Способ прогнозирования риска развития тяжелого поражения нервной системы у новорожденных детей с различным сроком гестации в неонатальном периоде


 


Владельцы патента RU 2528907:

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Сибирский государственный медицинский университет" Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (ГБОУ ВПО СибГМУ Минздравсоцразвития России) (RU)
Федеральное государственное бюджетное учреждение "Научно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и перинатологии" Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (ФГБУ "НИИ АГП" СО РАМН) (RU)

Изобретение относится к области медицины, а именно к неонатологии и детской неврологии, и может использоваться для прогнозирования риска развития поражения центральной нервной системы (ЦНС) у новорожденных детей с различным сроком гестации в неонатальном периоде. Сущность способа: определяют уровень васкулоэндотелиального фактора роста и нейроспецифической енолазы в сыворотке крови. Затем рассчитывают вероятность риска развития тяжелого поражения центральной нервной системы р по формуле: p=1/(1+e-F), где е - основание натурального логарифма = 2,718; F - разделяющая функция, которую рассчитывают по формуле: F=0,0235·VEGF-4,5·NSE-2,46, где VEGF - содержание васкулоэндотелиального фактора роста в сыворотке крови; NSE - содержание нейроспецифической енолазы в сыворотке крови. При p равном либо более 0,5 прогнозируют низкий риск, а при p менее 0,5 прогнозируют высокий риск развития тяжелого поражения ЦНС. Способ обеспечивает высокую чувствительность, диагностическую точность и информативность способа, дает возможность расширить область применения, в частности, для новорожденных с различным сроком гестации. 2 пр.

 

Изобретение относится к области медицины, а именно к неонатологии и детской неврологии, и может использоваться для повышения точности и информативности прогнозирования риска развития тяжелого поражения центральной нервной системы (ЦНС) у новорожденных детей с различным сроком гестации в неонатальном периоде.

В современной перинатологии и педиатрии уровень перинатальной и младенческой заболеваемости, а также инвалидизации с детства недоношенных новорожденных по причине тяжелых поражений центральной нервной системы остается стабильно высоким (Бадалян Л.О., 2004; Фадеева Н.И., Ховалыг Н.М., Ремнева О.В., 2010).

Разработка информативных и точных методов ранней диагностики перинатального поражения ЦНС новорожденного является ключевой задачей в решении проблемы перинатальной заболеваемости и смертности.

Отсутствие золотого стандарта диагностики перинатальных поражений ЦНС в раннем неонатальном периоде вынуждает неонатологов и неврологов использовать комплекс методов диагностики (НСГ, MPT, КТ, ЭЭГ и др.), которые не всегда дают возможность получить исчерпывающую информацию, необходимую для оценки степени тяжести повреждений ЦНС у новорожденных и последующей реабилитации.

С этих позиций очень актуальным является поиск диагностических и прогностических маркеров, отражающих сохранение и выраженность патологических изменений нервной системы, с целью адекватного и своевременного терапевтического вмешательства в патологический процесс, когда лечение приходится на фазу обратимых нарушений.

При изучении патентной и научно-медицинской литературы выявлены следующие способы для прогнозирования состояния ЦНС и исходов заболевания у новорожденных детей.

Известно, что при действии различных патологических агентов, в том числе ишемии, имеющей место при перинатальном поражении ЦНС, возникают различные виды альтерации нейрональных мембран. Этот процесс сопровождается высоким уровнем в крови нейроспецифических белков, которые используют в качестве маркеров различных патологических изменений, происходящих в ЦНС (Н.Н.Володин и соавт., 1998; R.Tabakmanetal., 2002; Голосная 2005. Голосная 2010). Нейроспецифические белки (НСБ) являются структурными компонентами клеток нервной ткани, выполняя специфические для ЦНС функции (ферментные, рецепторные, регуляторные, транспортные, модульные и др.) НСБ синтезируются клетками нервной ткани и при нарушении резистентности ГЭБ они могут элиминироваться в кровь, порой в высоких концентрациях. Ряд нейроспецифических белков широко применяется в диагностических целях как маркеры проницаемости гематоэнцефалического барьера (Чехонин В.П., Лебедев С.В., Юрина О.И. 2006; Дементьева Г.М. 1999; Гомазков О.А. 2002; Крыжановский Г.Н., Луценко В.К. 1995; Голосная Г.С., Петрухин А.С., Красильщикова Т.М., Албагачиева Д.И., Эрлих А.Л., Трепилец С.В. 2010). При этом значимые изменения уровней НСБ в ликворе и крови можно зафиксировать значительно раньше, чем те структурные нарушения, которые выявляются современными методами инструментального и лабораторного обследования.

Известен способ ранней диагностики перинатальных гипоксических поражений ЦНС у доношенных новорожденных путем биохимического исследования сыворотки крови (заявка РФ №2009111927/15, 31.03.2009), в котором в первые сутки жизни определяют концентрацию VEGF и VE-кадгерина и рассчитывают дискриминантную функцию (Y) по формуле

Y=-11,991+0,048·Х1+0,151·Х2,

где X1 - концентрация VEGF (нг/мл),

Х2 - концентрация VE-кадгерина (нг/мл),

и при значении Y меньше нуля диагностируют перинатальное гипоксическое поражение ЦНС.

Однако этот способ имеет ряд недостатков.

1. Забор осуществляется только у доношенных новорожденных.

2. Диагностируется только гипоксически ишемическое поражение ЦНС.

3. Не указывает степень тяжести поражения ЦНС.

4. Исследование проводится в ранний неонатальный период.

Известен способ диагностики степени тяжести перинатального гипоксического поражения ЦНС у новорожденных детей путем определения уровня нитритов в слюне у новорожденных детей, по которому судят о содержании NО в слюне (патент РФ №2257587, 2005.02.07). При значении показателей NO на 1-2 день жизни 0,66±0,14 мкг/мл и NO в возрасте 28 дней 1,43±0,2 мкг/мл диагностируют гипоксию легкой степени тяжести, NO на 1-2 день жизни 1,17±0,26 мкг/мл и NO в возрасте 28 дней 2,0±0,23 мкг/мл диагностируют гипоксию средней степени тяжести, NO на 1-2 день жизни 1,9±0,3 мкг/мл и NO в возрасте 28 дней 4,2±0,8 мкг/мл диагностируют тяжелую гипоксию.

Этот способ имеет следующие недостатки.

1. Необходим двухкратный забор слюны с интервалом в первые сутки жизни и на 28 день.

2. Показатели NO изменяются при большом спектре патологических состояний, что делает метод менее точным и специфичным.

3. Большое значение имеет срок гестации новорожденного и характер вскармливания.

4. Диагностируется только гипоксически-ишемическое поражение ЦНС.

5. Осуществляют диагностику степени тяжести.

Наиболее близким к предлагаемому является способ прогнозирования течения неврологических расстройств у детей раннего возраста с перинатальным поражением ЦНС (патент РФ№2286575, 2006.10.27), заключающийся в том, что в сыворотке крови новорожденного определяют уровень нейроспецифической енолазы и гомокарнозина и рассчитывают прогностический коэффициент: P=0,328×ГК+0,0004×NSE2-0,041×HCE+0,604, где NSE - нейроспецифическая енолаза (в нг/м), ГК - гомокарнозин (в нмоль/м). Если величина рассчитанного коэффициента меньше 0,54, то прогнозируют благоприятное течение заболевания на фоне стандартной базисной терапии с исчезновением неврологической симптоматики к концу первого года жизни. В случае, если рассчитанный коэффициент будет больше 0,54, прогнозируют неблагоприятное течение заболевания.

Однако с помощью известного способа

1) прогнозируется исход неврологического заболевания,

2) прогнозируется течение неврологических расстройств у детей раннего возраста с перинатальным поражением ЦНС средней степени тяжести,

3) метод применим только к доношенным новорожденным.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что область применения известных способов ограничена.

Новая техническая задача - повышение точности и информативности способа прогнозирования риска развития тяжелого поражения ЦНС у новорожденных, а также расширение области применения, в частности, для новорожденных с различным сроком гестации.

Для решения поставленной задачи в способе прогнозирования риска развития тяжелого поражения центральной нервной системы (ЦНС) у новорожденных детей с различным сроком гестации в раннем неонатальном периоде путем определения уровня нейроспецифичеаских белков в сыворотке крови с последующим расчетом вероятности развития поражения ЦНС определяют уровень васкулоэндотелиального фактора роста и нейроспецифической енолазы в сыворотке крови и рассчитывают р вероятность развития тяжелого поражения ЦНС по следующей формуле:

p=1/(1+e-F),

где е - основание натурального логарифма = 2,718;

F - разделяющая функция, которую рассчитывают по формуле

F=0,0235·VEGF - 4,5·NSE-2,46,

где VEGF - содержание васкулоэндотелиального фактора роста в сыворотке крови; NSE - содержание нейроспецифической енолазы в сыворотке крови;

и при p равном либо более 0,5 прогнозируют низкий, а при р менее 0,5 высокий риск развития тяжелого поражения ЦНС.

Способ осуществляют следующим способом

У новорожденного с поражением центральной нервной системы производят забор 0,4 мл венозной крови, которую центрифугируют при 3000 об/мин в течение 15 минут, отделяют сыворотку от форменных элементов крови и сыворотку крови. На исследование нейроспецифической енолазы в сыворотке крови производят забор 0,2 мл сыворотки. Исследование проводится при помощи тест-систем иммуноферментного определения NSE на основе моноклинальных антител. На исследование васкулоэндотелиального фактора роста берется 0,2 мл сыворотки крови. Уровень васкулоэндотелиального фактора роста-А (VEGF-A) определяли методом твердофазного неконкурентного иммуноферментного анализа тест-системы (Bender Medsystems).

Определяют уровни: васкулоэндотелиального фактора роста и нейроспецифической енолазы в сыворотке крови и рассчитывают р - вероятность развития тяжелого поражения ЦНС по следующей формуле:

p=1/(1+e-F),

где e - основание натурального логарифма = 2,718;

F - разделяющая функция, которую рассчитывают по формуле

F=0,0235*VEGF-4,5*NSE-2,46,

где VEGF - содержание васкулоэндотелиального фактора роста в сыворотке крови; NSE - содержание нейроспецифической енолазы в сыворотке крови;

и при р равном либо более 0,5 прогнозируют низкий, а при р менее 0,5 высокий риск развития тяжелого поражения ЦНС.

Для построения прогностической модели риска развития тяжелого поражения ЦНС у новорожденных детей с различным сроком гестации после рождения использовали методы логистической регрессии с расчетом отношения шансов. Для определения характеристик полученных моделей рассчитывали чувствительность и специфичность, а также прогностичность положительного результата на тестирующей выборке. Для создания моделей были взяты 210 показателей, охватывающих анамнестические, клинические и параклинические сведения о течение беременности и родов, оценивающих неврологический и соматический статусы детей, а также включающих данные лабораторных и инструментальных методов обследования после рождения новорожденных. В качестве разделения на группы использовали признак регрессивного или прогрессивного течения заболевания.

Обучающая выборка модели риска развития тяжелого поражения ЦНС у новорожденных детей представлена: I группа - новорожденные дети от матерей с различными формами ХФПН, у которых в неонатальном периоде выявлялись тяжелые поражения ЦНС (32 ребенка); II группа - новорожденные дети от матерей с различными формами ХФПН и группа контроля, в которой в неонатальном периоде не было тяжелых поражений ЦНС (70 детей). Тестирующая выборка составила 68 новорожденных детей.

В результате проведенного анализа была определена разделяющая функция. В нее вошло 2 показателя: содержание васкулоэндотелиального фактора роста и нейроспецифической енолазы в сыворотке крови.

Модель: p=1(1+e-F),

где p - вероятность формирования тяжелого поражения ЦНС;

e - основание натурального логарифма=2,718;

F - разделяющая функция, которую определяют по формуле

F=0,0235·VEGF-4,5·NSE-2,46,

где VEGF - содержание васкулоэндотелиального фактора роста в сыворотке крови;

NSE - содержание нейроспецифической енолазы в сыворотке крови.

При p равном либо более 0,5 прогнозировали низкий, а при p менее 0,5 высокий риск развитая тяжелого поражения ЦНС.

Было установлено, что полученная модель обладает высокой степенью распознавания у детей: чувствительность составила 83,5%, специфичность - 85,4%, предсказательная ценность положительного результата - 87,5%. Таким образом, предложенная модель наряду с учетом «классических факторов риска» позволяет прогнозировать риск развития тяжелого поражения ЦНС у новорожденных детей с различным сроком гестации в неонатальном периоде, что позволяет индивидуализировать проведение ранних реабилитационных и профилактических мероприятий у этих детей.

Согласно данным литературы (В.А.Березин, Я.В.Белик, 1990; Н.Н.Володин и соавт., 1998; A.Garcia-Alixet al.,1994; A.Rodrnguez-Nuceretal., 1999; R.P.Bergeretal., 2002) большое количество научных исследований посвящено оценке диагностической и прогностической информативности нейроспецифической енолазы (NSE), увеличение концентрации которой в сыворотке крови человека может служить маркером повреждения клеточных мембран нейронов головного мозга. Енолаза (2 фосфо-Д-глицератгидролаза) является гликолитическим ферментом, представленным изоэнзимными димерами с молекулярной массой примерно 80 тыс. дальтон (НСЕ), содержится в цитоплазме и дендритах нейронов и нейроэндокринных клетках (М.И.Баканов и соавт., 2003; V.M.Pickelal, 1976; P.J.Marangos, D.Schmecheletal., 1979; K.Katoetal, 1982) и на сегодняшний день считается одним из наиболее специфических маркеров их поражения. Нейроспецифическая енолаза, участвуя в процессах гликолиза, выполняет в нейронах ферментативную функцию. В сыворотке крови в норме NSE присутствует в концентрациях от 2 до 5 нг/мл. В нормальных условиях гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) является непроницаемым для специфических маркеров поражения клеток головного мозга. Значительное проникновение фермента через поврежденные плазматические мембраны клеток мозга при перинатальных поражениях ЦНС может свидетельствовать о выраженности структурно-функциональных и деструктивных нарушений цитомембран мозга (М.И.Баканов и соавт., 2003). Многие исследователи (В.А.Березин, Я.В.Белик, 1990; Э.Ф.Яворская, 1990; В.Н.Подкопаев, 1991; J.Karkelaetal, 1993; D.Tirschwelletal., 1997; S.Dunkeretal., 2001; A.Rodrnguez-Nuceretal., 2001) отмечают быстрое нарастание концентрации NSE в крови при гипоксии, травмах головного мозга и других патологических состояниях, сопровождающихся массовой деструкцией нейронов.

Васкулоэндотелиальный ростовой фактор (VEGF) - гетеродимерный гликопротеиновый ростовой фактор, продуцируемый различными типами клеток [Александров А.В. 1997, Завалишин И.А. 1999, Шушанов С.С. 2001, Fscher S. 2000, Folkman J. 2001, Jeffrey M. Rosenstein 1998, Leker R.R. 2001, Lennmyr F. 1998] свою функцию реализует, связываясь с рецепторами VEGFR-1 (fit-1) и VEGFR-2 (flt-1 и ли KDR), VEGFR-3 (flt-4), обладающими тирозинкиназной активностью и расположенными на мембране эндотелиальных клеток сосудов. Также взаимодействует со структурно отличающимся рецептором - neuropilin-1 [Гомазков О.А. 2002, Гусев Е.И. 2001, Ran S. 2003, Swain R.A. 2003].

VEGF участвует в развитии и функционировании сосудистой системы во время эмбриогенеза и в постнатальном развитии неоваскуляризации, является благоприятным признаком, позволяющим прогнозировать улучшение процессов восстановления [Boscer-Meffert S. 2002, Hai J. 2003, Hata Y. 2004, Jeffrey M.Rosenstein 1998, Jin K.L. 2000, Kovacs Z. 1996, Lennmyr F. 1998]. Установлена прямая корреляция уровня VEGF с состоянием внешней среды (рН, РаО2).

Многие проангиогенные факторы, такие как эпидермальный фактор роста (EGF), фибробластный фактор роста (FGF), лейкоцитарный фактор роста интерлейкин-1а (IL-1), стимулируют экспрессию VEGF. В свою очередь, эндотелиальный фактор роста сосудов оказывает влияние на выработку факторов, необходимых для ангиогенеза (антиапоптический белок, молекулы клеточной адгезии, VEGFR-1 матрикс металлопротеиназ - MMPs), что дает ему право считаться центральным медиатором в процессе роста и формирования сосудов [Boscer-Meffert S. 2002, Croll S.D. 2000, Dias S. 2002, Fabel K. 2003, Fscher S. 2000, Folkman J. 2001, Hata Y. 2004].

Выяснено, что ростовые факторы относятся к наиболее важным физиологическим ингибиторам запрограммированной гибели клеток. Они снижают концентрацию эффекторов апоптоза или их активность до безвредного уровня, активируют антиапоптотические факторы (например, такие как ген Вс1-2 и др.) [Акоев Г.Н. 1995, Гомазков О.А. 2003, Aggarwall S. 1997, Berger R.P. 2002, Blaschke A.J. 1996, Fabel K. 2003, Harrigan M.R. 2002]. Клиническими исследованиями подтверждено повышение VEGF при отеке мозга, субарахноидальном кровоизлиянии, травмах и ишемических поражениях головного мозга у взрослых (Гусев Е.И. 2001, Chaldakov G.N., Fiore M., Stankulov I.S. 2003, Croll S.D., Wiegand S.J 2000, Josko J., Knefel K. 2003, PicMule P., Agani F., Clmvez J.C. 2003, Suzuki R., Fukai N., Nagas M. 2003)

У новорожденных детей фактор VEGF не изучен. Основанием для его изучения в данной работе явилось то, что он как основной индуктор ангиогенеза может влиять на формирование постгипоксических структурных изменений головного мозга. Этот аспект важен еще и потому, что VEGF связан с нейротрофическими факторами (находится в синергическом взаимодействии) и является ингибитором процессов апоптоза, имеющих важное значение при гипоксических поражениях (Гусев Е.И., Скворцова В.И. 2001, Croll S.D., Wiegand S.J 2000, Holash J., Davis S. 2002, Pitzer M.R., Sortwell C.E., Daley G.F., McGuire S.O. 2003, Rosenstein J.M., Mani N., Khabullina A. 2003, Голосная Г.С. 2009).

Предшествующие исследования в совокупности с собственными исследованиями позволили разработать простую доступную методику прогнозирования развития и последующего исхода тяжелых поражений ЦНС у новорожденных детей.

Пример 1. Выписка из истории болезни ребенка В., находившегося на лечении в отделении интенсивной терапии и реанимации новорожденных. Из анамнеза жизни известно, что матери ребенка было 31 год. Из акушерского анамнеза выяснено, что девочка родилась от 3-й беременности, 3-х родов при сроке гестации 34 недели. Данная беременность сопровождалась токсикозом и угрозой прерывания второй половины беременности, анемией, хронической внутриутробной гипоксией плода. Роды преждевременные, стремительные в головном предлежании. Во время родов отмечалось дородовое излитие околоплодных вод. Ребенок оценен по шкале Апгар 5-7 баллов. Масса тела при рождении составила 2150 г, длина тела - 46 см, окружность головы - 32 см, окружность груди - 33 см. Состояние после рождения было тяжелым. Спонтанная двигательная активность - слабая. Глаза открывала на короткое время. Мышечная гипотония. Рефлексы врожденного автоматизма угнетены. Кожные покровы бледно-розовые, чистые. Большой родничок 1,5×1,5 см, кости черепа сомкнуты. Дыхание ослаблено, проводилось во все отделы. Частота дыхания - 40-50 в минуту. Тоны сердца приглушены, ритмичные. Частота пульса - 140-150 ударов в минуту. Печень выступала из-под края реберной дуги на 0,5 см, селезенка не пальпировалась. Мочилась свободно. На 3-и сутки появилась желтуха. Необходимые лечебные мероприятия проводились соответственно тяжести состояния ребенка. На 3-и сутки жизни была проведена с лечебно-диагностической целью люмбальная пункция (ликвор без особенностей). Ребенок получал базисную терапию, проводимую по временным отраслевым стандартам объема медицинской помощи детям, утвержденным в 1998 г. (приказ №151 от 7 мая 1998 г., МЗ РФ, г.Москва).

Проведено исследование согласно предлагаемому способу - у ребенка была взята кровь на VEGF и NSE, где VEGF - 239,6 (нг/м), NSE - 0,169 (нг/м), следовательно, P=0,92, что соответствовало прогнозу прогрессивного положительного течения перинатального гипоксически-ишемического травматического поражения ЦНС.

На 13-е сутки жизни ребенок переведен в отделение интенсивной терапии и реанимации новорожденных с диагнозом, основной: «Перинатальное гипоксически-ишемическое травматическое поражение ЦНС, синдром угнетения, гипертензионно-гидроцефальный синдром, тяжелое течение, острый период». Сопутствующий: «Недоношенность I степени». При поступлении состояние ребенка было очень тяжелым за счет неврологической симптоматики. Питание ребенка проводилось грудным молоком через зонд: по 20-25 мл. Ребенок не срыгивал. Температура тела субфебрильная. На осмотр не реагировала. Была выражена вялость, адинамия. Крик слабый, «монотонный». Выражение лица болезненное. Отмечалась гиперестезия кожных покровов. Появились кратковременные тонические судороги. Большой родничок 2,0x2,0 см напряжен, сагиттальный шов расширился до 0,5 см. Мышечная гипотония. Рефлексы новорожденного угнетены. Кожные покровы желтушные, «мраморные», акроцианоз, периорбитальный цианоз. Дыхание резко ослаблено с участием вспомогательной мускулатуры, приступы апноэ. Тоны сердца приглушены, тахикардия до 180-190 ударов в минуту. Живот вздут, напряжен. Печень выходит из-под края реберной дуги до 1,5-2,0 см. Селезенка не пальпируется. Стул жидкий желто-зеленого цвета.

На фоне проводимого лечения состояние ребенка улучшилось. Ребенок выписан из отделения в возрасте 2 месяцев 5 дней. В катамнезе до 1,5 лет сохранялись неврологические дефекты в виде субкомпенсированного гидроцефального синдрома, цереброастенического синдрома и задержки психомоторного и предречевого развития.

Клинический пример 2. Выписка из истории болезни новорожденного Ш., который находился в отделении интенсивной терапии и реанимации новорожденных. Из анамнеза жизни известно, что матери 29 лет, во время беременности перенесла обострение хронического тонзиллита, также у нее был выявлен кольпит, железодефицитная анемия I степени. Во время беременности курила. Семья социально неблагополучная. Наблюдалась в женской консультации не регулярно. Из акушерского анамнеза известно, что беременность шестая, роды - первые, имелись два медицинских аборта, замершая беременность и два выкидыша со сроком гестации 25 и 27 недель. Данная беременность протекала с токсикозом в I-й и II-й половине. Отмечалась также угроза прерывания с 10 недель на фоне хронической фетоплацентарной недостаточности. В 13 недель матери наложены швы на шейку матки, на 24-й неделе установлено кольцо Майера. Мальчик родился от VI-й беременности, 1-х родов, при сроке гестации 28 недель. Роды были стремительные в головном предлежании. Во время родов отмечалось дородовое излитие околоплодных вод. Длительность безводного периода составила 16 часов. При рождении ребенок оценен по шкале Апгар 1-3 балла. Антропометрические данные: масса тела при рождении 1270 г, длина тела - 37 см, окружность головы - 27 см, окружность груди - 22 см. При рождении состояние было крайне тяжелым. На осмотр реакция отсутствует. Угнетена двигательная активность, сосательный рефлекс. Гипотермия. Глаза сомкнуты. Мышечная гипотония. Арефлексия. Кожные покровы цианотично-бледные, отечные. Большой родничок 0,3x0,3 см, кости черепа сохраняли родовую конфигурацию. Дыхание резко ослаблено, приступы апноэ. Тоны сердца глухие, ритмичные, систолический шум. Частота пульса 80-100 ударов в минуту. Печень выступала из-под края реберной дуги на 1 см, селезенка не пальпировалась. Мочился свободно. Проводились реанимационные мероприятия. Через 20 минут после рождения ребенок переведен на аппаратную ИВЛ, которая проводилась в течение 5-ти суток. Желтуха появилась на 3-и сутки. Срыгивал «кофейной гущей» с 5-х суток два дня. В роддоме отмечались тонические судороги. С диагностической целью проведена люмбальная пункция на 4-е сутки жизни. Спинномозговая жидкость мутная, сплошь измененные эритроциты. Первоначальная потеря массы тела составила 18,5. Ребенок получал всю базисную терапию, проводимую по временным отраслевым стандартам объема медицинской помощи детям, утвержденным в 1998 г. (приказ №151 от 7 мая 1998 г., МЗ РФ, г.Москва).

Было проведено исследование согласно предлагаемому способу: у ребенка была взята кровь на VEGF и NSE, где VEGF - 86,6 (нг/м), NSE - 0,61 (нг/м), следовательно, P=0,04, что соответствовало прогнозу регрессивного тяжелого течения перинатального гипоксически-ишемического травматического поражения ЦНС. На 11-е сутки ребенок переведен в отделение интенсивной терапии и реанимации новорожденных с диагнозом, основной: «Перинатальное гипоксически-ишемическое травматическое поражение ЦНС, сочетанное внутричерепное кровоизлияние, синдром угнетения, судорожный синдром, тяжелое течение, острый период». Сопутствующий: «Недоношенность IVстепени». Состояние ребенка при поступлении было крайне тяжелым за счет неврологической симптоматики, глубокой недоношенности. Кормление смесью проводилось через зонд: по 5-8 мл. Ребенок срыгивал. Отмечалась гипотермия, в результате этого ребенок находился в инкубаторе. Спонтанная двигательная активность угнетена. Реакция на осмотр отсутствует. Выражена «глазная симптоматика»: вертикальный и горизонтальный нистагм, симптом Грефе. Большой родничок 0,5×0,5 см напряжен, швы черепа сомкнуты. Рефлексы врожденного автоматизма угнетены. Отмечались кратковременные тонические судороги. Кожные покровы - желтушные, бледные, «землистые», периорбитальный цианоз. Грудина западает. Дыхание ослаблено, крепитация на глубине вдоха. Частота дыханий 50-70 в минуту. Тоны сердца приглушены, систолический шум, брадикардия. Частота пульса 120-140 ударов в минуту. Живот не вздут, мягкий. Печень выступала из-под края реберной дуги на 1,0 см. Селезенка не пальпировалась. Мочеиспускание свободное. Стул жидкий, зелено-коричневого цвета. Данный клинический случай завершился летальным исходом.

Таким образом, предложенный способ позволяет прогнозировать риск развития тяжелого поражения ЦНС у новорожденных с различным сроком гестации, что дает возможность провести более адекватные реабилитационные и профилактические мероприятий у этих детей и снизить летальность.

Способ прогнозирования риска развития тяжелого поражения центральной нервной системы (ЦНС) у новорожденных детей с различным сроком гестации в раннем неонатальном периоде путем определения уровня нейроспецифических белков в сыворотке крови с последующим расчетом вероятности развития поражения ЦНС, отличающийся тем, что определяют уровень васкулоэндотелиального фактора роста и нейроспецифической енолазы в сыворотке крови и рассчитывают вероятность развития тяжелого поражения ЦНС p по следующей формуле:
p=1/(1+е-F),
где e - основание натурального логарифма=2,718;
F - разделяющая функция, которую рассчитывают по формуле
F=0,0235*VEGF-4,5*NSE-2,46,
где VEGF - содержание васкулоэндотелиального фактора роста в сыворотке крови;
NSE - содержание нейроспецифической енолазы в сыворотке крови;
и при p равном либо более 0,5 прогнозируют низкий, а при p менее 0,5 высокий риск развития тяжелого поражения ЦНС.



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к медицине, в частности к клинической лабораторной диагностике, иммунохимии, и касается диагностики вируса простого герпеса первого типа методом твердофазного иммуноферментного анализа.
Изобретение относится к медицинской психологии и психиатрии, может быть использовано для прогноза развития психической дезадаптации. Задачей предлагаемого изобретения является возможность прогнозирования развития психической дезадаптации на раннем донозологическом этапе.

Изобретение относится к области биохимии, в частности к выделенному полипептиду, который является биологической мишенью для ингибирования клетки-метанопродуцента, а также к выделенному полинуклеотиду, который кодирует этот полипептид.
Изобретение относится к области медицины, а именно к онкологии, и может быть использовано для прогнозирования развития гематогенных метастазов после комбинированного лечения при раке почки.

Изобретение относится к области медицины, в частности к клинической лабораторной диагностике. Предложен биологический микрочип для выявления и многопараметрического анализа противохолерных антител в сыворотке крови человека, содержащий массив дискретно нанесенных и иммобилизованных на поверхности подложки O-антигенов V.
Настоящее изобретение относится к иммунологическому тесту для обнаружения и специфического определения аутоантител против антигенов семенников, которые присутствуют при воспалительных заболеваниях половой системы самцов млекопитающих, в биологическом образце самца млекопитающего, в частности для обнаружения тестикулярных аутоантител к ER-60 и/или трансферриновых аутоантител.

Группа изобретений относится к области биотехнологии, а именно к исследованию биомолекулярных взаимодействий и детектированию биомолекул с использованием поверхностного плазмонного резонанса.

Изобретение относится к ветеринарной медицине, в частности, к патологической гистологии. Способ прижизненной диагностики латентного течения инфекционной анемии цыплят включает морфологическую оценку мазков крови и пунктата костного мозга больных цыплят.
Изобретение относится к области медицины, а именно к способу качественной дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных новообразований околоушной слюнной железы по содержанию биомаркеров в ротовой жидкости.
Изобретение относится к области медицины, а именно к способу диагностики спонтанной формы вторичной иммунной недостаточности у детей с первичным перитонитом. Способ заключается в том, что в пробе венозной крови определяют относительное содержание активированных классических моноцитов с фенотипом CD14bright CD16-HLA-DR+ от общего количества моноцитов с фенотипом CD14bright методом многоцветной проточной цитометрии и при его значении более 68,8% диагностируют спонтанную форму вторичной иммунной недостаточности.
Изобретение относится к области медицины, конкретно к аллергологии, иммунологии и дерматологии, и может быть использовано для прогнозирования развития инфекционных осложнений при атопическом дерматите у детей. Согласно способу, во время лечения младенческой формы и детской формы атопического дерматита в стадии обострения проводят определение содержания в сыворотке крови ребенка компонента комплемента С3, интерлейкина 6 и интерлейкина 10. При содержании в сыворотке крови компонента комплемента С3 меньше 0,8 мг/мл, интерлейкина 6 больше 20,9 нг/мл и интерлейкина 10 больше 5,6 нг/мл прогнозируют развитие инфекционного осложнения атопического дерматита у ребенка. Применение изобретения обеспечивает возможность прогнозирования развития инфекционных осложнений младенческой формы и детской формы атопического дерматита в стадии обострения в период лечения. 3 пр.

Изобретение относится к биотехнологии. Описан набор праймеров для амплификации фрагментов гена CFTR. Представлены биочип и набор мишеней для биочипа. Описан способ идентификации мутаций в гене CFTR человека, вызывающих муковисцидоз, включающий использование описанных праймеров. Представлена тест-система, которая содержит описанные праймеры и биочип. Изобретение расширяет арсенал технических средств, используемых для диагностики муковисцидоза, позволяя быстро и специфично диагностировать соответствующие мутации. 5 н. и 5 з.п. ф-лы, 2 ил, 4 табл., 6 пр.
Изобретение относится к медицине, а именно к способу прогнозирования самопроизвольного выкидыша у беременных. Сущность изобретения состоит в том, что у женщин в сроке 6-12 недель беременности в периферической крови определяют относительное содержание CD45RA+CD62L+ лимфоцитов и при его значении, равном или более 46,7%, прогнозируют самопроизвольный выкидыш. Использование заявленного способа позволяет с высокой точностью, чувствительностью и специфичностью прогнозировать самопроизвольный выкидыш, что дает возможность своевременно выбрать правильную тактику ведения женщин с риском развития данной акушерско-гинекологической патологии и избежать неблагоприятных исходов беременности. 1 табл., 3 пр.
Изобретение относится к области медицины, а именно к способу оценки эффективности противогерпетического действия фотодинамического воздействия на вирус простого герпеса (ВПГ) in vitro. Сущность способа состоит в том, что оказывают фотодинамическое воздействие на культуру клеток почки африканской зеленой мартышки Vero, инфицированную ВПГ-1 и ВПГ-2, на образцы, содержащие вирусы ВПГ-1 и ВПГ-2, и на вирусное потомство и при снижении титра вируса от исходного значения на 2 и более lg ТЦД50/0,1 мл в культуре клеток, образцах, содержащих вирусы, и вирусном потомстве оценивают противогерпетическое действие как эффективное. Использование заявленного способа позволяет более точно оценить эффект фотодинамической терапии (ФДТ) in vitro с возможностью изучения механизмов различных вариантов проведения ФДТ для дальнейшего прогнозирования эффективности ФДТ у герпесинфицированных больных. 3 пр.
Изобретение относится к медицине, а именно к травматологии и анестезиологии, и может быть использовано для оценки интенсивности острой соматической боли у больных в посттравматическом периоде. Для этого в сыворотке крови больного определяют уровни цитокинов: итерлейкина-2 (ИЛ-2), пг/мл, интерлейкина-4 (ИЛ-4), пг/мл и интерлейкина-6 (ИЛ-6), пг/мл. При одновременном выполнении условий: 110,03≤ИЛ-2≤120,37, 127,57≤ИЛ-4≤133,03 и 137,65≤ИЛ-6≤148,75, степень болевой чувствительности при воздействии травмирующего фактора оценивают как требующую назначения наркотических анальгетических препаратов. Предлагаемый способ позволяет достоверно оценить острую соматическую боль и избежать необоснованного назначения наркотических препаратов. 2 пр.
Область использования: изобретение относится к медицине, а именно к стоматологии и к челюстно-лицевой хирургии, и может быть использовано в качестве дополнительного исследования для диагностики поражения вегетативных парасимпатических узлов головы герпесвирусной этиологии. Сущность изобретения: выполняют иммунологическое исследование ротовой жидкости пациента и определяют концентрацию секреторного иммуноглобулина A и интерферона альфа. Если значение концентрации секреторного иммуноглобулина в ротовой жидкости находится в пределах от 184,81 до 225,11 мг/мл, а концентрация интерферона альфа находится в пределах от 3,94 до 66 мг/мл, то диагностируют поражение вегетативных парасимпатических узлов головы герпесвирусной этиологии. Применение изобретения дает возможность конкретизировать вид вирусного поражения вегетативных парасимпатических узлов головы при неинвазивности способа. 1 табл.
Изобретение относится к медицине, а именно к стоматологии и к челюстно-лицевой хирургии, и может быть использовано в качестве дополнительного исследования для диагностики поражения вегетативных парасимпатических узлов головы герпесвирусной этиологии. Сущность изобретения: в крови больного определяют содержание специфических антител класса G к вирусу простого герпеса 1 типа и цитомегаловирусу, а также содержание интерферона альфа и интерферона гамма. Если содержание специфических антител класса G к вирусу простого герпеса 1 типа находится в пределах от 1:2973,75 до 1:3058,25, к цитомегаловирусу в пределах от 1:2916,91 до 1:2997,37, содержание интерферона альфа в пределах от 178,56 до 194,78 ед/мл, содержание интерферона гамма в пределах от 14,37 до 16,87 ед/мл, то диагностируют поражение вегетативных парасимпатических узлов головы герпесвирусной этиологии. Применение изобретения дает возможность диагностики поражения вегетативных парасимпатических узлов головы герпесвирусной этиологии, неивазивность способа. 2 табл.

Изобретение относится области иммунологии и биотехнологии. Предложено однодоменное антитело (VHH), способное связывать цитокин фактор некроза опухолей (ФНО, TNF) человека, фрагмент ДНК, кодирующий антитело по изобретению, способ получения антитела по изобретению, а также способ выявления и определения уровня содержания ФНО человека в биологическом образце. Настоящее изобретение обеспечивает специфическую блокировку ФНО клеток макрофагально-моноцитарного ряда и может найти дальнейшее применение в терапии заболеваний, связанных с нежелательным ФНО-зависимым воспалительным ответом. 4 н.п. ф-лы, 5 пр., 7 ил.

Изобретение относится к медицине, а именно к онкологии и клинической биохимии. Сущность способа заключается в том, что фиксированные клетки периферической крови обрабатывают первичными антителами к эстроген-связываюшему белку, специфически взаимодействующими с антигенами на поверхности сегментоядерных гранулоцитов, затем к полученному комплексу антиген-антитело добавляют вторичные антивидовые флуоресцентно-меченные антитела, и при наличии окрашивания поверхности сегментоядерных гранулоцитов диагностируют злокачественные новообразования, а при отсутствии окрашивания поверхности сегментоядерных гранулоцитов диагностируют доброкачественные новообразования. Способ неинвазивен, позволяет быстро и со 100%-ной точностью дифференцировать пациенток, имеющих злокачественные опухоли молочной железы, от пациенток с доброкачественными новообразованиями и здоровых женщин. Данный тест может быть использован для экспресс-диагностики наличия рака молочной железы. 6 пр., 6 ил.

Изобретение относится к иммунологии и биотехнологии и представляет собой способ получения межмолекулярных конъюгатов с коллоидным золотом, используемым в иммунохроматографическом анализе. В иммунохроматографических тест-системах наряду с аналитической зоной, предназначенной для связывания анализируемого соединения, как правило, используется контрольная зона, предназначенная для связывания соединения, конъюгированного с меткой. Нанесение контрольной зоны необходимо для того, чтобы контролировать функциональную активность реагента, конъюгированного с меткой. Если окрашивания контрольной зоны не наблюдается, результат теста признается недействительным. Однако в случае применения иммунохроматографии для определения антител в крови с меткой конъюгируется соединение, предназначенное для связывания антител - далее обозначаемое как ССвАт (соединение, связывающее антитела). При этом концентрация антител в пробе зачастую превышает концентрацию ССвАт, поэтому концентрация свободных молекул ССвАт оказывается очень низкой и исчезновение контрольной зоны в этом случае не свидетельствует о нарушении активности конъюгата. Для решения данной проблемы в настоящем изобретении предлагается добавлять к конъюгату антивидовые антитела против антител, сорбированных в контрольной зоне. В этом случае контрольная зона исчезает только в случае потери активности ССвАт. Антивидовые антитела добавляются в концентрациях значительно ниже связывающей способности конъюгата, чтобы не мешать взаимодействию конъюгата с антителами пробы, вследствие чего не наблюдается значительного снижения чувствительности анализа. 3 ил., 1 пр.
Наверх