Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита



Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита
Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита
Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита
Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита
Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита

 


Владельцы патента RU 2532400:

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Научный центр реконструктивной и восстановительной хирургии" Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (ФГБУ "НЦРВХ" СО РАМН) (RU)

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии и нейрохирургии, и может быть использовано для изучения механизмов развития и течения послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита, а также разработки методов профилактики и лечения этого заболевания у человека. Моделирование эпидурита включает доступ к остистым отросткам позвоночника крыс самцов линии Вистар на поясничном уровне путем рассечения фасции, раздвижения параспинальных мышц, а также последующее выполнение расширенной ламинэктомии. Перед выполнением доступа к остистым отросткам позвоночника отделяют хвост крысы, отступив от его основания не менее 2 см и накладывая на культю хвоста швы. Из отсеченной части хвоста выделяют межпозвонковый диск, который фрагментируют, и помещают полученный гомогенизат в стерильный физиологический раствор. Расширенную ламинэктомию на уровне Lv осуществляют путем резекции остистого отростка и выпиливания части позвоночной пластинки размером 3×3 мм, резецируют желтую связку и обнажают твердую мозговую оболочку спинного мозга. На поверхности оболочки размещают полученный гомогенизат аутологичного межпозвонкового диска и ушивают рану. Гистологические признаки эпидурита устанавливают на 15 сутки эксперимента. Способ обеспечивает получение в короткий срок качественной, длительно сохраняющейся модели эпидурита за счет выбора уровня позвоночника и создания условий для хронического аутоиммунного воспаления. 2 пр., 1 табл., 5 ил.

 

Предлагаемое изобретение относится к области медицины, а именно к экспериментальной хирургии, нейрохирургии, и может быть использовано для изучения механизмов развития и течения послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита.

Изучение нарушений, возникающих при ламинэктомии позвоночного канала у экспериментальных животных, послужит основой для разработки способов лечения послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита и профилактики его развития у человека.

Количество рецидивов болевого корешкового синдрома после удаления грыж межпозвонковых дисков на поясничном уровне достигает 35-38 процентов [1, 2]. Анализ этой тяжелой категории больных показал, что около 1/3 рецидивов связаны с повторной секвестрацией межпозвонкового диска, а у остальных больных корешковые боли возникали за счет формирования грубого рубцово-спаечного процесса в зоне проведенной операции. Это привело к появлению новой междисциплинарной проблемы - так называемого «синдрома оперированного позвоночника» [3].

Известны различные способы моделирования рубцово-спаечного эпидурита. Так известен способ моделирования рубцово-спаечного эпидурита по Ху Джин Чою, 2011 г. [4].

Суть известного метода заключается в следующем. Экспериментальному животному производят срединный разрез на грудопоясничном уровне, рассекают параспинальные мышцы и проводят одностороннюю гемиламинэктомию на уровне ThXII-LI, затем обнажают корешок спинномозгового нерва. Модель рубцово-спаечного эпидурита у экспериментального животного получена на 8 неделе.

К недостаткам известного способа следует отнести:

- малоподвижность грудопоясничного отдела позвоночника, что ограничивает развитие нестабильности в позвоночно-двигательном сегменте, в результате чего игнорируется один из факторов развития рубцово-спаечного эпидурита;

- грудопоясничный уровень оперативного доступа топографически соответствует расположению спинного мозга, что предопределяет возможность развития послеоперационных осложнений в виде пареза или паралича, но не эпидурита;

- описание не содержит информации о состоянии желтой связки, а именно ее отсутствие часто является одной из основных причин формирования рубцово-спаечных процессов в твердой мозговой оболочке;

- в основном обнажался корешок спинномозгового нерва и не учитывалось взаимодействие твердой мозговой оболочки с окружающими параспинальными мышцами;

- не учтена одна из основных причин развития рубцово-спаечного эпидурита, аутоиммунное хроническое воспаление, которое развивается за счет попадания элементов межпозвонкового диска в полость позвоночного канала.

Наиболее близким к предлагаемому способу является моделирование послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита на поясничном уровне позвоночника с расширенной ламинэктомией L3 позвонка по Бэкер Кэмилу, 2009 г. [5].

Сущность известного способа заключается в следующем. Экспериментальному животному проводили разрез кожи в проекции остистых отростков LIII-LV, рассекали фасцию, отодвигали тупым путем параспинальные мышцы, проводили расширенную ламинэктомию LIII позвонка и резецировали желтую связку, заканчивая на этом моделирование эпидурита, срок его развития 6 недель.

К недостаткам известного способа следует отнести:

- уровень позвоночника LIII менее подвижен в отличие от уровня LV-SI, что ограничивает развитие нестабильности в позвоночно-двигательном сегменте;

- не учтена одна из основных причин развития рубцово-спаечного эпидурита, аутоиммунное хроническое воспаление, которое развивается за счет попадания элементов межпозвонкового диска в полость позвоночного канала;

- невозможно оценить течение рубцово-спаечного эпидурита в динамике, так как указан только один срок выведения экспериментальных животных из опыта;

- не указаны размеры послеоперационного дефекта, что не позволяет оценить зону повреждения.

Исходя из анализа известных источников информации, раскрывающих особенности моделирования рубцово-спаечного эпидурита, а также устранения недостатков известных технологий была поставлена задача: обеспечить более качественное получение модели рубцово-спаечного эпидурита в более короткий срок за счет выбора оптимального уровня позвоночника (более подвижный уровень позвоночника) и влияния аутоиммунного хронического воспаления, а также более длительно сохранить созданную модель для изучения патогенеза послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита и разработки способов профилактики этого заболевания у человека.

Поставленную задачу решают следующим образом.

Моделирование послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита включает доступ к остистым отросткам позвоночника экспериментального животного, например крысы линии Вистар, на поясничном уровне, рассечение фасции, отодвигая параспинальные мышцы. Затем выполняют расширенную ламинэктомию на выделенном уровне позвоночника. Новым в предлагаемом способе моделирования является то, что перед выполнением доступа к остистым отросткам позвоночника отделяют хвост экспериментального животного, отступив от его основания не менее 2 см, на культю хвоста накладывают швы, из отсеченной части хвоста выделяют межпозвонковый диск, который фрагментируют, и помещают гомогенизат в стерильный физиологический раствор. Затем выполняют расширенную ламинэктомию на уровне LV путем резекции остистого отростка и выпиливания части позвоночной пластинки размером 3×3 мм, удаляют видимую часть желтой связки и обнажают твердую мозговую оболочку спинного мозга. На поверхности обнаженной твердой мозговой оболочки спинного мозга выполняют аппликацию гомогенизата аутологичного межпозвонкового диска, ранее выделенного из отсеченной части хвоста экспериментального животного, рану ушивают. На 15 сутки отмечены гистологические признаки послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита экспериментального животного.

Пояснение существенных отличительных признаков предлагаемого «Способа моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита»

Выполнение доступа к остистым отросткам позвоночника экспериментального животного (крысы линии Вистар) после отделения хвоста животного, отступив от его основания не менее 2 см, и наложения на культю хвоста швов позволяет выделить аутологичный межпозвонковый диск, который в последующем используют для аппликации на поверхность твердой мозговой оболочки.

Выделение из отсеченной части хвоста межпозвонкового диска, его фрагментация и помещение гомогенизата в стерильный физиологический раствор необходимо для предоперационной подготовки аутологичного материала из межпозвонкового диска экспериментального животного (крысы линии Вистар).

Выполнение расширенной ламинэктомии на уровне LV путем резекции остистого отростка и выпиливания части позвоночной пластинки размером 3×3 мм, удаление части желтой связки и обнажение твердой мозговой оболочки спинного мозга обеспечивают полный доступ к дуральному мешку спинного мозга экспериментального животного.

Аппликация на поверхность обнаженной твердой мозговой оболочки спинного мозга гомогенизата аутологичного межпозвонкового диска, ранее выделенного из отсеченной части хвоста экспериментального животного, необходима для воспроизведения аутоиммунного воспаления в полости позвоночного канала и последующего развития послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита в более короткий срок (на 15 сутки с момента операции).

На 15 сутки после операции отмечены достоверные гистологические признаки послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита у экспериментального животного - крысы, которые включают в себя облитерацию эпидурального пространства, наличие спаечных процессов в твердой мозговой оболочке, появление новообразованной ткани вокруг аутологичного межпозвонкового гомогенизата, которая заполняет послеоперационный дефект. Длительность сохранения модели - 30 суток и более.

Проведенные патентные исследования по подклассу G09B 23/28 и анализ научно-медицинской информации, отражающей существующий уровень способов моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита, не выявили идентичных технологий. Таким образом, предлагаемый способ моделирования рубцово-спаечного эпидурита является новым.

Взаимосвязь и взаимодействие существенных приемов предлагаемого способа получения экспериментальной модели послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита обеспечивает достижение нового результата в решении поставленной задачи, а именно: получить модель рубцово-спаечного эпидурита у млекопитающих, наиболее приближенную к послеоперационному рубцово-спаечному эпидуриту у человека.

Техническим результатом предлагаемого способа является развитие послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита при выполнении расширенной ламинэктомии на уровне LV и внедрение элементов аутологичного межпозвонкового диска, выделенного из хвоста этого же экспериментального животного, в полость позвоночного канала. Положительным достижением предлагаемого способа является:

- развитие рубцово-спаечного эпидурита уже к 15-м суткам экспериментального моделирования;

- воспроизводимость модели послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита составляет 100%;

- нарушение процессов регенерации костной ткани пластинки позвоночника, что приводит к образованию фиброзно-соединительной ткани в зоне дефекта к 30-м суткам и сохранению признаков рубцово-спаечного эпидурита;

- стандартизация технологии моделирования рубцово-спаечного эпидурита была достигнута за счет использования разработанной методики выделения элементов аутологичного межпозвонкового диска из хвоста экспериментального животного и других оперативных приемов способа;

- неврологические и тазовые нарушения отсутствовали благодаря оптимально выбранному уровню оперативного вмешательства на позвоночнике экспериментального животного, а именно LV, то есть более подвижный отдел позвоночника.

Таким образом, предлагаемый способ моделирования имеет изобретательский уровень.

Предлагаемый способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита может широко применятся в экспериментальной медицине для изучения патогенеза рубцово-спаечного эпидурита и разработки способов лечения и профилактики этого заболевания у человека. Возможно его неоднократное воспроизведение в экспериментальной лаборатории.

Сущность предлагаемого способа моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита поясняется рисунками, где:

Фиг.1 - рентгеновский снимок позвоночника экспериментального животного (крысы линии Вистар), 1 сутки после операции, на уровне позвоночника - LV;

Фиг.1а - детальное изображение пояснично-крестцового отдела позвоночника, в области оперативного вмешательства, увеличение сегмента LV-SI;

Фиг.2 - снимок магнитно-спиральной компьютерной томографии (МСКТ) экспериментального животного (крысы), 1 сутки после операции, на уровне LV;

Фиг.3 - гистологический срез на уровне позвоночника LV экспериментального животного (крысы), 15 сутки после операции (окраска гемотоксилин-эозин). На препарате имеются дуральный мешок с нервными волокнами конского хвоста и кровеносный сосуд;

Фиг.4 - гистологический срез на уровне позвоночника от Liv до LVI позвоночника LV экспериментального животного (крысы), 30 сутки после операции (окраска гемотоксилин-эозин). На препарате: нервные волокна конского хвоста спаяны с твердой мозговой оболочкой; мышечное волокно медиального тракта параспинальных мышц и новообразованная фиброзная ткань, которая заполняет дефект просвета позвоночного канала.

Пояснение позиций, указанных в приложении к описанию заявки:

1. Просвет дурального мешка, сформированный твердой мозговой оболочкой.

2. Фрагменты желтой связки.

3. Новообразованная фиброзная ткань.

4. Нервные волокна конского хвоста.

5. Кровеносный сосуд.

6. Мышечное волокно медиального тракта параспинальных мышц.

7. Послеоперационный дефект.

Предлагаемый «Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита» осуществляют следующим образом.

Моделирование послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита проводят на крысах самцах породы Вистар 3-месячного возраста с массой тела 250-300 г.

Оперативное вмешательство проводят в стерильных условиях под общим обезболиванием.

Этапы операции

В асептических условиях, под общей анестезией путем внутримышечной инъекции (атропин 0,1% - 50 мг/кг, дроперидол 1,5 мг/кг, кетамин 35 мг/кг массы тела). Подопытное животное (крысу) фиксируют на столике Сеченова в положении «лежа на животе». Операцию проводят при использовании операционной лупы с 3-кратным увеличением.

Первым этапом после обработки хвоста экспериментального животного, например, раствором 70% спирта производят непрерывный линейный разрез кожи вокруг хвоста, отступив от основания хвоста не менее 2 см. Затем кожу хвоста сдвигают, выделяют 4 хвостовой межпозвонковый промежуток, по которому хвост животного отделяют. Гемостаз. На культю хвоста накладывают швы. Из отсеченной части хвоста экспериментального животного выделяют с помощью ножниц межпозвонковый диск, который в стерильной ступе фрагментируют. Полученный гомогенизат аутологичного межпозвонкового диска погружают в стерильный физиологический раствор для предоперационной подготовки.

Следующий этап операции. Кожу на уровне поясничного отдела позвоночника экспериментального животного выбривают и дезинфицируют. Выполняют срединный разрез кожи над остистыми отростками от LIV до LVI позвоночника, затем вскрывают спинную фасцию и производят двухстороннее рассечение параспинальных мышц, раздвигают их ранорасширителем, обнажая остистые отростки от LIV до LVI позвоночника, которые резецируют. С помощью распатора зачищают позвоночную дугу LV с обеих сторон, используя низкооборотистую дрель, оснащенную алмазным буром (1 мм в диаметре), производят выпиливание позвоночной пластинки, образуя костный дефект размером 3×3 мм. После резекции желтой связки обнажают твердую мозговую оболочку спинного мозга, площадь дефекта составляет 3×3 мм. На обнаженную поверхность твердой мозговой оболочки помещают заготовленный заранее гомогенизат ткани аутологичного межпозвоночного диска хвостовой части крысы в виде аппликации. Производят гемостаз раны и послойно ушивают (фасцию и подкожно-жировую клетчатку - кетгут 3.0, кожу - пролен 3.0).

Экспериментальные исследования выполнены в научном отделе экспериментальной хирургии с виварием ФГБУ «НЦРВХ» СО РАМН при свободном доступе к пище и воде на рационе питания, соответствующем нормативам ГОСТа. При выполнении исследования выполнялись все биоэтические нормы работы с экспериментальными животными согласно приказу Министерства здравоохранения СССР от 12.08.1977 г. N755, а также «Правилам проведения работ с использованием экспериментальных животных», утвержденным Приказом МЗ СССР №742 от 13.11.1984 г.

Экспериментальных животных выводят из опыта на 15 и 30 сутки путем эвтаназии парами эфира. Вычленяют органокомплекс и производят анатомическую препаровку позвоночника, выделяя зону дефекта с окружающими тканями.

На 15 сутки отмечены достоверные гистологические признаки развития послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита: созревающая грануляционная ткань в зоне дефекта, спаечные процессы твердой мозговой оболочки и появившуюся фиброзную ткань.

На 30 сутки также отмечается наличие грануляционной ткани в зоне дефекта, более выраженное наличие фиброзной соединительной ткани в просвете позвоночного канала и более грубые спаечные процессы твердой мозговой оболочки.

Для оценки достигнутого результата проведены дополнительные исследования:

На 1, 15 и 30 сутки после операции экспериментальным животным (крысы) проводят неврологическое обследование.

Рентгенографию и МСКТ экспериментальным животным (крысы) во всех группах проводили в 1 сутки после операции.

Сущность предлагаемого «Способа моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита» поясняется конкретным примером

Пример 1

Экспериментальное животное - крыса линии Вистар, вес 270 грамм, возраст 3 месяца. Срок проведения эксперимента, наблюдения за животным - 15 суток после операции. В асептических условиях, под общей анестезией - внутримышечная инъекция (атропин 0,1% - 50 мг/кг, дроперидол 1,5 мг/кг, кетамин 35 мг / кг массы тела) крыса фиксирована на столике Сеченова в положении «лежа на животе». Операция проведена при использовании операционной лупы с 3-кратным увеличением.

Первым этапом после обработки хвоста животного трижды раствором 70% спирта произведен линейный непрерывный полный разрез кожи вокруг хвоста, отступив от основания хвоста не менее 2 см. Затем кожа хвоста сдвинута, выделен 4-й хвостовой межпозвонковый промежуток, по которому хвост животного отделен. Гемостаз. На культю хвоста наложены швы (пролен 3.0). Из отсеченной части хвоста экспериментального животного выделен межпозвонковый диск, который в стерильной ступе фрагментирован. Полученный гомогенизат аутологичного межпозвонкового диска погружен в стерильный физиологический раствор для предоперационной подготовки.

Следующий этап. Область поясничного отдела позвоночника выбрита, кожа обработана 70% спиртом. Выполнен срединный разрез кожи над остистыми отростками от LIV до LVI , вскрыта спинная фасция, произведено двустороннее рассечение параспинальных мышц, их разведение ранорасширителем, обнажая остистые отростки LIV, LV, LVI, которые затем, используя микрокусачки, резецированы. С помощью распатора зачищена позвоночная дуга LV с обеих сторон, используя низкооборотистую дрель, оснащенную алмазным буром (1 мм в диаметре), произведено выпиливание позвоночной пластинки, образован костный дефект размером 3×3 мм. После резекции желтой связки обнажена твердая мозговая оболочка спинного мозга, площадь дефекта составляет 3×3 мм.

Выполнена аппликация ранее заготовленного гомогенизата из ткани аутологичного межпозвоночного диска на обнаженную поверхность твердой мозговой оболочки. Рана послойно ушита (фасцию и подкожно-жировую клетчатку - кетгут 3.0, кожу - пролен 3.0) и обработана раствором бриллиантового зеленого (фиг.1 и 1а).

После выполнения оперативного вмешательства за экспериментальным животным проводилось наблюдение и необходимые исследования для оценки стадии развития послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита в течение 15 суток, затем экспериментальному животному (крысе) проводили эвтаназию парами эфира. Вычленяли органокомплекс и производили анатомическую препаровку позвоночника, выделяя зону дефекта с окружающими тканями. После морфологической подготовки препарата производили срезы на уровне позвоночника LV. На гистологических срезах виден просвет позвоночного канала, зона дефекта с грануляционной тканью, дуральный мешок с нервными волокнами конского хвоста, фрагменты желтой связки и кровеносные сосуды (фиг.2).

Пример 2.

Технология проведения эксперимента аналогична примеру 1.

Вес крысы 300 г, возраст 3 месяца, срок эксперимента 30 суток. Животное содержали в условиях стандартного вивария на свободном доступе к пище и воде.

После 30 суток эксперимента животному (крысе) проводили эвтаназию парами эфира, после чего вычленяли поясничный отдел позвоночника и выполняли анатомическую препаровку и делали срезы на уровне позвоночника LV. На морфологических срезах виден просвет позвоночного канала, зона дефекта с грануляционной тканью, которая замещается фиброзной соединительной тканью, дуральный мешок, спаянный с нервными волокнами конского хвоста, перестройка фрагментов желтой связки и кровеносные сосуды (фиг.3).

Для подтверждения достигнутого результата проведены дополнительные исследования нескольких групп экспериментальных животных. Всего в эксперименте участвовало 30 крыс-самцов породы Вистар весом 250-300 г., возраст 3 месяца. Экспериментальные животные были поделены на три группы:

1) контрольная группа - 6 животных;

2) опытная группа №1 - 12 животных;

3) опытная группа №2 - 12 животных.

В опытных группах №1 и №2 было запланировано два срока выведения экспериментальных животных из опыта - 15 и 30 сутки, в каждом периоде по 6 животных. Контрольная группа состояла из животных, которых включили с целью оценки неврологического состояния животных в норме. В опытной группе №1 воспроизводили модель расширенной ламинэктомии, а в опытной группе №2 - осуществляли моделирование послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита по предложенному способу.

В результате проведенного эксперимента было установлено по результатам морфологических исследований в группе экспериментальных животных (крысы), опытная группа №2, следующее:

Выведение животных из опыта производилось на 15 и 30 сутки путем декапитации под эфирным наркозом, выделяли позвоночный столб с окружающими параспинальными мышцами блоком от LI до SI. Морфологический анализ включал визуализацию костных структур позвоночника крысы, область, прилегающую к позвоночнику, твердую мозговую оболочку, эпидуральное пространство и нервные корешки конского хвоста. Готовые гистологические образцы были визуализированы с использованием метода цифровой презентации микроскопических образцов. Виртуальные образцы были просмотрены с помощью программного обеспечения Windows Hp и Adobe Photoshop 7,0.

При изучении гистологических срезов на 15 сутки отмечается наличие в просвете позвоночного канала свободно лежащих нервных волокон конского хвоста, правильная форма дурального мешка. Дефект позвоночного канала заполнен формирующейся соединительной тканью, который по бокам ограничен фрагментами желтой связки. Имеются кровеносные сосуды и костные остатки позвоночной дуги (фиг.2). Это подтверждает наличие воспалительного процесса в полости позвоночного канала и развитие послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита.

На 30 сутки в просвете позвоночного канала четко визуализируются нервные волокна конского хвоста спаянные с твердой мозговой оболочкой. Отмечается деформация дурального мешка с грубыми спаечными процессами, эпидуральное пространство облитерировано. Дефект позвоночного канала заполнен большим количеством новообразованной фиброзной соединительной ткани, который по бокам ограничен фрагментами желтой связки. Имеются кровеносные сосуды и костные остатки позвоночной дуги (фиг.3). Это указывает на бурное развитие и сохранение явлений послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита.

Проверку неврологического состояния животных осуществляли с помощью метода «Открытое поле» (6), теста «на отдергивание лапы» (7) и адгезивного теста (8) на 1, 15 и 30 сутки после оперативного вмешательства.

Поведенческие реакции оценивали по методу «Открытое поле». Установка «Открытое поле» была изготовлена из белого пластика и представляла собой квадратную камеру шириной и длиной 1,0 м, высотой стенок - 0,4 м. Дно камеры было расчерчено на 25 квадратов; в точках пересечения линий разметки были сделаны отверстия (норки) диаметром 3,5 см (9 норок). Тестирование животных по методу «Открытое поле» проводят в светлую фазу суточного цикла (с 10.00 до 12.00 часов) при освещении естественным светом, каждое животное изучалось в течение 10 минут.

Двигательную активность оценивали по следующим паттернам: локомоция, движение на месте, неподвижность (сидение).

Активность экспериментальных животных оценивали по реакции на «норку», стойку с упором и вертикальную стойку (вертикальная стойка на задних лапах).

Показатели «тревожности» оценивали по грумингу (все разновидности данной реакции, заключающиеся, главным образом, в вылизывании и почесывании), фризингу (замиранию).

Функцию тазовых органов оценивали по количеству актов дефекации и мочеиспускания за заданный промежуток времени.

Адгезивный тест. Для определения координационных односторонних неврологических повреждений использовался адгезивный тест. В данном тесте использовалась липкая лента (например, скотч), изготовленная из липкой бумаги (Байкал-Ролл, Россия). Лента длиной 3,0×1,0 см оборачивалась вокруг задней лапы крысы в области голеностопного сустава, после чего животное помещалось в клетку, и за ним проводили наблюдение в течение 30 секунд. Лента должна быть хорошо фиксирована, чтобы животное не могло самостоятельно снять ее до конца проведения опыта. Оценивали время, которое крыса тратила на попытки удаления ленты, что отражает не только сохранность моторной функции, но и чувствительность.

С помощью теста на «отдергивание лапы» оценивали чувствительность задних конечностей крысы, поочередно начиная с правой нижней конечности. Животных фиксировали на столике Сеченова в положении «лежа на животе», затем расслабляли фиксацию правой нижней конечности, после чего производили укол в подушечку правой лапы стерильной инъекционной иглой от инсулинового шприца. Оценивали по трехбалльной системе: 0 баллов - нет реакции, 1 балл - отдергивает лапу, 2 балла - отдергивает лапу и поворачивает голову, пытаясь укусить за иглу (таблица 1).

В первые, 15 и 30 сутки после операции при оценке неврологического состояния в опытной группе №2 с моделированием послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита показано, что у 82% животных наблюдались неврологические нарушения в виде вялости, замедленности движений и наличие тазовых нарушений, которые проявлялись в виде задержки мочеиспускания и актов дефекации. Тест на «отдергивание лапы» и адгезивный тест содержат в среднем 1,5 балла и 25 секунд соответственно. Выраженных неврологических нарушений, проявляющихся в виде манежных движений по кругу, парезов и параличей конечностей не отмечалось (таблица 1). Что позволяет получить рубцово-спаечный эпидурит без выраженных неврологических нарушений на 15 и 30 сутки.

Интроскопические методы исследования

Все интроскопические исследования проводили на 1 сутки под внутривенным наркозом (атропин 0,1% - 50 мг/кг, дроперидол - 1,5 мг/кг, кетамин - 35 мг/кг массы тела). Рентгенографию проводили на рентгеновском диагностическом комплексе DIXION REDIKOM (Россия) снимки в боковой и прямой проекции. Магнитную томографию проводили на аппарате Siemens (Германия). Рентгенологические исследования показали достоверно область оперативного вмешательства и признаки нестабильности позвоночно-двигательного сегмента на уровне LV-SI, что может указывать на изменение формы позвоночного канала в месте операции и служить одной из вероятных причин формирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита (фиг.1 и 1а).

МСКТ исследование показало область оперативного вмешательства, площадь дефекта и размеры позвоночного канала (см. приложение к описанию, фиг.4).

Таким образом, предлагаемый «Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита» позволяет получить в эксперименте путем аппликации аутологичного межпозвонкового диска в полость позвоночного канала, рубцово-спаечные процессы уже на 15 сутки, хроническое воспаление - на 30 сутки. Это свидетельствует о возможности использования предлагаемого способа моделирования для изучения интроскопических и гистологических изменений в полости позвоночного канала для разработки мероприятий по лечению и профилактике послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита у человека.

А также обеспечить более качественное получение модели рубцово-спаечного эпидурита в более короткий срок за счет выбора оптимального уровня позвоночника (более подвижный уровень позвоночника) и влияния аутоиммунного хронического воспаления, более длительно сохранять созданную модель для изучения патогенеза послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита.

Источники информации

1. Дривотинов Б.В., Олешкевич Ф.В., Карпенко Е.А. К диагностике рубцово-спаечного процесса при поясничном остеохондрозе // Актуальные проблемы неврологии и нейрохирургии: Сб. науч.тр. Вып.2 / Под ред. А. Ф. Смеяновича, И. П. Антонова. - Мн.: Белорусская наука, 2000. - С.64-72

2. Kuslich S.D., Ulstrom СЛ., Michael C.J.; «The Tissue Origin of Low Back Pain and Sciatica: A report of pain response to tissue stimulation during operations on the lumbar spine using local anesthesia». Orthop Clinics North Am. -1991.-Vol.22, N2.-P. 181 - 187.

3. Long DM (Oct 1991). "Failed back surgery syndrome". Neurosurg ClinN Am. 2 (4): 899-919. PMID 1840393.

4. Hyu Jin Choi, M.D., Ph.D.,1 Kyoung Beom Kim et alt. «Effect of Amniotic Membrane to Reduce Postlaminectomy Epidural Adhesion on a Rat Model»; J Korean Neurosurg Soc 49: 323-328, 2011

5. Berker Cemil, M.D.,1 Kagan Tun, M.D., Ph.D. et alt. «Use of pimecrolimus to prevent epidural fibrosis in a postlaminectomy rat model» J Neurosurg Spine 11:758-763, 2009.

6. Hall C.S. Emotional behavior in the rat. III. The relationship between emotionality and ambulatory activity//1, сотр. physiol. Psychol. - 1936, V. 22.-P. 345-352.

7. Сердюк C.E., Гмиро B.E. Стимуляция вагусных афферентов желудка адреналином потенцирует кардиопульмональный рефлекс и анальгезию у наркотизированных крыс// Мед. акад. журн. - 2009 г.-Т9- №3.

8. Зухурова М.А. Эффективность защитного действия L-теанина и гипоксической гипоксии при ишемии головного мозга крыс: автореф. дис.канд. мед. наук: 14.03.03./ М.А. Зухурова; кафедра патофизиологии ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. Акад. И.П. Павлова Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»- Санкт-Петербург, 2011.-23 с.

Таблица 1
Методы исследования 1 сутки 15 сутки 30 сутки
К №1 №2 №1 №2 №1 №2
«Открытое поле», баллы 5 5 4 3 3 3 3
Адгезивный тест, секунды 29 26 24 26 24 26 24
Тест «отдергивание лапы», баллы 2 1,8 1,7 1,8 1,8 2 2
Рентгенологическое исследование, наличие + + +
МСКТ-исследование, наличие + + +
Гистологическое исследование на 15 сутки, наличие + + + +
Гистологическое исследование на 30 сутки, наличие + + + +

Способ моделирования послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита, включающий доступ к остистым отросткам позвоночника крыс самцов линии Вистар на поясничном уровне путем рассечения фасции, раздвижения параспинальных мышц и последующее выполнение расширенной ламинэктомии, отличающийся тем, что перед выполнением доступа к остистым отросткам позвоночника отделяют хвост экспериментального животного, отступив от его основания не менее 2 см и накладывая на культю хвоста швы, при этом из отсеченной части хвоста выделяют межпозвонковый диск, который фрагментируют, и помещают полученный гомогенизат в стерильный физиологический раствор, затем выполняют расширенную ламинэктомию на уровне Lv путем резекции остистого отростка и выпиливания части позвоночной пластинки размером 3×3 мм, резецируют желтую связку и обнажают твердую мозговую оболочку спинного мозга, на поверхности которой размещают полученный гомогенизат аутологичного межпозвонкового диска, и ушивают рану, в последующем гистологические признаки эпидурита устанавливают на 15 сутки эксперимента.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине и может быть использовано при моделировании переломо-дефекта длинной трубчатой кости. Наносят Z-образный распил длиной 2 мм вдоль оси кости для создания перелома.

Изобретение относится к экспериментальной биологии, медицине и может быть использовано для изучения вопросов профилактики кардиопатии. Для этого в первый день эксперимента моделируют кардиопатию однократным подкожным введением крысам равнодолевой смеси нативного яичного альбумина и полного адъюванта Фрейнда.

Изобретение относится к моделированию в медицине и может быть применимо для моделирования экспериментальной кардиопатии. Старым крысам однократно вводят равнодолевую смесь нативного яичного альбумина и полного адъюванта Фрейнда из расчета по 0,2 мл в 5 точек инъекций: внутрибрюшинно, в паховые и подмышечные области слева и справа подкожно.
Изобретение относится к экспериментальной медицине, психологии, психиатрии и касается определения психосоматического статуса животного при моделировании «боевого стресса».
Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для изучения бактериальной инфекции на фоне ожоговой травмы. Способ заключается в том, что в качестве экспериментальной модели используют кроликов, которых в течение месяца содержат при температуре воздуха 24-26°C и кормят пищей, богатой злаками и древесиной.
Изобретение относится к космической медицине, в частности к способам моделирования эффектов пониженной гравитации в экспериментальных исследованиях. Способ включает перевод человека на период дневного бодрствования в ортостатическое положение с положительным углом наклона тела относительно горизонтальной оси.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и иммунологии и может быть использовано для оценки эффекта электромагнитных волн миллиметрового диапазона (КВЧ) в условиях трехсоставной модели цитостатического воздействия.

Изобретение относится к медицине, а именно к ортопедии, биомеханике, оперативной хирургии и топографической анатомии, анатомии, антропологии. На невостребованном трупе выполняют задний доступ к тазобедренному суставу типа Кохера-Лангенбека.
Изобретение относится к экспериментальной медицине, в частности к патологической физиологии и гематологии, и касается моделирования гемолитической анемии. Для этого нелинейной белой крысе однократно внутрибрюшинно вводят 0,4%-ный раствор 2-бутоксиэтанола в дозировке 20 мг/кг массы тела животного (4 мг на животное).

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной морфологии, а также к разработке и изучению способов коррекции негативных эффектов низких температур на организм животного в эксперименте.

Изобретение относится к области медицины, а именно к экспериментальному акушерству и нефрологии, и может быть использовано при моделировании гестационного пиелонефрита. Для этого в эксперименте используют беременную крысу линии Vistar в возрасте 5 месяцев. Начиная с 3-го и по 11 день беременности крысу кормят в 8 часов утра смесью, содержащей 0,55 мг порошка синтетического глюкокортикоидного препарата «Преднизолон» и 10 г манной крупы. Способ обеспечивает упрощение моделирования, исключение септического шока, инфицирования и травматизации животных. 2 ил., 1 пр.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и касается создания модели болезни Альцгеймера. Для этого используют трансгенных мышей линии B6C3-Tg(APPswe,PSEN1dE9)85Dbo/J. В кровеносную систему этих животных вводят препарат, содержащий в своем составе синтетический аналог изомеризованного по аминокислотному остатку аспарагиновой кислоты в положении 7 человеческого бета-амилоида при аминокислотной последовательности DAEFRH[isoD]SGYEVHHQKLVFFAEDVGSNKGAIIGLMVGGVVIA) и/или его фрагментов, включающих остаток изомеризованной аспарагиновой кислоты в положении 7 [isoD]. Препараты вводят в дозе 100 мкг, в объеме раствора 200 мкл/гол один раз в месяц. Способ обеспечивает возможность произвольного изменения скорости развития патологических процессов у подопытных животных в зависимости от целей конкретного исследования за счет варьирования числа инъекций и/или количества синтетического пептида в одной инъекционной дозе. 1 ил.,1 табл.

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии, и может быть использовано для изучения функциональных и патоморфологических изменений, возникающих при повышенном внутрибрюшном давлении (ВБД). Для моделирования ВБД животным под наркозом производят пункцию и последующую катетеризация брюшной полости катетером с эластичной манжетой на конце. Катетер фиксируют на коже, на спине животного. На область живота надевают корсет таким образом, чтобы животное могло свободно передвигаться. После этого через катетер в манжету нагнетают среду до получения необходимого уровня ВБД. Способ, являясь простым и надежным в работе, позволяет осуществлять наблюдение за животным в условиях опыта и упрощать изучение синдрома внутрибрюшной гипертензии. 4 з.п. ф-лы, 1 ил.

Изобретение относится к моделированию в медицине и может быть применимо для моделирования заболеваний женских половых органов в эксперименте. Для моделирования эндометриоза для аутотрансплантации берут прямоугольные участки эндометрия размером 2×3 мм и подшивают их микрохирургическими инструментами атравматическим синтетическим нерассасывающимся монофиламентным шовным материалом 9/0 четырьмя швами по углам участка эндометрия двумя двойными узлами в каждом шве. Для моделирования хронического эндометрита фиксацию участков эндометрия осуществляют общехирургическими инструментами синтетическим нерассасывающимся шовным материалом 4/0 четырьмя швами по углам участка эндометрия тремя узлами в каждом шве; проводят пред- и послеоперационную эстрогенизацию животного по следующей схеме: введение через день по 1,0 мл 0,1% синестрола внутримышечно один раз в день, начиная за 7 дней до аутотрансплантации - в 7-й день, в 5-й день, в 3-й день, в день перед операцией и в день операции, после операции синестрол вводят в той же дозе однократно на 2-й, 4-й и 6-й день. Способ позволяет уменьшить время получения модели. 2 ил.
Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для изучения сахарного диабета, а также при разработке новых методов лечения изменений, вызванных сахарным диабетом I типа. Для этого моделируют аллоксановый диабет белым беспородным крысам. Для развития сахарного диабета в субкомпенсированной форме крысам вводят раствор аллоксана дробно внутрибрюшинно натощак, поочередно в дозе 5 мг/100 г, 7 мг/100 г и 5 мг/100 г веса животных с интервалом в 7 дней, а для развития сахарного диабета в декомпенсированной форме раствор аллоксана вводят также троекратно в дозе по 10 мг/100 г через день. Способ обеспечивает повышение вероятности удачной повторяемости и предсказуемости результатов воспроизведения данного заболевания путем модификации модели, соответствующей его субкомпенсированной и декомпенсированной формам. 1 табл.

Изобретение относится к медицине. При осуществлении способа представляют звуковой сигнал в виде суперпозиции отдельных составляющих тонов входного сложномодулированного колебания, образованного наложением нескольких звуковых колебаний. Проводят обработку колебания на модели обработки сигнала в наружном, среднем и внутреннем ухе. Причем в качестве модели обработки сигнала в наружном ухе используют широкополосный усилитель со средней частотой усиления 3 кГц. В качестве модели обработки сигнала в среднем ухе используют параметрическую систему, в которой параметр одного из реактивных ее элементов изменяется во времени синхронно с изменениями параметров входного сложномодулированного колебания. А в качестве модели обработки сигнала во внутреннем ухе используют дисперсионную линию задержки, принцип действия которой основан на зависимости скорости распространения упругих звуковых волн от частоты. Изобретение позволяет повысить точность выявления биофизических процессов, реализующих механизм слуха периферического отдела слуховой системы человека за счет интерпретации ее в электронную модель. 3 ил.

Изобретение относится к экспериментальной медицине, в частности к радиобиологии и комбустиологии, и может быть использовано для изучения механизмов патогенеза сочетанных радиационных поражений (СРП), включая феномен взаимного отягощения, а также испытания новых способов и средств профилактики и лечения СРП. Для этого проводят моделирование СРП путем последовательного радиационного воздействия на крыс. Сначала воздействуют общим γ-облучением. Затем проводят местное, локальное бета-облучение воздействием на освобожденный от волосяного покрова и изолированный экраном участок кожи животного. Для моделирования ожогов III-а степени используют бета-излучение в дозах 30 и 60 Гр от закрытого контактного источника ионизирующих излучений активностью 24,3 мКи (900 МБк), средней энергией излучения Eср=1,4 МэВ при мощности дозы на поверхности кожи 2,1 Гр/мин с трехкратным ослаблением по толщине кожи. Способ позволяет воспроизводить в эксперименте одинаковую по степени тяжести лучевую болезнь и поверхностные, включая III-а степень, лучевые ожоги, и изучать влияние поверхностных поражений кожи на течение и исходы СРП в зависимости от выбранных доз общего облучения. 1 пр., 1 ил.
Изобретение относится к экспериментальной биологии и медицине, а именно к возможности экспериментального изучения патогенеза профессиональных заболеваний, в частности - антракосиликоза. Для этого моделируют антракосиликоз путем ингаляционного воздействия на животных угольно-породной пыли 5 раз в неделю по 4 часа. Используют уголь марки газовожирный в концентрации 50 мг/м3 с размером пылевых частиц 5 микрон. Для имитации заболевания, соответствующего стажу работы шахтеров до 3 лет, затравливание животных углем проводят 3 недели. Для имитации заболевания, соответствующего стажу работы от 5 до 10 лет, затравливание проводят 6 недель. Для имитации заболевания, соответствующего стажу работы свыше 10 лет, затравливание проводят 12 недель. Способ обеспечивает создание наиболее достоверных условий, имитирующих условия работы шахтеров, и дает возможность получать в эксперименте ранние изменения, характерные для антракосиликоза, для последующего определения сроков и способов его профилактики. 1 табл., 1 пр.
Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для изучения вопросов лечения сахарного диабета. Способ включает введение инсулин-продуцирующих клеток в дозе 500 тыс. клеток в растворе с 0,5 мл изотропного геля, 10 мкл 15% аскорбиновой кислоты и 10 мкл 0,1% перекиси водорода. Препарат вводят подкожно в переднюю брюшную стенку в области проекции поджелудочной железы. Способ уменьшает число осложнений, связанных с развитием тканевой несовместимости. 3 пр.

Изобретение относится к медицине и биологии и может быть использовано для изучения физиологических функций всасывания различных веществ и моторики в изолированном участке тонкого кишечника по Тири-Велла в эксперименте. Вскрывают брюшную полость. Выполняют на передней поверхности желудка кисетный шов в виде круга. В центре кисетного шва рассекают стенку желудка. Через полость желудка в просвет тонкого кишечника вводят катетер-проводник с шариком на конце до места формирования энтероэнтероанастомоза. Пересекают тонкую кишку с брыжейкой. После выделения изолированного участка тонкой кишки закрепляют на катетере-проводнике с шариком на конце болюс-трубку. Формируют энтероэнтероанастомоз между проксимальным и дистальным концами тонкой кишки на болюсе-трубке. Восстанавливают целостность кишечника и его герметичность накладыванием однорядных узловых серозно-мышечно-подслизистых швов. Катетер-проводник с шариком на конце и болюс-трубку удаляют через отверстие в желудке, ограниченное кисетным швом. Проверяют герметичность и состоятельность энтероэнтероанастомоза. Закрепляют фистульные трубки на проксимальном и дистальном концах изолированного участка тонкой кишки. Способ позволяет сохранить нормальный просвет тонкой кишки при формировании энтероэнтероанастомоза «конец в конец» у мелких лабораторных животных и интраоперационно проверить состоятельность и герметичность сформированного анастомоза, а также более длительно сохранить созданную модель для изучения функций тонкого кишечника за счет выполнения кисетного шва на желудке, использования катетера-проводника с шариком на конце и болюс-трубки, надежных кишечных швов. 1 пр., 5 ил.
Наверх