-10-ОН-NT и (+)-Е-10-ОН-NT в тесте на депрессию с принудительным плаванием крыс

Протокол. Крыс-самцов Sparague-Dawley (приблизительно 200 г) помещали в емкость с водой комнатной температуры для пятнадцатиминутной практики плавания. Каждые пять секунд в течение первых пяти минут практического плавания крыс ранжировали как малоподвижные/иммобильные (плавающие с телодвижениями, необходимыми для того, чтобы держать голову выше воды), плавающие (движение по горизонтальному курсу) или карабкающиеся (активно пытающиеся выкарабкаться из емкости с водой, направленные вверх непосредственными движениями передних лап). Вычисляют долю времени, проведенного крысами в каждом из данных ответов.

Спустя приблизительно 24 часа после практического плавания, крыс обрабатывали наполнителем или тестируемым соединением и помещали в емкость для 5-минутного плавания. Как было в случае с практическим плаванием, крыс ранжировали как иммобильные, плавающие или карабкающиеся в течение тестового плавания и считали долю времени, затраченного на каждый из данных ответов. Данные анализировали однофакторным ANOVA с post-hoc анализом, чтобы сравнить поведенческий ответ после обработки наполнителем с поведенческим ответом после обработки лекарственным средством по каждому из трех поведенческих ответов. Уровень достоверности представлен при р<0,05.

Опыты по зависимости доза-ответ проводили с амитриптилином, (-)-Е-10-ОН-NT и (+)-Е-10-ОН-NT в трех отдельных экспериментах, чтобы определить их потенциал и эффективность в тесте принудительного плавания. В данных опытах, спустя 24 часа после состояния плавания крысам вводили дозу наполнителя, амитриптилина (3-30 мг/кг IP), (-)-Е-10-ОН-NT (3-30 мг/кг IP), или (+)-Е-10-ОН-NT (3-30 мг/кг IP) и спустя 1 час крыс подвергали действию 5-минутного теста плавания. Процент времени, затраченного иммобильными, плавающими и карабкающимися (активно пытающимися расцарапать боковые стенки емкости для плавания) в тесте плавания показан на фиг. 15А, В и С.

Результаты. Амитриптилин в зависимости от дозы уменьшал время, затраченное иммобильными, со значительными снижениями, наблюдаемыми в крысах, обработанных 10 или 30 мг/кг IP. По отношению к крысам, обработанным наполнителем, амитриптилин снижал иммобильность на 33 и 47% у крыс, обработанных 10 или 30 мг/кг IP, соответственно. Соответствующее значительное увеличение времени, затраченного на плавание, наблюдали после обработки с помощью 10 мг/кг (81% увеличение) или 30 мг/кг (147% увеличение) амитриптилина. Амитриптилин не изменял время, затраченное на вскарабкивание (фиг. 15А).

(-)-Е-10-ОН-NT давал подобные величины эффектов, как амитриптилин, показывая значительное снижение в иммобильности после обработки с помощью 30 мг/кг IP (47% снижение) и значительное повышение в плавании у крыс, обработанных с помощью 10 (64% повышение) или 30 мг/кг IP (108%). Как было в случае с амитриптилином, (-)-Е-10-ОН-NT не изменял время, затраченное на вскарабкивание (фиг. 15В). Напротив, (+)-Е-10-ОН-NT был не активен в тесте принудительного плавания в дозах вплоть до 30 мг/кг IP (фиг. 15С).

Хотя показаны и описаны разные конкретные варианты осуществления, будет очевидно, что разные изменения могут быть сделаны без отступления от сущности и объема данного изобретения(й).

Все публикации, патенты, патентные заявки и другие документы, цитированные в данной заявке, тем самым включены ссылкой в полном объеме для всех целей в той же самой степени, как если бы каждая индивидуальная публикация, патент, патентная заявка или другой документ были указаны отдельно, чтобы быть включенными ссылкой для всех целей. Ссылки, введенные в настоящее описание ссылкой, включают

U.S. Patent No. 4943635

Altamura et al., 1989, International Clinical Psychopharmacology 4(Suppl 1):103-6.

Asano et al., 2000, Anesthesia & Analgesia (Baltimore) 90(2):400-407.

Atkinson et al., 1999, Pain 83(2):137-145.

Benet et al., 1995, Chapter 1: The Dynamics of Drug Absorption, Distribution, and Elimination, Goodman and Gilman's The Pharmacological Basis of Therapeutics (9th Ed. McGraw Hill).

Berenguer et al., 1994, J. Tetrahedron: Asymmetry 5:165-168.

Bertilsson et al., 1986, Clinical Pharmacology and Therapeutics 40(3):261-267.

Bertrand et al., 1994, Synthetic Communications 24(11):1565-1573.

Bhargava et al., 1996, Neuropeptides 30:219.

Bilsky et al., 1996, J. Pharmacol. Exp. Ther. 277:484.

Buschmann et al., 2002, Analgesics (Wiley-VCH, Verlag GMbH & Co. KgaA, Weinheim).

Bryson & Wilde 1996, Drugs & Aging 8(6):459-476.

Bymaster et al., 2005, Current Pharmaceutical Design 11(12):1475-1493.

Coe et al., 2003, Org. Biomol. Chem. 1:1106-1111.

Chauret et al., 2001, Drug Metab. Dispos. 29:1196-1200.

Chiral Separation Techniques: A Practical Approach, 2001 (2d ed. Wiley-VCH, Weinheim).

Collins et al., 2000, Journal of Pain and Symptom Management 20(6):449-458.

Corey et al., 1987, J. Am. Chem. Soc. 109:5551-5553.

Corey et al., 1991, J. Org. Chem. 56:442-444.

Corey et al., 1992, J. Am. Chem. Soc. 114:1906-1908.

Corey et al., 1998, Chem., Int. Ed. 37:1986-2012.

Crowell et al., 2004, Current Opinion in Investigational Drugs (Thomson Scientific) 5(7):736-742.

Dahl-Puustinen et al., 1989, Clinical Pharmacology and Therapeutics 45(6):650-656.

DeHaven-Hudkins et al., 1999, J. Pharmacol. Exp. Ther. 289:494-502.

Dennis et al., 1980, Life Science 26:1247-1259.

Deshmukh et al., 2003, Cleveland Clinic Journal of Medicine 70(7):614, 616, 618.

Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders IV, Text Revision, 2000 (American Psychiatric Association, Washington).

Dixon, 1980, Annu Rev Pharmacol Toxicol 20:441-462.

Dourish et al., 1988 Eur. J. Pharmacol. 147:469.

Duquette et al., 2003, Org. Process Res. Dev. 7:285-288.

Edelbroek et al., 1986, Clinical Pharmacology and Therapeutics 39(2):156-62.

Everett et al., 1993, Fundamental and Applied Toxicology 21:59-65.

Fukagawa et al., 1989, American Journal of Physiology 256(3)(Pt. 2):R605-R611.

Goldstein et al., 2005, Pain 116(1-2):109-118.

Gray et al., 1999, European Journal of Pharmacology 378(2):161-168.

Hall et al., 2001, British Journal of Anaesthesia 86(1):5-11.

Hamon & Bourgoin, 2006, European Neuropsychopharmacology 16(Suppl. 5):S625-S632.

Hong et al., 1994 Tetrahedron Lett. 35:6631-6634.

http://www.southcenter.org/publications/pulbichealth/publichealth-07.htm.

Hyttel, 1980, J. Acta Pharmacol. et Toxicol. 47:53-57.

Ingelman-Sundberg et al., 1999, Trends in Pharmacological Sciences 20(8):342-349.

Itsuno et al., 1983, J. Chem. Soc., Chem. Commun. 8:469-470.

Jain, 2000, Emerging Drugs 5(2):241-257.

Kalso et al., 1991, Pharmacology and Tocicology 68:140-143.

Kauppila et al., 1998, Pharmacology Biochemistry and Behavior 59:477-485.

Khawam et al., 2006, Cleveland Clinic Journal of Medicine 73(4):351-3, 356-61.

Kim et al., 2006, Organic Process Research & Development 10(5):949-958.

Kroeze et al., 2003, Neuropsychopharmacology 28(3):519-526.

LaBuda & Little, 2005, J Neurosci Methods 144:175-181.

Lassen et al., 1983, Acta Chemica Scandinavica, Series B: Organic Chemistry and Biochemistry B37(4):335-340.

Leventhal, et al., 2007, Journal of Pharmacology and Experimental Therapeutics 320(3):1178-1185.

Nichols et al., 1997, Pain 69:317.

Mao et al., 1996, Pain 67:361.

Masaki et al., 2001a, Diabetes 50(2):376-384.

Masaki et al., 2001b, Diabetes 50(2):385-391.

Max et al., 1992, The New England Journal of Medicine 326(19):1250-1256.

Menon et al., Life Sciences 10(19)(Pt. 1):1097-1109.

Millan & Colpaert, 1991, Brain Research 539:342-346.

Nilvebrant et al., 1991, Pharmacology and Toxicology 68(1):64-67.

Nordin et al., 1987a, Clinical Pharmacology and Therapeutics 41(1):97-102.

Nordin et al., 1987b, Clinical Pharmacology and Therapeutics 42(1):10-19.

Nordin et al., 1991, Psychopharmacology 103(3):287-290.

Nordin & Bertilsson, 1995, Clinical Pharmacokinetics 28(1):26-40.

Ongioco et al., 2000, Anesthesiology 92(4):968-976.

Paterson et al., 2005, J. Org. Chem. 70:150-160.

Pearlstein et al., 2003, Journal of Medicinal Chemistry 46(11):2017-2022.

Pertovaara et al., 1990, European Journal of Pharmacology 179:323-328.

Physicians' Desk Reference 1999 (Medical Economics Company).

Quallich et al., 1993, Synlett 12:929-930.

Remington's Pharmaceutical Sciences 2005 (Lippincott Williams & Wilkins).

Remy et al., 1973, Journal of Organic Chemistry 38(4):700-703.

Richelson, 2001, Mayo Clinic Proceedings 76(5):511-527.

Sakai et al., 1995, Behavioral Brain Research 72:83-88.

Sakata et al., 1988, Brain Research 441(1-2):403-407.

Sindrup & Jensen, 1999, Pain 83(3):389-400.

Tagat et al., 2004, J. Med. Chem. 47:2405-2408.

Venhorst et al., 2000, Eur. J. Pharm. Sci. 12:151-158.

Virtanen et al., 1989, Arch. Int. Pharmacodyn. Ther. 297:190-204.

Waegner et al., 1984, Life Sciences 35(13):1379-1383.

Wirshing et al., 1999, Journal of Clinical Psychiatry 60(6):358-363.

Witchel et al., 2002, FEBS Letters 512(1-3):59-66.

Yanagi et al., 2003, Chem. Pharm. Bull. 51:221-223.

Zartman et al., 2005, Bioorg. Med. Chem. Lett. 15:1647-1650.

1. Фармацевтическая композиция, ингибирующая норэпинефриновые и/или серотониновые транспортеры, содержащая (-)-[(5-[3-метиламинопроп-(Е)-илиден]-10,11-дигидро-5Н-дибензо[a,d]циклогептен-10-ол)] ((-)-E-10-OH-NT) и фармацевтически приемлемый эксципиент, носитель и/или разбавитель, где указанный (-)-E-10-OH-NT присутствует в энантиомерном избытке, составляющем по крайней мере около 90%.

2. Фармацевтическая композиция по п.1, в которой указанный (-)-E-10-OH-NT присутствует в энантиомерном избытке, составляющем по крайней мере около 98%.

3. Фармацевтическая композиция по п.1 или 2, в которой указанный (-)-E-10-OH-NT присутствует в композиции в виде соли.

4. Фармацевтическая композиция по п.3, в которой соль представляет собой D- или L-малеатную соль.

5. Фармацевтическая композиция по п.3, в которой соль представляет собой сукцинатную соль.

6. Применение композиции по любому из пп.1-5 для изготовления лекарственного средства, применимого для лечения боли у млекопитающего.

7. Применение по п.6, в котором указанная боль является ноцицептивной по происхождению.

8. Применение по п.6, в котором указанная боль является неноцицептивной по происхождению.

9. Применение по п.6, в котором указанная боль представляет собой невропатическую боль.

10. Применение по п.6, в котором указанная боль представляет собой воспалительную боль.

11. Применение по п.6, в котором лекарственное средство приготовлено для перорального введения.

12. Применение по п.6, в котором лекарственное средство приготовлено для парентерального введения.



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к медицине, а именно к неврологии, терапии, семейной медицине, и может быть использовано для выбора тактики лечения головной боли напряжения. .
Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и может быть использовано при лечении пациентов с депрессивным неврозом. .

Изобретение относится к способу лечения нейродегенеративных заболеваний, нейропсихиатрических заболеваний, а также психоза, вторичного к нейродегенеративным нарушениям посредством введения пациенту соединения формулы (I) или его тартратной соли.

Изобретение относится к композициям, обладающим активностью по улучшению пониженной дневной активности и/или депрессивных симптомов. .

Изобретение относится к производным общей формулы 1, их фармацевтически приемлемым солям или гидратам, фармацевтическим композициям на их основе и способу лечения боли, беспокойства или депрессии.

Изобретение относится к области фармацевтики и касается фармацевтических композиций на основе органического концентрата для профилактики и лечения отторжения трансплантата, лечения аутоиммунных и аллергических заболеваний, включающих соединения 2-амино-1,3-пропандиола, выбранные из 2-амино-2-[4-(3-бензилоксифенокси)-2-хлорфенил] пропил-1,3-пропандиола, 2-амино-2-[4-(3-бензилоксифенилтио)-2-хлорфенил]пропил-1,3-пропандиола, 2-амино-4-(4-гептилоксифенил)-2-метил-бутанола и (2R)-2-амино-4-[3-(4-циклогексилоксибутил)-бензо[b]тиен-6-ил]бутан-1-ола в органическом растворителе, содержащем 0-78,9% (мас./об.) этанола в пропиленгликоле или 40-83% (мас./об.) органического компонента в воде, где органический компонент содержит 10-90 мас.
Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и может быть использовано при лечении пациентов с депрессивным неврозом. .

Изобретение относится к области фармакологии и представляет собой лекарственное средство для лечения фибромиалгии, включающее пилокарпин или гидрохлорид пилокарпина и фармацевтически приемлемый носитель, в котором ежедневная доза пилокарпина или гидрохлорида пилокарпина составляет от 0,1 мг до 1000 мг.
Изобретение относится к медицине, а именно к пульмонологии, и касается лечения хронической обструктивной болезни легких с бронхоэктазами. .

Изобретение относится к медицине, а именно к кардиологии, и касается повышения эффективности антигипертензивной терапии и снижения гипертрофии левого желудочка у больных с артериальной гипертензией 2-й стадии 2-й степени с высоким риском развития сердечно-сосудистых осложнений (риск 3).
Изобретение относится к медицине, а именно к анестезиологии, и может быть использовано в качестве анестезиологического пособия во время хирургической коррекции тяжелых сколиотических деформаций позвоночника с высоким риском развития неврологических осложнений.
Изобретение относится к области медицины, конкретно к фармацевтическому составу в виде геля для местного применения, обладающему противогрибковой активностью, содержащему эффективное количество тербинафина гидрохлорида в качестве активного вещества и целевые добавки.

Изобретение относится к области химико-фармацевтической промышленности и касается способа получения высокодисперсного парацетамола путем быстрого охлаждении раствора парацетамола в системе ацетон - вода при содержании воды 15-30% и концентрации парацетамола 80-95% от равновесной растворимости в данной смеси при заданной температуре распылением его в емкость с жидким азотом либо охлаждением раствора на охлажденной в жидком азоте медной пластине с последующим удалением растворителей сублимацией из получившейся твердой смеси ступенчатым повышением температуры от -196°С до -80°С до полного удаления ацетона, затем до -35°С для разложения сольвата парацетамола, затем до -7°С для разложения тригидрата парацетамола и полного удаления льда в вакуумированном термостатируемом сосуде при давлении <5·10 -2 мм рт.ст.

Изобретение относится к новым соединениям формулы (I), а также к их фармацевтически приемлемым солям или стереоизомерам, обладающим активностью в отношении 2 адренергического рецептора.
Наверх