Жидкая энтеральная питательная композиция, подходящая для зондового питания, минимизирующая осложнения верхнего и нижнего отделов желудочно-кишечного тракта

Настоящее изобретение относится к жидкой энтеральной питательной композиции. Жидкая энтеральная питательная композиция включает белковую фракцию, содержащую от 25 мас.% до 80 мас.% растительного белка, включающего, по меньшей мере, источник интактного горохового белка, где белковая фракция дополнительно включает молочный белок, выбранный из группы, состоящей из казеина, включая мицеллярный казеин и казеинат, и сывороточного белка и жировую фракцию. Причем жировая фракция включает: от 8 до 15 мас.% линолевой кислоты (ЛК); от 3,0 до 6,0 мас.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК), докозагексаеновой кислоты (ДГК) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК), где количество АЛК>2,5 мас.%, а комбинированное количество ДГК и ЭПК≤2,5 мас.%; от 10 до 20 мас.% по меньшей мере одной среднецепочечной жирной кислоты (СЦЖК) и от 35 до 79 мас.% по меньшей мере одной мононенасыщенной жирной кислоты (МНЖК), где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции. Как вариант, жидкая энтеральная питательная композиция включает белковую фракцию, содержащую от 20 до 40 мас.% казеина, от 20 до 40 мас.% сывороточного белка, от 13 до 25 мас.% соевого белка и от 13 до 25 мас.% горохового белка относительно общего белка в белковой фракции, где сумма указанных белков равна 100 мас.%. Также композиция включает жировую фракцию, содержащую от 13,5 до 13,9 масс.% ЛК; от 4,3 до 4,7 мас.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот АЛК, ДГК и ЭПК, где количество АЛК>2,7 мас.%, или где количество АЛК составляет от 2,5 до 4,0 мас.%, и комбинированное количество ДГК и ЭПК≤1,0 мас.%; от 15,7 до 16,2 мас.% по меньшей мере одной СЦЖК и от 50 до 60 мас.% по меньшей мере одной МНЖК, где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции. Композиция включает также углеводную фракцию и необязательно фракцию пищевых волокон. Полученные композиции используют в качестве зондового питания, в частности для долговременного зондового питания. Также композиции применяют для профилактики и/или лечения осложнений верхнего и/или нижнего отдела желудочно-кишечного тракта у пациентов, получающих зондовое питание. Изобретение позволяет минимизировать клинические осложнения, связанные с введением энтерального питания пациентам при использовании зонда, в частности, выражающиеся в замедленном опорожнении желудочно-кишечного тракта. 6 н. и 20 з.п. ф-лы, 8 табл., 2 пр.

 

ОБЛАСТЬ ТЕХНИКИ

Настоящее изобретение относится к жидкой энтеральной питательной композиции, включающей специально разработанную фракцию на основе горохового белка, жировую фракцию и необязательно фракцию пищевых волокон, (a) которая отвечает всем питательным потребностям в соответствии с основными рекомендациями для здорового и сбалансированного питания, (b) которая хорошо переносится и минимизирует клинические осложнения, часто связанные с введением энтерального питания пациентам при использовании зонда, в частности, выражающиеся в ухудшенном опорожнении желудка, и (c) которая подходит для зондового питания.

Клиническая проблема

Ввиду различных причин, таких как заболевания, медицинские показания, недостаточное питание, инвалидность, постоперационные состояния и тому подобное, пациенты могут быть неспособны получить необходимое питание при поглощении его через рот, например орально путем поедания или питья. Конкретные показания включают тяжелую белково-энергетическую недостаточность, кому, невозможность орального потребления пищи ввиду травмы головы или шеи, болезнь Крона, неврологические нарушения, приведшие к дисфагии, мозговое острое сосудистое расстройство, хирургическое вмешательство и тяжелые заболевания и поражения (например, ожоги), вызывающие метаболический стресс. Следовательно, известно обеспечение медицинского энтерального питания при использовании пищевых добавок, потребляемых орально или в виде зондового питания. Зондовое питание позволяет обеспечить питание пациентам, которые не могут получать питание, заглатывая его, при использовании устройств, таких как устройство для назогастрального зондового питания или назогастронального зондового питания или при использовании чрезкожной эндоскопической гастрономии (PEG) или PEG-еюнальной системы питания.

В контексте настоящей патентной заявки питание, при котором осуществляется питание пищевыми добавками и/или зондовое питание, называется энтеральным питанием, включая все указанные выше зондовые системы питания, и питание, используемое в питании пищевыми добавками и/или зондовом питании, называется энтеральным питанием. Применение такого энтерального питания может быть временным для лечения острых состояний или пожизненным в случае хронического заболевания. Как правило, указанное энтеральное питание вводят пациентам в больницах, в лечебно-реабилитационных центрах для престарелых и субъектам, получающим медицинскую помощь на дому, где введение энтерального питания, в частности зондового питания, носит постоянный характер (такое как длительное энтеральное питание).

Следовательно, важно обеспечить, в частности, субъектов, нуждающихся в зондовом питании в течение длительного периода времени в комбинации с современными достижениями медицины, приводящими к увеличению продолжительности жизни и улучшению лечения заболеваний, продуктом с оптимальной композицией, (a) которая отвечает всем питательным потребностям, в частности, по белковым, жировым и углеводным компонентам в течение длительного периода времени, и (b) которая минимизирует клинические осложнения, часто связанные с введением энтерального питания пациентам при использовании зонда.

Такими клиническими осложнениями являются, например, рвота, тошнота, рефлюкс, диарея, запор и задержка опорожнения желудочно-кишечного тракта. Можно провести разделение между осложнениями верхнего и нижнего отдела желудочно-кишечного тракта. Осложнениями нижнего отдела желудочно-кишечного тракта, как правило, являются диарея и запор; осложнениями верхнего отдела желудочно-кишечного тракта, как правило, являются замедленное опорожнение желудочно-кишечного тракта, задержка опорожнения желудочно-кишечного тракта, рефлюкс, рвота, аспирация и пневмония. Дополнительно, замедленное опорожнение желудочно-кишечного тракта является фактором риска для возникновения повышенного рефлюкса, рвоты и аспирации и, следовательно, для развития пневмонии.

Техническая проблема

Дополнительно, композиция для жидкого энтерального питания по настоящему изобретению является (c) подходящей в качестве зондового питания и может быть легко введена через зонд, то есть она имеет низкую вязкость и низкую плотность, нейтральный pH, длительный срок хранения, высокую лежкоспособность, отсутствует разделение, агломерация или осаждение. Она подходит для тепловой обработки (такой как стерилизация и пастеризация) по существу без изменений в структуре, вкусовой привлекательности (в частности, для композиций для орального питания), вязкости и тому подобного. Белковая и жировая фракции легко смешиваются с другими компонентами, такими как углеводная фракция, фракция усвояемых пищевых волокон и другие компоненты, например, для обеспечения сбалансированной жидкой энтеральной питательной композиции.

ПРЕДШЕСТВУЮЩИЙ УРОВЕНЬ ТЕХНИКИ

Известно, что уделялось мало внимания развитию жидких энтеральных питательных композиций, подходящих для зондового кормления, которые отвечали бы всем указанным выше условиям (a), (b) и (c).

В EP 1972345 Al (Katry Inversiones) описывается пищевой продукт на основе горохового белка, предназначенный для энтерального или орального питаний, содержащий белковую фракцию со специфическим аминокислотным профилем, смесь липидов, углеводы, растворимые и нерастворимые пищевые волокна, витамины и минеральные вещества, в частности, белковая фракция на основе горохового белка содержит 50 масс.% казеината, 25 масс.% молочных сывороточных белков и 25 масс.% горохового белка, а смесь жиров содержит специфическую пропорцию жирных кислот. Хотя нутритивные качества заявленного пищевого продукта выражены через количественные значения, отсутствуют данные по клиническим осложнениям при потреблении людьми, в частности при использовании в качестве зондового питания.

В EP2073781 A2 (Nestec SA) описываются специфические с длительным сроком хранения композиции для зондового питания для специфических категорий пациентов, таких как пожилые люди. Нет ни количественных значений по питательным качествам пищевого продукта, ни данных о клинических осложнениях при потреблении людьми, в частности при использовании в качестве зондового питания.

Дополнительно, из литературы известно, что различные белки и жиры по разному влияют на опорожнение желудочно-кишечного тракта. Например, казеин коагулирует в желудке, в то время как сывороточные белки не коагулируют. Следовательно, казеин рассматривается, как коагулирующий белок, замедляющий опорожнение желудочно-кишечного тракта, а сывороточные белки рассматриваются как не коагулирующие белки, которые гораздо быстрее выводятся из желудочно-кишечного тракта. В настоящее время не известно, являются ли другие белки коагулирующими или не коагулирующими в желудке и оказывают они или не оказывают влияние на опорожнение желудочно-кишечного тракта.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ

Настоящее изобретение относится к жидкой энтеральной питательной композиции, (a) которая отвечает всем питательным потребностям, в частности по белковым и жировым компонентам в соответствии с основными рекомендациями для здорового и сбалансированного питания, (b) которая хорошо переносится и минимизирует клинические осложнения, часто связанные с введением энтерального питания пациентам при использовании зонда, в частности, выражающиеся в замедленном опорожнении желудочно-кишечного тракта, и (c) которая подходит для зондового питания по обычным параметрам таким, как стабильность, срок годности, вязкость и тому подобное. Неожиданно авторы настоящего изобретения обнаружили, что указанная цель может быть достигнута за счет жидкой энтеральной питательной композиции, как указанно в любом из пунктов приложенной формулы изобретения, включающей инновационную и новую белковую фракцию на основе горохового белка, включающей от более чем 25 масс.% вплоть до 80 масс.% растительного белка, включающего, по меньшей мере, источник горохового белка и инновационную и новую жировую фракцию, включающую (a) от 8 до 15 масс.% линолевой кислоты (ЛК) (LA); (b) от 3,0 до 6,0 масс.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК) (ALA), докозагексаеновой кислоты (ДГК) (DHA) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК) (EPA), где количество АЛК>2,5 масс.%, а комбинированное количество ДГК и ЭПК≤2,5 масс.%; (c) от 10 до 20 масс.% по меньшей мере одной среднецепочечной жирной кислоты ((СЦЖК) MCFA); и (d) от 35 до 79 масс.% по меньшей мере одной мононенасыщенной жирной кислоты (МНЖК) (MUFA).

Каждая из инновационной и новой белковой и жировой фракций отдельно заявлена в двух находящихся одновременно на рассмотрении патентных заявках, и считается, что они оптимально обеспечивают пищевые потребности (условие (a)), где находясь в комбинации в жидкой энтеральной питательной композиции по настоящему изобретению, они минимизируют клинические осложнения, в частности, верхнего отдела желудочно-кишечного тракта (условие (b)).

В другом варианте воплощения настоящего изобретения для минимизации осложнений нижнего отдела желудочно-кишечного тракта жидкая энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению дополнительно может включать любые пищевые волокна или любую смесь пищевых волокон, в частности, описанную в EP 0756828 Bl. В частности, жидкая энтеральная питательная композиция включает от 5 до 120 г/л пищевых волокон, где фракция пищевых волокон состоит из от 15 до 50 масс.% растворимых некрахмальных полисахаридов, от 15 до 45 масс.% нерастворимых некрахмальных полисахаридов, от 8 до 70 масс.% неусвояемых олигосахаридов, включая, по меньшей мере, 8 масс.% от общих пищевых волокон гидролизованного инулина и включая резистентный крахмал.

В другом варианте воплощения настоящего изобретения жидкая энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению дополнительно включает одну или более углеводную фракцию и питательные микроэлементы.

Для композиции по настоящему изобретению по сравнению с композицией по предшествующему уровню техники наблюдаются низкие показатели по клиническим симптомам, в частности клинические осложнения верхнего отдела желудочно-кишечного тракта (тошнота, рвота, применение антацидов), а также для клинических осложнений нижнего отдела желудочно-кишечного тракта (диарея, запор), побочных эффектов, связанных с желудочно-кишечным трактом, побочных эффектов, связанных с пневмонией и серьезных побочных явлений.

ПОДРОБНОЕ ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Белковая фракция

Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка включает от более чем 25 масс.% и вплоть до 80 масс.% растительного белка, включающего, по меньшей мере, источник горохового белка.

Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка обеспечивает по меньшей мере 8 эн.%, предпочтительно по меньшей мере 10 эн.%, более предпочтительно по меньшей мере 15 эн.% от общей калорийности композиции.

Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения жидкая питательная композиция по настоящему изобретению предпочтительно содержит от 1 до 20 грамм белка на 100 мл, более предпочтительно от 2 до 15 граммов на 100 мл, более предпочтительно 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14 или 15 грамм белка на 100 мл жидкого продукта или любое целое число и не целое число из указанных пределов.

В контексте настоящей патентной заявки термин «белковая смесь», «белковая фракция» или «белковая композиция» относится к совокупности белков, белковоподобных веществ, пептидов и аминокислот в свободной или любой связанной форме. Следовательно, белковая фракция питательной композиции представляет сумму всех белков, белковоподобных веществ, пептидов и аминокислот, присутствующих в свободной или любой связанной форме в питательной композиции. Кроме того, термин «белковая смесь» относится к совокупности белков, белковоподобных веществ, пептидов, аминокислот в любой форме, при условии, что совокупность белков, белковоподобных веществ, пептидов и аминокислот одновременно присутствует в матрице, такой как водная матрица, такой как жидкая энтеральная питательная композиция. В последнем случае белковая смесь может быть указана, как белковая фракция такой матрицы.

В контексте настоящей патентной заявки белковая фракция на основе горохового белка, по существу, состоит из растительного белка и веществ белковой природы молока, в частности белков.

В контексте настоящей патентной заявки термин «растительный» относится к белку растительного происхождения, такому как, например, белок овощей, таких как морковь, горох, нут, зеленый горошек, коровий горох, горох кормовой, фасоль обыкновенная, люпин, рис, соя, канола, конопля, зеин, маис, кукуруза, ячмень, лен, льняное семя и пшеница. В описании могут быть использованы такие эквиваленты, как «овощной», «бобовый» или «растительный».

В контексте настоящей патентной заявки термин «молочный» белок относится к белку, полученному из молока, то есть белок получают от таких видов животных, как верблюдицы, коровы, козы, кобылицы, люди, северный олень, овцы, водяной буйвол и як.

В одном варианте воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению включает в пределах от 30 до 50 масс.%, в частности, в пределах от 35 до 45 масс.% растительного белка относительно общего белка в белковой фракции.

Белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению может иметь любую физическую форму, такую как порошок или жидкая форма, и это может быть раствор, суспензия, дисперсия или аналогичное им. Предпочтительно белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению находится в жидкой форме. Предпочтительно белковая фракция на основе горохового белка представляет водную белковую фракцию.

Гороховый белок

В прошлом, как правило, только гороховый белок классифицировался, как достаточно бедный источник растительного белка с биологической ценностью (BV) около 49% по сравнению, например, с яичным белком (100%), белком коровьего молока (91%), казеином (77%), соевым белком (74%) и пшеничным белком (54%) (см., например, Renner, E. (1983) Milk and dairy products in human nutrition. Volkswirtschaftlicher Verlag, Munich, Germany) с аминокислотным скором (AAS), который ниже единицы, для яичного белка (1), белка коровьего молока (1), казеина (1) и соевого белка (0,91). BV белка представляет количество азота, используемое для формирования тканей, разделенное на количество, абсорбированное из пищевого продукта, и выражается в процентах. AAS представляет соотношение между количеством первой лимитирующей аминокислоты в исследуемом белке (мг/г) и количеством аминокислоты в контрольном белке (мг/г), которое необязательно умножают на истинную перевариваемость (усвояемость белка, скорректированная по аминокислотному скору (Protein Digestibility Corrected-AAS), PDCAA). Согласно рекомендациям WHO (ВОЗ) (2007) по стандартам качества белка, горох имеет аминокислотный скор менее 1,0 ввиду относительно низкого содержания метионина.

Во всех порошкообразных формах вкус горохового белка достаточно плохой (даже в интактной форме), и смешивается он достаточно плохо, сохраняя зернистую текстуру белка. Однако авторы настоящего изобретения установили, что гороховый белок может быть скомбинирован с одним или более вторым белком, таким как сывороточный белок в концентрации более чем 25 масс.% таким образом, что получают хорошую общую смесь аминокислот и композицию с фактически медленным высвобождением. Сывороточные белки очень быстро поступают в кровоток, при этом гороховый белок абсорбируется гораздо медленнее.

Гороховый белок относительно дешев (в среднем гороховый белок может стоить около половины цены казеината) и поскольку его добавляют в смесь, это повышает содержание белка при сохранении относительно низкой стоимости. Как правило, гороховый белок хорошо переносится подавляющей частью людей, поскольку он свободен от лактозы и не является общим аллергеном. В гороховом белке достаточно высокое содержание цистеина и, следовательно, оно может компенсировать недостаточное содержание цистеина в казеиновом белке. Дополнительно, гороховый белок имеет достаточно высокое содержание аргинина по сравнению с казеиновым, соевым или сывороточным белком, который требуется для мышечного метаболизма и облегчает прирост мышечной массы, снижая при этом жировую массу; и достаточно высокое содержание лизина по сравнению с растительным белком, который необходим для строительства мышечного белка и помогает в поддержании безжировой массы тела.

Источники горохового белка легко доступны специалисту в области техники, к которой относится настоящее изобретение, например, от Roquette (Lestrem, France), который представлен на рынке гороховым изолятом, полученным из чины луговой (Pisum sativum) и от Cosucra Groupe Warcoing (Warcoing, Belgium).

В одном варианте воплощения настоящего изобретения гороховый белок представляет, по существу, интактную форму или не гидролизован. В контексте настоящей патентной заявки термин «не гидролизованный» белок является эквивалентом «интактного» белка, означающим, что белок не был подвергнут процессу гидролиза. Однако в источнике не гидролизованного белка может присутствовать незначительное количество гидролизованного белка или может быть добавлен в композицию в виде дополнительных аминокислот, таких как, например, лейцин, изолейцин, глютамин, аргинин или дипептиды и тому подобное. В одном варианте воплощения настоящего изобретения композиция может включать свободную аминокислоту или смесь свободных аминокислот вплоть до 5 грамм/100 мл, более предпочтительно менее чем 2 грамм/100 мл, более предпочтительно менее чем 1 грамм/100 мл, наиболее предпочтительно менее чем 0,5 грамм/100 мл.

В контексте настоящей патентной заявки термин «незначительное» следует понимать, как количество около 10 масс.% или менее. Используемый в описании настоящей патентной заявки термин «около» следует понимать, как отклонение плюс или минус 10% от данной величины.

Согласно другому варианту воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе гороха по настоящему изобретению включает в пределах от 5 до 60 масс.%, в частности, в пределах от 10 до 30 масс.%, более предпочтительно в пределах от 15 до 25 масс.% горохового белка относительно общего белка в белковой фракции.

Второй растительный белок

Белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению дополнительно включает второй растительный белок иной, чем гороховый белок. Предпочтительно второй растительный белок выбирают из группы, состоящей из соевого, рисового и пшеничного белка. Более предпочтительно второй растительный белок представляет соевый белок.

В одном варианте воплощения настоящего изобретения второй растительный белок находится, по существу, в интактной форме.

Соевый белок

Соевый белок в качестве ингредиента используют с 1959 ввиду его функциональных свойств в различных пищевых продуктах, таких как салатные дрессинги, супы, вегетарианские пищевые продукты и имитации мяса. Его функциональными свойствами являются эмульгирование и текстурирование. В последнее время растет популярность соевого белка, по существу ввиду его пользы для здоровья. Доказано, что соевый белок может помочь в профилактике сердечно-сосудистых проблем, и во многих странах разрешено указывать на пищевых продуктах, богатых соевым белком, утверждение о его пользе для здоровья. Дополнительно, утверждение о пользе для здоровья может быть сделано в отношении улучшения состояния сердечно-сосудистой системы (снижение холестерина), улучшения состояния костей (повышение плотности костей), ослабления симптомов менопаузы (снижение приливов жара), спортивного питания (быстрое наращивание мышечной массы) и поддержания веса (утоление голода). Соевый белок представляет растительный белок, содержащий незаменимые для здоровья человека аминокислоты в относительно высокой пропорции. Соевый белок относится к категории высококачественного полноценного белка, хотя содержание метионина в нем немного ниже, чем рекомендованное ВОЗ 2007 содержание метионина.

Соевый белок может быть разделен на различные категории согласно способу его получения. Изолят соевого белка (SPI) является самой рафинированной формой соевого белка и, по существу, используется в мясных продуктах для улучшения текстуры и питательной ценности. Изолят соевого белка содержит около 90 процентов белка. Концентрат соевого белка (SPC) представляет, по существу, соевый белок без водорастворимых углеводов. Он содержит около 70 процентов белка. Текстурированный соевый белок (TSP) получают из концентрата соевого белка за счет придания ему определенной текстуры. TSP доступен в виде сухих хлопьев или грубой крупки. При гидратации он будет сохранять структуру. Грубая крупка гидратированного текстурированного белка имеет текстуру, аналогичную измельченной говядине. Он может быть использован в качестве заменителя мяса или может быть добавлен в мясо. Текстурированный соевый белок содержит около 70 процентов белка.

Источники соевого белка легко доступны специалисту в области техники, к которой относится настоящее изобретение, например, от Solae Company (St. Louis, MO, USA).

Молочные белки

Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению дополнительно включает молочный белок. Предпочтительно молочный белок выбирают из группы, состоящей из группы казеина и сывороточного белка.

Предпочтительно белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению включает в пределах от 20 до 75 масс.%, в частности, в пределах от 50 до 70 масс.%, более предпочтительно в пределах от 55 до 65 масс.% по меньшей мере одного или более молочного белка относительно общего белка в белковой фракции.

Предпочтительно молочный белок включен, по существу, в интактной (не гидролизованной) форме для обеспечения продукта, обладающего достаточной вкусовой привлекательностью. Такие белки с высокой молекулярной массой повышают вязкость прошедшего тепловую обработку жидкого продукта по сравнению с гидролизованными формами. Настоящее изобретение позволяет получить продукт с хорошей вкусовой привлекательностью и низкой вязкостью при применении настоящего изобретения. Дополнительно, молочные белки компенсируют относительно низкое содержание метионина в растительных белках для достижения аминокислотного скора выше 1,0 для общей белковой фракции.

Сывороточные белки

Одним из самых ценных пищевых белков является сывороточный белок. Он известен своим превосходным аминокислотным профилем, быстрым повышением синтеза белка у млекопитающих (ввиду более высокого содержания лейцина), его улучшенной переносимостью и улучшенным опорожнением желудочно-кишечного тракта, и интересующими биоактивными белками с усиливающими иммунитет свойствами (лактоглобулины, иммуноглобулины, лизоцим, глютамин, цистеин и лактоферрины). С точки зрения питания, сывороточный белок известен, как полноценный натуральный белок, поскольку он содержит все незаменимые аминокислоты, необходимые для ежедневного питания. Также он является одним из богатейших источников разветвленных аминокислот (BCAA, в частности, лейцина), играющих важную роль в синтезе мышечного белка. Кроме того, некоторые из отдельных компонентов сывороточного белка обладают профилактическим действием против вирусной и бактериальной инфекции и модулируют иммунитет у животных. Сывороточный белок является предпочтительным выбором белка для лечения индивидуумов, страдающих от сакропении, а также подходит для здоровых индивидуумов, таких как спортсмены и активные индивидуумы пожилого возраста.

В качестве источника сывороточного белка по настоящему изобретению может быть использован любой коммерчески доступный источник сывороточного белка, то есть сыворотка, полученная любым способом, известным из предшествующего уровня техники, наряду с фракциями сывороточного белка, полученными из нее, или белками, которые составляют основную часть сывороточных белков, представляющих собой β-лактоглобулин, α-лактальбумин и сывороточный альбумин, такой как жидкая сыворотка или сыворотка в порошкообразной форме, такой как изолят сывороточного белка (WPI) (ИСБ) или концентрат сывороточного белка (КСБ) (WPC). Концентрат сывороточного белка богат сывороточными белками, а также содержит другие компоненты, такие как жир, лактоза и глико-макро протеины (GMP), относящийся к казеину неглобулярный белок. Как правило, концентрат сывороточного белка получают при использовании мембранной фильтрации. С другой стороны, изолят сывороточного белка состоит, главным образом, из сывороточных белков с минимальным количеством жира и лактозы. Как правило, изолят сывороточного белка требует более тщательного процесса отделения, такого как комбинация микрофильтрации и ультрафильтрации или ионообменной хроматографии. Как правило, термин изолят сывороточного белка относится к смеси, по меньшей мере, 90 масс.% сухих веществ которой представляют собой сывороточные белки. Концентрат сывороточного белка относится к процентному содержанию сывороточного белка между начальным количеством в побочном продукте (около 12 масс.%) и изолятом сывороточного белка. В частности, в качестве источника глобулярного сывороточного белка может быть использована сладкая сыворотка, полученная как побочный продукт при получении сыра, кислая сыворотка, полученная как побочный продукт при получении кислотного казеина, нативная сыворотка, полученная микрофильтрацией молока, или сычужная сыворотка, полученная как побочный продукт при получении сычужного казеина, как одна, так и в комбинации.

Дополнительно, сывороточный белок представляет белок, полученный от всех видов млекопитающих, таких как, например коровы, овцы, козы, лошади, буйволы и верблюды. Предпочтительно сывороточный белок представляет собой полученный от крупного рогатого скота.

Предпочтительно сывороточный белок доступен в форме порошка, предпочтительно источником сывороточного белка являются КСБ или ИСБ.

Казеин/Казеинат

Казеин представляет один из двух типов белка, обнаруживаемого в молоке, другим является сывороточный белок. Казеин отделяют от молока при коагуляции молока - процессе, традиционно проводимом при получении сыра, и традиционно называют казеинатом, поскольку он утратил свою типичную мицеллярную структуру. Казеин имеет тенденцию образовывать гель в желудке, что замедляет переваривание. Это делает казеин идеальным источником белка для выделения белка в кровоток в течение длительного периода времени, например во время сна. Также казеин имеет высокое содержание глютамина, условно незаменимой аминокислоты, необходимой для восстановления мышечных тканей после интенсивной физической нагрузки и очень важной для кишечника и иммунной функции. Казеин имеет относительно низкое содержание цистеина, которое может быть компенсировано добавлением других белков, таких как растительные белки. Цистеин очень важен для эндогенного синтеза глютатиона и, следовательно, играет важную роль в защите от повреждения свободными радикалами. Как и многие другие питательные вещества, казеин, как правило, связан с ионом металла, поскольку таким образом молекула более стабильна. В частности, как правило, казеин связан с кальцием (Ca2+) и натрием (Na+), поскольку каждый из этих ионов изначально присутствует в молоке, или даже калием (K+) или магнием (Mg2+), который склонен связываться с казеином в процессе экстракции. С точки зрения питания, эти вещества по существу взаимозаменяемы, поскольку все формы казеина являются эффективными источниками белка. Мицеллярный казеин, также называемый казеином в форме нативных мицелл, представляет собой высококачественный молочный белок и изначально находится в молоке в концентрации около 2,6 г/100мл (Dairy Science and Technology, Walstra et al, CRC Press, 2006). Его концентрируют с использованием способа, который не приводит или по существу не приводит к денатурации казеиновых белков, и доступен на рынке, как изолят мицеллярного казеина (MCI). Свежее обезжиренное молоко подвергают микрофильтрации, в большинстве случаев такие способы используют для концентрирования сывороточного белка с получением чистого, по существу не денатурированного молочного белка с нативной структурой. Полученный в результате материал содержит в пределах от 90% до 95%, предпочтительно более 95 масс.% мицеллярного казеина, остальное главным образом составляет сывороточный белок и другой не белковый азот, и другие составляющие, такие как лактоза и неорганические соли, в частности фосфат кальция. В контексте настоящего изобретения считается, что мицеллярный казеин также может быть обеспечен другими источниками молочного белка, такими как, например, источники, по существу, с сохраненным природным соотношением 80:20 казеина к сывороточному белку, такие как концентрат молочного белка (MPC), который представляет собой порошкообразный продукт, как правило, полученный при использовании ультрафильтрации, со средним содержанием белка около 80 масс.%, изолят молочного белка (MPI), порошкообразный продукт, как правило, полученный осаждением, со средним содержанием белка более 85 масс.%, и обезжиренное концентрированное молоко.

В контексте настоящей патентной заявки термин «казеин» включает оба: казеинат и мицеллярный казеин.

В одном варианте воплощения настоящего изобретения казеин представляет казеинат. Предпочтительно казеинат представляет казеинат Ca.

Предпочтительная белковая фракция

Согласно предпочтительному варианту воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению включает казеин, сывороточный белок, соевый белок и гороховый белок. Предпочтительно все белки находятся, по существу, в интактной форме.

Согласно предпочтительному варианту воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению включает в пределах от 20 до 40 масс.% казеина, в пределах от 20 до 40 масс.% сывороточного белка, в пределах от 13 до 25 масс.% соевого белка и в пределах от 13 до 25 масс.% горохового белка относительно общего белка в белковой фракции, где сумма указанных белков равна 100 масс.%. Указанная выше белковая фракция на основе горохового белка имеет превосходный аминокислотный профиль.

Аминокислотный профиль

Белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению, по меньшей мере, отвечает требованиям и предпочтительно превосходит требования WHO (ВОЗ) по аминокислотному профилю для полноценного питания.

В одном варианте воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению имеет следующий аминокислотный профиль в граммах на 100 грамм общего белка в белковой фракции:

- Цистеин: по меньшей мере 1,1 г/100 г,

- Фенилаланин: по меньшей мере 4,0 г/100 г,

- Тирозин: по меньшей мере 3,7 г/100 г.

В другом варианте воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению имеет профиль незаменимых аминокислот в пределах, как приведено в Таблице 1, в граммах на 100 грамм общего белка в белковой фракции. В правой колонке приведено минимальное количество согласно WHO (ВОЗ) 2007 Guidelines.

Таблица 1
Аминокислота (незаменимая и полузаменимая) Пределы по настоящему изобретению
(г/100г)
Минимальное количество (WHO (ВОЗ) 2007)а (г/100г)
Гистидин от 2,0 до 2,6 1,5
Изолейцин от 5,2 до 6,4 3,0
Лейцин от 9,0 до 11,0 5,9
Лизин от 7,5 до 9,0 4,5
Метионин от 1,7 до 2,3 1,6
Цистеин от 1,1 до 1,7 0,6
Треонин от 4,9 до 6,2 2,3
Триптофан от 1,2 до 1,6 0,6
Валин от 5,5 до 6,9 3,9
Фенилаланин от 4,2 до 5,2 Phe+Tyr=3,0
Тирозин от 3,7 до 4,7
a: исходя из среднего требуемого значения по азоту 105 мг азота/кг в день (0,66 г белка/кг массы тела в день).

В дополнительном варианте воплощения настоящего изобретения белковая фракция на основе горохового белка по настоящему изобретению имеет пределы аминокислотного профиля, приведенные в Таблице 2, в граммах на 100 грамм общего белка в белковой фракции, или специфический аминокислотный профиль, приведенный в правой колонке таблицы 2.

Таблица 2
Аминокислотный профиль на 100 г общего белка
Аминокислота (незаменимая, полузаменимая и заменимая) Пределы по настоящему изобретению
(г/100г)
Минимальное количество (WHO (ВОЗ) 2007)
(г/100г)
Гистидин от 2,0 до 2,6 2,3
Изолейцин от 5,2 до 6,4 5,8
Лейцин от 9,0 до 11,0 9,8
Лизин от 7,5 до 9,0 8,3
Метионин от 1,7 до 2,3 2,0
Цистеин от 1,1 до 1,7 1,4
Треонин от 4,9 до 6,2 5,6
Триптофан от 1,2 до 1,6 1,4
Валин от 5,5 до 6,9 6,2
Фенилаланин от 4,2 до 5,2 4,8
Тирозин от 3,7 до 4,7 4,1
Аланин от 4,0 до 5,1 4,6
Аргинин от 4,5 до 5,7 5,2
Аспарагиновая кислота/Аспарагин от 9,5 до 11,7 10,7
Глютаминовая кислота/Глютамин от 18,0 до 22,8 20,2
Глицин от 2,6 до 3,2 2,9
Пролин от 5,8 до 7,3 6,5
Серин от 5,3 до 6,5 5,9

Получение предпочтительной белковой фракции

Белковую фракцию на основе горохового белка по настоящему изобретению получают смешиванием горохового белка и одного или более отдельного белка в порошкообразной форме с водой, например, опорожнением отдельных порошкообразных белков из контейнеров Totebin® в воду, необязательно включающую растворимые углеводы, такие как мальтодекстрины, и смешивание полученного в результате раствора. Температура воды, необязательно включающей углеводы, составляет предпочтительно в пределах от около 20 до около 60 градусов Цельсия. Например, при использовании мальтодекстринового сиропа температура составляет около 60 градусов Цельсия и является температурой сиропа. Также углеводы могут быть добавлены на более поздней стадии. В принципе, если белковая смесь уже получена, то могут быть добавлены дополнительные ингредиенты, такие как минеральные вещества, пищевые волокна, жир и тому подобное. Пастеризация белковой смеси может быть проведена, по существу, без увеличения ее вязкости. Например, пастеризация может быть проведена в течение 30 секунд при температуре 85°C с последующей гомогенизацией под давлением 550 бар (5,50 мПа) с последующим охлаждением раствора до температуры в пределах от 4 до 20°C. Показатель pH полученного в результате раствора может быть отрегулирован, например, до pH=8, и полученный раствор может быть дополнительно стерилизован в автоклаве. Профиль времени/температуры зависит от типа упаковки полученного в результате продукта и показателя F0, например, для бутилированного продукта профиль времени/температуры составляет в пределах от 121,5 до 122,5°C в течение 16 минут.

Жировая фракция

При получении жировой фракции по настоящему изобретению, авторы настоящего изобретения первыми установили, что отсутствуют рекомендации по жировой фракции для пациентов, нуждающихся в энтеральном медицинском питании. Для решения этой проблемы авторы настоящего изобретения собрали большое количество рекомендаций и/или руководств национальных и международных организаций по здоровому и сбалансированному потреблению жиров. Исходя из этого, авторы настоящего изобретения установили рекомендуемые пределы, определяющие самый низкий максимальный и самым высокий минимальный уровень. Впоследствии рекомендации (в эн.%) были пересчитаны в масс.% и проведен поиск подходящего источника жира, однако единственный источник жира не способен полностью удовлетворить рекомендациям. Следовательно, композиция источника жиров была разработана, таким образом, чтобы получить заданную жировую фракцию.

После внимательного рассмотрения авторы настоящего изобретения установили, что указанная жировая фракция должна включать, по меньшей мере, определенные количества линолевой кислоты (ЛК, 18:2n-6), альфа-линоленовой кислоты (АЛК, 18:3n-3), докозагексаеновой кислоты (ДГК, 22:6n-3), эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК, 20:5n-3), по меньшей мере, одной среднецепочечной жирной кислоты (СЦЖК, например, 8:0 и/или 10:0), и, по меньшей мере, одной мононенасыщенной жирной кислоты (МНЖК, например, 16:1, 18:1, 20:1, 22:1 и/или 24:1). В частности, жировая фракция содержит более низкие количества ЛК по сравнению с предшествующим уровнем техники, в частности, в коммерческих продуктах, доступных, например, от Abbott, Fresenius, Nestle и Nutricia.

Неожиданно было установлено, что указанная жировая фракция может быть легко создана на основе обычных источников жира, легко получена и использована для получения жидкой энтеральной питательной композиции по настоящему изобретению.

Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения жидкая энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению включает жировую фракцию, включающую:

- в пределах от 8 до 15 масс.%, предпочтительно в пределах от 12,5 до 14,5 масс.%, наиболее предпочтительно в пределах от 13,5 до 13,9 масс.% линолевой кислоты (ЛК, 18:2n-6);

- в пределах от 3,0 до 6,0 масс.%, предпочтительно в пределах от 4,0 до 5,0 масс.%, наиболее предпочтительно в пределах от 4,3 до 4,7 масс.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК, 18:3n-3), докозагексаеновой кислоты (ДГК, 22:6n-3) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК, 20: 5n-3), где количество АЛК>2,5 масс.%, более предпочтительно >2,7 масс.%, или предпочтительно в пределах от 2,5 до 4,0 масс.%, и комбинированное количество ДГК и ЭПК≤2,5 масс.%, предпочтительно ≤1,0 масс.%;

- в пределах от 10 до 20 масс.%, предпочтительно в пределах от 14 до 18 масс.%, наиболее предпочтительно в пределах от 15,7 до 16,2 масс.% по меньшей мере одну среднецепочечную жирную кислоту (СЦЖК, например, 8:0 и/или 10:0); и

- в пределах от 35 до 79 масс.%, предпочтительно в пределах от 40 до 70 масс.%, наиболее предпочтительно в пределах от 50 до 60 масс.% по меньшей мере одну мононенасыщенную жирную кислоту (МНЖК, например, 16:1, 18:1, 20:1, 22:1 и/или 24:1),

где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции. Относительные количества не нуждаются в добавлении до 100 масс.%, поскольку жировая фракция по настоящему изобретению также может включать другие типы жира.

В качестве альтернативы, настоящее изобретение относится к жидкой энтеральной питательной композиции, где жировая фракция составляет в пределах от 30 до 50 эн.%, предпочтительно в пределах от 30 до 40 эн.% от общей энергии композиции.

Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения жидкая энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению предпочтительно содержит в пределах от 1 до 20 грамм жира на 100 мл, более предпочтительно в пределах от 2 до 15 грамм на 100 мл, более предпочтительно 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14 или 15 грамм жира на 100 мл жидкого продукта или любое целое число и нецелое число из указанных пределов.

Используемый в контексте настоящей патентной заявки термин % от общей энергии также указан под аббревиатурой эн.%; эн.% является сокращением от энергетических процентов и представляет относительное количество калорий, которое компонент вносит в общую калорийность композиции.

Используемый в контексте настоящей патентной заявки термин «по меньшей мере» также включает исходную точку открытого предела. Например, количество «по меньшей мере, 95 масс.%» означает любое количество, равное 95 масс.% или более.

Метаболизм жирной кислоты

Строго говоря, полиненасыщенные жирные кислоты ((ПНЖК) PUFA) линолевой кислоты (18:2n-6, указанная здесь, как ЛК, омега-6 жирная кислота) и α-линоленовой кислоты (18:3n-3, указанная здесь, как АЛК, омега-3 жирная кислота) - только эти кислоты являются незаменимыми жирными кислотами для человека; все другие физиологически и структурно важные жирные кислоты могут быть получены из этих двух жирных кислот. Однако у человека не очень эффективно превращение ЛК в более длинноцепочечную жирную кислоту - арахидоновую кислоту (20:4n-6, (АРК) ARA) и превращение АЛК в эйкозапентаеновую кислоту (20:5n-3, ЭПК) и докозагексаеновую кислоту (22:6n-3, ДГК) при использовании ферментов элангазы и десатуразы. Оценки превращения ЛК в АРК и АЛК в ЭПК варьируют, но редко превышают 10%. Дополнительно, превращение АЛК в ЭПК оценивают даже ниже, оценки варьируют от 4% до только 0,2% (Gerster 1998; Burdge et al. 2002; Goyens et al. 2006). Эти жирные кислоты (АРК, ЭПК, ДГК) не только играют важную структурную роль, но они также превращаются в эйкозаноиды и резольвины с физиологическими и иммунологическими функциями (Tapiero et al. 2002; Calder 2006; Serhan 2006). АРК, ЭПК и ДГК называют длинноцепочечными ПНЖК ((ДЦ ПНЖК) LCPUFA, ПНЖК с длиной углеродной цепи более чем 18) или (ДЦП) LCP, АРК принадлежит к омега-6 ДЦ ПНЖК, а ЭПК и ДГК принадлежат к омега-3 ДЦ ПНЖК.

Композиция диеты в значительной степени определяет введение этих жирных кислот в различные клетки и ткани комплексным путем. Самым важным является то, что жирные кислоты или получают из потребляемых продуктов или они синтезируются из предшественников, конкурируют на различных уровнях за одни и те же ферменты, которые определяют введение в ткани и/или превращение в биологически активные метаболиты: для ферментов, которые определяют (1) введение в фосфолипиды и ткани, (2) выделение из мембран и других хранилищ, (3) превращение в другие жирные кислоты и (4) превращение в различные метаболиты (эйкозаноиды, резольвины). Эти эйкозаноиды и резольвины участвуют в широком ряде физиологических и иммунологических процессов, регулируют выделение гормонов и оказывают воздействие на функцию нервной системы. Ввиду конкуренции жирных кислот за превращающие ферменты, относительный избыток потребления ЛК способствует образованию АРК в ущерб ДГК и ЭПК. Аналогично, относительный избыток потребления АЛК приводит к более высокому продуцированию ЭПК и ДГК над АРК. Следовательно, это приводит к сдвигу либо в сторону метаболитов-производных АРК или метаболитов-производных ЭПК и ДГК. Таким образом, оба: абсолютные количества и соотношения между различными жирными кислотами в диете оказывают воздействие на структурную и регуляционную роль жирных кислот и их метаболитов.

В Таблице 3 приведено схематическое представление метаболизма жирных кислот в организме человека, который начинается с двух незаменимых жирных кислот: линолевой и α-линоленовой кислоты из пищевых (растительных) источников. Из этих жирных кислот могут быть (теоретически) получены все другие важные жирные кислоты за счет ферментативного превращения: ферменты десатурации (Δ5, Δ6) встраивают новые двойные связи между атомами углерода, и фермент элонгаза добавляет атомы углерода к углеродной цепи.

Таблица 3
Схема метаболизма различных жирных кислот

Обзор самых последних рекомендаций

Несколько организаций опубликовали руководства для композиции энтерального питания с учетом специфических пищевых потребностей конкретной группы пациентов. Например, опубликованы руководства ESPEN для различных категорий пациентов (то есть кардиология и пульмонология (Cardiology and Pulmonology); гастроэнтерология (Gastroenterology); гериатрия (Geriatrics); гепатология (Hepatology); ВИЧ-кахексия (Wasting in HIV); интенсивная терапия (Intensive care); консервативное лечение онкологии (Non-surgical oncology); почечная недостаточность (Renal failure); хирургия и трансплантология (Surgery and transplantation)). Однако ни в одном из этих руководств, по существу, не приведено оптимальной пищевой композиции для общего энтерального питания, также не приведены подробные рекомендации для входящей в состав жировой фракции. С другой стороны, рекомендации для здорового и сбалансированного питания, адресованные основной части населения, приведены гораздо более детально ввиду прогресса в понимании роли питания в здоровье и, в частности, в предотвращении заболеваний.

Наличие и доступность в сочетании с осведомленностью общества о здоровом питании указывает на пригодность этих рекомендаций по питанию как исходной точки для расчета для жировой композиции, входящей в состав передовых продуктов для медицинского питания. Следовательно, крайне важно, чтобы пациенты, получающие общее медицинское питание, получали пользу от тех же пищевых композиций, которые считаются полезными для основной массы населения. Для определения оптимальных уровней специфических (групп) жирных кислот проведено детальное сравнение рекомендаций для здорового и сбалансированного потребления жиров национальных и международных организаций, которые включают, среди прочих, список организаций, приведенных ниже. Список является не полным, но отражает ряд рекомендаций при «западном типе» диеты:

- Совет по вопросам здоровья Нидерландов (Нидерланды) (Health Council of the Netherlands (Netherlands)

- Британский фонд питания (Великобритания) (British Nutrition Foundation (U.K.))

- Научно-консультативный совет по вопросам питания (Великобритания) (Scientific Advisory Committee on Nutrition (U.K.))

- Немецкое общество питания (Германия) (Deutsche Gesellschaft fur Ernahrung (Germany))

- Высший совет Бельгии по вопросам здоровья (Бельгия) (Superior Health Council of Belgium (Belgium))

- Французское агентство по санитарной безопасности продуктов питания (Agence Francaise de Securite Sanitaire des Aliments (AFSSA)) & Национальный центр исследований и рекомендаций по питанию (Centre National d'Etudes et de Recommandations sur la Nutrition et l'Alimentation (CNERNA)) - Национальный центр научных исследований (Франция) (Centre National de la Recherche Scientifique (CNRS) (France))

- Итальянское общество по вопросам питания человека (Италия) (Societa Italiana di Nutrizione Umana (Italy))

- Комитет питания американской ассоциации сердца (США) (American Heart Association Nutrition Committee (U.S.A.))

- Организация по продовольствию и сельскому хозяйству и Всемирная Организация здравоохранения (ФАО/ВОЗ) (Food and Agriculture Organization & World Health Organization (FAO/WHO)

- Международная организация по изучению жирных кислот и липидов (International Society for the Study of Fatty Acids and Lipids (ISSFAL)).

Взгляд на здоровое потребление жиров изменился за последние десятилетия от снижения общего потребления жиров до уделения большего внимания разделению различных типов жиров и признания, так называемых, «здоровых жиров». Научное понимание того, что следует считать оптимальным уровнем, может отличаться в разных странах, и как результат отличаются рекомендации. Несмотря на это, может быть выделен ряд универсальных рекомендаций:

1. Снижение общего потребления энергии (калорий) (частично) за счет снижения потребления жиров;

2. Снижение потребления трансжиров (главным образом получаемых из прошедших технологическую обработку пищевых продуктов);

3. Снижение потребления насыщенных жиров;

4. Снижение потребления омега-6 жирных кислот, в частности линоленовой кислоты (ЛК, 18:3n-6);

5. Повышение потребления длинноцепочечных омега-3 жирных кислот ЭПК (20:5n-3) и ДГК (22:6n-3), например, за счет повышения потребления рыбы (жирной) до по меньшей мере 1-2 раз в неделю.

В Таблице 4 авторы настоящего изобретения привели комбинированные рекомендации в области того, что считается здоровым и сбалансированным потреблением для жирных кислот; несмотря на то, что ни одна из организаций не дает рекомендаций/руководств по всем аспектам оптимального потребления жира, комбинация всех рекомендаций/руководств привела к получению самой сбалансированной композиции, отвечающей всем указанным выше рекомендациям/руководствам.

Эти рекомендации предназначены для основной (здоровой) части населения с основной целью предотвращения заболеваний и снижения смертности, вызванной пищевыми привычками, например, сердечно-сосудистые заболевания. Хотя жировые композиции для сип-питания и зондового питания (sip - питание энтеральной композицией через трубочку мелкими глотками) в предшествующем уроне техники отвечают большей части рекомендаций для здорового и сбалансированного потребления жира, может быть выделено несколько отличий, как правило, относимых к введению ДГК и ЭПК, которые отсутствуют в продуктах для энтерального питания по предшествующему уровню техники, и содержание ЛК систематически излишне высокое в продуктах для энтерального питания по предшествующему уровню техники.

Таблица 4. Комбинированные национальные и международные рекомендации 13 национальных и международных организаций по потреблению различных типов жира. Рекомендуемые значения выражены, как проценты от дневной нормы потребления калорий; дневное потребление рассчитано для 2 калорийных рационов, когда эти продукты потребляют, как полную замену продуктов питания (сбалансированное питание).

Самый низкий максимальный - самый высокий минимальный уровень Дневное потребление
(г) при калорийности 1500 ккал/день
Дневное потребление (г) при калорийности 2000 ккал/день
Общий жир 15-35 эн.% 25,0-58,3 г 33,3-77,8 г
Насыщенный жир Максимум 10 эн.% Максимум 16,7 г Максимум 22,2г
Ненасыщенный жир 15,3-33 эн.% 25,5-55 г 34,0-73,3 г
МНЖК 10-30 эн.% 16,7-50,0 г 22,2-66,7 г
ПНЖК 5,3-12 эн.% 8,8-20,0 г 11,8-26,7 г
ЛК Адекватное 4 эн.% Адекватное 6,7 г Адекватное 8,9 г
АЛК Минимум 1 эн.% Минимум 1,7 г Минимум 2,2 г
ЛК/АЛК 2,9:1-4,3:1 2,9:1-4,3:1 2,9:1-4,3:1
ЭПК+ДГК Минимум 0,27 эн.% Минимум 450 мг Минимум 600 мг
Минимум 500 мг/день Минимум 500 мг Минимум 500 мг
Общая ω-6 4-8 эн.% 6,7-13,3 эн.% 8,9-17,8 г
Общая ω-3 1,3-2 эн.% 2,2-3,3 г 2,9-4,4 г
ω-6/ω-3 2,1:1-6,2:1 2,1:1-6,2:1 2,1:1-6,2:1

Выполнение рекомендаций

Авторы настоящего изобретения обнаружили, что может быть получена жировая фракция с учетом рекомендаций для здорового и сбалансированного потребления жира, подходящая для энтерального питания. После внимательного изучения была разработана следующая композиция жировой фракции, которая будет более детально описана далее ниже и в которой принято во внимание:

1. Включение источника ЭПК и/или ДГК: почти все организации рекомендуют минимальное потребление (жирной) рыбы 1-2 раза/неделю, что соответствует минимальному дневному потреблению около 500 мг ЭПК+ДГК,

2. Выбор подходящих источников жира с низким содержанием ЛК: несколько организаций рекомендуют снижение потребления ЛК до минимального потребления в пределах от 1 до 4 эн.% для взрослых,

3. Включение среднецепочечных жирных кислот (СЦЖК): добавление источника СЦЖК обеспечивает легкий и относительно дешевый способ снижения содержания ЛК (смотрите пункт 2 выше). Для снижения содержания ЛК до 4 эн.%, может потребоваться эквивалентное количество 4 эн.% СЦЖК (10-20% от композиции жира),

4. Включение источника, богатого мононенасыщенной жирной кислотой (МНЖК), например олеиновой кислотой (18:1n-9): некоторые организации рекомендуют минимальное или адекватное потребление МНЖК в пределах от 10 до 30 эн.%. Включение достаточных количеств МНЖК является превосходным путем ограничения общего количества насыщенной жирной кислоты, наряду с заменой указанной выше омега-6 ПНЖК.

Используемый в описании настоящей патентной заявки термин «сбалансированный», «более сбалансированный» и тому подобное указывает на то, что композиция жира по настоящему изобретению наиболее полно отвечает рекомендациям по здоровому и сбалансированному потреблению жира по сравнению с существующими коммерчески доступными композициями.

1. Включение источника ЭПК и/или ДГК

Повышение потребления рыбьего жира с высоким содержанием омега-3 жирных кислот ЭПК и ДГК оказывает воздействие на физиологические и иммунологические процессы, включая текучесть мембран, функционирование и пути сигнальной трансдукции. Самое важное, повышение потребления ЭПК и ДГК снижает продуцирование провоспалительных медиаторов, таких как цитокины, интерлейкины и фактор некроза опухоли (TNF). Это достигается за счет (1) конкуренции с омега-6 арахидоновой кислотой (20:4n-6, АРК) за введение в фосфолипиды мембран, что снижает содержание АРК в мембранах клеток и, следовательно, ее доступность для синтеза эйкозаноидов, и (2) за счет конкуренции за те же ферменты, которые превращают АРК в провоспалительные эйкозаноиды (Calder 2006; Sijben et al., 2007).

Множество (относящихся к механизму) исследований подтвердили, что потребление достаточного количества рыбы оказывает следующие положительные воздействия:

- снижение в сыворотке маркеров воспаления (например, Zampelas et al., 2005)

- общее снижение частоты сердечных сокращений (например, Mozaffarian et al., 2005)

- снижение кровяного давления (например, Theobald et al., 2007)

- снижение триглицеридов в плазме натощак и после приема пищи (например, Schwellenbach et al., 2006)

- защита от сердечной аритмии, скорее всего за счет модуляции натриевых и кальциевых ионных каналов миокарда (e.g. Chrysohoou et al., 2007).

Было опубликовано большое количество данных по исследованиям с оценкой потребления n-3 ПНЖК с целью снижения симптомов (и иногда лечения) заболеваний, связанных с хроническим воспалением, включая ревматоидные артриты, астму, раковую кахексию и воспалительные заболевания кишечника. Другими болезнями, на которые оказывает влияние потребление жирных кислот рыбьего жира, среди прочего представляют сердечно-сосудистые заболевания (CVD), макулярную дистрофию, остеопороз, депрессию, шизофрению, синдром дефицита внимания/гиперактивности (ADHD), расстройства питания, рак, ожоги и воспаления кожи (Calder 2006).

Композиция и чистота доступного рыбьего жира значительно варьируют. Жиры отличаются не только по общему количеству ЭПК и ДГК, но также и варьированием соотношения ЭПК и ДГК (см. Таблицу 5). ЭПК и ДГК имеют различные функции в организме человека; положительное воздействие ЭПК является принципиальным вкладом в конкурентное ингибирование синтеза эйкозаноидов из АРК, ДГК часто связывают с функционированием мембран. Несмотря на эти различия в функциональности, множество исследований обеспечило очень мало информации о точном потреблении этих жирных кислот, но не потому, что эти уровни трудно определить в диете.

Таблица 5. Примерные композиции жирной кислоты (в граммах на 100 грамм) г) несколько видов обычно используемого рыбьего жира. Источник: «The Lipid Handbook, third edition. 2007. F.D. Gunstone, J.L. Hardwood, A.J. Dijkstra (Eds.). CRC Press, USA.

Анчоус Сардины Тунец
Насыщенные
14:0 9 8 3
16:0 17 18 22
Мононенасыщенные
16:1 13 10 3
18:1 10 13 21
Полиненасыщенные n-3
20:5 n-3 (ЭПК) 22 16 6
22:6 n-3 (ДГК) 9 9 22

Наиболее часто используемые виды рыбы, то есть анчоусы и сардины, характеризуются относительным превышением ЭПК над ДГК, при этом, напротив, жир тунца относительно богат ДГК (Таблица 5). Следовательно, соотношение ЭПК к ДГК зависит от видов, которые используют, и процесс получения в значительной степени определяет количество этих жирных кислот. Помимо рыбьего жира, который содержит наибольшее количество ЭПК и ДГК в форме триглицеридов, ЭПК и ДГК также могут быть обеспеченны как очищенные сложные этиловые эфиры. Например, одно из исследований показывает, что умеренное дополнительное обогащение ДГК (0,7 г ДГК/день из очищенного водорослевого источника) снижает диастолическое кровяное давление в течение 3 месяцев, и этот эффект более выражен по сравнению с полученным при более высоких дозах ЭПК и ДГК, скомбинированных в других исследованиях (Theobald et al., 2007). Аналогично, дополнительное обогащение 1 г/день ДКГ равно эффективно 1,25 г ЭПК+ДГК для снижения триглицеридов в плазме крови у пожилых мужчин через 8 недель (Davidson et al., 1997). Омега-3 ДЦ ПНЖК из сложных этиловых эфиров и триглицеридов равно хорошо вводятся в липиды плазмы, несмотря на возможные различия в начальный момент абсорбции (Luley et al., 1990; Hansen et al., 1993). Пищевые ДЦ ПНЖК также могут быть введены в форме фосфолипидов, например, полученных из яиц. При этом некоторые исследования сообщают, что кишечная абсорбция омега-3 ДЦ ПНЖК из фосфолипидов лучше по сравнению с таковой триглицеридами (Carnielli et al. 1998), другие исследования сообщают об аналогичных признаках ДЦ ПНЖК в липидной фракции плазмы и практически равной скорости введения АРК и ДГК в эритроциты как из фосфолипидов, так и из триглицеридов у грудных (Sala-Vila et al., 2004; Sala-Vila et al., 2006).

Как указанно выше, пищевая α-линоленовая кислота (АРК) может быть превращена в длинноцепочечные омега-3 жирные кислоты ЭПК и ДГК за счет ферментативного превращения. Появляется возможность того, что повышение потребления АЛК может повысить уровень ЭПК и ДГК в тканях. Источниками, богатыми АЛК, являются растительные масла, такие как масло льняного семени (около 60% АЛК), перилловое масло (около 50% АЛК) и масло канолы (около 10%). Однако превращение АЛК в ЭПК (менее чем 10% пищевой АЛК) и в ДГК (менее чем 4% пищевой АЛК) у взрослых не очень эффективно и даже дополнительно снижается на 40-50% на фоне диеты с высоким содержанием омега-6 ПНЖК (Gerster, 1998; Williams et al., 2006). Это указывает на то, что для достижения эквивалента рекомендованного потребления ЭПК+ДГК требуется высокий уровень потребления АЛК. Следовательно, добавление ЭПК+ДГК является необходимым.

В заключение, повышение потребления с пищей омега-3 ДЦ ПНЖК снижает риск возникновения тяжелых заболеваний, включая сердечно-сосудистые заболевания. Дополнительно, от снижения уровней провоспалительных маркеров, снижения уровня триглицеридов в сыворотке и/или снижения кровяного давления можно ожидать улучшения общего состояния здоровья. Рекомендованное потребление ЭПК+ДГК варьирует в пределах от 0,15 до 0,5 эн.%. Для того чтобы отвечать минимальному рекомендованному потреблению большинства организаций, дневное потребление ЭПК+ДГК должно составлять по меньшей мере 500 мг/день (исходя из минимального дневного потребления 1500 ккал/день).

Жировая фракция по настоящему изобретению включает в пределах от 3,0 до 6 масс.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК), докозагексаеновой кислоты (ДГК) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК), где количество АЛК>2,5 масс.%, более предпочтительно >2,7 масс.%, или предпочтительно в пределах от 2,5 до 4,0 масс.%, и комбинированное количество ДГК и ЭПК≤2,5 масс.%, предпочтительно ≤1,0 масс.%.

ω-3 полиненасыщенные жирные кислоты могут быть представлены как в форме триглицеридов, сложных этиловых эфиров, фосфолипидов, сфинголипидов, гликолипидов, так и других пищевые форм.

2. Выбор подходящих источников жира с низким содержанием ЛК

Почти все представленные в настоящее время на рынке коммерческие продукты, содержащие незаменимые жирные кислоты: линолевую кислоту (ЛК) и α-линоленовую кислоту (АЛК) отвечают требованиям по минимальному содержанию жирных кислот. Однако эти две жирные кислоты являются предшественниками длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот (ДЦ ПНЖК), которые требуются для нормального физиологического функционирования всех тканей. За последние десятилетия индустриализации возросло потребление омега-6 основной массой населения и существует единодушное мнение в отношении слишком большого содержания в настоящее время в диете западного типа омега-6 жирных кислот и недостаточное омега-3 жирных кислот (Ailhaud et al. (2006)). Это оказывает воздействие на ряд физиологических и иммунологических функций.

Рекомендации по минимальному потреблению ЛК варьируют в пределах от 1 до 4% от всех калорий, потребленных за день: французские организации AFSSA и CNERNA-CNRS дают самые высокие рекомендации 4 эн.% для взрослых. Ни один из национальных комитетов или советов по здоровью не приводят безопасный верхний предел потребления ЛК. Тем не менее, уровень ЛК в композиции жира, используемый в настоящее время в большинстве коммерческих продуктов, в несколько раз превышает потребление, которое считается адекватным для потребления, предотвращающего дефицит. Причины ограничения содержания ЛК до количества, близкого к наивысшему рекомендованному (адекватному) потреблению 4 эн.%, будут указанны в следующей части.

Превращение жирных кислот ЛК и АЛК в их соответствующие ДЦ ПНЖК контролируется комплексом метаболических факторов и композицией диеты (жирная кислота). Среди прочего повышение потребления с пищей ДЦ ПНЖК снижает превращение ЛК и АЛК предположительно, ввиду понижающей регуляции путей ферментативной десатурации и элонгации, отвечающих за превращение ЛК и АЛК (Brenna, 2002). Дополнительно в Emken et al. (1994) ясно продемонстрировано при участии добровольцев, что превращение ЛК наряду с АЛК в их соответствующие ДЦ ПНЖК (АРК, ЭПК, ДГК) снижается на 40-54% при повышении потребления ЛК в пределах от 15 до 30 г/день (Emken et al., 1994). Такие уровни потребления ЛК соответствуют в пределах от 4,7 до 9,3 эн.%, соответственно (диеты 2800 ккал/день), которые находятся в пределах нормального потребления с пищей и продуктах для сип-питания и зондового питания, представленных в настоящее время на рынке. Для компенсации пониженного эндогенного продуцирования омега-3 жирных кислот, ЭПК и ДГК должны поставляться с пищей, что является дополнительным аргументом для включения рыбьего жира в композицию по настоящему изобретению.

Высокое потребление ЛК не только снижает превращение ЛК и АЛК в длинноцепочечные жирные кислоты, но ЛК также конкурирует с АЛК, ЭПК и ДГК для введения в фосфолипиды тканей; соотношение между поступающими с пищей омега-6 и омега-3 жирных кислот оказывает сильное воздействие на конечный состав тканей. В результате высокие уровни ЛК оказывают значительное воздействие на эффективность дополнительного обогащения рыбьим жиром. Несмотря на важную роль потребления АРК (продукт превращения ЛК), также важно, что ЛК является основной ПНЖК в обычной (западной) диете. Hibbeln et al. (2006) сравнил диверсификацию в мире потребления омега-6 и омега-3 жирных кислот с пищей с риском возникновения сердечно-сосудистых и психических заболеваний и провел оценку количества омега-3 ДЦ ПНЖК для тканей-мишеней: 60% омега-3 жирных кислот в ДЦ ПНЖК (и 40% n-6 жирных кислот в ДЦ ПНЖК) достаточно для защиты основной массы населения 98% от риска смерти, вызванной сердечно-сосудистыми заболеваниями. Такой уровень потребления достигается только у населения, потребляющего очень большое количество рыбы (Япония, Гренландия), предполагается более умеренный и реалистичный уровень в тканях-мишенях 50% омега-3 ДЦ ПНЖК (Hibbeln et al., 2006). Например, уровень 50% омега-3 в ДЦ ПНЖК для тканей-мишеней соответствует на около 60% снижению риска, связанного с внезапной смертью по данным Albert et al. (2002). Используя формулу, учитывающую конкуренцию между жирными кислотами за введение (Lands et al. 1992) рассчитанное требуемое потребление ЭПК+ДГК достигает 50% омега-3 от общего потребления ЛК (Фигура 1). Этот график показывает, что эффективность дополнительного обогащения рыбьим жиром повышается при снижении потребления ЛК, другими словами эффективность дополнительного обогащения рыбьим жиром сильно снижается при повышении потребления ЛК. Например, при потреблении диеты с 8,9 эн.% ЛК для достижения такого уровня в тканях требуется более чем 3-кратное повышение дозы ЭПК+ДГК по сравнению с диетой, содержащей 3,2 эн.% ЛК. Известно, что ЛК конкурирует с ЭПК и ДГК за введение в ткани, в настоящее время авторы изобретения определили, что содержание ЛК в соответствии с рекомендуемым потреблением рыбы должно составлять в пределах 0,2-0,5 эн.% ЭПК+ДГК.

В заключение, для того, чтобы гарантировать, что уровень ЛК соответствует адекватному уровню ЛК согласно всем рекомендациям, минимальный уровень ЛК составляет 4 эн.% (рекомендации для взрослых во Франции). Поскольку более высокие уровни ЛК будут снижать дополнительное обогащение рыбьим жиром и оказывать негативное воздействие на соотношение омега-6/омега-3, то уровень 4 эн.% предпочтительно считается максимальным уровнем для питательно сбалансированных продуктов. Модифицируя масла и жиры, используемые в настоящее время в производстве (см. также следующую часть) можно достичь снижения содержания ЛК до 4 эн.%, при этом следует сохранить содержание АЛК выше 1 эн.% (самый высокий рекомендованный минимум потребления АЛК). Таким образом, соотношение омега-6/омега-3 композиции может быть снижено до около 3:1. Предпочтительно, соотношение ω-6:ω-3 в композиции жира по настоящему изобретению составляет в пределах около 2,5:1-3,5:1, предпочтительно 3:1, где термин около означает относительное отклонение 10%.

Жировая фракция по настоящему изобретению включает в пределах от 10 до 15 масс.% линоленовой кислоты (ЛК).

Линолевая кислота может быть представлена в форме триглицеридов, фосфолипидов, сфинголипидов, гликолипидов или других пищевых формах.

3. Включение среднецепочечных жирных кислот (СЦЖК)

Большинство доступных в настоящее время растительных масел содержит ЛК, что затрудняет снижение содержания ЛК в композиции жира до рекомендуемых 4 эн.%. Эта проблема может быть решена без ущерба для общего содержания жира за счет повышения содержания других жирных кислот, например МНЖК (то есть олеиновой кислоты). К сожалению, доступные масла, богатые МНЖК (оливковое масло, высокоолеиновое масло), также содержат ЛК, что означает, что повышение содержания МНЖК приведет также к повышению содержания ЛК. В качестве альтернативы может быть повышено содержание насыщенных жирных кислот, в настоящее время содержание насыщенных жирных кислот в подавляющем большинстве коммерческих продуктов значительно ниже верхних рекомендованных пределов потребления. Однако повышение содержания насыщенных жирных кислот никак не может считаться оказывающим положительное воздействие на здоровье, поскольку, например, повышает уровень холестерина в сыворотке крови. Одной из групп насыщенных жирных кислот, которая считается более здоровой альтернативой, являются среднецепочечные жирные кислоты (СЦЖК), естественной формой которых являются среднецепочечные триглицериды (СЦТ) (MCT). СЦТ представляют сложные эфиры глицерина среднецепочечных насыщенных жирных кислот, состоящие из 3 среднецепочечных насыщенных жирных кислот (СЦНасЖК) (MCFA), каждая из которых включает от 6 до 12 атомов углерода. Натуральными источниками СЦЖК являются кокосовое масло и пальмоядровое масло. При проведении гидролиза эти масла обеспечивают концентрированные источники СЦНЖК с длиной цепи, преимущественно 8 (каприловая или октановая кислота) и 10 (каприновая или декановая кислота) атомов углерода. Следовательно, на практике при введении СЦТ или СЦЖК, они, как правило, ограничены кислотами с 8 и 10 атомами углерода, хотя (теоретически) СЦЖК также включают углеродные цепи с от 6 до 12 атомов углерода.

Следовательно, СЦЖК по настоящему изобретению предпочтительно выбирают из СЦТ, полученных из кокосового масла и/или пальмоядрового масла. Длина цепи СЦЖК по настоящему изобретению составляет 6, 7, 8, 9, 10, 11 или 12, предпочтительно 8, 9 или 10, наиболее предпочтительно 8 или 10 атомов углерода или любую их смесь.

СЦЖК не считается незаменимой и, следовательно, не считается необходимой частью диеты. Хотя СЦЖК классифицируется, как насыщенный жир, они полностью отличаются по биохимическим и физиологическим свойствам от длинноцепочечных насыщенных жирных кислот, что будет описано ниже.

(1) Переваривание и абсорбция СЦЖК происходит легче и быстрее по сравнению с длинноцепочечными жирными кислотами (ДЦЖК) (LCFA). СЦЖК абсорбируются из тонкого кишечника (интактным или после гидролиза), транспорт главным образом происходит через воротную вену в печень. Напротив поступающие с пищей длинноцепочечные триглицериды сначала подвергаются гидролизу в тонком кишечнике до ДЦЖК и повторно этерифицируются в клетках слизистой оболочки тонкого кишечника до длинноцепочечных триглицеридов. Затем они встраиваются в хиломикроны и поступают в кровоток через лимфотическую систему (Bach et al., 1996; Snook et al., 1996). Дополнительно, переваривание и абсорбция СЦЖК не зависит от ферментов поджелудочной железы или солей желчных кислот. В частности, для пациентов с синдромом мальабсорбции и/или недостаточностью поджелудочной железы полезна диета, богатая МЦТ/СЦЖК, и, следовательно, СЦЖК часто используют в качестве предпочтительного источника жира для этих пациентов (Marten et, al. 2006).

(2) СЦЖК легко проходят через митохондриальную мембрану и быстро окисляются (бета-окисление). Это (отчасти) происходит из-за того факта, что жирные кислоты с от 6 до 12 атомов углерода не нуждаются в карнитине для прохождения через митохондриальную мембрану тканей печени здоровых получающих полноценное питание взрослых, в отличие от жирных кислот с 14 атомами углерода и более, нуждающимися для бета-окисления в карнитине (Calabrese et al., 1999). Бета-окисление жирных кислот приводит к получению ацетил-CoA, который входит в цикл Кребса для получения энергии, но ацетил-CoA также может быть превращен в ацетоацетат, бета-гидроксибутират и ацетон, которые имеют общее название кетоновые тела. Быстрое потребление СЦЖК в митохондрии может привести к избытку продуцирования ацетил-CoA и высокому продуцированию кетоновых тел (кетогенный эффект), которые затем метаболизируются, но также могут транспортироваться большим кругом кровообращения в другие ткани в качестве доступного источника энергии (Marten et al., 2006).

(3) Предпочтительное β-окисление СЦЖК в митохондриях может защитить ПНЖК от окисления, что повышает доступность ЭПК и ДГК для прохождения в фосфолипиды тканей. Немногочисленные исследования подтвердили существование такого эффекта. Например, в одном из исследований недоношенные грудные дети получали либо энтеральное питание, либо смеси для детского питания с 40% СЦЖК (СЦТ) или же таковое без СЦЖК в течение 7 дней (Rodriguez et al., 2003). По прошествии этого периода времени окисление стандартной дозы меченной ЛК значительно снизилось у группы, получавшей СЦЖК. Аналогично, в другом исследовании при участии недоношенных грудных детей парентеральное введение эмульсии с СЦЖК в комбинации с длинноцепочечными триглицеридами (соотношение 1:1) в течение 8 дней приводит к значительному повышению уровней ДЦ ПНЖК в фосфолипидах и триглицеридах плазмы по сравнению с эмульсией с ПНЖК (Lehner et al., 2006). Однако свидетельства защиты ПНЖК за счет обеспечения СЦТ/СЦЖК у взрослых ограничены.

(4) Большее предпочтение для β-окисления в митохондрии для получения энергии СЦЖК по сравнению с ДЦЖК, (теоретически) означает меньшее количество жирных кислот, хранимых в жировых тканях при обеспечении СЦЖК, и они могут быть использованы для генерирования энергии (Metges et al., 1991).

Количество СЦЖК и СЦТ, требуемое для снижения содержания ЛК относительно небольшое, например, для коммерческого продукта, такого как Nutrison Standard (NV Nutricia) достаточно около 4 эн.% СЦЖК (C8+C10) - вместе с модификацией других источников растительных масел - для снижения содержания ЛК от 8,3 до 4 эн.%. Это будет соответствовать в пределах от около 10 до 15% СЦЖК от композиции жира или 6-8 г СЦЖК (C8+C10) в день (1500 ккал/день). При таких уровнях вероятность возникновения дискомфорта в желудочно-кишечном тракте мала, поскольку сообщалось о хорошей переносимости более высоких количеств. Например, как правило, диета с 40 эн.%, из которых 50% составляют СЦТ, хорошо переносится, хотя в течение первых нескольких дней сообщалось о легком дискомфорте в области желудочно-кишечного тракта и редких случаях тошноты (Bourque et al. 2003). Аналогично, сообщалось о переносимости волонтерами диеты 67% жира, которой составляют СЦТ (St-Onge et al. 2003).

В заключение, для снижения содержания ЛК в композиции жира может быть снижено общее содержание ПНЖК за счет повышения содержания насыщенного жира; общее содержание насыщенной жирной кислоты в большинстве представленных в настоящее время на рынке продуктах низкое (<5 эн.%) и может быть повышено до верхнего рекомендованного предела (10-12 эн.%). Хотя СЦЖК классифицируются, как насыщенный жир, эти жирные кислоты легко усваиваются и быстро окисляются с получением энергии, напротив длинноцепочечные жирные кислоты хранятся в жировой ткани. Включение СЦТ/СЦЖК может являться здоровым путем снижения содержания ЛК в продуктах (в определенных пределах). Для снижения содержания ЛК до заданного уровня 4 эн.% требуется небольшое количество СЦТ/СЦЖК (10-15% композиции жира), при условии, что другие растительные масла также модифицированы.

Жировая фракция по настоящему изобретению включает в пределах до 20 масс.%, предпочтительно в пределах от 14 до 18 масс.%, наиболее предпочтительно в пределах от 15,7 до 16,2 масс.% среднецепочечных жирных кислот (СЦЖК).

Среднецепочечные жирные кислоты могут быть представлены как в форме триглицеридов, фосфолипидов, сфинголипидов, гликолипидов, так и других пищевые форм.

4. Включение источника, богатого мононенасыщенными жирными кислотами (МНЖК)

Ненасыщенные жирные кислоты чувствительны к окислению, которое приводит к продуцированию оказывающих негативное воздействие кислородных радикалов и окислительному повреждению окружающих молекул и клеток. Поскольку чувствительность к окислению жирных кислот зависит от количества двойных связей в углеродной цепи жирной кислоты, то мононенасыщенные жирные кислоты (МНЖК) менее подвержены окислению по сравнению с полиненасыщенными жирными кислотами.

Развитие атеросклероза, хронического воспалительного ответа на стенках артерий, вызвано отложением липопротеинов (белков плазмы, несущих холестерин и триглицериды) на стенках артерий. Считается, что окисленные липопротеины низкой плотности (ЛПНП) (LDL) более вредны для стенок артерий по сравнению с нативными ЛПНП и окисление ЛПНП вносит свой вклад в развитие атеросклероза. Повышенное содержание в кровотоке окисленных ЛПНП демонстрирует положительную взаимосвязь с тяжелыми острыми коронарными приступами и являются предикторами ИБС как у пациентов с ИБС, так и у основной массы населения (Covas, 2007). Замена насыщенных жирных кислот олеиновой кислотой снижает риск развития ИБС, среди прочего включением олеиновой кислоты за счет линоленовой кислоты (C18:2n-6), что снижает чувствительность ЛПНП к окислению (Reaven et al., 1993; Covas, 2007). Дополнительно общая концентрация ЛПНП в крови, наряду с фактором VII коагуляционной активности, снижается при замене пищевых продуктов, богатых насыщенным жиром, на пищевые продукты, богатые высокоолеиновым подсолнечным маслом, у мужчин и женщин среднего возраста в течение нескольких недель (Allman-Farinelli et al., 2005).

Мононенасыщенную жирную кислоту предпочтительно выбирают из группы пальмитиновой кислоты (16:1), олеиновой кислоты (18:1), эйкозаеновой кислоты (20:1), эруковой кислоты (22:1), ацетэруковой кислоты (24:1) или их смесей. Наиболее предпочтительно мононенасыщенная жирная кислота включает олеиновую кислоту. Наиболее предпочтительно по меньшей мере 80 масс.% мононенасыщенной жирной кислоты составляет олеиновая кислота.

Жировая фракция по настоящему изобретению включает в пределах от 35 до 79 масс.%, предпочтительно в пределах от 50 до 70 масс.%, наиболее предпочтительно в пределах от 50 до 60 масс.% по меньшей мере одной мононенасыщенной жирной кислоты.

Подходящими источниками для повышения содержания МНЖК являются, например, высокоолеиновое подсолнечное масло и оливковое масло.

Мононенасыщенные жирные кислоты могут быть представлены как в форме триглицеридов, фосфолипидов, сфинголипидов, гликолипидов, так и других пищевых форм.

Получение жировой фракции

Указанная, как жировая фракция по настоящему изобретению, композиция жира в питательной композиции может быть доступна как комбинация или смесь, такая как набор компонентов в определенной концентрации, она может быть получена, как таковой или добавлением ЛК, АЛК, ДГК, ЭПК, СЦЖК и МНЖК, или источники, включающие указанные компоненты вместе с другими ингредиентами с получением питательной композиции, включающей композицию жира по настоящему изобретению. Также она может быть доступна, как набор из частей, включающих отдельные компоненты ЛК, АЛК, ДГК, ЭПК, СЦЖК и МНЖК или источников, включающих указанные компоненты, комбинируемый вместе в определенных количествах, необязательно сопровождаемая инструкцией, как это сделать. Композиция жира по настоящему изобретению дополнительно может включать дополнительную жирную кислоту, предпочтительно выбранную из группы насыщенных жирных кислот, иных, чем СЦЖК и полиненасыщенных жирных кислот, иных чем АЛК, ДГК и ЭПК.

Композиция жира по настоящему изобретению может быть получена специалистом в области техники, к которой относится настоящее изобретение комбинированием подходящих источников жира в подходящих количествах. Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения могут быть скомбинированы следующие источники: масло канолы, высокоолеиновое подсолнечное масло, рыбий жир и СЦТ масла. В частности, комбинируют: около 37 масс.% масла канолы, около 42 масс.% высокоолеинового подсолнечного масла, около 2 масс.% рыбьего жира и около 17 масс.% СЦТ масла. Специалисту в области техники, к которой относится настоящее изобретение, следует понимать, что приведенные выше количества могут варьировать в определенных пределах в зависимости от конкретной композиции источника жира.

Углеводная фракция

Преимущественно питательная композиция по настоящему изобретению включает один или более усвояемый углевод. Усвояемые углеводы оказывают положительное воздействие на функции моторики у пациентов и усиливают преимущества питательной композиции по настоящему изобретению.

Согласно одному варианту воплощения жидкая питательная композиция по настоящему изобретению предпочтительно содержит в пределах от 1 до 50 грамм усвояемых углеводов на 100 мл, более предпочтительно в пределах от 5 до 30 грамм на 100 мл, более предпочтительно 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29 или 30 грамм усвояемых углеводов на 100 мл жидкого продукта или любое целое число и нецелое число из указанных пределов.

Согласно одному варианту воплощения жидкая питательная композиция по настоящему изобретению предпочтительно содержит углеводную фракцию, составляющую в пределах от 30 до 62 эн.% от общей энергии композиции.

Примеры усвояемых углеводов представляют усвояемые пентозы, усвояемые гексозы и усвояемые олигосахариды, например, усвояемые дисахариды и усвояемые трисахариды. В частности один или более усвояемый углевод может быть выбран из группы галактоз, манноз, рибоз, сахароз, трегалоз, палатиноз, лактоз, мальтодекстринов, мальтоз и глюкоз.

Фракция пищевых волокон

Общеизвестно, что пищевые волокна играют важную роль в питании здоровых людей. Они поддерживают функцию кишечника и выводят токсичные соединения за счет обеспечения объема стулу и субстрата для кишечной флоры и поддерживает хорошее состояние стенок кишечника. Пациенты в больнице, получающие обычное энтеральное питание, нуждаются для этих целей в пищевых волокнах и потребление правильной смеси пищевых волокон особенно важно для пациентов, страдающих от проблем с кишечником, таких как язвенные колиты, болезнь Крона и тому подобное, и пациентов, получающих антибиотики. Также такой тип питания вызывает интерес для лиц, страдающих запорами или диареями и тех, кто не может потреблять рекомендуемые нормы пищевых волокон по различным причинам (например, диета). Оптимальная композиция пищевых волокон отвечает следующих условиям:

- аналогичность нормальной композиции пищевых волокон, потребляемых здоровыми индивидуумами в западных странах;

- продуцирование полезных короткоцепочечных жирных кислот (КЦЖК) в сбалансированном соотношении и с достаточной и постоянной скоростью при прохождении через подвздошную кишку или толстую кишку;

- не продуцирование газов на слишком высоком или слишком низком уровне;

- придание достаточной массы фекалиям для облегчения дефекации;

- отсутствие резкого повышения вязкости фекалий.

Из предшествующего уровня техники известно большое число энтеральных питательных композиций, включающих оптимальные или менее оптимальные композиции пищевых волокон, такие как описанные в WO 93/100020 A2, EP 0483070 A2, EP 0486425 A2, EP 0504055 A2, EP 0570791 A2 и, в частности, в EP 0756828 Bl.

Энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению включает любые пищевые волокна или любую смесь пищевых волокон. В частности, энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению включает один или более фруктоолигосахарид, инулин, пищевые волокна акации, гуммиарабик, полисахариды сои, альфа целлюлозу и резистентный крахмал.

В предпочтительном варианте воплощения энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению включает смесь пищевых волокон, описанную в EP 075 828 Bl. В частности жидкая питательная композиция включает в пределах от 5 до 120 г/л пищевых волокон, где фракция пищевых волокон состоит из в пределах от 15 до 50 масс.% растворимых не крахмальных полисахаридов, в пределах от 8 до 70 масс.% неусвояемых олигосахаридов, включая, по меньшей мере, 8 масс.% от общей массы пищевых волокон гидролизованного инулина и включая резистентный крахмал.

В предпочтительном варианте воплощения настоящего изобретения энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению включает смесь пищевых волокон, приведенных в Таблице 6.

Таблица 6
Предпочтительная смесь пищевых волокон
по настоящему изобретению
11 масс.% фруктоолигосахаридов (Raftilose) Растворимые и высокоферментируемые
23 масс.% инулина (Raftiline ST) Растворимые и высокоферментируемые
14 масс.% пищевые волокна акации/гуммиарабик (не целлюлозные) Полностью растворимые и высокоферментируемые
31 масс.% полисахариды сои (Fibrim) > около 90% растворимых и ферментируемых
12 масс.% альфа-целлюлоза (Vitacel) Нерастворимые и не ферментируемые
9 масс.% резистентный крахмал (Novelose) Нерастворимые и (около 1/3 ферментируемых и около 2/3 неферментируемых)

Питательные микроэлементы

Жидкая питательная композиция по настоящему изобретению может содержать минеральные вещества, микроэлементы, витамины и другие питательные микроэлементы в количественных пределах, указанных для пищевых продуктов для специальных медицинских целей (Food for Special Medical Purposes) (FSMP).

В частности, один или более из следующих питательных микроэлементов может представлять: натрия, калия, хлора, кальция, фосфора, марганца, молибдена, цинка, селена, магния, хрома, железа, меди, фтора, йода, витамина A (ретинол), витамина B1 (тиамин), витамина B2 (рибофлавин), витамина B3 (ниацин), витамина B5 (пантотеновая кислота), витамина B6 (пиридоксина), витамина B8 (биотин), витамина B11 (фолиевая кислота), витамина B12 (цианокобаламин), витамина C (аскорбиновая кислота), витамина D2 (эргокальциферол), витамина D3 (холекальциферол), витамина E (альфа-токоферол), витамина K, каротеноидов, таурина, цистеина, холина, карнитина и конэзима Q10.

Вязкость

В одном варианте воплощения настоящего изобретения вязкость жидкой энтеральной питательной композиции составляет менее чем около 500 мПа*с, измеренная при температуре 20°C (то есть комнатной температуре) при сдвиге 100 с-1, предпочтительно в пределах от 10 до 200 мПа*с, более предпочтительно в пределах от 10 до 100 мПа*с, наиболее предпочтительно менее 50 мПа*с. Вязкость подходяще может быть измерена при использовании ротационного вискозиметра с конусом/пластиной. Такая вязкость идеальна для перорального введения жидкой энтеральной питательной композиции по настоящему изобретению, поскольку индивидуум может легко потребить порцию с низкой вязкостью, такой как воспроизведенная настоящим изобретением. Это также идеально для дозы, потребляемой через зонд.

В одном варианте воплощения настоящего изобретения плотность составляет в пределах от 1,00 г/мл до 1,20 г/мл, предпочтительно в пределах от 1,05 г/мл до 1,15 г/мл.

Дозировка

Жидкая питательная композиция по настоящему изобретению может представлять собой сбалансированное питание, то есть отвечать всем питательным нуждам потребителя. Жидкая энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению предпочтительно имеет калорийность в пределах от 1000 до 2500 ккал на дневную дозу. В зависимости от состояния пациента дневная доза составляет в пределах от около 25 до 35 ккал/кг массы тела/день. Следовательно, обычная дневная доза взрослого с массой тела 70 кг составляет 2000 ккал. Сбалансированное питание может быть в форме множества отдельных доз, например, в пределах от 8 (250 мл/доза) до 2 (1л/доза) в день для энергозатрат 2000 ккал/день с использованием жидкой энтеральной питательной композиции по настоящему изобретению с 1,0 ккал/мл. Предпочтительно питательная композиция адаптирована для зондового питания.

Жидкая энтеральная питательная композиция представляет собой пищевую добавку, потребляемую орально, например, используемую дополнительно к пищевому продукту не медицинского назначения или нормальной диете. Предпочтительно в качестве пищевой добавки, потребляемой орально, жидкая энтеральная питательная композиция содержит дневную дозу менее 1500 ккал, в частности, в качестве добавки жидкая энтеральная питательная композиция содержит дневную дозу в пределах от 500 до 1000 ккал. Пищевая добавка может быть в форме множества доз, например, от 2 (250 мл/доза) до 10 (50 мл/доза) в день для энергозатрат 500 ккал/день с использованием жидкой энтеральной питательной композиции по настоящему изобретению с 1,0 ккал/мл.

Предпочтительно питательная композиция расфасована, хранится и поставляется в контейнере, таком как пластиковый мешок или пакет, или аналогичное им. Из предшествующего уровня техники известно множество таких контейнеров, например 500 мл, 1000 мл и 1500 мл. Следует отметить, что для упаковки, хранения и поставки питательной композиции по настоящему изобретению может быть использован любой подходящий контейнер.

В одном варианте воплощения настоящего изобретения композиция поставляется в готовой для потребления жидкой форме и не требует восстановления или смешивания перед применением. Композиция по настоящему изобретению может вводиться через зонд или перорально. Например, композиция по настоящему изобретению может быть обеспечена в жестяной банке, емкости для зондового питания и емкости для гравитационного введения. Однако композиция может быть обеспечена для индивидуума, нуждающегося в ней, в форме порошка, подходящего для восстановления с использованием водного раствора или воды, таким образом, чтобы получить энтеральную питательную композицию по настоящему изобретению. Следовательно, в одном варианте воплощения настоящего изобретения композиция по настоящему изобретению находится в форме порошка, снабженного инструкциями по растворению или восстановлению водной композицией или водой с получением жидкой энтеральной питательной композиции по настоящему изобретению. В одном варианте воплощения настоящего изобретения жидкая энтеральная питательная композиция может быть получена растворением или восстановлением порошка, предпочтительно в водной композиции, в частности в воде.

В одном варианте воплощения настоящего изобретения композиция по настоящему изобретению расфасована в упаковки. Упаковка может иметь подходящую форму, например картонные пакеты, например опустошаемые через соломинку, картонные или пластиковые стаканчики с удаляемой крышкой, бутылочки малого объема, например, в пределах от 80 мл до 200 мл и маленькие чаши, например, в пределах от 10 мл до 30 мл. Другой подходящей расфасовкой является включение малых объемов жидкости (например, в пределах от 10 мл до 20 мл) в пищевые твердые или полутвердые оболочки или капсулы, например, в желатиноподобные оболочки и тому подобное. Другой подходящей расфасовкой является порошок в контейнере, например саше, предпочтительно с инструкциями для растворения или восстановления в водных композициях или воде.

Получение

Жидкая питательная композиция по настоящему изобретению может быть получена при использовании стандартных способов, известных специалисту в области техники, к которой относится настоящее изобретение. Например, жидкая питательная композиция, белковая фракция и жировая фракция по настоящему изобретению может быть получена как указано выше («Получение белковой смеси» и «Получение жировой смеси»). Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения способ получения жидкой питательной композиции по настоящему изобретению включает, по меньшей мере, следующие стадии:

(a) смешивание источников белка, углеводов и пищевых волокон с водой с получением смеси A (например, см. «Получение белковой фракции»);

(b) смешивание указанной смеси A с раствором минеральных веществ, включающим минеральные вещества и микроэлементы с получением смеси B;

(c) регулирование pH указанной смеси B до, по меньшей мере, около 8;

(d) нагревание указанной смеси B при температуре в пределах от около 70 до 90ºC максимально в течение около 30 секунд;

(e) добавление жировой смеси к указанной смеси B с получением смеси C и гомогенизация указанной смеси C (например, смотрите: «Получение жировой фракции»);

(f) смешивание указанной смеси C с раствором витаминов с получением смеси D;

(g) регулирование pH указанной смеси D до показателя в пределах от около 7,8 до 8;

(h) заполнение указанной смеси D в контейнер; и

(i) стерилизацию указанного контейнера, например, в автоклаве.

Эффективность

Настоящее изобретение также относится к способу обеспечения питания индивидуума, нуждающегося в нем, включающему стадии введения указанному индивидууму питательной композиции по настоящему изобретению. Указанный индивидуум может быть пожилым индивидуумом, индивидуумом в состоянии болезни, индивидуумом, выздоравливающим от состояния болезни, или индивидуумом с недостаточным питанием.

Также настоящее изобретение относится к применению жидкой питательной композиции по настоящему изобретению в качестве зондового питания, в частности для долговременного зондового питания. Используемый в описании настоящей патентной заявки термин «долговременный» относится к более чем одному месяцу (30 дней). Очевидно, что питание, подходящее для долговременного питания, также подходит для любого другого более короткого времени питания, такого как среднесрочное питание (в пределах от 10 до 30 дней), и краткосрочное питание (в пределах от 1 до 10 дней).

При введении пациентам, нуждающимся в энтеральном питании композиции по настоящему изобретению, наблюдается меньшее число клинических осложнений по сравнению с композицией по предшествующему уровню техники, в частности, таких клинических осложнений верхнего отдела желудочно-кишечного тракта (тошнота, рвота, применение антацидов), а также клинических осложнений нижнего отдела желудочно-кишечного тракта (диарея, запор), побочных эффектов, связанных с желудочно-кишечным трактом, побочных эффектов, связанных с пневмонией и серьезных побочных явлений.

Согласно одному варианту воплощения настоящего изобретения жидкая энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению может быть введена пациенту, нуждающемуся в ней для предотвращения указанных клинических осложнений верхнего и нижнего отдела желудочно-кишечного тракта.

Согласно другому варианту воплощения настоящего изобретения жидкая энтеральная питательная композиция по настоящему изобретению может быть введена пациенту, нуждающемуся в ней, получавшему энтеральную питательную композицию по предшествующему уровню техники и/или у которого проявились указанные выше клинические осложнения верхнего и нижнего отдела желудочно-кишечного тракта, для лечения и снижения указанных клинических осложнений верхнего и нижнего отдела желудочно-кишечного тракта.

Следовательно, настоящее изобретение также относится к применению жидкой энтеральной питательной композиции по настоящему изобретению для получения лекарственного средства для профилактики и/или лечения осложнений верхнего и нижнего отдела желудочно-кишечного тракта у пациентов, получающих зондовое питание. Предпочтительно осложнения выбирают из группы, состоящей из тошноты и рвоты.

Далее настоящее изобретение будет иллюстрировано несколькими не ограничивающими примерами.

Экспериментальный пример 1

Способы: в двух странах проводят многоцентровое, рандоминизированное, контролируемое, двойное слепое, перекрестное исследование при участии 28 пациентов дома престарелых, получающих по разным причинам длительное время зондовое питание, включающее питательную композицию по настоящему изобретению (NN) и контрольный продукт (Nutrison MF, Nutricia, The Netherlands (N), см. Таблицу 7) в течение 4 недель (по 2 недели каждый продукт). Безопасное применение с проведением записей (серьезных) побочных явлений ((S)AE), прием лекарственного средства, случаи диареи и запора от общей частоты и консистенции (при использовании бристольской шкалы стула) и стула, субъективные жалобы на желудочно-кишечный тракт. Статистический анализ проводят как для ITT, так и для PP популяции, сравнивая NN с N. Проводимые статистические тесты являются двухсторонними и имеют уровень значимости 5%. Все доверительные интервалы представлены, как двухсторонние с коэффициентом достоверности 95%.

Таблица 7
Композиция тестируемого продукта и контрольного продукта
на 100 мл
Тестируемый продукт Контрольный продукт
Энергия ккал 100 100
Белок эн.% 16 16
Общий г 4,0 4,0
Казеиновый белок г 1,0 4,0
Сывороточный белок г 1,4 0,0
Соевый белок г 0,8 0,0
Гороховый белок г 0,8 0,0
Жир эн.% 35 35
Общий (жирные кислоты +глицерин) г 3,9 3,9
Насыщенные ЖК г 0,8 0,4
из которых СЦТ (MCT) (C8+C10) г 0,6 0,0
Мононенасыщенные ЖК г 2,3 2,3
Полиненасыщенные ЖК, г 0,6 1,2
из которых:
Линолевая кислота (ЛК) 18:2 ω-6 г 0,42 0,9
Альфа-линоленовая кислота (АЛК) 18:3 ω-6 г 0,10 0,2
ДГК г 0,014 0,000
ДГК+ЭПК г 0,033 0,000
Соотношение n6:n3 3,0 4,8
Углеводы эн.% 49 49
Общие г 12,25 12,25
Пищевые волокна эн.% 0 0
Общие г 1,5 1,5
Минеральные вещества*
Na мг 100 100
K мг 150 150
Cl мг 125 125
Ca мг 80 80
P мг 72 72
Mg мг 23 23
Микроэлементы
Fe мг 1,6 1,6
Zn мг 1,2 1,2
Cu μг 180 180
Mn мг 0,33 0,33
F μг 100 100
Mo μг 10 10
Se μг 5,7 5,7
Cr μг 6,7 6,7
I μг 13 13
Витамины
Витамин A (ретинол) μг RE 82 82
Каротеноиды мг 0,2 0,2
Бета-каротин μг 86 -
Витамин D3 (холекальциферол) μг 1,0 0,7
E (токоферол) мг 1,3 1,3
K μг 5,3 5,3
B1 (тиамин) мг 0,15 0,15
B2 (рибофлавин) мг 0,16 0,16
B3 (ниацин) мг NE 1,8 1,8
B5 (пантотеновая кислота) мг 0,53 0,53
B6 (пиридоксин) мг 0,17 0,17
B8 (биотин) μг 4 4
B11 (фолиевая кислота) μг 27 27
B12 (цианокобаламин) μг 0,21 0,21
C (аскорбиновая кислота) мг 10 10
Дополнительные добавки
Холин мг 37 37

Результаты: средний возраст и BMI ITT популяции (n=28) составил 63 года и 25,5 кг/м2. Средний (min-max) период зондового питания перед проведением исследования составил 26 (1-208) месяцев. Среднее дневное потребление в течение исследования составило 1339 (786-2100) мл для NN и 1178 (786-2000) мл для N (p=0,043). Наблюдается определенная тенденция снижения случаев запоров для NN (31% по сравнению с 50%, p=0,070). Случаи по всем другим тестируемым параметрам в целом для NN реже по сравнению N (NN по сравнению N: тошнота 8% по сравнению 20%, рвота 4% по сравнению 12%, метеоризм 19% по сравнению 16%, диарея 31% по сравнению 36%, запор 23 по сравнению 36%, применение слабительного 73% по сравнению 79%, против расстройства желудка 0% по сравнению 0%, антациды 54% по сравнению 57%, антибиотики 4% по сравнению 18%, опиоиды 15% по сравнению 18, ПЯ (AE) в желудочно-кишечном тракте 12% по сравнению 18%, ПЯ пневмония 8% по сравнению 14%, другие ПЯ 8% по сравнению 14%, ТПЯ (SAE) 4% по сравнению 14%), хотя значения не были статистически значимыми при уровне значимости 0,05. PP (n=21) анализы показали аналогичные тенденции.

Пример 2

В Таблице 8 приведены композиции по настоящему изобретению, подходящие в качестве зондового питания для взрослых, зондового питания для детей или питательной пищевой добавки для взрослых, потребляемой орально.

Таблица 8
Энтеральные композиции по настоящему изобретению
Компонент Пример 1 зондовое питание для взрослых Пример 2
зондовое питание для детей
Пример 3
питательная пищевая добавка для взрослых, потребляемая орально
Калорийность (ккал/100 мл) 100 150 240
Белок (эн.%) 16 16 16
Жир (эн.%) 35 35 35
Углеводы (эн.%) 49 49 49
Белок (г/100 мл) 4 6 9,6
Гороховый белок 0,8 1,2 1,9
Сывороточный белок 1,4 2,1 3,4
Казеин 1,0 1,5 2,4
Соевый белок 0,8 1,2 1,9
Углеводы (г/100 мл) 12,3 18,3 29,7
Жир (г/100 мл) 3,9* 5,8* 9,3*
Насыщенный жир 1,0 1,5 2,4
СЦЖК (MCFA) 0,6 0,9 1,4
Ненасыщенный жир 2,9 4,3 6,9
МНКЖ (MUFA) 2,2 3,2 5,2
ПНЖК (PUFA) 0,7 1,1 1,7
ЛК 0,5 0,8 1,3
АЛК 0,1 0,2 0,3
ЭПК+ДГК 0,03 0,03 0,03
АЛК+ЭПК+ДГК 0,16 0,23 0,35
ω-6/ω-3 2,9:1 3,1:1 3,1:1
Вязкость (мПа*с) 18 35 70-85
Плотность (кг/л) 1,1 1,1 1,1
* в этих Примерах 3,9 г жира равно 3,7 жирных кислот; 5,8 г жира равно 5,5 г жирных кислот; 9,3 г жира равно 8,7 г жирных кислот.

Специалисту в области техники, к которой относится настоящее изобретение, следует понимать, что в приведенных предпочтительных вариантах воплощения настоящего изобретения могут быть сделаны различные изменения и модификации. Такие изменения и модификации могут быть сделаны, не выходя за рамки настоящего изобретения и не уменьшая его преимуществ. Следовательно, такие изменения и модификации входят в объем притязаний, изложенный в приложенной формуле изобретения.

Ссылки

Ailhaud, G., F. Massiera, P. Weill, P. Legrand, J. M. Alessandri and P. Guesnet (2006). «Temporal changes in dietary fats: role of n-6 polyunsaturated fatty acids in ex-cessive adipose tissue development and relationship to obesity». Prog Lipid Res 45(3):203-36.

Albert, C. M., H. Campos, M. J. Stampfer, P. M. Ridker, J. E. Manson, W. C. Willett and J. Ma (2002). «Blood levels of long-chain n-3 fatty acids and the risk of sud-den death». N Engl J Med 346(15):1113-8.

Allman-Farinelli, M. A., K. Gomes, et al. (2005). «A diet rich in high-oleic-acid sun- flower oil favorably alters low-density lipoprotein cholesterol, triglycerides, and factor VII coa-gulant activity». J Am Diet Assoc 105(7):1071-9.

Bach, A. C, Y. Ingenbleek and A. Frey (1996). «The usefulness of dietary medium-chain triglycerides in body weight control: fact or fancy?» J Lipid Res 37(4):708-26.

Bemelmans, W. J., J. Broer, E. J. Feskens, A. J. Smit, F. A. Muskiet, J. D. Lefrandt, V. J. Bom, J. F. May and B. Meyboom-de Jong (2002). «Effect of an increased in-take of alpha-linolenic acid and group nutritional education on cardiovascular risk factors: the Mediterranean Alpha-linolenic Enriched Groningen Dietary Intervention (MARGARIN) study». Am J Clin Nutr 75(2): 221-7.

Bourque, C, M. P. St-Onge, A. A. Papamandjaris, J. S. Cohn and P. J. Jones (2003). «Consumption of an oil composed of medium chain triacyglycerols, phytosterols, and N-3 fatty acids improves cardiovascular risk profile in overweight women». Metabolism 52(6):771-7.

Brenna, J. T. (2002). «Efficiency of conversion of alpha-linolenic acid to long chain n-3 fatty acids in man». Curr Opin Clin Nutr Metab Care 5(2):127-32.

Burdge, G. C. and S. A. Wootton (2002). «Conversion of alpha-linolenic acid to ei-cosapentaenoic, docosapentaenoic and docosahexaenoic acids in young women». Br J Nutr 88(4):411-20.

Calabrese, C, S. Myer, S. Munson, P. Turet and T. C. Birdsall (1999). «A cross-over study of the effect of a single oral feeding of medium chain triglyceride oil vs. canola oil on post-ingestion plasma triglyceride levels in healthy men». Altern Med Rev 4(1):23-8.

Calder, P. C. (2006). «n-3 polyunsaturated fatty acids, inflammation, and inflammatory diseases». Am J Clin Nutr 83(6 Suppl): 1505S-1519S.

Carnielli, V. P., G. Verlato, F. Pederzini, I. Luijendijk, A. Boerlage, D. Pedrotti and P. J. Sauer (1998). «Intestinal absorption of long-chain polyunsaturated fatty acids in preterm infants fed breast milk or formula». Am J Clin Nutr 67(1):97-103.

Covas, M. I. (2007). «Olive oil and the cardiovascular system». Pharmacol Res 55(3):175-86.

Chrysohoou, C, D. B. Panagiotakos, C. Pitsavos, J. Skoumas, X. Krinos, Y. Chloptsios, V. Nikolaou and C. Stefanadis (2007). «Long-term fish consumption is associated with protection against arrhythmia in healthy persons in a Mediter-ranean region-the ATTICA study». Am J Clin Nutr 85(5):1385-91.

Davidson, M. H., K. C. Maki, J. Kalkowski, E. J. Schaefer, S. A. Torri and K. B. Dren-nan (1997). «Effects of docosahexaenoic acid on serum lipoproteins in patients with combined hyperlipidemia: a randomized, double-blind, placebo-controlled trial». J Am Coll Nutr 16(3):236-43.

Deutsche Gesellschaft fur Ernahrung e. V. (2006). Evidenzbasierte Leitlinie:

Fettkon-sum und Prevention ausgewahlter ernahrungsmitbedingter Krankheiten. Bonn.

Emken, E. A., R. 0. Adlof and R. M. Gulley (1994). «Dietary linoleic acid influences desaturation and acylation of deuterium-labeled linoleic and linolenic acids in young adult males». Biochim Biophys Acta 1213(3):277-88.

Gerster, H. (1998). «Can adults adequately convert alpha-linolenic acid (18:3n-3) to eicosapentaenoic acid (20:5n-3) and docosahexaenoic acid (22:6n-3)?» Int J Vi-tam Nutr Res 68(3): 159-73.

Goyens, P. L., M. E. Spilker, P. L. Zock, M. B. Katan and R. P. Mensink (2006). «Conversion of alpha-linolenic acid in humans is influenced by the absolute amounts of alpha-linolenic acid and linoleic acid in the diet and not by their ratio». Am J Clin Nutr 84(1):44-53.

Hansen, J. B., J. 0. Olsen, L. Wilsgard, V. Lyngmo and B. Svensson (1993). «Comparative effects of prolonged intake of highly purified fish oils as ethyl ester or triglyceride on lipids, haemostasis and platelet function in normolipaemic men». Eur J Clin Nutr 47(7):497-507. Health Council of the Netherlands (2006). Guidelines for a healthy diet 2006. publica-tion nr. 2006/21. The Hague.

Hibbeln, J. R., L. R. Nieminen, T. L. Blasbalg, J. A. Riggs and W. E. Lands (2006). «Healthy intakes of n-3 and n-6 fatty acids: estimations considering worldwide diversity». Am J Clin Nutr 83(6 Suppl):1483S-1493S.

ISSFAL (2004). Recommendations for intake of polyunsaturated fatty acids in healthy humans. Brighton, International Society for the Study of Fatty Acids and Lipids.

Lands, W. E., B. Libelt, A. Morris, N. C. Kramer, T. E. Prewitt, P. Bowen, D. Schmeis-ser, M. H. Davidson and J. H. Burns (1992). «Maintenance of lower proportions of (n-6) eicosanoid precursors in phospholipids of human plasma in response to added dietary (n-3) fatty acids». Biochim Biophys Acta 1180(2):147-62.

Lehner, F., H. Demmelmair, W. Roschinger, T. Decsi, M. Szasz, K. Adamovich, R. Arnecke and B. Koletzko (2006). «Metabolic effects of intravenous LCT or MCT/LCT lipid emulsions in preterm infants». J Lipid Res 47(2):404-11.

Luley, C, H. Wieland and J. Grunwald (1990). «Bioavailability of omega-3 fatty acids: ethyl ester preparations are as suitable as triglyceride preparations». Akt.Ernahr.-Med. 15:123-5.

Marten, B., M. Pfeuffer and J. Schrezenmeier (2006). «Medium-chain triglycerides». International Dairy Journal 16:1374-82.

Metges, C. C. and G. Wolfram (1991). «Medium-and long-chain triglycerides labeled with 13C: a comparison of oxidation after oral or parenteral administration in humans». J Nutr 121(1):31-6.

Mozaffarian, D., A. Geelen, I. A. Brouwer, J. M. Geleijnse, P. L. Zock and M. B. Katan (2005). «Effect of fish oil on heart rate in humans: a meta-analysis of randomized controlled trials». Circulation 112(13):1945-52.

Reaven, P., S. Parthasarathy, et al. (1993). «Effects of oleate-rich and linoleate-rich di-ets on the susceptibility of low density lipoprotein to oxidative modification in mildly hyper-cholesterolemic subjects». J Clin Invest 91(2):668-76.

Rodriguez, M., S. Funke, M. Fink, H. Demmelmair, M. Turini, G. Crozier and B. Koletzko (2003). «Plasma fatty acids and [13C]linoleic acid metabolism in preterm infants fed a formula with medium-chain triglycerides». J Lipid Res 44(1):41-8.

Sala-Vila, A., C. Campoy, A. I. Castellote, F. J. Garrido, M. Rivero, M. Rodriguez- Palmero and M. C. Lopez-Sabater (2006). «Influence of dietary source of doco- sahexaenoic and arachidonic acids on their incorporation into membrane phospholipids of red blood cells in term infants». Prostaglandins Leukot Essent Fatty Acids 74(2):143-8.

Sala-Vila, A., A. I. Castellote, C. Campoy, M. Rivero, M. Rodriguez-Palmero and M. C. Lopez-Sabater (2004). «The source of long-chain PUFA in formula supple-ments does not affect the fatty acid composition of plasma lipids in full-term in-fants». J Nutr 134(4):868-73.

Schwellenbach, L. J., K. L. Olson, K. J. McConnell, R. S. Stolcpart, J. D. Nash and J. A. Merenich (2006). «The triglyceride-lowering effects of a modest dose of doco- sahexaenoic acid alone versus in combination with low dose eicosapentaenoic acid in patients with coronary artery disease and elevated triglycerides». J Am Coll Nutr 25(6):480-5.

Serhan, C. N. (2006). «Novel chemical mediators in the resolution of inflammation: resolvins and protectins». Anesthesiol Clin 24(2):341-64.

Sijben, J. W. and P. C. Calder (2007). «Differential immunomodulation with long-chain n-3 PUFA in health and chronic disease». Proc Nutr Soc 66(2):237-59.

Snook, J. T., S. Park, G. Wardlaw, R. Jandacek, D. Palmquist, M.-S. Lee and J. Hoover (1996). «Chylomicron fatty acid composition and serum lipid concentrations in subjects fed caprenin or palm oil/palm kernel oil as the major dietary fat». Nutrition Research 16(6):925-36.

St-Onge, M. P., C. Bourque, P. J. Jones, R. Ross and W. E. Parsons (2003a). «Medium- versus long-chain triglycerides for 27 days increases fat oxidation and energy expenditure without resulting in changes in body composition in overweight women». Int J Obes Relat Metab Disord 27(1):95-102.

Tapiero, H., G. N. Ba, P. Couvreur and K. D. Tew (2002). «Polyunsaturated fatty acids (PUFA) and eicosanoids in human health and pathologies». Biomed Pharmaco-ther 56(5):215-22.

Theobald, H. E., A. H. Goodall, N. Sattar, D. C. Talbot, P. J. Chowienczyk and T. A. Sanders (2007). «Low-dose docosahexaenoic acid lowers diastolic blood pressure in middle-aged men and women». J Nutr 137(4):973-8.

Williams, C. M. and G. Burdge (2006). «Long-chain n-3 PUFA: plant v. marine sources». Proc Nutr Soc 65(1):42-50.

Zampelas, A., D. B. Panagiotakos, C. Pitsavos, U. N. Das, C. Chrysohoou, Y. Skoumas and C. Stefanadis (2005). «Fish consumption among healthy adults is associated with decreased levels of inflammatory markers related to cardiovascular disease: the ATTICA study». J Am Coll Cardiol 46(1):120-4.

1. Жидкая энтеральная питательная композиция, включающая:
(i) белковую фракцию, включающую от более чем 25 мас.% вплоть до 80 мас.% растительного белка, включающего, по меньшей мере, источник интактного горохового белка, где белковая фракция дополнительно включает молочный белок, выбранный из группы, состоящей из казеина, включая мицеллярный казеин и казеинат, и сывороточного белка;
(ii) жировую фракцию, включающую
(a) от 8 до 15 мас.% линолевой кислоты (ЛК) (LA);
(b) от 3,0 до 6,0 мас.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК) (ALA), докозагексаеновой кислоты (ДГК) (DHA) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК) (ЕРА), где количество АЛК>2,5 мас.%, а комбинированное количество ДГК и ЭПК≤2,5 мас.%;
(c) от 10 до 20 мас.% по меньшей мере одной среднецепочечной жирной кислоты (СЦЖК) (MCFA); и
(d) от 35 до 79 мас.% по меньшей мере одной мононенасыщенной жирной кислоты (МНЖК) (MUFA), где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции.

2. Жидкая энтеральная питательная композиция по п.1, где белковая фракция включает от 5 до 60 мас.%, в частности от 10 до 30 мас.%, более предпочтительно от 15 до 25 мас.% горохового белка относительно общего белка в белковой фракции.

3. Жидкая энтеральная питательная композиция по п.1, включающая от 30 до 50 мас.%, в частности от 35 до 45 мас.% растительного белка относительно общего белка в белковой фракции.

4. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, дополнительно включающая одну или более углеводных фракций, фракцию пищевых волокон и питательные микроэлементы.

5. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, дополнительно включающая второй растительный белок, иной, чем указанный гороховый белок, предпочтительно выбранный из группы, состоящей из соевого, рисового и пшеничного белка, наиболее предпочтительно соевого белка.

6. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где белковая фракция включает 50-70 мас.% по меньшей мере одного или более указанных молочных белков относительно общего белка белковой фракции, предпочтительно выбранных из группы казеина и сывороточного белка.

7. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где белковая фракция включает гороховый белок, соевый белок, казеин и сывороточный белок.

8. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где белковая фракция состоит из:
- от 20 до 40 мас.% казеина,
- от 20 до 40 мас.% сывороточного белка,
- от 13 до 25 мас.% соевого белка и
- от 13 до 25 мас.% горохового белка, относительно общего белка в белковой фракции, где сумма указанных белков равна 100 мас.%.

9. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где белковая фракция имеет следующий аминокислотный профиль в граммах на 100 грамм общего белка белковой фракции:
- Цистеин: по меньшей мере 1,1 г/100 г,
- Фенилаланин: по меньшей мере 4,0 г/100 г,
- Тирозин: по меньшей мере 3,7 г/100 г.

10. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где жировая фракция включает от 12,5 до 14,5 мас.%, наиболее предпочтительно от 13,5 до 13,9 мас.% линолевой кислоты (ЛК), рассчитанной от общего количества жирных кислот в жировой фракции.

11. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где жировая фракция включает от 4,0 до 5,0 мас.%, наиболее предпочтительно от около 4,3 до 4,7 мас.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК), докозагексаеновой кислоты (ДГК) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК), рассчитанных относительно общего количества жирных кислот в жировой фракции.

12. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где жировая фракция содержит комбинированное количество ДГК и ЭПК<1,0 мас.%, рассчитанное относительно общего количества жирных кислот в жировой фракции.

13. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где жировая фракция включает:
(a) от 12,5 до 14,5 мас.% линолевой кислоты (ЛК);
(b) от 4,0 до 5,0 мас.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК), докозагексаеновой кислоты (ДГК) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК), где количество АЛК>2,7 мас.%, или составляет от 2,5 до 4,0 мас.%, и комбинированное количество ДГК и ЭПК≤1,0 мас.%;
(c) от 14 до 18 мас.% по меньшей мере одной среднецепочечной жирной кислоты (СЦЖК); и
(d) от 40 до 70 мас.% по меньшей мере одной мононенасыщенной жирной кислоты (МНЖК),
где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции.

14. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, включающая (с) от 10 до 20 мас.% 8:0 и/или 10:0 СЦЖК и d) от 35 до 79 мас.% 16:1, 18:1, 20:1, 22:1 и/или 24:1 МНЖК.

15. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, обеспечивающая, по меньшей мере, 0,4 ккал/мл, предпочтительно, по меньшей мере, 0,7 ккал/мл, наиболее предпочтительно, по меньшей мере, 0,9 ккал/мл композиции.

16. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.1-3, где
(i) белковая фракция обеспечивает, по меньшей мере, 8 эн.%, предпочтительно, по меньшей мере, 10 эн.%, более предпочтительно, по меньшей мере, 15 эн.% от общей калорийности композиции; и/или
(ii) жировая фракция обеспечивает в пределах от 30 до 50 эн.%, предпочтительно от 30 до 40 эн.% от общей калорийности композиции; и/или
(iii) углеводная фракция обеспечивает от 30 до 62 эн.% от общей калорийности композиции.

17. Жидкая энтеральная питательная композиция по п.4, где
(i) белковая фракция обеспечивает, по меньшей мере, 8 эн.%, предпочтительно, по меньшей мере, 10 эн.%, более предпочтительно, по меньшей мере, 15 эн.% от общей калорийности композиции; и/или
(ii) жировая фракция обеспечивает в пределах от 30 до 50 эн.%, предпочтительно от 30 до 40 эн.% от общей калорийности композиции; и/или
(iii) углеводная фракция, обеспечивает от 30 до 62 эн.% от общей калорийности композиции.

18. Жидкая энтеральная питательная композиция, включающая:
(i) белковую фракцию, включающую:
(a) от 20 до 40 мас.% казеина,
(b) от 20 до 40 мас.% сывороточного белка,
(c) от 13 до 25 мас.% соевого белка и
(d) от 13 до 25 мас.% горохового белка
относительно общего белка в белковой фракции, где сумма указанных белков равна 100 мас.%;
(ii) жировую фракцию, включающую:
(a) от 13,5 до 13,9 мас.% линолевой кислоты (ЛК);
(b) от 4,3 до 4,7 мас.% комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты (АЛК), докозагексаеновой кислоты (ДГК) и эйкозапентаеновой кислоты (ЭПК), где (i) количество АЛК>2,7 мас.%, или (ii) где количество АЛК составляет от 2,5 до 4,0 мас.%, и комбинированное количество ДГК и ЭПК≤1,0 мас.%;
(c) от 15,7 до 16,2 мас.% по меньшей мере одной среднецепочечной жирной кислоты (СЦЖК); и
(d) от 50 до 60 мас.% по меньшей мере одной мононенасыщенной жирной кислоты (МНЖК),
где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции;
(iii) углеводную фракцию; и
(iv) необязательно фракцию пищевых волокон.

19. Питательная композиция по п.18, включающая один или более фруктоолигосахаридов, инулин, пищевые волокна акации, гуммиарабик, полисахариды сои, альфа целлюлозу и резистентный крахмал.

20. Питательная композиция по п.19, содержащая от 5 до 120 г/л пищевых волокон, где фракция пищевых волокон состоит из от 15 до 50 мас.% растворимых некрахмальных полисахаридов, от 15 до 45 мас.% нерастворимых некрахмальных полисахаридов, от 8 до 70 мас.% неусвояемых олигосахаридов, включая, по меньшей мере, 8 мас.% от общих пищевых волокон гидролизованного инулина и включая резистентный крахмал.

21. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.18-20, где
(i) белковая фракция обеспечивает, по меньшей мере, 8 эн.%, предпочтительно, по меньшей мере, 10 эн.%, более предпочтительно, по меньшей мере, 15 эн.% от общей калорийности композиции; и/или
(ii) жировая фракция обеспечивает в пределах от 30 до 50 эн.%, предпочтительно от 30 до 40 эн.% от общей калорийности композиции; и/или
(iii) углеводная фракция обеспечивает от 30 до 62 эн.% от общей калорийности композиции.

22. Жидкая энтеральная питательная композиция по любому из пп.18-20, обеспечивающая, по меньшей мере, 0,4 ккал/мл, предпочтительно, по меньшей мере, 0,7 ккал/мл, наиболее предпочтительно, по меньшей мере, 0,9 ккал/мл композиции.

23. Применение жидкой питательной композиции по любому из пп.1-3 в качестве зондового питания, в частности для долговременного зондового питания.

24. Применение жидкой питательной композиции по любому из пп.18-20 в качестве зондового питания, в частности для долговременного зондового питания.

25. Применение жидкой питательной композиции по любому из пп.1-3 для получения жидкого питательного продукта для профилактики и/или лечения осложнений верхнего и/или нижнего отдела желудочно-кишечного тракта у пациентов, получающих зондовое питание.

26. Применение жидкой питательной композиции по любому из пп.18-20 для получения жидкого питательного продукта для профилактики и/или лечения осложнений верхнего и/или нижнего отдела желудочно-кишечного тракта у пациентов, получающих зондовое питание.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к приготовлению капсулированных белоксодержащих продуктов. Способ получения белоксодержащих продуктов заключается в приготовлении внутреннего содержимого с белковой составляющей с последующим капсулированием внутреннего содержимого с получением белоксодержащего продукта с оболочкой.
Группа изобретений относится к молочной промышленности. Способ получения смеси для детского питания включает смешивание источника гидролизованного белка 1-5 г/100 ккал смеси, источника углеводов 8-12 г/100 ккал смеси и источника жира 3-7 г/100 ккал смеси с получением раствора.

Изобретение относится к питательной композиции. Питательная композиция содержит комбинацию сывороточного белка, лейцина и по меньшей мере ω-3 полиненасыщенной жирной кислоты, выбранной из группы: эйкозапентаеновой кислоты, докозагексаеновой кислоты, эйкозатетраеновой кислоты и докозапентаеновой кислоты.
Изобретение относится к питательной композиции на основе свободных аминокислот. Питательная композиция содержит, по меньшей мере, 99% свободных аминокислот, глютаминовую кислоту в количестве более 0,1 масс.% и менее 4,5 масс.% от указанных свободных аминокислот по массе, источник углеводов, длинноцепочечные полиненасыщенные жирные кислоты (ДЦ-ПНЖК), структурированные липиды (SL), содержащие триглицериды жирных кислот, включающие остатки пальмитиновой кислоты.

Изобретение относится к способу обеспечения питанием спортсмена. Предложен способ увеличения синтеза белка у спортсменов после физической нагрузки.

Настоящее изобретение относится к способу повышения синтеза миофибриллярных мышечных протеинов после повторяющихся спринтерских упражнений. Способ предусматривает прием спортсменом композиции, содержащей общую дозу протеинов от 10 до 50 г или основных аминокислот с добавлением лейцина от 5 до 25 г и углеводы, за 30 минут или меньше до, во время или в течение 30 минут после выполнения повторяющихся спринтерских упражнений.
Изобретение относится к области фармацевтики и представляет собой питательную композицию для младенца или ребенка, содержащую липид или жир; источник белка; источник полиненасыщенных жирных кислот с длинной цепью, который содержит докозагексаеновую кислоту; до 2,5 вес.% источника дополнительного кальция, причем по меньшей мере 20% источника дополнительного кальция представляет собой глюконат кальция, и от 0,015 до 0,1 миллионных долей (пг/мкг) ТРФ-β.

Изобретение относится к способу выделения олигосахаридов, содержащих сиаловую кислоту, и, в частности, сиалиллактозы, из потока молока. Способ предусматривает обработку потока молока на стадии анионного обмена с использованием анионообменной смолы в форме свободного основания, с содержанием влаги 30-48%, с последующей стадией анионного обмена, предпочтительно, с помощью макропористой анионообменной смолы или анионообменной смолы типа геля.

Изобретение относится к пищевой добавке, содержащей α-кетоаналоги аминокислот с разветвленной цепью. Предложено применение композиции, которая в основном является безазотистой и не содержит каких-либо аминокислот и содержащих азот добавок, которая содержит, по меньшей мере, одну соль щелочного или щелочноземельного металла α-кетокислоты в качестве пищевой добавки для снижения эмоционального истощения при физических тренировках.

Изобретение относится к пищевой промышленности, а именно к кисломолочному продукту и способу его получения. .
Изобретение относится к пищевой промышленности и может быть использовано в производстве пищевых продуктов функционального и специализированного назначения, а также для непосредственного употребления.
Изобретение относится к способу удаления пестицидов из экстрактов Ginkgo biloba. Способ включает подвергание экстракта, полученного экстрагированием листьев Ginkgo biloba гексаном, следующим стадиям: а) жидкостно-жидкостной экстракции c получением фракции средней полярности, содержащей терпены гинкго и пестициды, не удаляемые гексаном, и фракцию высокой полярности, содержащую флавоновые гликозиды гинкго; b) кристаллизации из фракции средней полярности, полученной на стадии а), с образованием промежуточного продукта с содержанием гинкголида не менее 50% кристаллизованного продукта; с) кристаллизации из остаточного раствора, полученного на стадии b), с образованием промежуточного продукта с содержанием билобалида не менее 50% кристаллизованного продукта; d) смешивания фракции высокой полярности, полученной на стадии а), с промежуточным продуктом терпенов гинкго и промежуточным продуктом билобалида, полученными на стадиях b) и с).

Изобретение относится к приготовлению капсулированных белоксодержащих продуктов. Способ получения белоксодержащих продуктов заключается в приготовлении внутреннего содержимого с белковой составляющей с последующим капсулированием внутреннего содержимого с получением белоксодержащего продукта с оболочкой.

Изобретение относится к приготовлению капсулированных белоксодержащих продуктов. Способ получения белоксодержащих продуктов заключается в приготовлении внутреннего содержимого с белковой составляющей с последующим капсулированием внутреннего содержимого с получением белоксодержащего продукта с оболочкой.

Группа изобретений относится к пищевой промышленности. Порошок для приготовления напитка содержит сухой экстракт кофе и микроорганизм и/или фермент, обладающие способностью гидролизовать кофеоилхинную кислоту и диэфиры с получением кофейной кислоты.
Изобретение относится к пищевой промышленности. Предложена пищевая композиция, включающая водосодержащий компонент, липидосодержащий компонент и содержащий клетчатку и не менее одного каротеноида материал растительного происхождения, в котором снижено содержание водорастворимых веществ.
Изобретение относится к пищевой промышленности. Предложена пищевая композиция, включающая водосодержащий компонент, липидосодержащий компонент и содержащий клетчатку и не менее одного каротеноида материал растительного происхождения, в котором снижено содержание водорастворимых веществ.
Изобретение относится к пищевой промышленности. Предложена пищевая композиция, включающая водосодержащий компонент, липидосодержащий компонент и содержащий клетчатку и не менее одного каротеноида материал растительного происхождения, в котором снижено содержание водорастворимых веществ.
Изобретение относится к композиции для питания младенцев. Предложен нетерапевтический способ увеличения плотности костной массы и/или повышения содержания костного минерала.

Изобретение относится к композициям, предназначенным для младенцев с низкой массой тела при рождении. Пробиотическая композиция, предназначенная для достижения полного энтерального питания у младенцев, имеющих массу тела при рождении не более 1500 г, содержит пробиотические штаммы, выбранные из вида Lactobacillus rhamnosus, Lactobacillus reuteri, Bifidobacterium longum или их смесей.
Изобретение относится к технологии производства консервов для диетического питания. Способ предусматривает подготовку рецептурных компонентов, бланширование и резку чернослива, резку и замораживание шпината, резку курятины, бланширование изюма, заливку куриным бульоном и выдержку для набухания молотого шрота семян тыквы, смешивание перечисленных компонентов со сметаной, поваренной солью и глюконатом кальция, фасовку полученной смеси и куриного бульона, герметизацию и стерилизацию.

Настоящее изобретение относится к жидкой энтеральной питательной композиции. Жидкая энтеральная питательная композиция включает белковую фракцию, содержащую от 25 мас. до 80 мас. растительного белка, включающего, по меньшей мере, источник интактного горохового белка, где белковая фракция дополнительно включает молочный белок, выбранный из группы, состоящей из казеина, включая мицеллярный казеин и казеинат, и сывороточного белка и жировую фракцию. Причем жировая фракция включает: от 8 до 15 мас. линолевой кислоты ; от 3,0 до 6,0 мас. комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот альфа-линоленовой кислоты, докозагексаеновой кислоты и эйкозапентаеновой кислоты, где количество АЛК>2,5 мас., а комбинированное количество ДГК и ЭПК≤2,5 мас.; от 10 до 20 мас. по меньшей мере одной среднецепочечной жирной кислоты и от 35 до 79 мас. по меньшей мере одной мононенасыщенной жирной кислоты, где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции. Как вариант, жидкая энтеральная питательная композиция включает белковую фракцию, содержащую от 20 до 40 мас. казеина, от 20 до 40 мас. сывороточного белка, от 13 до 25 мас. соевого белка и от 13 до 25 мас. горохового белка относительно общего белка в белковой фракции, где сумма указанных белков равна 100 мас.. Также композиция включает жировую фракцию, содержащую от 13,5 до 13,9 масс. ЛК; от 4,3 до 4,7 мас. комбинации, состоящей из ω-3 полиненасыщенных жирных кислот АЛК, ДГК и ЭПК, где количество АЛК>2,7 мас., или где количество АЛК составляет от 2,5 до 4,0 мас., и комбинированное количество ДГК и ЭПК≤1,0 мас.; от 15,7 до 16,2 мас. по меньшей мере одной СЦЖК и от 50 до 60 мас. по меньшей мере одной МНЖК, где все относительные количества рассчитаны от общего количества жирных кислот в жировой фракции. Композиция включает также углеводную фракцию и необязательно фракцию пищевых волокон. Полученные композиции используют в качестве зондового питания, в частности для долговременного зондового питания. Также композиции применяют для профилактики иили лечения осложнений верхнего иили нижнего отдела желудочно-кишечного тракта у пациентов, получающих зондовое питание. Изобретение позволяет минимизировать клинические осложнения, связанные с введением энтерального питания пациентам при использовании зонда, в частности, выражающиеся в замедленном опорожнении желудочно-кишечного тракта. 6 н. и 20 з.п. ф-лы, 8 табл., 2 пр.

Наверх