Способ моделирования сочетанных радиационных поражений, включающих общее гамма-и местное бета-облучение


 


Владельцы патента RU 2534802:

ЛЕГЕЗА Владимир Иванович (RU)
ЗАРГАРОВА Нина Ивановна (RU)
ГРЕБЕНЮК Александр Николаевич (RU)
ВЛАДИМИРОВА Ольга Олеговна (RU)

Изобретение относится к экспериментальной медицине, в частности к радиобиологии и комбустиологии, и может быть использовано для изучения механизмов патогенеза сочетанных радиационных поражений (СРП), включая феномен взаимного отягощения, а также испытания новых способов и средств профилактики и лечения СРП. Для этого проводят моделирование СРП путем последовательного радиационного воздействия на крыс. Сначала воздействуют общим γ-облучением. Затем проводят местное, локальное бета-облучение воздействием на освобожденный от волосяного покрова и изолированный экраном участок кожи животного. Для моделирования ожогов III-а степени используют бета-излучение в дозах 30 и 60 Гр от закрытого контактного источника ионизирующих излучений активностью 24,3 мКи (900 МБк), средней энергией излучения Eср=1,4 МэВ при мощности дозы на поверхности кожи 2,1 Гр/мин с трехкратным ослаблением по толщине кожи. Способ позволяет воспроизводить в эксперименте одинаковую по степени тяжести лучевую болезнь и поверхностные, включая III-а степень, лучевые ожоги, и изучать влияние поверхностных поражений кожи на течение и исходы СРП в зависимости от выбранных доз общего облучения. 1 пр., 1 ил.

 

Изобретение относится к экспериментальной медицине, в частности к радиобиологии и комбустиологии, и может применяться для моделирования сочетанных радиационных поражений (СРП) с целью изучения их механизмов патогенеза, включая феномен взаимного отягощения, а также испытания новых способов и средств профилактики и лечения.

Острые радиационные повреждения кожи в сочетании с ОЛБ являются наиболее тяжелой и наименее изученной формой острых радиационных поражений, при которых основное значение приобретает взаимоотягощающее влияние острого лучевого костномозгового синдрома и местных лучевых поражений (МЛП) (Гогин Е.Е. Сочетанные радиационные воздействия, их непосредственные и отдаленные воздействия // Тер. архив. - 1990, №7, С.11-15). В доступной литературе практически отсутствуют сведения о течении сочетанных поражений, где одним из факторов радиационного воздействия являлось бы внешнее β-облучение. Имеющиеся немногочисленные экспериментальные работы давних лет, посвященные сочетанному радиационному воздействию, почему-то не получили дальнейшего развития (Рейтаровский И.К. Биологическое действие внешнего β-облучения при изолированных и сочетанных лучевых воздействиях. Автореф. Дис. канд. мед. наук. - М., 1969. - 23 с., Себрант Ю.В. Биологическое действие внешнего бета-облучения. - М.: Атомиздат, 1970. - С.112). Взаимовлияние общего радиационного поражения и местной ожоговой травмы тщательно исследовано преимущественно на экспериментальных моделях комбинированных радиационно-термических поражений. Однако комбинированные поражения не вполне адекватно отражают механизмы взаимовлияния острого лучевого синдрома и острого лучевого поражения кожи при СРП, и, прежде всего, это связано с отсроченным характером развития лучевого ожога (Гогин Е.Е., Емельяненко В.М., Бенецкий Б.А., Филатов В.Н. Сочетанные радиационные поражения. - М.: ППО "Известия", 2000, 240 с.). Сочетанный характер радиационных поражений оказался типичным как для аварий на кораблях, так для иных радиационных аварий, что стало особенно очевидным после катастрофы на Чернобыльской АЭС. Местные лучевые ожоги у этих пострадавших были вызваны равномерным облучением синхронным с γ-излучением слабопроникающим β-излучением. Распространенность ожогов у пострадавших охватывала от 1 до 100% поверхности тела.

В качестве прототипа модели СРП, включающей общее γ- и β-облучение животных была выбрана модель И.К. Рейтаровского. В этой модели животных сначала подвергали внешнему облучению на специальной установке от источника β-излучения 90Sr+90γ, а затем от источника γ-излучения на установке ЭГО-2 (60Co). Дозы β-облучения составляли 20, 24, 28, 32, 40, 48, 56 Гр при мощности дозы 1,45 рад/мин. Дозы γ-облучения - 5, 6, 7, 8 Гр при мощности дозы 590-690 рад/мин. Автором на животных (крысах) изучены особенности течения экспериментальных сочетанных радиационных поражений, вызванных действием общего внешнего γ-β облучения. При этом соотношения доз γ/β облучения были как 1/4 и 1/8, которые могут иметь место в реальной обстановке. Им установлены основные закономерности течения СРП. В зависимости от дозы и сроков после лучевого воздействия на первый план выступали симптомы, характерные для лучевой болезни, вызванной γ-облучением крыс, или поражения, обусловленные β-облучением. Основной причиной гибели животных после внешнего β-облучения дозах 10-30 Гр наблюдались местные изменения в виде эпиляции, влажного эпидермита и поверхностных изъязвлений (при дозе 30 Гр). С увеличением дозы облучения (40 Гр и более) реакции со стороны кожи были выражены сильнее, участки некрозов кожи (лучевые язвы) были обширными и глубокими, течение раневого процесса было длительным и заживление наблюдалось редко. При сочетанном внешнем β-γ-облучении наблюдалось отягощение течения как лучевой болезни, так и поражений кожи, сопровождавшееся более высокой смертностью животных по сравнению с изолированным действием поражающих факторов β- и γ-облучения. Установлено, что при сочетанном воздействии β- и γ-излучения изменения количественного состава периферической крови до 10-15 сут почти не отличаются от изменений, наблюдаемых при изолированном γ-облучении в соответствующих дозах (лимфопения, нейтрофилопения, эритропения); в более поздние сроки наблюдаются изменения, которые характерны для общего внешнего β-облучения (лейкоцитоз, массивный распад клеток белой крови). Восстановление количественного состава белой крови нередко наступало на несколько суток раньше, чем при изолированном γ-облучении. Представленная модель СРП не представляет особых трудностей при моделировании таких поражений, и не понятно, почему она не востребована. Ее использование позволяет в эксперименте изучать особенности формирования таких поражений, особенностей их течения и исходов. В то же время автором не описаны более тщательно особенности течения лучевых ожогов кожи: не указаны точные сроки заживления лучевых ожогов, количество лучевых язв в % соотношении. Кроме того, у животных формируются различные по глубине повреждения кожи от β-излучения, однако степени их тяжести и соответствующие им площади поражения кожи не указаны, что в общем усложняет оценку роли глубины и площади поражения кожи в исходе СРП и будет затруднять проведение статистического анализа и оценку эффективности противолучевых и ранозаживляющих средств, предназначенных для профилактики и лечения таких поражений.

Высокая актуальность разработки моделей СРП обусловлена необходимостью изучения их механизмов патогенеза, а также тем, что профилактика и лечение таких поражений до настоящего времени остаются трудноразрешимой проблемой.

Цель исследования заключалась в разработке экспериментальных моделей СРП, пригодных для изучения взаимовлияния общих и местных радиационных поражающих факторов, а также для оценки перспективных средств их профилактики и лечения.

Цель достигается тем, что моделирование сочетанных радиационных поражений, включающих общее γ- и местное бета-облучение, осуществляется путем последовательного радиационного воздействия на крыс сначала общего γ-облучения, а затем местного локального облучения кожи от β-излучения, при этом для моделирования ожогов III-а степени используют бета-излучение в дозах 30 и 60 Гр от закрытого контактного источника ионизирующих излучений активностью 24,3 мКи (900 МБк), средней энергией излучения Eср=1,4 МэВ при мощности дозы на поверхности кожи 2,1 Гр/мин с трехкратным ослаблением по толщине кожи.

Предлагаемый способ моделирования позволяет воспроизводить в эксперименте у животных одинаковые по степени тяжести лучевую болезнь и поверхностные, включая III-а степень, лучевые ожоги и изучать влияние поверхностных поражений кожи на течение и исходы СРП в зависимости от выбранных доз общего и местного облучения.

Изобретение поясняется таблицами 1-3, в которых приведены сведения о влиянии общего γ-облучения в различных дозах на течение местного поражения у крыс, подвергнутых воздействию бета-излучения в дозе 30 Гр (М±m n=12); влиянии общего γ-облучения в различных дозах на течение местного поражения у крыс, подвергнутых воздействию бета-излучения в дозе 60 Гр (M±m, n=12); влиянии МЛП на 30 суточную выживаемость крыс, подвергнутых общему облучению в различных дозах (M±n, n=12), и фиг.1, на которой показана динамика заживления лучевых ожогов при сочетанных радиационных поражениях (общее гамма-облучение в дозе 4 Гр).

Способ реализуют следующим образом.

Для воспроизведения СРП животных подвергали предварительно действию общего облучения с последующим локальным облучением кожи от источника β-излучения. Общее гамма-облучение животных проводили от источника гамма-излучения 137Cs в дозах 4, 5, 6, 6,5 Гр.

Поверхностные III-а степени лучевые ожоги моделировали облучением кожи от источника β-излучения 90Sr-90γ в дозах 30 и 60 Гр, мощность дозы на поверхности кожи 2,1 Гр/мин, под кожей - 0,67 Гр/мин. Площадь поражения кожи 1,5×1,5 см2. Оценивали визуальные признаки формирования (деструктивная фаза) и заживления (репаративная фаза) местных лучевых поражений кожи. В деструктивную фазу отмечали сроки появления эритемы (продолжительность латентного периода) и формирования струпа, определяли продолжительность периода экссудации (выраженных проявлений поражения). В репаративную фазу регистрировали сроки отслоения струпа и определяли продолжительность периода заживления (от завершения формирования струпа до его полного отслоения). Для анализа динамики заживления лучевых повреждений кожи проводили измерение площади раневой поверхности и определяли скорость заживления по формуле Л.Н. Поповой. Степень лучевого ожога, а также состояние процессов заживления ожоговой раны оценивали морфологически, для чего исследовали характер повреждений базальной мембраны, клеток базального слоя эпидермиса и волосяных фолликулов, определяли глубину распространения деструктивных изменений слоев дермы. В условиях СРП дополнительно оценивали летальность животных в течение 30 сут после воздействия.

Эксперименты показали, что при сочетанном радиационном воздействии, включающем локальное β-облучение кожи в дозах 30 и 60 Гр (поверхностные III-а степени лучевые ожоги) и общее γ-облучение в сублетальных и среднелетальных дозах (4-6,5 Гр), в развитии поражения у животных наблюдаются изменения в репаративной фазе раневого процесса. При этом продолжительность периода заживления β-лучевого повреждения кожи в значительной мере определяется дозой общего γ-облучения. Незначительное замедление темпов репарации в зоне лучевого ожога, вызванного локальным облучением в дозе 30 Гр, отмечалось уже при γ-облучении крыс в дозе 4 Гр (табл.1). Период заживления β-лучевого поражения увеличивался в этих условиях с 19,6 сут до 24,3 сут. Отслоение струпа наблюдалось спустя 36-37 сут после лучевого воздействия или на 5-6 сут позже, чем у животных контрольной группы. Скорость заживления ожоговой раны снижалась с 5,1 до 4,1% в сут. В результате сроки заживления лучевых ожогов увеличивались почти в 1,2 раза.

Выраженное замедление темпов репарации в зоне лучевого ожога, вызванного локальным β-облучением в дозе 30 Гр, отмечалось при γ-облучении крыс в дозе 5 Гр. Период заживления β-лучевого поражения увеличивался в этих условиях с 20 сут до 32,5 сут. Отслоение струпа наблюдалось спустя 45 сут после лучевого воздействия или на 13-14 сут позже, чем у животных контрольной группы. Скорость заживления ожоговой раны снижалась с 5,1 до 3,1% в сут. Наибольшие нарушения регенерации β-лучевой травмы кожи происходили на фоне общего γ-облучения в дозах 6-6,5 Гр. Заживление β-лучевого поражения при этом задерживалось до 34 сут. Средний срок отслоения струпа составлял 47 сут или на 16 сут больше, чем у животных с изолированным β-лучевым ожогом. Скорость заживления пораженного участка кожи замедлялась в 1,5 раза по сравнению с контролем и не превышала 2,9% в сут.

Более отчетливо ослабление восстановительных процессов в зоне лучевого повреждения кожи у тотально облученных в дозах 4-6,5 Гр животных прослеживалось при локальном облучении кожи в дозе 60 Гр (табл.2). Так, уже при общему γ-облучении животных в дозе 4 Гр почти на 10 сут увеличивались период заживления и сроки отслоения струпа. Скорость заживления ожоговой раны снизилась до 3,4% в сут. С увеличением дозы общего облучения до 5 Гр, как и в случае формирования β-лучевого ожога, вызванного местным β-облучением в дозе 30 Гр, наблюдалось более выраженное торможение постлучевой регенерации. При таком варианте моделирования лучевой травмы период заживления β-лучевого повреждения был на 15 сут больше, чем у животных с изолированным лучевым ожогом и составлял 35 сут. Полное отслоение струпа происходило только через 48-52 сут от момента облучения или в среднем на 16-20 сут больше, чем у животных с изолированным β-лучевым ожогом. В условиях такой сочетанной лучевой травмы скорость заживления β-лучевого поражения кожи снижалась в 1,8 раза по сравнению с контролем и не превышала 2,9% в сут. При увеличении дозы общего γ-облучения с 5 до 6-6,5 Гр дальнейшего угнетения регенерации β-лучевого повреждения не происходило. Следует отметить, что с увеличением дозы облучения кожи с 30 до 60 Гр, под влиянием общего γ-облучения в дозах 4-6,5 Гр снижался порог дозы общего облучения, начиная с которого наблюдалось существенное изменение интенсивности репаративных процессов в коже животных, подвергнутых местному радиационному воздействию. Общее γ-облучение уже в дозе 4 Гр способствовало снижению скорости заживления раны на 30%. Состояние ожоговой раны у крыс при сочетанных радиационных поражениях показано на фиг.1.

Проведенные эксперименты показали, что под влиянием общего γ-облучения существенно нарушается течение восстановительных процессов в зоне β-лучевого поражения кожи III-а степени. В то же время локальное β-облучение кожи в дозах 30 и 60 Гр не оказывало усугубляющего действия на тяжесть лучевого поражения от общего γ-облучения. При оценке выживаемости животных было установлено, что местное β-облучение кожи в дозах 30-60 Гр не оказывало существенного модифицирующего влияния на 30-суточную выживаемость крыс, подвергнутых общему γ-облучению в дозах 4-6,5 Гр (табл.3). Как и при "чистом" γ-облучении, минимальная летальная доза (СД10/30) при СРП составляла 5 Гр, среднелетальная - 6,5 Гр.

Таким образом, в ходе проведенной работы удалось создать модель СРП, включающем локальное β-облучение кожи и общее γ-облучение в сублетальных и среднелетальных дозах. В развитии поражения наблюдаются изменения в течение местных репаративных процессов - существенное, в 1,5-1,8 раз, увеличение сроков заживления лучевых ожогов. Взаимного отягощения не происходило. На выживаемость животных с СРП оказывало влияние только действие общего γ-облучения.

Таблица 1
Влияние общего γ-облучения в различных дозах на течение местного поражения у крыс, подвергнутых воздействию бета-излучения в дозе 30 Гр (M±m, n=12)
Доза общего γ-облучения, Гр Критерии радиационного поражения кожи
деструктивные процессы репаративные процессы
Латентный период эритемы, сут Период экссудации, сут Срок формирования струпа, сут Срок отслоения струпа, сут Период заживления, сут Скорость заживления, %·сут-1
0 (контроль) 6,9±0,8 4,7±0,6 11,6±1,3 31,2±2,2 19,6±1,9 5,1±0,6
4 7,1±1,1 4,7±0,7 11,8±1,5 36,1±2,6 24,3±2,1 4,1±0,5
5 7,0±1,1 5,3±0,7 12,3±1,4 44,8±2,8* 32,5±2,2* 3,1±0,4
6 7,2±1,3 5,7±0,6 12,9±1,2 47,2±2,8* 34,3±2,0* 2,9±0,3*
6,5 7,2±1,2 5,7±0,5 12,9±1,1 46,9±2,2* 34,0±1,8* 2,9±0,3*
Примечание: * - различия достоверны (p<0,05) по сравнению с контролем.
Таблица 2
Влияние общего γ-облучения в различных дозах на течение местного поражения у крыс, подвергнутых воздействию бета-излучения в дозе 60 Гр (М±m, n=12)
Доза общего гамма-облучения, Гр Критерии радиационного поражения кожи
деструктивные процессы репаративные процессы
Латентный период эритемы, сут Период экссудации, сут Срок формирования струпа, сут Срок отслоения струпа, сут Период заживления, сут Скорость заживления, %·сут-1
0 (контроль) 6,0±0,3 7,2±0,4 13,2±0,9 32,8±2,6 19,6±1,8 5,1±5
4 6,8±0,4 6,1±0,5 12,9±0,9 42,1±2,5* 29,2±2,2* 3,4±0,5*
5 6,3±0,3 7,3±0,6 13,6±1,1 48,4±2,8* 34,8±2,3* 2,9±0,3*
6 6,0±0,2 7,9±0,4 13,9±0,9 52,1±2,6* 38,2±2,2* 2,6±0,2*
6,5 5,8±0,2 8,0±0,3 13,8±1,0 49,6±2,3* 35,8±2,0* 2,8±0,3*
Примечание:
* - различия достоверны (p<0,05) по сравнению с контролем.
Таблица 3
Влияние МЛП на 30 сут выживаемость крыс, подвергнутых общему облучению в различных дозах (M±n, n=12)
Группы опытов 30 сут выживаемость, % после общего γ-облучения, в дозах, Гр
0 4 5 6 6,5
Контроль (без облучения) 0+7 0+7 8±7 25±12 50±13
МЛП, 30 Гр 0+7 0+7 8±7 25±12 42±13
МЛП, 60 Гр 0+7 0+7 8±7 25±12 50±13

1. Способ моделирования сочетанных радиационных поражений, включающих общее γ- и местное бета-облучение, вызывающее развитие поверхностных III-а степени лучевых ожогов, путем локального радиационного воздействия на освобожденный от волосяного покрова и изолированный экраном участок кожи, отличающийся тем, что для моделирования ожогов III-а степени используют бета-излучение в дозах 30 и 60 Гр от закрытого контактного источника ионизирующих излучений активностью 24,3 мКи (900 МБк), средней энергией излучения Eср=1,4 МэВ при мощности дозы на поверхности кожи 2,1 Гр/мин с трехкратным ослаблением по толщине кожи.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине. При осуществлении способа представляют звуковой сигнал в виде суперпозиции отдельных составляющих тонов входного сложномодулированного колебания, образованного наложением нескольких звуковых колебаний.
Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для изучения сахарного диабета, а также при разработке новых методов лечения изменений, вызванных сахарным диабетом I типа.

Изобретение относится к моделированию в медицине и может быть применимо для моделирования заболеваний женских половых органов в эксперименте. Для моделирования эндометриоза для аутотрансплантации берут прямоугольные участки эндометрия размером 2×3 мм и подшивают их микрохирургическими инструментами атравматическим синтетическим нерассасывающимся монофиламентным шовным материалом 9/0 четырьмя швами по углам участка эндометрия двумя двойными узлами в каждом шве.

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии, и может быть использовано для изучения функциональных и патоморфологических изменений, возникающих при повышенном внутрибрюшном давлении (ВБД).

Изобретение относится к экспериментальной медицине и касается создания модели болезни Альцгеймера. Для этого используют трансгенных мышей линии B6C3-Tg(APPswe,PSEN1dE9)85Dbo/J.

Изобретение относится к области медицины, а именно к экспериментальному акушерству и нефрологии, и может быть использовано при моделировании гестационного пиелонефрита.

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии и нейрохирургии, и может быть использовано для изучения механизмов развития и течения послеоперационного рубцово-спаечного эпидурита, а также разработки методов профилактики и лечения этого заболевания у человека.

Изобретение относится к медицине и может быть использовано при моделировании переломо-дефекта длинной трубчатой кости. Наносят Z-образный распил длиной 2 мм вдоль оси кости для создания перелома.

Изобретение относится к экспериментальной биологии, медицине и может быть использовано для изучения вопросов профилактики кардиопатии. Для этого в первый день эксперимента моделируют кардиопатию однократным подкожным введением крысам равнодолевой смеси нативного яичного альбумина и полного адъюванта Фрейнда.

Изобретение относится к моделированию в медицине и может быть применимо для моделирования экспериментальной кардиопатии. Старым крысам однократно вводят равнодолевую смесь нативного яичного альбумина и полного адъюванта Фрейнда из расчета по 0,2 мл в 5 точек инъекций: внутрибрюшинно, в паховые и подмышечные области слева и справа подкожно.
Изобретение относится к экспериментальной биологии и медицине, а именно к возможности экспериментального изучения патогенеза профессиональных заболеваний, в частности - антракосиликоза. Для этого моделируют антракосиликоз путем ингаляционного воздействия на животных угольно-породной пыли 5 раз в неделю по 4 часа. Используют уголь марки газовожирный в концентрации 50 мг/м3 с размером пылевых частиц 5 микрон. Для имитации заболевания, соответствующего стажу работы шахтеров до 3 лет, затравливание животных углем проводят 3 недели. Для имитации заболевания, соответствующего стажу работы от 5 до 10 лет, затравливание проводят 6 недель. Для имитации заболевания, соответствующего стажу работы свыше 10 лет, затравливание проводят 12 недель. Способ обеспечивает создание наиболее достоверных условий, имитирующих условия работы шахтеров, и дает возможность получать в эксперименте ранние изменения, характерные для антракосиликоза, для последующего определения сроков и способов его профилактики. 1 табл., 1 пр.
Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для изучения вопросов лечения сахарного диабета. Способ включает введение инсулин-продуцирующих клеток в дозе 500 тыс. клеток в растворе с 0,5 мл изотропного геля, 10 мкл 15% аскорбиновой кислоты и 10 мкл 0,1% перекиси водорода. Препарат вводят подкожно в переднюю брюшную стенку в области проекции поджелудочной железы. Способ уменьшает число осложнений, связанных с развитием тканевой несовместимости. 3 пр.

Изобретение относится к медицине и биологии и может быть использовано для изучения физиологических функций всасывания различных веществ и моторики в изолированном участке тонкого кишечника по Тири-Велла в эксперименте. Вскрывают брюшную полость. Выполняют на передней поверхности желудка кисетный шов в виде круга. В центре кисетного шва рассекают стенку желудка. Через полость желудка в просвет тонкого кишечника вводят катетер-проводник с шариком на конце до места формирования энтероэнтероанастомоза. Пересекают тонкую кишку с брыжейкой. После выделения изолированного участка тонкой кишки закрепляют на катетере-проводнике с шариком на конце болюс-трубку. Формируют энтероэнтероанастомоз между проксимальным и дистальным концами тонкой кишки на болюсе-трубке. Восстанавливают целостность кишечника и его герметичность накладыванием однорядных узловых серозно-мышечно-подслизистых швов. Катетер-проводник с шариком на конце и болюс-трубку удаляют через отверстие в желудке, ограниченное кисетным швом. Проверяют герметичность и состоятельность энтероэнтероанастомоза. Закрепляют фистульные трубки на проксимальном и дистальном концах изолированного участка тонкой кишки. Способ позволяет сохранить нормальный просвет тонкой кишки при формировании энтероэнтероанастомоза «конец в конец» у мелких лабораторных животных и интраоперационно проверить состоятельность и герметичность сформированного анастомоза, а также более длительно сохранить созданную модель для изучения функций тонкого кишечника за счет выполнения кисетного шва на желудке, использования катетера-проводника с шариком на конце и болюс-трубки, надежных кишечных швов. 1 пр., 5 ил.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для моделирования в эксперименте интоксикации мелких лабораторных животных газообразными продуктами горения веществ с низкой и средней температурой горения на примере древесных опилок. Устройство содержит плоскодонный стеклянный сосуд (1) цилиндрической формы объемом 3 л, горло которого несколько вытянуто и сужено, с округлой формы отверстием диаметром 90 мм. На наружной поверхности вытянутой части имеется винтовая резьба для плотной фиксации крышки (2). Также имеется выполненная в виде полусферы чашеобразная металлическая емкость (3) объемом 0,03±0,01 л, толщиной 0,5 мм, по периметру дна которой на расстоянии 5 мм друг от друга выполнены пять отверстий диаметром 2 мм; металлическая цилиндрическая подставка (4) толщиной 0,5 мм, высотой 115 мм с диаметром основания 75 мм и диаметром вершины 75 мм; на боковой поверхности металлической подставки выполнены два параллельно расположенных прямоугольной формы отверстия размерами 75×45 мм. На вершине подставки фиксируется емкость (3), в которой происходит процесс горения вещества. Также присутствует прямоугольной формы деревянная подставка (5) длиной 200 мм, шириной 15 мм, толщиной 3 мм, передняя поверхности которой снабжена жестко закрепленным металлическим хомутом (6) в форме полукруга диаметром 150 мм, в просвете которого плотно фиксируется стеклянный сосуд (1). Изобретение обеспечивает получение динамики отравления биомодели газообразными продуктами горения древесины. 3 ил., 1 пр.

Изобретение относится к области медицины, конкретно к экспериментальной медицине. Осуществляют однократное тестирование белых крыс в установке «открытое поле». Регистрируют суммарную длительность актов «локомоции», «обнюхивания», «сидит», число вертикальных стоек и актов «фризинг». По математическим формулам определяют прогностические коэффициенты F1 и F2 с последующим сравнением их величин. При F2 больше F1 констатируют наличие когнитивных нарушений у экспериментальных животных, при F1 больше F2 - их отсутствие. После этого рассчитывают прогностический индекс (ПИ), с помощью которого определяют степень выраженности когнитивных нарушений: низкая, средняя, высокая. Способ позволяет выявить наличие у крыс нарушений когнитивных функций за счет использования показателей двигательной и ориентировочно-исследовательской активности и тревожности. 1 з.п. ф-лы, 2 табл., 4 пр.

Изобретение относится к медицинской технике. Устройство содержит ударный механизм, выполненный в виде маятника с регулируемым усилием удара, содержащего две штанги с крепежными отверстиями с двумя ударными площадками, с продольным пазом, в котором размещена подвижная, фиксируемая на задаваемом радиусе грузовая платформа со стержнем, несущим сменные грузы, подвижную каретку для установки объекта повреждения, фрикционный тормоз, совмещенный с подвижной кареткой и выполненный в виде упругой разрезной втулки, охватывающей направляющую ось, вдоль которой перемещается каретка. Применение данного устройства позволит расширить арсенал технических средств, а именно устройств для моделирования ударяющего воздействия для хлыстового повреждения верхних отделов позвоночника. 1 з.п. ф-лы, 5 ил.

Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной нефрологии, и может быть использовано для моделирования генерализованного амилоидоза у животных для изучения патогенеза, профилактики и лечения амилоидоза. Способ включает введение сирийским хомякам нативной овечьей плазмы подкожно через день из расчета 0,025 мл/г массы тела. Введение осуществляют в течение 30 дней эксперимента. Способ, являясь легко воспроизводимым, обеспечивает сокращение сроков моделирования указанной патологии за счет большей антигенности выбранного белкового препарата для данного вида животных. При этом способ позволяет успешно изучать функциональное состояние системы почек, минерального обмена и других показателей организма животных. 1 пр., 2 табл., 4 ил.
Изобретение относится к медицине, в частности к вопросу изучения антиадгезивной активности противохолерных иммуноглобулинов и усиления ее для совершенствования специфической профилактики холеры. Для оценки местного гуморального противохолерного белых мышей иммунизируют 5×107 микробными клетками Vibrio cholerae 5879, через 10 дней выделяют общий пул противохолерных Ig из тонкокишечных промывных жидкостей. Дополнительно получают первичную культуру энтероцитов тонкой кишки от интактных мышей. Затем противохолерные Ig в двукратном разведении наносят в объеме 3 мл на монослой энтероцитов, сформированных в лунках культуральных панелей. В последние наносят живые холерные вибрионы штамма Vibrio cholerae 5879, 40 м.к. на 1 энтероцит и инкубируют в течение 3 часов. После панели трижды отмывают, фиксируют этанолом в течение 20 минут и окрашивают по Романовскому - Гимза. Оценку местного гуморального противохолерного иммунитета проводят под микроскопом по количеству вибрионов, окрашенных в темно-синий цвет и прикрепившихся к одному энтероциту. Способ позволяет оценить специфический местный гуморальный иммунитет и усилить антиадгезивную активность общего пула противохолерных иммуноглобулинов. 3 з.п. ф-лы, 2 пр., 2 табл.

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальным исследованиям в онкологии, и может быть использовано при воспроизведении метастатического процесса в печени. Способ включает оперативное выведение селезенки под кожу у белых беспородных крыс. После заживления операционной раны в ткань селезенки имплантируют суспензию опухолевых клеток саркомы 45 в физиологическом растворе в объеме 0,1 мл в разведении 1×106. Через 2,5-3 недели проводят морфологическое исследование печени. При исключении влияния стрессорных факторов на процесс метастазирования злокачественной опухоли и приближении этого процесса к естественному предлагаемый способ позволяет отслеживать динамику роста первичного опухолевого узла и обеспечивает распространение метастазов в печень только наиболее значимым - гематогенным путем. 5 ил.
Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной морфологии, и касается изучения вопросов коррекции тестикулярной дисфункции, индуцированной адаптацией организма к низким температурам. Для этого в эксперименте крысам осуществляют ежедневное пероральное введение дигидрокверцитина в дозе 5 мг/кг массы тела перед охлаждением. При этом охлаждение проводят при температуре -15°C по 3 часа в день в течение четырех недель. Способ обеспечивает восстановление тестикулярной функции и повышение резистентности организма к неблагоприятным факторам среды. 2 табл., 1 пр.
Наверх