Новые методы и современные способы лечения параноидальной и вялотекущей шизофрении в израиле и китае


 


Владельцы патента RU 2484836:

Воронов Александр Иванович (RU)
Останин Александр Анатольевич (RU)
Козлов Владимир Александрович (RU)
Черных Елена Рэмовна (RU)

Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и касается лечения шизофрении. Для этого вводят композиционный раствор цитокинов, который получают путем артерио-венозной перфузии свиной селезенки физиологическим раствором хлорида натрия с объемной скоростью 30-40 мл/мин, с последующей стерилизующей фильтрацией и криконсервацией. Раствор цитокинов вводят ингаляционно в виде мелкодисперсного аэрозоля с помощью небулайзера в дозе 10 мл/введение. При этом в зависимости от исходного состояния больного и особенностей/тяжести заболевания в течение первых 3-5 суток препарат вводят через каждые 8 часов, затем в течение 5-10 дней - 1-2 раза в сутки с последующим снижением кратности введения до 1 раз/3 суток в течение до 3 месяцев на фоне полной отмены психотропных препаратов. Введение раствора цитокинов, обладающего выраженным иммуномодулярующим эффектом, в разработанном режиме обеспечивает повышение эффективности лечения больных шизофренией, что проявляется в виде выраженной редукции психопатологической симптоматики по шкале PANSS и индукции стойкой ремиссии продолжительностью более 6 мес. 1 пр., 2 табл.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и может быть использовано в лечении шизофрении, в том числе в дебюте заболевания у пациентов с первым приступом шизофрении.

Шизофрения является прогредиентным эндогенным психическим заболеванием, клинически характеризующимся продуктивной и негативной симптоматикой, с последующим развитием дефектного состояния.

Этиология и патогенез шизофрении на сегодняшний день неизвестны. Важная роль генетических факторов не исключает, однако, этиопатогенетического влияния других возможных ко-факторов, таких как нейро- и/или психотравма, нарушения иммунитета, употребление наркотиков и т.д. Остаются также малоизученными молекулярные и клеточные механизмы, которые лежат в основе данного заболевания. Отчасти это обусловлено отсутствием адекватных экспериментальных моделей на лабораторных животных.

Согласно господствующей в настоящее время дофаминовой теории патогенеза заболевания в основе развития и прогрессирования шизофрении лежит нарушение обмена дофамина в структурах центральной нервной системы. В связи с этим основным методом терапии данного заболевания является использование антидофаминовых лекарственных средств нейролептиков короткого и пролонгированного действия (Руководство по психиатрии. В 2 томах. Под ред. А.С.Тиганова. - М.: Медицина, 1999. - 712 с.).

Как правило, лечение больных осуществляется в условиях специализированных психиатрических стационаров, что позволяет использовать антидепрессанты и нейролептики антипсихотического и седативного действия (топрал, триседил, галоперидол, стелазин, этаперазин, эуклопентиксол, рисперидон, оланзапин и др.) продолжительными курсами в различных (в том числе высоких) дозах и/или комбинациях. Недостатками данного способа лечения являются: неполный клинический эффект, высокая частота наступления некачественных ремиссий, большое количество нежелательных эффектов - нейролептический синдром, нарушение вегетативной регуляции внутренних органов и т.д. (Мосолов С.Н., Рыбкин П.В., Сердитов О.В. и др. Метаболические побочные эффекты современной антипсихотической фармакотерапии // Соц. и клинич. психиатрия. - 2008 - №3. - С.75-90.)

Учитывая тяжесть шизофренического процесса, необходимость длительного, в большинстве случаев пожизненного приема психотропных препаратов, приоритетным остается совершенствование методов и расширение арсенала лекарственных средств, повышающих эффективность терапии больных шизофренией.

Именно поэтому в клинической практике психофармакологический подход, как правило, комбинируется с различными психотерапевтическими методиками (например, согласно патентов RU 2371209 C1; RU 2367479 C1), электросудорожной (патент RU 2266120 C1) или инсулинокоматозной (патент RU 2412720 C1) терапией.

Такие комбинированные способы лечения больных шизофренией, как правило, приводят к купированию острой психопродуктивной и/или негативной симптоматики, но не позволяют предотвратить последующее развитие дефектного состояния. В результате больные нуждаются в постоянном диспансерном наблюдении, периодических госпитализациях и установлению инвалидности пожизненно.

Важно отметить, что число терапевтически резистентных (не чувствительных к проводимой лекарственной терапии) больных шизофренией не уменьшается и стабильно составляет около 30% (Мосолов С.Н., 2002). Кроме того, у 60% больных уже в течение года после проведения курса активной терапии отмечается обострение (рецидив) заболевания.

Очевидно, что патогенез шизофрении имеет более сложную природу, в основе которой лежат не только нарушения дофаминового обмена, но и другие механизмы нарушения работы нейронов головного мозга. Поэтому перспективным направлением в лечении шизофрении считается разработка новых подходов, направленных на усиление регенерации нервной ткани и стимуляцию биологической активности поврежденных нейронов.

Учитывая тот факт, что нервная и иммунная системы являются основными регуляторными гомеостатическими системами организма, которые между собой находятся в тесных цитокин-опосредованных взаимодействиях (Абрамов В.В. Взаимодействие иммунной и нервной систем. - Новосибирск: Наука, 1988. - 166 с.; Корнева Е.А., Лесникова М.П., Яковлева Е.Э. Молекулярно-биологические аспекты изучения взаимодействия нервной, эндокринной и иммунной систем // Проблемы и перспективы современной иммунологии. Методологический анализ. - Новосибирск: Наука, 1988. - С.87-100), были предложены различные способы лечения шизофрении, основанные на использовании иммунотропных, в том числе цитокин-содержащих препаратов.

Так, например, известен способ лечения негативных расстройств при шизофрении (патент RU 2195957 С2), по которому дополнительно к терапии психотропными средствами назначают 0,005% раствор иммунофана (синтетический аналог тимопоэтина) в дозе 1,0 мл внутримышечно, ежедневно в течение 15 дней. Применение иммунофана на фоне поддерживающей терапии психотропными средствами после купирования острой психопатологической симптоматики, по данным авторов, способствует уменьшению негативных расстройств в 60% случаев (у 20 из 33 пролеченных больных).

Также предложено использование другого иммуномодулирующего препарата - тимогена - для лечения параноидной формы шизофрении в дебюте заболевания (патент RU 2364422 C1). В соответствии с заявленным способом в течение 40 сут выполняется многокомпонентная схема лечения с включением дискретного плазмафереза, антиоксиданта (мексидола), анксиолитика (диазепама), иммунокорректора (тимогена) и сеансов гипербарической оксигенации. Клинический пример иллюстрирует, что такой подход позволяет достичь редукции основных психопатологических симптомов параноидной формы шизофрении в дебюте заболевания за счет комплексного воздействия на нейро-эндокринное и иммунное звенья регуляции психических функций.

Использование ряда других иммуномодуляторов, таких как левомизол, интерферон, ликопид, Т-активин, миелопид и др. в комбинации с основной психотропной терапией, приводит, по данным различных авторов, не только к нормализации показателей иммунного статуса больных, но и к улучшению их психического состояния, причем в рамках как психозов, так и пограничных нарушений (Ветлугина Т.П. Иммунная система при шизофрении. Томск: Раско, 2000; Найденова Н.Н., Семке В.Я., Невидимова Т.И. и др. Интерферон и другие цитокины при основной нервно-психической патологии. Бюл. экспер. биол. и мед. 2001; 85-87; Ветлугина Т.П., Иванова С.А. и др. Фармакологическая модель анализа взаимодействия нервной и иммунной систем. Бюл. эксп. биол. и мед. 2000; 129: 47-50; Иванова С.А. Психоиммуномодуляция в клинике и терапии неврозов и аффективных расстройств Автореф. дис.(д-ра мед. наук. Томск, 2000).

Существенным недостатком разрабатываемых подходов является необходимость использования большого количества психотропных препаратов (нейролептиков, транквилизаторов, антидепрессантов и т.д.), а также необходимость длительного (в течение многих лет) применения дополнительных методов лечения и реабилитации (поддерживающая терапия пролонгированными нейролептиками, купирование обострений в стационаре).

Современными исследования установлено, что цитокины играют определяющую роль в психонейроиммунных взаимоотношениях, поскольку сами цитокины, а также рецепторы к ним продуцируются и экспрессируются иммунокомпетентными клетками и клетками нервной системы. Цитокины на гуморальном уровне регулируют межклеточные взаимодействия и обеспечивают адекватную сопряженную деятельность основных интегративных систем организма: иммунной и нервной (Kronfbl Z., Remick D.G. Cytokines and the brain: implications for clinical psychiatry. // Am. J. Psychiatry. - 2000. - Vol.157. - №.5. - 683-694.; Лобачева О.А., Найденова Н.Н., Ветлугина Т.П. Цитокины при шизофрении // Патогенез. - 2006. - Том.4. - №1. - С.59-60).

Раскрытие фундаментальных механизмов и роли цитокинового баланса в регуляции психонейроиммунных процессов и в регенерации поврежденных нейронов послужило стимулом для разработки принципиально новых подходов в лечении шизофрении.

Так, был предложен способ лечения шизофрении (патент US 2004/0052792 А1) с использованием антител против фактора некроза опухолей-альфа и интерферона-гамма (анти-ФНО-а и анти-ИФН-g антитела). В соответствии с заявленным способом был пролечен 1 больной (мужчина, 56 лет), которому антитела вводили в дозе 2 мл, внутримышечно 2 раза в день, в течение 5 дней (пример №13 патента), что позволило на 35 день после начала терапии снизить содержание ФНО-а в сыворотке крови с исходных 26 пкг/мл до 10 пкг/мл, а также уменьшить выраженность негативной симптоматики по шкале PANSS.

Известен также способ (патент RU 2415666 С1) лечения больных шизофренией, согласно которому в дополнение к адекватной психотропной терапии используют анаферон (смесь гомеопатических разведений С12, С30 и С200 аффинно очищенных антител к гамма-интерферону человека) в дозе по 2 таблетки на прием 4 раза в день в течение 25-35 дней. Разработчики препарата считают, что основной характеристикой анаферона, содержащего антитела к гамма-интерферону в сверхмалых дозах, является способность индуцировать функцию эндогенных интерферонов, оказывая «щадящее», сбалансированное иммуностимулирующее и терапевтическое воздействие. Использование анаферона в сочетании с психотропной терапией в группе 20 больных шизофренией позволило снизить выраженность психопатологической симптоматики по шкале PANSS с 89±4,5 до 70,7±4,9 баллов (р<0,01). Тем не менее, в группе плацебо, включающей 19 больных, которых лечили только психотропными препаратами без анаферона, также отмечалась аналогичная положительная динамика - общий балл по шкале PANSS снизился с 92,9±3,99 до 70,53±3,97 (р<0,01). Увеличение доли больных со значительным или существенным улучшением по шкале общего клинического впечатления CGI с 63,2% (12/17) в группе плацебо до 85% (17/20) в группе, леченных анафероном, также не было статистически значимым (рТМФ=0,116). Поэтому из данных патента не ясно, действительно ли включение анаферона повышает эффективность адекватной психотропной терапии.

Для коррекции измененного цитокинового баланса при шизофрении предлагается использовать не только анти-цитокиновые антитела, но и сами цитокины, в первую очередь, обладающие нейропротективными, нейротрофическими или ноотропными свойствами. С этой целью предлагается, например, использовать эритропоэтин (патент US 2004009912 А1) или другие гемопоэтические ростовые факторы (патент US 2005142102 А1), которые могут быть выбраны из группы, включающей гранулоцитарный и гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующе факторы (Г-КСФ и ГМ-КСФ), интерлейкины -3 и -5 (ИЛ-3 и ИЛ-5).

В Научном центре психического здоровья РАМН (Москва) для лечения детей с диагнозом рано начавшейся детской шизофрении (МКБ-10 F20.8xx3) было предложено в комбинации с психотропной терапией нейролептиками и антидепрессантами использовать препарат рекомбинантного интерлейкина-2 (рИЛ-2, «Ронколейкин»). Ронколейкин назначали интраназально в виде капель в дозе 250000 ME в водном растворе 1 раз в 3 дня, всего 4 приема на курс. Курс повторяли дважды. Одновременно продолжали прием нейролептиков (рисполепт, в дозе до 0,3 мг/сутки). В результате отмечено заметное улучшение психического состояния у большинства пациентов (в 88% случаев). Было выявлено уменьшение выраженности позитивной, негативной и общей психопатологической симптоматики, что проявлялось снижением суммарного балла по шкале PANSS с 90±14 до 72±7 (р<0.01). Полученные результаты позволили авторам рекомендовать Ронколейкин (препарат рИЛ-2 человека) как эффективное и безопасное средство в качестве «терапии сопровождения» к базисной нейролептической терапии детской шизофрении, в том числе и малокурабельной, рано начавшейся, злокачественной формы заболевания (Козловская Г.В., Клюшник Т.П., Калинина М.А., Щербакова И.В., Голубева Н.И. Предварительные результаты применения нового иммуномодулятора Ронколейкина в комплексной терапии детей, больных шизофренией // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2005, Т.07, №5).

Данный способ является наиболее близким к заявляемому по технической сущности и выбран в качестве прототипа.

Тем не менее, описанные способы, так же как и способ-прототип, обладают следующими недостатками: 1) необходимость длительного (до и после проведения иммунотропной терапии) применения психотропных препаратов (нейролептиков, антидепрессантов, транквилизаторов), что сопряжено с риском развития различных побочных реакций и осложнений; 2) неполный клинический эффект, который, несмотря на ослабление психопатологической симптоматики по шкале PANSS, не приводит к развитию стойкой ремиссии заболевания продолжительностью более 6 мес. Под ремиссией понимается «состояние, при котором пациенты чувствуют облегчение основных признаков и симптомов заболевания, у них не наблюдается расстройства поведения и нет достаточных критериев, необходимых для подтверждения первоначального диагноза шизофрении» (Andreason N.C., Carpenter Jr. W.T., Kane J.M. et al. Remission in schizophrenia: proposed rationale and criteria for consensus. Am J Psychiatry 2005; 162: 441-449).

Технической задачей заявленного изобретения является расширение арсенала иммунотропных, цитокин-содержащих препаратов, а также повышение эффективности терапии больных шизофренией, а именно улучшение клинических показателей, регистрируемых по шкале PANSS, и достижение стойкой, качественной ремиссии заболевания продолжительностью более 6 мес при полном отказе от нейролептиков (применение последних возможно только при необходимости быстрого купирования острого психотического возбуждения перед началом цитокинотерапии).

Поставленная задача достигается тем, что в качестве иммунотропного, цитокин-содержащего препарата используют композиционный раствор цитокинов, который в виде мелкодисперсного аэрозоля вводят ингаляционно с помощью небулайзера в дозе 10 мл/введение по индивидуальной курсовой программе в зависимости от исходного состояния больного и особенностей/тяжести заболевания в течение до 3 мес на фоне полной отмены психотропных препаратов.

Предлагаемый способ позволяет повысить эффективность лечения больных шизофренией, что проявляется в виде выраженной редукции психопатологической симптоматики по шкале PANSS и индукции стойкой ремиссии продолжительностью более 6 мес без дополнительного использования сопутствующей терапии психотропными препаратами (нейролептиками, антидепрессантами, транквилизаторами и т.д.).

Композиционный раствор цитокинов (КРЦ) получают по стандартной методике (Иммунологические и антисептические возможности донорской свиной селезенки в лечении гнойно-септических заболеваний // Методические рекомендации МЗ РФ №94/41. - Ижевск - Москва, 1995. - 24 с.; Применение перфузата ксеноселезенки в лечении больных с обширными гнойно-деструктивными заболеваниями легких и плевры с осложненным течением // Методические рекомендации. - Новосибирск, 1992. - 13 с.) путем артерио-венозной перфузии свиной селезенки 0,9% физиологическим раствором хлорида натрия с объемной скоростью 30-40 мл/мин, в процессе которой происходит «вымывание» из органа в раствор иммунотропных медиаторов - цитокинов. Каждую партию приготовленного препарата подвергают стерилизующей фильтрации с использованием капсул Sartobran P (Sartorius) с величиной пор 0,2 мкм, расфасовывают по 10 мл в стерильные пенфлаконы и допускают к клиническому применению только после получения результатов контрольного бактериологического исследования. КРЦ, стандартизованный по белку (4,5-5,0 мг/мл), криоконсервируют и хранят при -18°С.

Предварительными исследованиями (Никонов С.Д., Черных Е.Р., Останин А.А. и др. Теоретические и экспериментальные предпосылки использования перфузатов ксеноселезенки в клинической практике // Экспериментальные и клинические аспекты ксеноспленотерапии. Ижевск: Экспертиза, 1997. - С.17-24) было установлено, что в составе КРЦ содержатся три зоны белковых треков (по данным препаративного электрофореза) с молекулярным весом 40-45 кД, 30 кД и 17 кД, которые стимулировали пролиферацию лимфоидных клеток в культуре in vitro. Ростостимулирующий эффект КРЦ и его белковых фракций сохранялся после длительного (до 12 мес) криоконсервирования препарата. В результате дальнейшей оценки уровня и/или биологической активности ряда цитокинов в составе КРЦ были выявлены ИЛ-2, ГМ-КСФ, эритропоэтин, ИЛ-3, интерферон-гамма, ИЛ-1b, ФНО-альфа. Наличие в составе КРЦ такой комбинации иммунорегуляторных цитокинов обуславливает высокую биологическую активность препарата. Так, в различных витральных тестах было показано, что КРЦ не только усиливает пролиферацию лимфоидных клеток, но также стимулирует фагоцитарную активность моноцитов/макрофагов, цитотоксическую активность киллерных клеток, образование гранулоцитарно-макрофагальных и эритроидных колоний, а также обладает нейропротективными, нейротрофическими, ноотропными свойствами и в виде внутривенных инфузий может эффективно использоваться в лечении опийной наркомании (Пат.2290947 РФ. Способ лечения опийной наркомании / Воронов А.И., Останин А.А., Савотина Л.Н., Черных Е.Р., Козлов В.А. - №2005133139/14; заявл. 27.10.2005; опубл. 10.01.2007, Бюл. №1).

Заявленный способ осуществляется следующим образом.

Госпитализация больного осуществляется в специализированный стационар. Пациент помещается в палату с круглосуточным наблюдением. Мебель и оборудование палаты вандалоустойчивы и травмобезопасны, подача воды, электричества, система отопления и кондиционирования воздуха контролируются снаружи и исключают возможность причинения вреда самому себе и персоналу. Сразу после установления диагноза отменяют прием психотропных препаратов (нейролептиков, антидепрессантов, транквилизаторов), если пациент получал их в стационаре (или амбулаторно) и начинают курсовое лечение с использованием КРЦ. Пациента обучают обращению с небулайзером и правильному дыханию. Первые несколько ингаляций проводят под контролем врача. Перед использованием терапевтическую дозу КРЦ (10 мл) размораживают при комнатной температуре, после чего распыляют интраназально с помощью небулайзера со специальной насадкой для доставки цитокинов в виде мелкодисперсного аэрозоля непосредственно к слизистой обонятельных пятен (зон) верхних носовых ходов. Для этого пациент вдыхает воздух через нос возможно медленнее («как бы принюхиваясь»), затем осуществляет быстрый выдох через рот. В острых и тяжелых случаях при ярко выраженной бредовой, галлюцинаторной и диссомнической симптоматике процедуру в течение первых 2-3 суток проводят с интервалом 8 часов. Каждая процедура длится от 30 до 40 минут. Нередко после 3-6 ингаляций препарата появляется крепкий самостоятельный сон. После 12-21 ингаляций пациенты отмечают внутреннее успокоение, появляется возможность концентрации внимания, исчезают псевдогаллюцинации, прежде всего зрительные. Нормализуется эмоционально-волевая сфера, дезактуализируются бредовые идеи. Больной постепенно выходит в состояние ремиссии. Тем не менее, ингаляции КРЦ продолжаются с частотой один раз/3-5 суток в течение до 3 месяцев. После чего курс цитокинотерапии прекращается, а за пациентом ведется амбулаторное наблюдение.

Ниже приводятся клинические примеры лечения больных шизофренией.

Пример 1. Больная М-ова Л.М., 09.08.1992 г.р.

Эпизод №1 (10.01.2010 г. дебют заболевания).

Девушка отлично училась в 11 классе средней школы, отличалась веселым характером, активной жизненной позицией. Неожиданно, на зимних каникулах, без видимых причин замолчала, «пропала энергия, погрузилась в собственные мысли, пропал интерес к жизни», появилась тревога, страх. Девушка прекратила посещать школу, нарушился сон. После обращения к невропатологам и психотерапевтам днем принимала грандоксин, а на ночь ноксирон, но сон не восстановился. Жаловалась, что «пища стала безвкусной, кушать совсем не хочется». Селедка «стала пахнуть неприятно», и этот запах преследует ее уже неделю, хотя рыбы рядом нет. Несколько дней подряд слышит сверху мужской голос, который «шепотом заставляет повеситься». Жалуется на «безотчетный страх, напряжение, чувство необъяснимой, щемящей тоски в груди…». Наследственность отягощена. Один из кровных родственников отца комиссован из армии, периодически госпитализировался, слышал голоса и всю жизнь был на учете в психодиспансере с диагнозом шизофрения.

В день обращения пациентка была госпитализирована. Проведено несколько последовательных консультаций, в результате три независимых психиатра после клинического осмотра определили диагноз; шизофрения параноидная форма (F20.0). Дебют.

После получения письменного информированного согласия родственников начато лечение по заявленному способу, обязательным условием которого был отказ от применения психотропных препаратов. Первые ингаляции проводились под контролем врача после обучения пациентки обращению с небулайзером и правильному дыханию. КРЦ в объеме 10 мл ингалировали через нос с помощью специальной насадки в течение 30-40 мин. Через 8 ч ингаляцию повторили. Через час после второй ингаляции исчезли напряжение, страх и слуховые галлюцинации. Еще через 8 ч проведена третья ингаляция, после которой девочка заснула и проспала 9 часов. В течение последующих двух суток появился аппетит, пища приобрела естественный вкус, неприятный «запах селедки» исчез, без дополнительных назначений стала спать по 6-7 часов в сутки.

Начиная с 4 дня после начала цитокинотерапии ингаляции КГЦ проводились 1 раз/сутки, ежедневно в утренние часы. Девочка повеселела, о пережитых галлюцинациях рассказывала спокойно, стала говорить, что «может быть их и не было, просто так привиделось», хорошо ела и спала.

На 9 день после начала курса цитокинотерапии (после проведения 14 ингаляций КРЦ) пациентка с портативным небулайзером была переведена на амбулаторное лечение. В последующем ингаляции КРЦ в объеме 10 мл осуществлялись с частотой 1 раз/3 суток в утренние часы, в течение 2 месяцев, без перерывов. В этот период спала самостоятельно по 6-8 ч. Делала всю домашнюю работу, поведение отличалось несамостоятельностью, подчиняемостью, пассивностью, заторможенностью. Пыталась читать учебники, но ничего не запоминала. Курс ингаляций КРЦ продолжали в прежнем режиме еще в течение 1 мес. Работоспособность прогрессивно улучшалась, стала посещать школу.

Лечение прекращено, всего на курс было использовано 54 ингаляций КРЦ. Нейролептики, транквилизаторы и антидепрессанты не применялись. Девушка успешно сдала ЕГ в специализированной биологической школе г.Новосибирска и поступила на педиатрический факультет медицинской академии. По данным катамнеза: в течение года настроение устойчивое, сон крепкий, аппетит хороший, психопродуктивной симптоматики нет (таблица 1). По оценкам психиатров, наблюдавших пациентку в остром состоянии, шизофренический дебют закончился без признаков дефекта. Состояние полной ремиссии.

Таблица 1. Выраженность психопатологических симптомов по субшкалам и кластерам PANSS до лечения после лечения
1П Бред 2 1
2П Расстройства мышления 2 1
3П Галлюцинации 5 1
4П Возбуждение 3 1
5П Идеи величия 1 1
6П Подозрительность идеи преследования 4 1
7П Враждебность 2 1
Сумма позитивных симптомов 19 7
1Н Притупленный аффект 5 1
2Н Эмоциональная отгороженность 6 1
3Н Трудности общения некомуникабельность 4 1
4Н Пассивноаппатическая соц. отгороженность 5 1
5Н Нарушения абстрактного мышления 5 1
6Н Нарушения спонтанности и плавности речи 3 1
7Н Стереотипное мышление 4 1
Сумма негативных симптомов 32 7
Шкала общих психопатологических синдромов
01 Соматическая озабоченность 3 1
02 ТРЕВОГА 6 1
03 Чувство вины 3 1
04 Напряженность 5 1
05 Манерность и позирование 3 1
06 ДЕПРЕССИЯ 6 1
07 Моторная заторможенность 4 1
08 Малоконтактность, отказ от сотрудничества, общения 4 1
09 Необычное содержание мыслей 2 1
010 ДЕЗОРИЕНТИРОВАНОСТЬ 2 1
011 Нарушения ВНИМАНИЯ 4 1
012 Снижение критичности к своему состоянию 4 1
013 Расстройства ВОЛИ 5 1
014 АГРЕССИВНОСТЬ слабый контроль импульса 3 1
015 Загруженность психическими переживаниями 3 1
016 Активная социальная устраненность 4 1

Эпизод №2 (22.01.2011 г. рецидив заболевания).

Через год после начала заболевания, в период сдачи зимней сессии, у пациентки пропал сон, появились слуховые и зрительные галлюцинации, симптомы амбулаторного автоматизма, перестала ходить в институт, ничего не ела. В состоянии острого психоза (F20.0) была госпитализирована в психиатрическую больницу. Была резистентна к высоким дозам галоперидола, клопиксола, аминазина. Несмотря на назначение циклодола, развился нейролептический синдром, осложненный каловым завалом (вначале ошибочно принятый врачами за 17-недельную беременность). Через 1,5 месяца ввиду явной неэффективности проводимой терапии родители подписали информированное согласие на проведение лечения по заявленному способу.

Перед началом цитокинотерапии осмотрена консилиумом врачей. Диагноз: Шизофрения, параноидная форма. Галлюцинаторно-параноидный синдром. (F20.0) Прием психотропных препаратов был отменен. В течение первых 5 суток интраназальные ингаляции КРЦ проводились каждые 8 часов под контролем и с помощью медицинского персонала. После третьей ингаляции появился самостоятельный сон, а на пятые сутки галлюцинации полностью прекратились.

Ингаляции стали проводить с кратностью 2 раза/сутки. Пациентка стала выходить на улицу, выполняла физическую работу, однако не в состоянии была сосредоточиться и выполнить простейшие арифметические действия. На 15 сутки после начала цитокинотерапии переведена на однократный режим ингаляций в утренние часы. Появился самостоятельный сон (в том числе дневной) более 10 ч/сутки. Появилась вначале частичная, а к концу месяца полная критика к пережитым галлюцинациям. Через месяц цитокинотерапии стала производить математические вычисления без бумаги и компьютера, однако продолжала испытывать трудности при пересказе простых текстов. К концу второго месяца ингаляции проводились 1 раз/3 суток в течение 30 дней. Всего на 3-месячный курс было использовано 75 ингаляций КРЦ. Нейролептики, транквилизаторы и антидепрессанты не применялись.

Оценка психического статуса в динамике выявила выраженное снижение психипатологических симптомов по шкале PANSS (таблица 2). Осмотрена консилиумом врачей: больная обнаруживает полную критику к пережитому состоянию. Мышление логичное, целенаправленное, последовательное. Обманов восприятия не обнаруживает, бредовых идей не высказывает. К своему будущему относится с оптимизмом, намеривается продолжить учебу в медицинском университете. Диагноз: шизофрения, параноидная форма. Состояние полной ремиссии.

По данным катамнеза: в течение 7 мес - настроение устойчивое, сон крепкий, аппетит хороший, психопродуктивной симптоматики нет. У пациентки сохраняется состояние полной ремиссии.

Таблица 2. Выраженность психопатологических симптомов по субшкалам и кластерам PANSS до лечения после лечения
1П бред 4 1
2П расстройства мышления 5 1
3П галлюцинации 6 1
4П Возбуждение 6 1
5П Идеи величия 5 1
6П Подозрительность идеи преследования 5 1
7П Враждебность 5 1
Сумма позитивных симптомов 36 7
1Н Притупленный аффект 6 1
2Н Эмоциональная отгороженность 5 1
3Н Трудности общения некоммуникабельность 4 1
4Н Пассивноаппатическая соц. отгороженность 5 1
5Н Нарушения абстрактного мышления 6 2
6Н Нарушения спонтанности и плавности речи 4 1
7Н Стереотипное мышление 5 2
Сумма негативных симптомов 35 9
Шкала общих психопатологических синдромов
01 Соматическая озабоченность 5 1
02 ТРЕВОГА 6 1
03 Чувство вины 4 1
04 Напряженность 6 1
05 Манерность и позирование 5 1
06 ДЕПРЕССИЯ 4 1
07 Моторная заторможенность 3 1
08 Малоконтактность отказ от сотрудничества общения 3 1
09 Необычное содержание мыслей 5 1
010 ДЕЗОРИЕНТИРОВАННОСТЬ 3 1
011 Нарушения ВНИМАНИЯ 5 3
012 Снижение критичности к своему состоянию 5 1
013 Расстройства ВОЛИ 5 2
014 АГРЕССИВНОСТЬ слабый контроль импульса 5 2
015 Загруженность психическими переживаниями 5 1
016 Активная социальная устраненность 5 1

Таким образом, в данном клиническом примере благодаря ингаляционному применению композиционного раствора цитокинов курсом до 3 мес на фоне полной отмены психотропных препаратов удалось добиться выраженного клинического эффекта (редукции позитивных, негативных, общих симптомов, регистрируемых по шкале PANSS) и стойкой качественной ремиссии. Такой подход с использованием комплексного, иммунотропного препарата, содержащего в своем составе ИЛ-2, ГМ-КСФ, эритропоэтин, ИЛ-3, ИЛ-1β, ФНО-α, ИФН-γ, позволяет проводить ээфективную и безопасную терапию шизофрении, в том числе в дебюте заболевания у пациентов с первым приступом шизофрении.

Способ лечения шизофрении, включающий интраназальное введение цитокин-содержащего иммунотропного препарата, отличающийся тем, что в качестве иммунотропного препарата используют композиционный раствор цитокинов, который получают путем артерио-венозной перфузии свиной селезенки физиологическим раствором хлорида натрия с объемной скоростью 30-40 мл/мин, с последующей стерилизующей фильтрацией и криконсервацией, и вводят этот раствор ингаляционно в виде мелкодисперсного аэрозоля с помощью небулайзера в дозе 10 мл/введение, при этом в зависимости от исходного состояния больного и особенностей/тяжести заболевания в течение первых 3-5 суток препарат вводят через каждые 8 ч, затем в течение 5-10 дней - 1-2 раза в сутки с последующим снижением кратности введения до 1 раз/3 суток в течение до 3 месяцев на фоне полной отмены психотропных препаратов.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к соединениям формулы (I) и их солям, где R1 представляет формулу -А11 -А12-; R2 представляет тетрагидрофурилметил, тетрагидропиранилметил или тетрагидропиранил; А11 представляет простую связь, метилен или 1,2-этилен; А12 представляет C1-6алкил, C3-6циклоалкил или C3-6циклоалкил, содержащий метил; R3 представляет метокси, циано, циклобутилоксиметил, метоксиметил или этоксиметил; и R4 представляет метокси или хлор.

Изобретение относится к соединению формулы (1) в которой Аr представляет собой группу формулы (Аr-1) или (Аr-2) в которой R1 представляет собой галоген, R2 представляет собой водород, R3 представляет собой водород, R4 представляет собой водород, алкил или алкенил, Х представляет собой атом азота или СН, R5 и R6 каждый представляет собой водород и h равно 1; l равно 1 или 2; m равно 1 или 2; n равно 0, 1 или 2; о равно целому числу от 0 до 3, при условии, что n и о не равны одновременно 0.

Изобретение относится к соединениям общей формулы (I), где X представляет собой атом галогена или С1-6 -алкил; n имеет значение 0, 1, 2 или 3; R1 представляет собой Н; R2 представляет собой или ;R3 представляет собой С1-6-алкил, С3-10-циклоалкил, фенил, 6-членный гетероциклоалкил, представляющий собой тетрагидропиранил, или 5-10-членный гетероарил, выбранный из пиридинила, пиразинила, пиримидинила, пиридазинила, бензо[1,3]диоксолила и 2,3-дигидробензо[1,4]диоксинила; которые возможно замещены и содержат от одного до пяти заместителей, указанных в формуле изобретения.
Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и может быть использовано для лечения подострого реактивного депрессивного психоза. .

Изобретение относится к области медицины и касается применения антагонистов дельта-опиоидных рецепторов, не проникающих через гемато-энцефалический барьер, например М-154129; ICI 154, 129; N,N-Di(2-propenyl)-L-Tyr-N-[2-[[(S)-2-[[(S)-1-carboxy-3-methylbutyl]amino]-2-oxo-1-benzylethyl]thio]ethyl]-Gly-NH2, для снижения уровня тревожности у млекопитающих, нуждающихся в этом.

Изобретение относится к медицине и ветеринарии, предназначено для применения в трансплантологии, травматологии, хирургии и онкологии и может быть использовано для замещения костных дефектов.

Изобретение относится к медицине и ветеринарии, а именно к реконструктивной хирургии, предназначено для применения в области трансплантологии, травматологии, хирургии и онкологии.
Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальным исследованиям в онкологии, и может быть использовано для усиления действия противоопухолевых препаратов.
Изобретение относится к медицине, а именно к офтальмологии, и может быть использовано для лечения «сухой» формы возрастной макулярной дегенерации. .
Изобретение относится к области медицины, а именно неврологии, и может быть использовано для лечения осложнений, вызванных герпетическим менингоэнцефалитом. .
Изобретение относится к медицине, в частности к офтальмологии, и может быть использовано для лечения периферических и центральных тапеторетинальных дистрофий. .
Изобретение относится к медицине, в частности к офтальмологии, и касается лечения влажной формы возрастной макулярной дегенерации (ВМД). .
Изобретение относится к медицине, а именно к кардиологии и кардиохирургии, и может быть использовано при лечении диффузного поражения миокарда. .
Изобретение относится к медицине, в частности к гастроэнтерологии, и касается лечении язвенного колита и болезни Крона. .

Изобретение относится к области медицины, в частности ортопедии. .
Изобретение относится к медицине, в частности к офтальмологии, и может быть использовано для лечения «сухой» формы возрастной макулярной дегенерации
Наверх