Церебропротекторное средство


 


Владельцы патента RU 2497540:

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Научно-исследовательский институт фармакологии" Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (ФГБУ "НИИ фармакологии" СО РАМН) (RU)

Изобретение относится к медицине, конкретно к фармакологии, неврологии и клеточным технологиям. Описано применение напеллина в качестве церебропротекторного средства. Изобретение решает задачу расширения арсенала высокоэффективных церебропротекторных средств. Механизмом действия средства является активация нейральных стволовых клеток головного мозга. 3 табл., 2 пр.

 

Изобретение относится к медицине, конкретно к фармакологии, неврологии и клеточным технологиям.

Известно большое количество церебропротекторных средств и способов терапии и профилактики поражений головного мозга [1].

Недостатком данных средств является зачастую их невысокая эффективность [2].

Задачей решаемой настоящим изобретением является расширение арсенала высокоэффективных церебропротекторных средств.

Поставленная задача достигается применением напеллина в качестве церебропротекторного средства.

Новым в предлагаемом изобретении является использование в качестве церебропротекторного средства напеллина.

Используемое оригинальное средство напеллин было разработано и получено ФГБУ «НИИ фармакологии» СО РАМН (г.Томск) совместно с Национальным исследовательским Иркутским Государственным Техническим Университетом (г.Иркутск) и представляло собой 0,0005% водный раствор данного алкалоида. Напеллин извлекался из растительного сырья (травы растений семейства лютиковых) в виде свободных оснований экстракцией стандартным методом [3].

На сегодняшний день для церебропротекции с целью терапии и профилактики развития поражений головного мозга применяют широкий спектр медикаментозных и немедикаментозных методов лечения [1, 2]. При этом фармакологическое действие существующих церебропротекторов, заключается преимущественно в защите, либо стимуляции сохранившихся клеточных элементов. Однако данная концепция фармакологического вмешательства в ряде случаев оказывается абсолютно несостоятельной. Имеющиеся церебропротекторы оказываются не способными зачастую не только полностью восстанавливать морфофункциональное состояние органа, но и предупреждать развитие прогредиентного характера течения патологического процесса [1].

В связи с этим, безусловно, актуальным представляется разработка принципиально новых церебропротекторных средств с качественно новыми механизмами действия.

Полученные в последние годы сведения о свойствах и закономерностях жизнедеятельности мультипотентных клеток-предшественников взрослого организма открыли возможность развития нового направления в лечении многих заболеваний - с помощью клеточной терапии. При этом наиболее физиологичным и перспективным подходом к решению задач регенеративной медицины является фармакологическая стратегия клеточной терапии, основанная на принципе стимуляции эндогенных стволовых клеток (СК) путем подражания деятельности естественных регуляторных систем их функционирования в организме [4].

В ФГБУ «НИИ фармакологии» СО РАМН показана принципиальная возможность и высокая эффективность фармакологической стратегии клеточной терапии на разных моделях заболеваний, в том числе и при патологических состояниях ЦНС [4]. В то же время с помощью метода тонкослойной хроматографии нами в алкалоидной фракции растений семейства лютиковых было установлено содержание напеллина (C22H33NO3) и выявлено его выраженное стимулирующее влияние в отношении стромальных прогениторных клеток кожи и процессов заживления ран поверхностных тканей при использовании наружно [5].

При этом влияние напеллина на процессы регенерации тканей внутренних органов, в том числе пораженной патологическим процессом ЦНС, и возможность осуществления церебропротекции за счет активации механизмов регенерации, связанных со стволовыми клетками (СК) при его применении in vivo не изучено. Эксперимент показал непредсказуемые результаты.

Факт применения напеллина с достижением нового технического результата, заключающегося в получении выраженных церебропротекторных эффектов, для специалиста является не очевидным.

Новые свойства не вытекают явным образом из уровня техники в данной области и не обнаружены в патентной и научно-технической литературе.

Предлагаемое изобретение может быть использовано в медицине.

Исходя из вышеизложенного, следует считать заявляемое техническое решение соответствующим критериям. «Новизна», «Изобретательский уровень», «Промышленная применимость».

Эксперименты были проведены на 68 беспородных мышах. Животные получены из питомника отдела экспериментального биомедицинского моделирования ФГБУ «НИИ фармакологии» СО РАМН.

Исследования проводили в соответствии с правилами лабораторной практики (GLP), Приказом МЗСР РФ №708н от 23.08.2010 «Об утверждении правил лабораторной практики», Федеральным Законом от 12 апреля 2010 г. №61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», «Руководством по проведению доклинических исследований лекарственных средств» (Москва, 2012).

Пример 1

Предлагаемое средство получали из травы аконита байкальского и живокости высокой. Надземная часть растений, собранная в период цветения в Иркутской области, измельчалась до размера частиц менее 5 мм, обрабатывалась раствором карбоната натрия и подвергалась непрерывной экстракции хлороформом в течение 5 суток. Хлороформный экстракт упаривали до небольшого объема и тщательно экстрагировали 5% серной кислотой. Кислотную вытяжку подщелачивали карбонатом натрия до pH 9-10 и последовательно экстрагировали сначала эфиром, затем хлороформом. Эфирный экстракт упаривали досуха, растворяли в небольшом количестве эфира и хроматографировали на дезактивированной окиси алюминия в системе гексан-ацетон (90→50%). Эфирорастворимую фракцию подвергли дробной экстракции буферными растворами с увеличивающимися значениями pH. Эфирный раствор, оставшийся после экстракции наиболее щелочным буфером, упаривали досуха и хроматографировали на окиси алюминия в системе гексан-метанол с элюцией напеллина. Вещество растворяли в дистиллированной воде до конечной концентрации 0,0005%.

Пример 2

Фармакологические свойства средства изучали на модели гипоксического поражения ЦНС. Гипоксическое воздействие представляло собой гипоксию гермобъема и моделировалось с использованием термокамеры [6]. Термокамера представляла собой стеклянный сосуд с выверенным объемом в 500 мл (±<1,0%) и герметически закрывающейся крышкой. Животных помещали в термокамеру, после чего ее крышка плотно закрывалась. Мыши находились там до появления предсмертного судорожного припадка или первого агонального вдоха, после чего их извлекали и давали «раздышаться». Для получения выраженной энцефалопатии гипоксическое воздействие моделировалось дважды с интервалом в 48 часов. При этом при использовании термокамеры 500 мл у животных сразу после гипоксической травмы наблюдается быстрое (в течение 2-3 часов) восстановление всех функций. Функциональные нарушения со стороны центральной нервной системы, вызванные гипоксическим воздействием, оценивались по изменению ориентировочно-исследовательского поведения в открытом поле и сохранности УРПИ [7].

При такой постановке методики в течение 10-15 дней после последней гипоксии мыши, подвергнутые ее воздействию, практически ничем не отличаются от нормальных животных, однако, начиная с 14-21 дня у них начинают проявляться нарушения мнестической деятельности, а к концу четвертой недели наблюдается частичная гибель. Оценку состояния животных по сохранности УРПИ проводили через 48 часов, на 7, 14, 21 и 28 дни после выработки рефлекса. Гибель животных учитывалась к 35 дню эксперимента. Результаты оценивались по доле животных с сохранившимся рефлексом и по доле животных погибших к исходу пятой недели после гипоксической травмы. Ориентировочно-исследовательское поведение в открытом поле и выработку УРПИ осуществляли через 1 час после повторной гипоксической травмы.

Экспериментальная установка «открытое поле» представляла собой камеру размером 40×40×20 см с квадратным полом и стенками белого цвета [7]. Ее пол, разделенный на 16 квадратов, имел в каждом квадрате круглое отверстие диаметром 3 см. Сверху камера освещалась электрической лампой накаливания мощностью 100 ватт, расположенной на высоте 1 м от пола. Мышь помещалась в один из ее углов и в течение 3-х минут, раздельно в первую и две последующие минуты, регистрировали количество перемещений с квадрата на квадрат (горизонтальная активность), количество вставаний на задние лапки (вертикальная активность), количество обследований отверстий (норковый рефлекс), количество умываний (груминг) и количество актов дефекации по количеству фекальных шариков (болюсов) и вычислялся коэффициент асимметрии поведения в виде отношения количества горизонтальных перемещений к общей двигательной активности, выраженного в процентах. Результаты первой и двух последующих минут тестирования оценивались раздельно и в сумме.

Методика УРПИ основана на подавлении врожденного рефлекса предпочтения темного пространства, имеющегося у грызунов [7]. Экспериментальная установка представляла собой камеру, состоящую из двух отсеков: большого - освещенного и малого - темного. Животное помещалось в светлый отсек и вскоре (через 10-20 секунд), в силу врожденного рефлекса предпочтения темного пространства, переходило в малый отсек, после чего дверка, соединяющая оба отсека, перекрывалась и на пол темного отсека, состоящего из параллельных чередующихся электродов, подавали электрический ток импульсами продолжительностью 50 Мс, частотой 5 Hz и амплитудой 50 мА. Через 10 секунд дверку открывали и животное могло выскочить в светлый отсек с обычным полом. В результате описанной процедуры у животных вырабатывался условный рефлекс избегания темного пространства. При проверке воспроизводимости рефлекса животных помещали в светлый отсек в угол противоположный от входа в темный отсек и наблюдали в течение 3-х минут. Регистрировали время первого захода в темный отсек (латентное время захода), суммарное время пребывания в темном отсеке. Выработанным, рефлекс считался, если в течение всех 3-х минут наблюдения животное ни разу не посетило темный отсек или латентное время захода превышало 150 с. О качестве рефлекса судили по доле животных с наличием рефлекса. Дополнительными показателями, характеризующими условно-рефлекторную деятельность и поведенческий статус служили количество дефекаций, груминг, количество обследований входа в темный отсек, время пребывания в светлом отсеке, количество заходов в темный отсек и время пребывания в темном отсеке. Животные, которые после помещения в светлый отсек сохраняли неподвижность, и не приближались ко входу в темный отсек, при подсчете результатов не учитывались.

С целью изучения механизмов действия препарата с помощью метода клонирования in vitro изучали его влияние на нейральные СК паравентрикулярной области головного мозга животных, перенесших гипоксию [8].

Для изучения церебропротекторных свойств средство в дозе 0,2 мл вводили перорально в виде 0,0005% - раствора по двум схемам: 1) ежедневно, начиная за 4 дня до гипоксического воздействия и 5-й раз за 1 час перед гипоксией; 2) 1 раз в сутки в течение 5 дней после моделирования патологического состояния. Указанные схемы введения позволяют оценивать церебропротекторное, антигипоксическое и ноотропное действие фармакологических веществ [9].

В качестве препарата сравнения использовали Г-КСФ (Нейпоген, «Hoffman-la Roche», Швейцария), который вводили подкожно в дозе 125 мкг/кг по аналогичным схемам. Данное средство является наиболее близким по технической сущности достигаемого результата. Оно обладает выраженным церебропротекторным действием, определяемым стимуляцией механизмов регенерации «глубокого резерва», связанных со СК [8], однако является достаточно токсичным [4], что делает маловероятным его применение в эффективных режимах в клинике по данным показаниям.

Проведенные исследования показали (табл.1, 2) что перенесенная гипоксия вызывала снижение ориентировочно-исследовательского поведения в открытом поле со сдвигом коэффициента асимметрии поведения. В группе гипоксического контроля отмечалось увеличение латентного времени захода в темную камеру при выработке рефлекса, что свидетельствует о нарушении ориентировочного рефлекса. Применение заявляемого средства по обеим схемам приводило к нормализации ориентировочно-исследовательского поведения в открытом поле, в то время как Г-КСФ был эффективен лишь при 2 схеме введения (табл.1).

Проявления постгипоксической энцефалопатии у животных гипоксического контроля при регистрации мнестических функций (УРПИ) начались с 14 суток, прогрессивно нарастая к 28 дню при этом в этой группе отмечалась гибель 65% животных. Применение напеллина оказало защитное действие на животных. Имело место повышение уровня воспроизводимости рефлекса и предотвращение гибели животных. При этом использование препарата сравнения сопровождалось развитием терапевтических эффектов только при его введении после моделирования патологического состояния (табл.2)

Исследование механизмов церебропротекторного действия данного средства выявило его значительное стимулирующее влияние в отношении регионарных нейральных клеток-предшественников паравентрикулярной области головного мозга, что проявлялось в значительном увеличении их количества (табл.3).

Полученные результаты свидетельствуют о выраженной церебропротекторной активности напеллина, сопряженной с активацией реализации ростового потенциала резидентными нейральными СК головного мозга.

Таблица 1
Влияние напеллина в сравнении с Г-КСФ на показатели ориентировочно-исследовательского поведения беспородных мышей-самцов в открытом поле после перенесенной гипоксической травмы (X±m)
Группы наблюдения, доза Суммарная двигательная активность Горизонтальная активность Вертикальная активность Норковый рефлекс Груминг Дефекация Коэффициент асимметрии
Контроль интактный 65,9±7,4* 32,3±3,8* 4,2±1,2 24,1±2,8 1,0±0,3 1,5±0,2* 51±4*
Контроль гипоксический 35,7±3,2 27,5±2,8 1,0±0,6 5,7±1,4 1,2±0,5 0,2±0,1 73±4
Г-КСФ по первой схеме 37,8±4,3 28,4±1,9 0,9±0,3 6,2±1,1 0,4±0,2 0,1±0,1 71±5
Г-КСФ по второй схеме 61,7±6,3* 29,7±4,2* 3,5±1,3* 19,7±3,8* 0,9±0,4 0,3±0,3 53±3*
Заявляемое средство по первой схеме 59,9±3,7* 31,7±5,8* 3,7±0,8* 19,7±2,4* 0,9±0,2 0,2±0,1 57±3*
Заявляемое средство по второй схеме 64,3±4,2* 30,9±3,7* 4,1±0,9* 25,6±1,5* 0,8±0,2 1,3±0,4* 52±3*
* - различия достоверны в сравнении с гипоксическим контролем при p<0,05
Таблица 2
Влияние напеллина в сравнении с Г-КСФ на сохранность условного рефлекса пассивного избегания беспородных мышей-самцов после перенесенной гипоксической травмы (X±m)
Группы наблюдения, доза Доля животных с сохранившимся рефлексом при проверке через (в %) Доля животных, погибших к исходу 35 суток, в %
48 часов 7 суток 14 суток 21 сутки 28 суток
Контроль интактный 100* 100* 100* 92 100* 0*
Контроль гипоксический 83 83 33 17 17 65
Г-КСФ по первой схеме 80 80 33 18 18 50*
Г-КСФ по второй схеме 100* 100* 83* 92* 90* 0*
Заявляемое средство по первой схеме 100* 100 100* 92* 92* 0*
Заявляемое средство по второй схеме 100* 100 100* 100 90* 0*
* - различия достоверны в сравнении с гипоксическим контролем при p<0,05
Таблица 3
Влияние напеллина в сравнении с Г-КСФ на динамику содержания нейральных стволовых клеток (НСК) в паравентрикулярной области головного мозга беспородных мышей после моделирования энцефалопатии (X±m)
Сроки исследования, сутки НСК, на 5×104 нуклеаров
Контроль интактный 5,87±0,39
5-е Контроль гипоксический 6,3±0,62
Г-КСФ по первой схеме 5,93±0,36
Г-КСФ по второй схеме 12,64±0,63*
Заявляемое средство по первой схеме 9,3±0,57*
Заявляемое средство по второй схеме 11,6±0,45*
* - различия достоверны в сравнении с гипоксическим контролем при p<0,05

Литература

1. Машковский М.Д. Лекарственные средства: 15-е изд. - М.: ОО «Изд-во Новая Волна», 2008. - 1206 с.

2. Алексеева Г.В., Гурвич A.M., Семченко В.В. Постреанимационная энцефалопатия (патогенез, клиника, профилактика и лечение). - Омск: Омская областная типография, 2003. - 152 с.

3. Погодаева Н.Н., Жапова Ц., Верещагин А.Л., Горшков А.Г., Семенов А.А. Изучение алкалоидного состава некоторых видов сибирских аконитов // Раст. ресурсы, вып.2, 2000 г., С.79-84.

4. Дыгай A.M., Зюзьков Г.Н. Фундаментальные аспекты перспективы использования нанотехнологичных модификаторов функций стволовых клеток в регенеративной медицине // Нанотехнологии и охрана здоровья. - 2012. - Том IV. - №2 (11). - С.30-38.

5. Зюзьков Г.Н, Крапивин А.В., Нестерова Ю.В., Поветьева Т.Н., Жданов В.В., Суслов Н.И., Фомина Т.И., Удут Е.В., Мирошниченко Л.А., Симанина Е.В., Семенов А.А., Кравцова С.С., Дыгай A.M. Механизмы регенераторного действия дитерпеновых алкалоидов аконита байкальского // Бюл. эксперим. биол. и медицины, 2012. - №6. - С.823-827.

6. Патент (RU) на изобретение №2240604 «Способ моделирования постгипоксической энцефалопатии и связанных с ней нарушений в системе крови», 2004 г. (опубл. 20.11.2004 г., Бюл. №32). Авторы: Гольдберг Е.Д., Дыгай A.M., Зюзьков Г.Н., Суслов Н.И.

7. Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон Дж.П. Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения. / пер. с англ. Под ред проф. А.С. Батуева. - М.: Высшая школа, 1991. - 398 С.

8. Патент (RU) на изобретение №2284060 «Способ экспериментальной терапии энцефалопатии», 2006 г. (опубл. 20.09.2006 г., Бюл. №26). Авторы: Гольдберг Е.Д., Дыгай A.M., Зюзьков Г.Н., Жданов В.В., Суслов Н.И.

9. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ / Под ред Р.У. Хабриева. - 2 изд. - М.: ОАО «Изд-во «Медицина», 2005. - С.54-69.

Применение напеллина в качестве церебропротекторного средства.



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к созданию средства на основе экстракта семян Лотоса орехоносного (Nelumbo nucifera), обладающего иммунотропной и антиоксидантной активностью.
Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, и может быть использовано для профилактики возникновения острого послеоперационного панкреатита. Для этого на фоне базисной терапии вводят 0,002 г даларгина внутривенно струйно и антиоксидант - тиоктовую кислоту в зависимости от «степени риска» развития осложнения, определяемого областью вмешательства при операциях на органах брюшной полости.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности и представляет собой применение каликс[6]арена формулы (IA) или (IB) для лечения загрязнения кожи ураном, плутонием или америцием.

Изобретение относится к медицине, а именно к оториноларингологии. Разогретым дистальным торцом световода полупроводникового лазера контактным способом в постоянном режиме выполнялось рассечение сращений между латеральной и медиальной стенкой полости носа.

Изобретение относится к медицине, а именно к оториноларингологии. .

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, в частности к кардиопротекторному и антиоксидантному средству. .

Изобретение относится к новому химически стабильному антиоксидантному соединению, содержащему липофильный катионный фрагмент, связанный соединяющим фрагментом с молекулой антиоксиданта, и анионный компонент для указанного катионного фрагмента, где антиоксидантное соединение представляет собой митохинон, выбранный из: 10-(6'-убихинонил)пропилтрифенилфосфония, 10-(6'-убихинонил)пентилтрифенилфосфония, 10-(6'-убихинонил)децилтрифенилфосфония и 10-(6'-убихинонил)пентадецилтрифенилфосфония, имеющий общую формулу I: или его хинольную форму, где R 1, R2 и R3 представляют собой СН 3, атом С в (С)n является насыщенным и n означает 3, 5, 10 или 15, Z означает анионный компонент, который выбирают из группы, состоящей из метансульфоната и этансульфоната.

Изобретение относится к способу получения покрытого стабилизирующей оболочкой нанокристаллического диоксида церия, который характеризуется антиоксидантной активностью.

Изобретение относится к производным оксима холест-4-ен-3-она формулы (I) и их фармацевтически приемлемым солям и оптическим изомерам, их применению в качестве цитопротекторных лекарственных средств, а также к фармацевтической композиции на их основе.

Настоящее изобретение относится к соединениям, являющимся ингибиторами аспартильных протеаз, пригодным для лечения сердечно-сосудистых, нейродегенеративных заболеваний и грибковых инфекций, формулы где W представляет собой -C(=O)-; X представляет собой -NH-; U представляет собой -C(R6)(R7)-; R1 представляет собой метил; R2, R3 и R6 представляют собой H; R4 и R7 представляют собой необязательно замещенный фенил, а также их таутомерам и фармацевтически приемлемым солям.

Изобретение относится к медицине, неврологии, способам профилактики, лечения нейродегенеративных заболеваний, таких как таупатии, болезни Альцгеймера, Гентингтона, Паркинсона.
Изобретение относится к области фармацевтики и медицины и касается фармацевтической композиции, обладающей ГАМК-ергической активностью, содержащей 4[(4'-никотиноиламино)бутироиламино] бутановую кислоту, никотиноил гамма-аминомасляную кислоту, кальциевую соль гомопантотеновой кислоты и вспомогательные вещества при следующем соотношении компонентов, мас.%: 4[(4'-никотиноиламино)бутироиламино]бутановая кислота 3-50, никотиноил гамма-аминомаслянная кислота 10-95, кальциевая соль гомопантотеновой кислоты 0-80, вспомогательные вещества остальное, обладающей высокой активностью при низкой дозе активных компонентов.
Изобретение относится к медицине, а именно к фармакологии, и касается применения селективного антагониста глутаматных рецепторов для влияния на когнитивные функции.

Изобретение относится к медицине, а именно к неврологии, и касается улучшения когнитивной функции. Для этого вводят композицию, содержащую по крайней мере одно соединение, выбранное из катехина, эпикатехина, соединения формулы A, и его фармацевтически приемлемой соли в суточной дозе не менее 150 мг.

Изобретение относится к области фармацевтики, в частности к твердым фармацевтическим композициям для подавления иммунной системы и лечения рассеянного склероза.

Группа изобретений относится к медицине и касается применения полинуклеотида, который содержит последовательность, кодирующую C-концевой домен тяжелой субъединицы токсина столбняка (HcTeTx), для лечения бокового амиотрофического склероза (ALS), а также применения полипептида, который содержит C-конец тяжелой субъединицы токсина столбняка (HcTeTx), для лечения указанного заболевания.

Настоящая группа изобретений относится к медицине, а именно, к неврологии, и касается лечения рассеянного склероза. Для этого перорально вводят модулятор рецептора S1P, представляющий собой 2-амино-2-[2-(4-октилфенил)этил]пропан-1,3-диол или его фармацевтически приемлемую соль, в суточной дозе 0,5 мг.

Настоящая группа изобретений относится к медицине, а именно к неврологии, и касается применения экстракта листьев Гинкго билоба для лечения и профилактики синдрома деменции.
Изобретение относится к фармацевтической промышленности, в частности к средству, обладающему противомикробным действием. Средство, обладающее противомикробным действием, представляющее собой эфирное масло из семян робинии псевдоакации (Robinia pseudaacacia L.), полученное путем сбора семян в октябре месяце, их трехкратной экстракции петролейным эфиром при определенных условиях.
Наверх