Способ оценки психоэмоционального уровня детей и подростков с помощью проективного теста сказочных персонажей

Изобретение относится к психологии и предназначено для диагностики психоэмоционального уровня детей и подростков. Проводят оценку психоэмоционального уровня детей и подростков с помощью проективного теста сказочных персонажей путем предъявления картин сказочных персонажей испытуемым. Предъявляемые картины содержат серию изображений сказочных персонажей, сгруппированных по архетипической принадлежности. Тестируемому предлагают выбрать первую мини-серию персонажей с наиболее субъективно положительной характеристикой, а также выбрать вторую мини-серию персонажей с наиболее субъективно отрицательной характеристикой из оставшихся. Количество персонажей обеих мини-серий меньше общего количества персонажей. Причем персонажам, выбранным в обеих сериях первыми, присваивается наибольший балл, персонажам, выбранным впоследствии, присваиваются убывающие баллы в соответствии с очередностью выбора. Математическая обработка представляет собой сложение баллов, присвоенных персонажам, принадлежащих к одной архетипической принадлежности, и на основании полученной суммы баллов, принадлежащих к одной архетипической принадлежности, делают вывод о характере личности. Способ позволяет повысить эффективность и объективность интегральной оценки психологического профиля личности подростков и детей за счет использования проективного метода. 4 з.п. ф-лы, 4 ил., 10 табл., 1 пр.

 

Изобретение относится к психологии и предназначено для диагностики психоэмоционального уровня детей и подростков.

Актуальность способа продиктована особенностями современных культурной и социальной ситуаций развития общества, которые характеризуются с одной стороны влиянием западных норм на формирование традиций и норм поведения российского гражданина, с другой стороны утратой части национальных традиций, что обуславливает трансформацию имеющихся ценностных ориентиров. В этой связи происходит размывание определенных стереотипов культурного поведения, хаотичная социокультурная активность, что детерминирует проблемы во взаимодействии, межличностном понимании, личностном развитии и т.д. Данные проблемы особенно остро проявляются у детей, усугубление детерминируется негативными информационными воздействиями со стороны СМИ.

В данном случае необходимо обращение к более древним категориям, позволяющим восполнить утраченные стереотипы поведения и выступающим основополагающими ориентирами для построения адекватной картины мира субъекта. Такими категориями являются архетипы - первообразы, содержащие в себе коллективные представления о феноменах внешнего и внутреннего психического мира, отражающие бесчисленные переживания одного и того же типа, являющиеся структурными элементами души. Последние составляют духовно-нравственную основу развития общества, влияют на общественное сознание, на культурную, этническую, национальную и личностную самоидентификацию ребенка, который вычленяет из окружающего мира доминирующий в его бессознательном архетип.

Анализ работ демонстрирует, что понимание архетипа отличается в различных областях науки. Так, например, само понятие «архетип» имеет разные понимания в различных областях науки (в социологии - как образец межличностного взаимодействия; в культурологи - как базовая культурная модель; в маркетинге - как универсальные образцы восприятия рекламы и потребления продукции; в литературе - как сюжетные основы глубинного уровня произведения и т.д.). Как утверждает Е.Ю. Зарубко: «Размытость в определении архетипа приводит к тому, что его используют в псевдонаучных работах эзотерического толка» [3, с. 5], а также в других сферах науки в виде практико-ориентированного метода (н-р, в маркетинге при создании рекламы и т.п.), с другой стороны в отечественной академической психологии исследователи активно уходят от изучения архетипа, постулируя его эфемерность. При этом ученые-психологи обращаются к бессознательным процессам, заменяя термин «архетип» другими, но имеющими подобную феноменологию (инвариантные образы восприятия Е.Ю. Артемьева, ядерные структуры в картине мира, являющиеся фундаментальными опорами существования человека, С.Д. Смирнов, В.В. Петухов, чувствительная ткань, направленная на мир идей Ф.Е. Василюк, смысловой пласт, в котором личность обнаруживает духовное видение, Т.В. Снегирева и т.д.).

Таким образом, мы видим, что и в отечественной академической науке имеет место обращение к неким инвариантным, архаическим структурам, наряду с игнорированием самого понятия «архетип», что является определенной проблемой в психологической науке, которая остается открытой, т.к. доказать, что архетипы передаются генетически, довольно сложно. С другой стороны сюжеты мифов и сказок у народов мира являются достаточно похожими между собой, что позволяет предположить ученым несколько точек зрения на природу унификации мифов. Эти точки зрения можно свести к нескольким видам: по одному объяснению, мифы представляют собой аллегории и символы природных и нравственных явлений; по другому, это произвольные выдумки поэтов или даже результат сознательного обмана со стороны жрецов [8]. Так, например, последователь школы З. Фрейда О. Ранк [11] указывает, что при создании мифов были актуализированы две основные потребности: одна потребность постигнуть явления природы, посредством антропоморфности и вторая потребность - освободится от внутренних конфликтов посредством их проекции в природу. Гораздо шире трактует К.Г. Юнг мифотворчество древнего мира. По его мнению всевозможные мотивы мифов одинаково образуются в психике человека и в первобытные, и в наши времена, под влиянием требований социальной жизни оттесняются в подсознание и аккумулируются в виде устойчивых образов - архетипов, проекцией которых и является миф. Таким образом, можно предполагать, что архетип - это определенный элемент картины мира человека, который фиксируется в культуре, в виде устойчивых мотивов, функций, паттернов поведения, сценариев и т.д., позволяющих решить эмоциональные проблемы личности.

Кроме этого также ученые, занимающиеся архетипами, называют еще ряд проблем, связанных с классификацией архетипов. К.Г. Юнг, говоря о том, что архетипов может быть сколько угодно, не разработал конкретной классификации, в которой были бы описаны архетипы. В своих работах он дал мифологический и психологический анализ ряду архетипов: архетип Великой Матери, архетип Божественного Ребенка, архетип Предвечной Девы, архетип Мудрого Старца/Духа, архетип Трикстера, архетипы Анимы/Анимуса, архетип Самости, архетип Тени и т.д., подкрепляя классификацию материалами мифов и сказок народов мира. Последователи К.Г. Юнга, следуя ему, либо анализируют какие-то конкретные архетипы (архетип Героя - Дж. Кэмпбелл, архетип Великой Матери - Биркхозер-Оэйри), либо сопоставляют архетипы с богами из различных мифологий (Дж.Ш. Болен рассматривает мужские и женские архетипы в контексте греческой мифологии).

Существуют и современные классификации архетипов. J. Beebe [16] выделил восемь архетипов, связывая их с четырьмя функциями (мышление, интуиция, ощущение и чувство), а также с двумя основными аттитюдами - экстраверсия/интроверсия. В итоге у него получилось: четыре архетипа индивидуальности - Герой/Героиня для передней функции (сознательная доминирующая), Отец/Мать для второй функции или «вспомогательной» функции, Младенец/Девственница для третичной функции, Анимус/Анима для подчиненной функции (бессознательная); четыре теневых архетипа, противоположных индивидуальности (с такими же функциями, но с противоположным аттитюдом) - Оппозиционная личность (Персона) противоположна Герою/Героине, Старик/Ведьма противоположны архетипу Отец/Мать, Трикстер - Младенцу/Девственнице и Демоническая Индивидуальность (Тень) - Анимусу/Аниме.

Еще одну оригинальную типологическую модель архетипов, активно использующуюся в маркетинге, выдвигают К. Пирсон и М. Марк [5]. Авторы в четырех квадрантах, расположенных на пересечении двух мотивационных осей - Стабильность/Мастерство и Принадлежность/Независимость четыре группы архетипов, являющиеся, по мнению авторов, наиболее важными для выполнения четырех базовых человеческих потребностей (табл. 1).

Схожая с классификацией К. Пирсон и М. Марк типология архетипов, основанная на материале русских сказок, предлагаемая А.В. Чернышевым [14]. Автор в результате многомерного контент-анализа 145 русских сказок выявил 12 сказочных персонажей, соответствующих архетипам древности: Мать (Мачеха), Левша, Царь, Богатырь, Кощей, Золотая рыбка, Солдат, Василиса Прекрасная, Черт, Дурак, Иван-Царевич, Баба-яга. Выделенные автором сказочные персонажи, были размещены автором в поле с двумя координатами (аналогичными координатам К. Пирсон и М. Марк): ось мотиваций (Стабильность и контроль, Риск и мастерство, Принадлежность и обладание, Независимость и самореализация) и ось стадий (Подготовка: Архетипы семьи, Путь: Архетипы превращений и изменений, Возвращение: Архетипы королевского двора).

Нами [9] были обозначены 10 ведущих архетипов коллективного бессознательного: Великая Мать, Великий Отец, Мудрая Старуха, Мудрый Старец, Предвечная Дева, Герой, Ведьма, Враг, Божественный Ребенок, Трикстер и проведен их теоретический анализ, в результате которого все архетипы рассмотрены в двух осях: ось жизненная сфера и ось теневой/личностный аспект. Иначе говоря, для каждого архетипа были даны личностные и теневые характеристики отдельно для каждой из четырех сфер жизни человека: 1. Семья; 2. Интимная и сексуальная сфера; 3. Профессиональная сфера; 4. Сфера межличностных отношений, досуг. В итоге получилось 80 различных психологических характеристик, дающих возможность вербально описать особенности личности при доминировании того или иного архетипа и проявлению его аспектов в сознании и или бессознательном субъекта (см. [9]).

Таким образом, можно говорить, что классификация архетипов осуществляется авторами на: 1) материале мифов; 2) материале сказок; 3) современных социальных ролях. В этой связи, можно предположить определенную преемственность от одной системе к другой, поскольку, как было доказано в исследовании Ю.М. Перевозкиной [8], мифологическая картина мира лежит в массовом сознании народа.

Вследствие бессознательного характера проявления архетипа, нами был выбран проективный способ диагностики, поскольку как отмечает Е.Т. Соколова [12] проективный метод ориентирован на изучение неосознаваемых свойств и в связи с этим является едва ли не единственным собственно психологическим - методом проникновения в наиболее интимную область человеческой психики.

На основе теоретического анализа нами был построен диагностический конструкт архетипическая идентичность (табл. 2). Для построения конструкта были определены 10 ведущих архетипов (анализ которых см. ниже): Великая Мать, Великий Отец, Мудрая Старуха, Мудрый Старец, Предвечная Дева, Герой, Ведьма, Враг, Божественный Ребенок, Трикстер. Для каждого архетипа были даны персональные (положительные) и теневые характеристики (негативные), на основании теоретического описания архетипов у разных авторов.

В качестве стимульного материала были использованы сказочные персонажи, по нескольким причинам. Во-первых, как было показано выше, мы имеем имманентную связь сказки и архетипов - архетипы непосредственно представлены в сказках. Во-вторых, сказки и непосредственно сказочные персонажи знакомы каждому человеку с детства, что облегчает их идентификацию с субъектом и переносит его в волшебный мир, позволяя снять психологические защиты. В-третьих, сказки являются вневозрастными литературными произведениями и поэтому подходят для диагностики индивида в возрасте начиная с трехлетнего возраста и выше.

На основании разработанного нами диагностического конструкта архетипов (табл. 2) и анализа 84 волшебных сказок были определены сказочные персонажи, соответствующие 10 ведущим архетипам (см. табл. 3).

1. Архетип Великой Матери великолепно описан и проанализирован в труде С. Биркхойзер-Оэри, «Мать: Архетипический образ в волшебных сказках» [2]. Психологическими позитивными характеристиками матери являются забота о членах своей семьи, об окружающих, она дарит им жизнь, любовь, охраняет и защищает, кормит и т.д. Психологически негативными характеристиками архетипа матери выступает сверхопека и сверхподавление детей и гиперконтроль окружающих, раскрывающиеся через активацию темной, пожирающий стороны. В сказках мы встречаем различные образы матери (см. [2]), которые в принципе можно свести к двум, соответствующим психологическим позитивным и негативным характеристикам. Добрый, позитивный аспект материнского начала проявляется через такие персонажи как Мать в сказке «Красная Шапочка», Мама, Печка, Яблоня и Речка в сказке «Гуси-лебеди», Мама в сказке «Семь воронов» и т.д. (см. рис. 1). Все они помогают героям и героиням уйти от опасности, дают еду, обеспечивают благополучный исход, взамен на трудолюбие героев, что способствует развитию таких личностных качеств, как трудолюбие, забота и помощь окружающим, доброта, способность к преодолению трудностей.

«Негативный» аспект в сказках также необходим для развития личности, т.к. закаляет героя/героиню, через прохождение препятствий. Так, например, как указывает С. Биркхойзер-Оэри, можно провести параллель между одолением каких-либо мыслей или переживаний в жизни субъекта и предложением сказочному герою отравленного зелья. В этом случае Великая Мать принимает в сказках образ злой мачехи, воплощающий деструктивную сторону материнского начала. Кроме того смерть - воплощающая в негативном образе Великой Матери - это обратная и необходимая же сторона жизни, поскольку чтобы построить что-то новое, сначала нужно разрушить старое. В трудах С. Биркхойзер-Оэри образ Великой матери представлен достаточно широко - это все аспекты женского. В нашем случае необходимо разделять архетип Великой Матери, Великой Старухи, Предвечной Девы и Ведьмы. В этой связи в качестве негативного аспекта можно назвать злую мачеху в сказках «Золушка», «Крошечка-Ховрошечка», «12 месяцев», «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» (рис. 1).

Всех их объединяет подавление героев, задание невыполнимой работы, преследование их вплоть до самой смерти, собственно уничтожение. Все эти условия являются необходимыми для нового возрождения героев - или процесса «индивидуации» по К.Г. Юнгу. Следовательно, архетип Великой Матери в волшебных сказках может проявляться в виде личностного и теневого аспектов: добрая мать и злая мачеха.

2. Архетип Великого Отца. Противоположным по полу архетипу Великой Матери выступает архетип Великого Отца, который в первую очередь ассоциируется с «отцом-благодетелем». С точки зрения автора - отец - это прообраз создателя, неограниченного владыки, родителя. Как отец «всех детей» он обращается с ближайшим окружением заботливо и благожелательно, покровительственно, с пониманием, прощая ошибки. Данный образ запечатлен в сказках: отец в сказке «Гуси-лебеди», доктор в сказке «Доктор Айболит», отец в сказке «Мальчик с пальчик», морской царь из сказки «Морской царь и Василиса премудрая» и т.д.

Роль Царя в волшебных сказках, по мнению А.В. Чернышева [14] заключается в поддержании существующего порядка и осуществлении контроля. При этом автор выделяет в виде основной цели царя - создание условий для успешного функционирования семьи, общности или государства, и в этой связи в сказочных сюжетах с участием царя имеет месть утрата порядка и его возвращение (например, защита государства от дракона, добыча молодильных яблок и проч.).

Также архетип отца может проявлять себя как достаточно жесткий и критичный господин, в этом ракурсе он кажется сильным, всезнающим, всемогущим и большим, непоколебимым. Как отмечает А.В. Чернышев [14], представляет собой социальное зло - тиран-правитель, который часто преследует личную выгоду, приказывая главному герою выполнять заведомо невыполнимые задачи, при этом может вести себя порой как самодур, бывает глуп. В данном качестве он запечатлен в сказках в образе царя в сказке «Царь Горох», король из сказки «Голый король», морской царь в сказке «Садко», царь в сказке «По щучьему велению».

3. Архетип Мудрой Старухи. Относительно архетипа Старухи также можно сказать, что он достаточно представлен в волшебных сказках. Так Н.В. Чернявская, проведя исследование архетипического образа "старика и старухи" в русской прозе XIX-XX вв., пришла к выводу, что в литературном творчестве отмечается динамика данных образов от «…мифологической к постмифологической эпохе: первоначальная мифологическая роль первопредков и культурных героев, творящих и обустраивающих мир, покровительствующих человечеству, уступает место другому облику персонажей; с течением времени они осознаются как земные старики-супруги, нежно привязанные друг к другу и счастливые этой привязанностью» [13, с. 3]. В сказках, как правило, отражены оба аспекта, при этом мы также можем наблюдать образ доброй, заботливой старушки-первопредка в сказках «Красная шапочка», «Курочка Ряба», «Снегурочка» и др.

Противоположный образ архетипа Мудрой Старухи также распространен в русских народных сказках: Баба-яга в сказке «Василиса Прекрасная», старуха в произведении А.С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке», ведьма в сказке «Гензель и Греттель», превращенная в старуху злая мачеха в сказке «Белоснежка и семь гномов», или «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях». Как отмечает С. Биркхойзер-Оэри [2], старуха совершает зло в каких-то определенных рамках или границах и делает все, чтобы сказочная героиня оказалась в ее власти и была возможность угрожать ей смертью. Баба-яга, как утверждает А.В. Чернышев [14], являет собой архетип женской мудрости, он преподносится в сказках как вещая старуха, носительница власти.

А.А. Потебня утверждает, что явления рождения и смерти в представлениях народа - это проявления одной и той же силы - «Яга есть не только смерть человека и природы, но и владетельница ключей от вырья-неба, где - зародыши всего живого, посылающая оттуда души» [10, с. 199].

4. Архетип Мудрого Старца. Мужской прототип архетипа Мудрой Старухи - архетип Мудрого Старца или Духа, который, как утверждает К.Г. Юнг [15] символизирует собой общечеловеческую мудрость, знание, размышления, интуицию и ум, авторитетного человека и т.д. Данный архетип приводит человека к собственным корням, помогает овладеть собой и преодолеть трудности. Этот аспект реализуется в сказках в виде старика из сказки «Сказка о рыбаке и золотой рыбке», старичок-боровичок в сказке «Морозко», старик-первопредок в сказках «Снегурочка», «Колобок», «Мальчик-с-пальчик», добрый волшебник в сказке «Летучий корабль» (рис. 2) и т.д.

Но, в то же время, как пишут И.Г. Пендикова и Л.С. Ракитина [7], он представляет серьезнейшую угрозу для личности, потому что когда он актуализируется, человек, действительно начинает верить в то, что он овладел магической мудростью, даром пророчества или исцеления, властью. Но эта самая власть, эта мудрость может стать разрушительной для человека и побудить его к действиям, гораздо превосходящим его способности.

Как заметил К.Г. Юнг [15], помимо божественного, в этом архетипе есть и демоническое. Как всевидящее небо совмещает в себе и тьму, и свет: небо светит и благу, и злу, допуская абсолютно все и сотнями лет равнодушно наблюдая за созиданием и разрушением. Абсолютно также дух или старик относится к жизни и смерти, всегда оставаясь равнодушным или непричастным к скорби и страданиям, которые его деяния оставляют в мире. Также негативными характеристиками архетипа старца можно назвать коварство, злопамятность и предательство [9]. В сказках это злой волшебник из сказки «Волшебная лампа Алладина», царь Додон из сказки «Золотой петушок», дух из сказки «Дух в бутылки», черный леший в сказке «Дар черного лешего» (рис. 2) и др.

5. Архетип Предвечной Девы, которая является спутником пуэра (божественный ребенок), его феминной копией, puella aeterna - так ее нарекли последователи К.Г. Юнга, делит с божественным ребенком его веселость и игривость, показное геройство и потенциальные возможности; она, то есть дева - Персефона в своем юном и прекрасном очаровании. Наши исследования показали: О.К. Агавелян, С.Б. Перевозкин и Ю.М. Перевозкина [1] эмпирически выявили, что предвечная дева имеет следующие качества - наивность, чистота, красота, страсть и эмоциональность. В сказках это, как правило, главная юная героиня: Василиса Прекрасная из одноименной сказки, Золушка из одноименной сказки, Красная Шапочка из одноименной сказки, младшая дочь купца из сказки «Аленький цветочек» и т.д.

Однако, как и все остальные архетипы, архетип Предвечной девы не лишен негативных характеристик, которыми могут выступать несамостоятельность, зависимость от мнения значимых людей, кокетство и т.д. [9]. М. Элиаде отмечает, что в архаической символике в один ряд ставились такие разные понятия как луна, женщина, вода, растительность, змея, плодородие, смерть, возрождение и т.д. В этой связи можно говорить о темном аспекте архетипа Предвечной девы, который в героине древнегреческого мифа Персефоне отражен в виде ее замужества с богом подземного царства Аидом. В качестве жены Аида Персефона являет собой жестокую и коварную богиню «…воплощает смерть (соединение молодой девушки с мужем)» [8]. В сказках данный образ можно олицетворять с русалками, которые очаровывают своей красотой и заманивают в омут заплутавших путников (русалки в сказке «Руслан и Людмила»), это также родные дочери мачехи, которые противопоставляются трудолюбивым падчерицам и являются злыми, жадными, ленивыми и т.п. (дочка мачехи в сказке «Морозко», капризные и заносчивые принцессы (принцесса из сказки «12 месяцев»), кроме того, это могут быть родные старшие сестры, например из сказки «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди».

6. Архетип Героя. Если архетип Предвечной Девы в большей степени можно соотнести с архетипом Анимы - женская часть души, то к мужской части души - Анимусу можно отнести архетип героя, который является наиболее распространенным. Э. Нойманн [6] считает, что архетип героя отражает проблему борьбы эго-сознания с прародителями, т.е. с бессознательным, за свою независимость. Покинув состояние таинственной сопричастности с великой матерью, он несет в себе мудрость и культуру, герой - это «юношеская противоположность» состарившегося отца, и олицетворяет собой он то, чем был когда-то наделен отец - смелость, мужество и закаленность в боях, всеобщую мечту о свободе и власти. В общем, герой всегда грандиозен и велик.

В сказках архетип Героя отправляется из повседневного мира в сверхъестественный мир (это, как правило, за тридевять земель, в тридесятое царство и т.п.), в котором встречается с потусторонними силами зла, сражается с ними, одерживает победу, получает некий приз (Царевну-Аниму) и возвращается в свой обычный мир в измененном качестве, неся полученные знания в мир. М. Марк и К. Пирсон пишут [5], что естественным окружением для героя или спасителя являются: «…поле битвы, спортивные состязания. В общем, он будет там, где вызовы либо трудности требуют мужественных, решительных, энергичных действий». Указанные характеристики отражаются в сказках в виде следующих сказочных персонажей: принцы в сказках (н-р, Иван-царевич в сказке «Царевна-Лягушка»), Садко в одноименной сказке, Алладин в сказке «Волшебная лампа Алладина», крестьянский сын Иванушка-Дурачок в сказке «Конек-Горбунок» и проч.

В душе этот архетип боится потерпеть поражение, «сломаться» и не победить. А, по мнению М. Марк и К. Пирсон [5], его теневыми качествами могут выступать жестокость, хвастливость, высокомерие и одержимая тяга к победе, при этом он может испытывать страх оказаться слабым или ранимым и в этой связи у него могут проявляться компульсивные действия в виде вечного поиска врага. При этом авторы отмечают, что Герой может остаться в сказке Чудовищем. Персонажами, отражающими негативный аспект архетипа Героя, можно обозначить, Иван-Царевич в сказке «Иван-Царевич и Серый волк». Хотя, читая сказку, мы склоняемся к мнению о положительном характере Ивана-Царевича, однако при более скрупулезном анализе данного персонажа, можно отметить его негативные качества. Как пишет А.Е. Наговицын, его отличает жадность - захватывает золотую клетку, уздечку у коня, глупость - он не слушает наказаний волка. Также можно назвать Чудовище-принца из сказки «Красавица и чудовище», Синяя Борода из одноименной сказки, Калиф в сказке «Калиф-Аист» (также характеризуется любопытством, высокомерием, т.к. не был осторожен с подарком колдуна и забыл все предосторожности и рассмеялся, вследствие чего остался в образе аиста) - и т.п.

7. Архетип Ведьмы представлен у С. Биркхойзер-Оэри [2] на примере огненной матери - образ ужасной матери, при котором фигура матери подвергает главного героя или героиню испытанием огнем. Этимологический анализ слова «ведьма» происходит от слияния двух древнерусских слов «ведь» - знание и «мать». Анализ сказок демонстрирует, что в сказках мачеха зачастую бывает ведьмой, которая в свою очередь может быть молодой или старой (н-р, Баба-яга). Проведенное Ю.М. Перевозкиной [8] исследование архетипических начал в славянской мифологии, показало, что мифологическое начало архетипа Ведьмы в славянской мифологии связано с такими богинями как богиня судьбы славянская Среча (представлялась древними в образе богини судьбы, несчастного случая), Мокошь - богиня плодородия, связанная с потустореннем миром (Ма- - мать, древняя богиня и -кошь - жребий), Морана растительное и воскресающая богиня смерти (от санскритского «mri» - умираю), которая впоследствии трансформировалась в Снегурочку, с одной стороны и Бабу Ягу с другой. Разнится и возрастной диапазон ведьм у разных народов: она то молодая и привлекательная женщина или девушка, то безобразная старуха. С другой стороны, довольно часто встречается в народных представлениях превращения ведьмы из жуткой старухи в молодую девушку и наоборот. Так, например, в Украине образ ведьмы часто меняется от молодой девушки, которая может превратится в старуху (в сказочной повести Н.В. Гоголя «Вий» молодая панночка превращалась в старуху ведьму, для сравнения в сказке «Белоснежка» молодая мачеха также превратилась в ведьму старуху, предлагая Белоснежке отравленное яблоко). Исследования показали: О.К Агавеляна с соавторами демонстрирует [1], что архетип Ведьмы несет в себе оттенки зла негативные, иррациональные характеристики: зло, хитрость, ужас и является теневым по отношению к архетипу Предвечной Девы. Следовательно, можно говорить об определенном архетипическом ряде: Великая Мать → Великая Старуха → Предвечная Дева → Ведьма. В этой связи, разделение на архетипы может быть условным, т.к. большинство старух, обладающих знаниями, в сказках являются ведьмами (н-р, Баба-яга), кроме того, мачехи, также имеют особую колдовскую силу (мачеха в сказке «Белоснежка»). В нашем случае мы рассматриваем архетип Ведьмы в ее молодом проявлении, который проявляется в сказках в следующих образах. Это ведьма в сказке «Ведьма и Солнцева сестра», дочь старухи и новая жена короля в сказке «Шесть лебедей», ведьма в сказке «Рапунцель», ведьма из сказок «Рассказы о ведьмах» (рис. 3) и т.д.

Вместе с тем под ведьмой можно понимать некую женщину, которая обладает определенными магическими способностями, умеет колдовать, превращать и в таком ракурсе иметь некоторые позитивные аспекты (в мифологии это связано с плодородием растительных богинь [8]. Мы можем наблюдать архетип Ведьмы в сказках в образе феи, которая может быть доброй: Фея из сказки «Золушка», Маленькая колдунья из одноименной сказки, Лесная Фея из одноименной сказки, Добрая волшебница Стела из сказки «Волшебник изумрудного города» (рис. 3) и т.д.

8. Архетип Врага. Противоположностью Героя является архетип Врага или соперника. И.Б. Гасанов считает, что этот архетип, как и большинство других, встречается в различных культурах и обществах, он присутствует у различных народов, при этом приобретая некие сходные черты и качества. По мнению Э. Нойманна [6] война может начаться в том случае, если враг превратится в носителя теневой проекции. Ц.П. Короленко и Н.В. Дмитриева отмечают также, что активизация архетипа врага заставляет спроецировать на человека с другими, иными, взглядами негативные и иррациональные характеристики, которые несут в себе оттенки зла. К.Г. Юнг [15] говорит о том, что объединяющим началом двух архетипов Врага и Трикстера является их противостояние окружающему миру. В этой связи можно отметить архетип Бунтаря (М. Марк и К. Пирсон [5]), основной линией которого является разрушение и месть, при ощущении себя чуждым обществу. Архетип Врага в сказках отражен в образе зла, забирающего в плен Царевну-Аниму, с которым сражается главный герой. Это Царь-Кощей в сказке «Лягушка-Царевна», Демон Оникуру в японской сказке «Демон Оникуру и плотник», Людоед в сказке «Кот в сапогах», Великаны в сказке «Джек покоритель великанов» и т.д.

Анализ мифологической трансформации славян Ю.М. Перевозкиной [8] показал, что сказочные персонажи Великаны, Волки, Демоны и славянский бог Велес стоят в одном этимологическом ряду: корневое сочетание «вел», «вал» присутствует в именах мифологических персонажей, тесно связанных с потусторонним миром: Валькирия, Вальгалла, Велу - демон, Велес - души умерших, «волот» белор означает исполина, слово «влас», «волох» означало враг-франк у славян.

Позитивными характеристиками архетипа Врага можно назвать смелость и решительность - он часто выбирает себе соперника, равного по силе [9]. К сожалению, в сказках архетип Врага редко имеет позитивные проявления, но с некоторыми усилиями можно обозначить следующие сказочные образы: дядька Черномор в сказке «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди», Рыцарь-Эльф в одноименной шотландской сказке, Капитан Крюк в сказке «Питер Пен», Бармалей из сказки «Айболит».

9. Архетип Божественного Ребенка или Пуэра (алхимический термин - божественная вневременность), который по мнению К.Г. Юнга [15] символизирует собой пробуждение индивидуального сознания из стихии коллективного бессознательного и поэтому часто ассоциируется с архетипом Самости. Маленький ребенок часто оказывается сверхчеловеком, обладающим невероятными способностями, несмотря на юный возраст, и в этом состоит его божественность. В мифологии данный архетип используется для обозначения Бога-Дитя (например, бог Эрос), что психологически, с точки зрения К.Г. Юнга, может означать определенную константность детских черт во взрослой жизни и свидетельствовать о невротическом компоненте личности. Архетип Божественного Ребенка стремится к свободе, он ненавидит оковы и презирает всякие ограничения, поэтому в сказках его часто похищают, запирают в клетки, печки, прячут в мешки, пещеры и т.д., из которых он либо самостоятельно убегает, либо ему помогает Анима-Сестра. Основными характеристиками архетипа Божественного Ребенка являются спонтанность, находчивость, склонность к игре, подверженность эмоциональным волнениям. В сказках можно часто наблюдать данный архетип в образе Мальчика-с-пальчика из одноименной сказки, Домовенка Кузи из одноименной сказки, братца Иванушки в сказке «Гуси-Лебеди», Дюймовочка из одноименной сказки и т.д.

Кроме сверхспособностей, легкомыслие, удовольствие и игра характерны для этого архетипа, отмечает В. Зеленский. В наших исследованиях [9] были выделены также негативные черты, свойственные данному архетипу: протест как таковой, безумство, безрассудство, жертвование собой и окружающими. Примером в сказках могут служить такие персонажи как Маленький принц в одноименной сказке, думающий только о развлечениях или удовольствиях. Кай из сказки «Снежная королева», ставший безразличным к окружающим вследствие замороженного сердца, беспутные мальчишки из сказки «Семь воронов» отравившие волчьими ягодами домашний скот, Буратино, Питер Пен из одноименной сказки, который также желал только развлечений и веселья, и др.

10. Архетип Трикстера. Близко к архетипу Божественного Ребенка лежит архетип Трикстера, воплощающему в себе физические страсти, желания, не подвластные разуму. Не сознательные размышления определяют поведение трикстера, а бессознательные порывы, при этом его бессознательность доходит до того, что он начинает сражаться сам с собой. Даже нельзя определить пол этого существа: несмотря на фаллические признаки он может стать женщиной и выносить ребенка.

А.В. Безруких и О.М. Пилявина называют трикстера плутом - озорником, «сниженным» культурным героем и богом творцом, который за счет своих озорных проделок, легкомыслия, похотливости, прожорливости, склонности к профанации священных обычаев и ритуалов является подходящим образом для манифестации иррациональной природы бессознательного. Его двойственная природа характеризуется тем, что с одной стороны он, как и ребенок, спонтанен, весел, стремится к жертвенности, а с другой может запросто нарушить закон или привычные нормы морали, склонен к коварным и злым выходкам. Дух трикстера обнаруживается и в средневековье, главным образом, выражаясь в празднике «Пир дураков», во время которого, как сообщается в хронике 1198 года, было совершено «столь много мерзостей и постыдных действий», что святое место было осквернено "не только непристойными шутками, но даже пролитием крови» [15, с. 340]. В сказках он воплощен в образах Ивана-Дурака в русских сказках, ленивого Емели в сказке «По щучьему велению», Карлсоне в сказке «Карлсон, который живет на крыше», Ходже Насреддине в одноименной сказке (рис. 4) и т.д.

Негативным отражением архетипа Трикстера в сказках можно назвать персонаж Черта, который, как отмечает А.В. Чернышев [14], стремится изводить людей, совершая пакости и проказы, которые скорее носят характер злых шуток, нежели действительно наносят ущерб жизни людей. Кроме Черта можно также обозначить такие персонажи, как Джокер, Гоблины, Шут в сказке «Гулливер в стране великанов» и т.д. (рис. 4).

Анализ архетипа Трикстера позволяет говорить, что он имеет негативный оттенок, этот архетип сравнивается К.Г. Юнгом [15] с архетипом Тени, ассоциируясь с бессознательным, а в сказках с нечистой силой и в этой связи он подобен змею-искусителю. Как и архетипу Врага, архетипу Трикстера свойственно противостояние. А.Е. Наговицин установил единство змея хетского мифа (архетип Трикстера - теневой аспект), Морского Царя в сказке «Садко» (архетип Отца - теневой аспект), Ящера и бога Велеса (архетип Врага - теневой аспект). В исследовании Ю.М. Перевозкиной [8] также было показано единство славянских богов Велеса, Чернобога (маг, колдун - архетип Великого Старца), Трояна (архетип Врага теневой аспект). Вообще число три соотносилось со смертью третий мир - потусторонний мир (ср. Трикстер также имеет в корне слово три, trick (англ.) - хитрость, обман; шутка, трюк и т.д.; trickster - обманщик; хитрец, ловкач). В древней Руси название вора - «тать», которое может иметь древне индийские корни (s)tājus - вор, злодей. Шут и царь (архетип отца) были противоположностями оного целого: шут - метафора смерти, тогда как царь - жизни. В целом анализ мифологий народов показывает, что изначально единое божество, соединяет в себе крайние противоположности, с течением времени начинает распадаться на более дискретных богов. По мнению К.Г. Юнга [15] для «примитивного сознания» различия и контрасты были неразличимо слиты. Так архетип Трикстера подобен архетипу Божественного Ребенка - он такой же шутник и весельчак. Как отмечает К.Г. Юнг [15], он ведет себя как ребенок, со всеми свойственными поведению ребенка особенностями: неустойчивость настроения и внимания, склонностью к фантазированию, ему характерны легкая внушаемость, обидчивость. В поведении Трикстера часто наблюдаются сочетания беззаботности и легкомыслия с детским эгоцентризмом. Следовательно, аналогично женским архетипам для мужских архетипов также можно построить архетипический ряд: Великий Отец → Великий Старец → Герой → Враг → Трикстер → Божественный Ребенок (хотя архетипы Трикстера и Божественного Ребенка помещены в мужской архетипический ряд, тем не менее в целом они имеют внеполовую принадлежность).

Сущность изобретения

Известен «СИМВОЛЬНЫЙ МЕТОД ОЦЕНКИ» US 5190458 [18], включающий выбор из ряда взаимосвязанных графических символов, таких как глаза, деревья, рыбы, звезды, спирали, полукруг, зигзаг, цветок, солнце, птицы и волны. Информация, преобразованная испытуемым, и рисунок используется для предоставления информации о паттерне или профиле тестируемого.

Недостатком известного способа является низкоуровневое содержание графических символов, не позволяющих анализировать полный психологический профиль тестируемого. Недостатком также является невозможность оценки уровня развития тестируемого, в том числе при применении к подросткам и детям.

Наиболее близким к заявляемому является «СПОСОБ КОМПЛЕКСНОЙ ОЦЕНКИ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ» RU 2294215 [19], включающий дифференциальную интерпретацию испытуемым предъявляемых сюжетных картин и математическую обработку результатов.

Известный способ может применяться для диагностики эмоционально-личностной сферы у детей и подростков.

Недостатком известного способа является низкая эффективность интегральной оценки психологического профиля личности, так как манипуляции с изображениями конкретных предметов и понятий низкого уровня не дают основы для интегральной диагностики психоэмоционального уровня детей и подростков. Известный способ основан на предъявлении сюжетных картин, которые достаточно сложно могут пониматься детьми начиная с 4 лет. В большей степени способ направлен на диагностику и выявление нарушений в познавательной сферы, нарушения психических функций (внимания, зрительного гнозиса, речи, мышления, эмоционально-личностной сфере). Эмоционально-личностная сфера описывается в следующих параметрах и симптомах нарушений: «эмоциональное реагирование в ходе исследования» - усиление эмоциональных реакций, ослабление эмоциональных реакций, сдерживание эмоциональных реакций, эмоциональная лабильность, протестные реакции, снижение эмоциональной синтонности по отношению к исследователю; «интерпретация эмоционального содержания картины» - агрессивные тенденции, аутоагрессивные тенденции, тревожные тенденции, сопереживание, нравоучительность, трудности оценки эмоционального состояния персонажей и т.д. Кроме того, время проведения данного способа составляет не менее 30 минут. В рамках проведения способа предполагается ребенку по картинкам составить рассказ, что порой затрудняет исследование, т.к. детям особенно дошкольного возраста трудно сочинять рассказ, и поэтому авторы предлагают его использовать с 6-ти лет.

Техническим результатом предлагаемого изобретения является повышение эффективности и объективности интегральной оценки психологического профиля личности подростков и детей, повышение скорости тестирования, расширение возрастного диапазона тестируемых до нижней границы в 4 года и отсутствие верхней границы.

Технический результат достигается тем, что способ психоэмоционального уровня детей и подростков с помощью проективного теста сказочных персонажей, включающий дифференциальную интерпретацию испытуемым предъявляемых сюжетных картин и математическую обработку результатов, характеризуется тем, что предъявляемые картины содержат (макро) серию изображений (известных) сказочных персонажей, сгруппированных по архетипической принадлежности, причем тестируемому предлагают выбрать первую (последовательную) мини-серию персонажей с наиболее субъективно положительной характеристикой (приятных), а также выбрать вторую (последовательную) мини-серию персонажей с наиболее субъективно отрицательной характеристикой (неприятных) из оставшихся, длина обеих мини-серий меньше общего количества персонажей, причем персонажам, выбранным в обеих сериях первыми, присваивается наибольший балл, персонажам, выбранным впоследствии, присваиваются убывающие баллы в соответствии с очередностью выбора, а математическая обработка представляет собой сложение баллов, присвоенных персонажам, принадлежащих к одной архетипической принадлежности.

При превышении суммы баллов по персонажам, принадлежащим к одной архетипической принадлежности, установленного максимального диагностического числа может делаться вывод о невротическом характере личности. Установление максимального диагностического числа, вычисленного, в результате эксплуатации теста, сможет повысить объективность оценки результатов тестирования.

Количество (архетипов) групп сказочных персонажей с единой архетипической принадлежностью может равняться десяти, причем каждой группе соответствует два персонажа с положительной характеристикой (архетипа) и два персонажа с отрицательной характеристикой (архетипа), (общее количество персонажей равно 40). Выбор указанного количества персонажей позволяет провести достаточно надежное тестирование при относительно невысокой утомляемости тестируемого.

Длина обеих мини-серий (количество выбираемых персонажей с положительной и отрицательной характеристикой) может принято равным 5, причем в каждой мини-серии первому выбранному персонажу присваивается 5 баллов, второму выбранному персонажу присваивается 4 балла, третьему выбранному персонажу присваивается 3 балла, четвертому выбранному персонажу присваивается 2 балла, а пятому выбранному персонажу присваивается 1 балл. Указанные параметры тестирования позволяют достаточно точно провести тестирование при достаточной простоте расчетов.

Обработку результатов (и представление персонажей) возможно производить с помощью компьютера (в том числе удаленного). Использование компьютерных информационных технологий позволит облегчить пользование тестом и расширить возможную аудиторию тестируемых.

Номера предъявляемых персонажей могут не соответствовать номеру архетипа, что позволит снизить очевидность стимульного материала и повысить объективность и точность тестирования.

Предлагаемый способ отличается предъявлением картин, без составления рассказа, а только с выбором 5 приятных и 5 неприятных, что значительно уменьшает сопротивление со стороны испытуемого и временной диапазон (обследование одного испытуемого занимает 7 минут). Обработка результатов занимает 2 минуты.

В основе картин положены сказочные архетипические персонажи, которые знакомы каждому человеку с детства, что облегчает их идентификацию с субъектом и переносит его в волшебный мир, позволяя снять психологические защиты. Помимо этого сказки являются вневозрастными литературными произведениями и поэтому подходят для диагностики индивида в возрасте начиная с четырехлетнего возраста и выше.

Анализ и интерпретация полученных результатов дается количественно (анализируются архетипы, выраженные в структуре личности) и качественно по архетипу, набравшему наибольшее количество баллов, при этом представляется полное описание личности на поведенческом, эмоциональном, межличностном уровнях. Ниже представлены статистические данные о психоэмоциональных особенностях личности (корреляционный и сравнительный анализы)

Для изучения взаимосвязи между архетипической идентичностью и эмоционально-мотивационными особенностями младших школьников были использованы методики «Оценка уровня школьной мотивации и адаптации» (Н.Г. Лусканова), «Цветовая диагностика эмоций ребенка» (О.А. Орехова), проективный тест детской тревожности «Выбери нужное лицо» (Р. Тэммл, М. Дорки, В. Амен). Результаты корреляционного анализа по критерию r-Спирмена демонстрируют наличие статистически значимых взаимосвязей между мотивационно-эмоциональными аспектами и архетипической идентичностью младших школьников (табл. 7).

Обнаруженные тенденции демонстрируют, что тревожные дети имеют, как правило, идентичность с архетипом Мудрой Старухи. С выраженностью архетипа Мудрого Старца связана повышенная школьная мотивация, которая снижена при доминировании в структуре личности теневого аспекта, что проявляется в негативном отношении к школе и в нежелании включаться в окружающую жизнь, в отличие от детей с выраженностью архетипа Великого Отца, которые жаждут руководства и контроля над окружающими.

Младшие школьники с архетипом Героя имеют позитивное отношение к школе при нереализованной потребности в самоутверждении.

Дети с архетипом предвечной девы и ведьмы окружены мистикой и жаждут находиться в волшебном и сказочном мире. При этом архетипическая идентичность с архетипом ведьмы сказывается на отношениях с близкими и родными людьми, с которыми ребенок соперничает и от которых отчуждается.

При выраженности архетипа великой матери у ребенка будет наблюдаться потребность в чувственности и спокойствии, а при архетипе божественного ребенка - потребность в спонтанной активности, устремление в будущее. Тогда как идентичность с архетипом Трикстера сопровождается негативными отношениям к матери.

В выборке подростков анализировали выраженность тревожности в зависимости от доминантного архетипа. Для этого были взяты показатели уровня тревожности по методикам «Многомерная оценка детской тревожности» Е.Е. Ромициной и «Выявление уровня тревожности у подростков» О. Кондаша. Анализ полученных статистически значимых различий по критерию Н-Краскалла-Уоллиса демонстрирует статистически значимые различия между подростками с наличием различных доминантных архетипов и без таковых (табл. 8).

В этой связи после отклонения нулевой гипотезы были сформированы группы, между которыми проводилось попарное сравнение по критерию U-Манна-Уитни (табл. 9 и 10).

Сравнение детей, у которых отсутствует доминантный архетип, с детьми, у которых выражена архетипическая идентичность с архетипом ведьмы, также дало значимые различия по показателям тревожности (табл. 9).

По сравнению с подростками, не имеющими доминантного архетипа, дети с выраженным архетипом ведьмы обладают высокой тревожностью в общении со сверстниками, которую можно объяснить замкнутостью личности, повышенной тревожностью, связанной с обучением, представлением своих знаний, проявлением способностей. Также подростки с доминантным архетипом ведьмы имеют высокий уровень психовегетативных проявлений тревожности и снижения психической активности в стрессовых ситуациях.

Таким образом, результаты использования новой методики показали, что она может успешно применяться в психодиагностике бессознательных компонентов личности ребенка, способствовать обеспечению существенного повышения психологической и социокультурной эффективности в сфере психологической работы с детьми и подростками.

Пример использования изобретения.

Предлагаемый способ содержит 40 изображений сказочных персонажей. Для каждого из 10 архетипов приходится по 4 сказочных персонажа: 2 персонажа, отражающих положительный аспект, и 2 персонажа, отражающих отрицательный аспект. Все изображения имеют случайно распределенные номера и скомпонованы в случайном порядке в виде книжечки.

В таблице 4 представлен пример бланка для тестирования.

Диагностика состоит из двух этапов. На первом этапе испытуемому показываются изображения сказочных персонажей и предлагается выбрать из всех последовательно 5 наиболее приятных (с субъективно положительной характеристикой) изображения персонажа, номера которых записываются в бланк (табл. 4, столбцы «1 этап»). На втором этапе из всех изображений (за исключением выбранных на первом этапе) испытуемому необходимо выбрать 5 наиболее неприятных (с субъективно отрицательной характеристикой) сказочных персонажа, номера которых заносятся в бланк (табл. 4, столбцы «2 этап»).

Если диагностируется ребенок, то в процессе диагностики нужно уточнять у ребенка названия персонажей, и в случае, если он затрудняется ответить, назвать персонаж и спросить, знает ли он его. Если ребенок не знает персонаж, то это фиксируется в бланке в столбце «Наличие знаний о персонаже» в виде минуса (-), в противном случае ставится плюс (+).

Инструкция:

«Сейчас Вам будут показаны изображения сказочных персонажей. Вам нужно выбрать 5 изображений, которые Вам нравятся больше всего (вызывают положительные эмоции), и 5 изображений, которые для Вас крайне неприятны (вызывают отрицательные эмоции)».

После того как все персонажи выбраны и их номера занесены в бланк, осуществляется обработка полученных результатов.

Обработка данных.

В соответствии с ключом (табл. 5) определяется архетип и его знак, которые и выставляются в столбце «Архетип и знак» в первом и втором выборе соответственно. Напротив каждого архетипа в этапах 1 и 2 отдельно проставлены баллы в столбце «Балл»: Персонаж, который был выбран первым, получает 5 баллов, вторым - 4 балла, персонаж, который был выбран третьим - 3 балла, персонаж, который был выбран четвертым - 2 балла, персонаж, который был выбран пятым - 1 балл.

Затем складываются баллы у одного архетипа по всем выборам по 1 и 2 этапу.

Максимальное количество баллов (частота), набранных по одному архетипу 18, минимальное 1, 0 баллов получают архетипы, не набравшие ни одного балла и не имеющие представленности в структуре личности.

Интерпретация.

1. Анализируется наличие архетипической идентичности. Если по одному из архетипов испытуемый набирает 10 (превышает 50%) и более баллов, то выражена архетипическая идентичность по данному архетипу, по которому и осуществляется интерпретация в соответствии с таблицей 1. При этом учитывается количество знаков положительных (+) или отрицательных (-). При доминировании положительных знаков интерпретация проводится по архетипу, набравшему большее количество баллов, и по колонке «Поведенческий паттерн» в столбце «Положительный аспект». В случае доминирования отрицательных знаков интерпретация осуществляется по колонке «Поведенческий паттерн» в столбце «Негативный аспект». При этом структура личности считается невротичной.

2. Анализируется представленность всех 10 архетипов в структуре личности. Структура личности считается гармоничной, если в ней представлены большинство архетипов в равной степени (5 1 балл). Интерпретация дается совокупно по архетипам, превысившим 6 баллов (М=4,23σ=1,37 баллов, N=300).

3. Исследуется Тень. Учитывается представленность в структуре личности теневого аспекта (количество отрицательных знаков). Всего отрицательных и положительных знаков в норме должно быть примерно одинаковое - по 5 знаков. В случае преобладания отрицательных знаков делается вывод о том, что на субъекта начинает оказывать давление Тень. Кроме того, исследовать особенности Тени позволяют отвергаемые выборы (табл. 3, столбец «2 этап»).

Тень представляет собой все то, что мы не хотим признавать в себе, чаще всего это социально неприемлемые качества и характеристики - жадность, агрессивность, тревожность, лживость, сексуальные импульсы и т.д.. Чем сильнее происходит подавление непринимаемых качеств нашего характера, тем больше скапливается энергии вокруг Тени, и, в конце концов, она выходит наружу. Тогда мы совершаем поступки, которые идут вразрез с нашими принципами, либо проецируем нашу Тень на других людей и обвиняем их во всех смертных грехах. Помимо отрицательных качеств в Тень также может входить и позитивный материал, который у человека недостаточно развит. В этом случае нужно обратить внимание, какие архетипы представлены со знаком (+) в отвергаемых выборах (см. табл. 5).

ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Дата исследования 15.11.13

Ф.И. Г.Ю.

Пол женский

Возраст 14 лет

Класс 9«А»

Причина исследования

Исследование проводилось по инициативе испытуемой. Основная причина - проблемы в межличностных отношениях. Основной запрос - установить возможные причины неэффективного взаимодействия.

В процессе обследование были применены следующие методы и методика. Проективная методика «Проективный тест сказочных персонажей» (Ю.М. Перевозкина, С.Б. Перевозкин, Н.В. Дмитриева), клиническое интервью и наблюдение.

Анамнез: девушка проживает вместе с матерью, отцом и младшей сестрой (разница 1,9). Отношения с родными доверительные дружеские. В детский сад не ходила, в школу пошла с семи лет, быстро адаптировалась, хорошо входила в контакт с другими детьми. На данный момент отношения с одноклассниками складываются довольно хорошо, общается как с одноклассниками, так и с другими ребятами во дворе. В 13 лет была проблема, связанная с прогулами в школе, девушка сильно переживала. В будущем хочет получить высшее образование. Обследуемая была настроена на исследование положительно, на вопросы отвечала охотно. Результаты тестирования представлены в табл. 6.

Всего в структуре личности было диагностировано 5 архетипов:

Предвечная Дева - 11 баллов (5+4+1+1), при этом две картинки с плюсом в положительных выборах, две картинки с минусом в отрицательных выборах (табл. 6);

- Великая Мать - 9 баллов (4+3+2) - одна положительная картинка при позитивном выборе и две отрицательных при негативном выборе;

- Ведьма - 5 баллов - одна положительная картинка выбрана первой в позитивном выборе;

- Враг - 3 балла - одна отрицательная картинка выбрана третьей в позитивном выборе;

- Трикстер - 2 балла - одна отрицательная картинка выбрана четвертой в негативном выборе

Наибольшее количество баллов набрал архетип Предвечной Девы - 11 баллов, который был выбран как в позитивном выборе, так и в негативном выборе. Несколько ниже архетип Великой Матери - 9 баллов с преимуществом отрицательных знаков (3 -) и негативных выборов (2 выбора). В данном случае можно предположить, что имеет место архетипическая идентичность к архетипу Предвечной Девы и Великой Матери с преобладанием теневого аспекта по последнему архетипу. Все остальные архетипы не превышают минимальное диагностическое число (МДЧ).

Наличие архетипической идентичности к архетипу Предвечной Девы может свидетельствовать о существовании у испытуемой таких особенностей личности, как чувствительности к чужому настроению, по отношению к окружающим испытуемая может проявлять непосредственность, умеет угождать и очаровывать. В поведении имеет место элемент непосредственности, оптимистична - радуется жизни, несколько инфантильна. Все перечисленные выше характеристики в большей степени относятся к осознаваемой области и принимаются испытуемой.

Идентичность к архетипу Великой Матери находится в зоне Тени, в зоне бессознательного, и ряд ниже обозначенных черт не принимается испытуемой: блокирование агрессии и конфликтного поведения в отношениях с окружающими, ей часто трудно сказать «нет» другому человеку, но при этом испытуемая может испытывать раздражение, которое тщательно скрывает, может навязывать свою заботу, а если ее не принимают, то бывает, впадает в ярость. Поскольку была диагностирована архетипическая идентичность к архетипу Великой Матери, равная 9 баллов, то можно предполагать, что в зоне данного архетипа скопилось достаточное количество энергии. И в этой связи можно предположить, что описанные выше теневые качества могут проецироваться на другого человека.

Также относительно личности испытуемой можно говорить о сильной Аниме (большинство выборов относятся к женским архетипам) и слабом Анимусе, который имеет Теневой аспект (2 выбора мужских архетипа Враг - позитивный выбор и Трикстер негативный выбор, причем оба со знаком минус). В мужчинах раздражает и не принимается агрессия и беззаботность, незрелость, дурашливость.

Резюме: Таким образом, по результатам диагностики можно заключить о наличии некоторой невротичности в структуре личности испытуемой - выражена идентичность к двум архетипам: Предвечной Девы и Великой Матери, с преобладанием Теневых аспектов у последнего архетипа. Проблемы во взаимоотношениях могут быть обусловлены сложностью в выражении своих чувств и желаний, их непринятии и проецировании на другого человека.

Список использованных источников

1. Агавелян O.K., Перевозкин С.Б., Перевозкина Ю.М. Вербально-визуальные характеристики архетипов в современных представлениях личности. - Сибирский вестник специального образования, выпуск №3, январь 2011. - 7 с. - 14 с.

2. Биркхойзер-Оэри С. Мать: Архетипический образ в волшебных сказках. - М.: Когито-Центр, 2006. - 255 с.

3. Зарубко Е.Ю. Психосемантика обобщенных категорий в межсубъектном взаимодействии: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.01. - Челябинск: Южно-Уральский государственный ун-т, 2010. - 25 с.

4. Кэмпбелл Д. Тысячеликий герой / пер. с англ. Рефл-бук: ACT; К.: Ваклер, 1997. - 384 с.

5. Марк М., К. Пирсон. Герой и бунтарь. Создание бренда с помощью архетипов / пер. В. Домнина, А. Сухенко. - СПб.: Питер, 2005. - 336 с.

6. Нойманн, Э. Происхождение и развитие сознания / Э. Нойманн; пер. с англ. А.П. Хомик. - М.: Рефл-бук; К.: Ваклер, 1998. - 464 с.

7. Пендикова И.Г., Ракитина Л.С. Архетип и Символ в Рекламе. - М: Юнити, 2008. - 302 с.

8. Перевозкина Ю.М. Психосемантика мифа: монография. Новосибирск: НГТУ, НОУ ВПО НГИ, 2013. - 144 с.

9. Перевозкина Ю.М., Дмитриева Н.В., Перевозкин С.Б., Рюмина Т.В., Ганпанцурова О.Б. Построение конструкта для изучения доминантного архетипа / Сибирский педагогический журнал. - 2013. - №3 - С. 213-217.

10. Потебня А.А. Символ и миф в народной культуре, сост. и коммент. А.Л. Топоркова. - М.: Лабиринт, 2000. - 480 с.

11. Ранк О. Миф о рождении героя / Пер. с англ. - М.: Рефл-бук; К.: Ваклер, - 1997. - 225 с.

12. Соколова Е.Т. Психологическое исследование личности: проективные методики. - М.: ТЕИС, 2002. - 150 с.

13. Чернявская Н.В. Архетипический образ «Старик и старуха» в русской прозе XIX-XX вв. : автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.01.01; Российский ун-т дружбы народов. - М., 2009. - 17 с.

14. Чернышев А.В. Русские архетипы в брендинге и эффективность рекламы: автореф. дис. … канд. социол. наук: 22.00.03. - Нижний Новгород: Нижегородский гос. Ун-т имени Н.И. Лобачевского, 2011. - 32 с.

15. Юнг К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов. - Мн.: Харвест, 2004. - 400 с.

16. Beebe, J. Evolving the Eight-Function Model /□The text□/ J. Beebe. - TypeFace, 16/2, 2005. - P. 8-11.

17. Pearson-Marr Archetype Indicator® (PMAI®) hrtp://ww.capt.org/catalog/itmdtl.htm;jsessionid=f03080218642d901d46e226e124a38555658?WT.si_n=ShoppingCart&WT.si_x=1&WT.pn_sku=PMAIonline&WT.txe=v&WT.tx_u=1&pnum=PMAIonline&bhcp=1

18. «Character assessment method» US 5190458, (March 2, 1993).

19. «СПОСОБ КОМПЛЕКСНОЙ ОЦЕНКИ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ» RU 2294215 (27.02.2007).

1. Способ оценки психоэмоционального уровня детей и подростков с помощью проективного теста сказочных персонажей, включающий дифференциальную интерпретацию испытуемым предъявляемых сюжетных картин и математическую обработку результатов, отличающийся тем, что предъявляемые картины содержат серию изображений сказочных персонажей, сгруппированных по архетипической принадлежности, причем тестируемому предлагают выбрать первую мини-серию персонажей с наиболее субъективно положительной характеристикой, а также выбрать вторую мини-серию персонажей с наиболее субъективно отрицательной характеристикой из оставшихся, количество персонажей обеих мини-серий меньше общего количества персонажей, причем персонажам, выбранным в обеих сериях первыми, присваивается наибольший балл, персонажам, выбранным впоследствии, присваиваются убывающие баллы в соответствии с очередностью выбора, а математическая обработка представляет собой сложение баллов, присвоенных персонажам, принадлежащих к одной архетипической принадлежности, и на основании полученной суммы баллов, принадлежащих к одной архетипической принадлежности, делают вывод о характере личности.

2. Способ по п. 1, отличающийся тем, что при превышении суммы баллов по персонажам, принадлежащим к одной архетипической принадлежности, установленного максимального диагностического числа делается вывод о невротическом характере личности.

3. Способ по п. 1, отличающийся тем, что количество групп сказочных персонажей с единой архетипической принадлежностью равно десяти, причем каждой группе соответствует два персонажа с положительной характеристикой и четыре персонажа с отрицательной характеристикой.

4. Способ по п. 1, отличающийся тем, что количество обоих мини-серий равно 5, причем в каждой мини-серии первому выбранному персонажу присваивается 5 баллов, второму выбранному персонажу присваивается 4 балла, третьему выбранному персонажу присваивается 3 балла, четвертому выбранному персонажу присваивается 2 балла, а пятому выбранному персонажу присваивается 1 балл.

5. Способ по п. 1, отличающийся тем, что обработку результатов производят с помощью компьютера.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к области психологии и медицины и может быть использовано для определения типа психики индивидуума с более высокой надежностью определения их результатов.
Изобретение относится к областям, где требуется оценка двигательных способностей человека, и может найти применение в физиологической, медицинской, психологической, транспортной, авиационно-космической, спортивной и в других областях науки и практики.

Изобретение относится к психофизиологии, а конкретно к психодиагностике, выявлению предрасположенности человека к потреблению алкоголя. Выявляют порог болевой чувствительности, определяют психоэмоциональную реакцию человека на первое потребление алкоголя или отсутствие опыта потребления, а также отношение членов родительской семьи к потреблению алкоголя.

Изобретение относится к спортивной медицине и предназначено для определения рейтинга спортсмена игровых видов спорта. Испытуемому предъявляют на экране видеомонитора окружность, на которой помещена метка и точечный объект, движущийся с заданной скоростью по окружности.

Изобретение относится к медицине, а именно к медицинской технике. Техническое решение позволяет осуществлять в экспресс-режиме достоверное распознавание обмана и изобличения лжи по изменению оптической плотности тканей в ответ на словесное воздействие на исследуемого человека.

Изобретение относится к медицине, а именно к ортопедии, нейрохирургии, рентгенологии, неврологии, и может быть использовано для диагностики поясничных спинальных стенозов.

Изобретение относится к медицинской технике, а именно используется в психофизиологических исследованиях. Устройство содержит датчик частоты движений, счетчики импульсов, блок измерения времени, блок индикации и анализатор-регистратор.

Изобретение относится к психофизиологии и может быть использовано при психологическом обследовании операторов в различных областях трудовой деятельности для оценки их состояния работоспособности.

Изобретение относится к области медицины, а именно к физиологии труда. По критериям и классификациям условий труда согласно Р.2.2.2006-05 определяют класс условий труда, на основании которых определяют величину показателей, относящихся к видам трудовой нагрузки - интеллектуальной, сенсорной, эмоциональной, монотонной, и режим работы.

Изобретение относится к психологии и предназначено для диагностики психологических особенностей индивида. Испытуемому лицу предъявляют набор изображений с персонажами.

Изобретение относится к области медицины, а именно к физиологии поведения животных. Ориентировочно-исследовательское и двигательное поведение крыс исследуют на фоне выработки пищедобывательного навыка посредством дифференциации траектории движения животных в Ж-образном лабиринте. Оценку осуществляют по следующим формам двигательных действий: движения к локусам лабиринта без пищевого подкрепления; целенаправленные движения к локусу с пищевым подкреплением; исследовательские обходы всех площадок лабиринта; движения к локусу, зеркально противоположному локусу с пищевым подкреплением; многократно повторяющиеся движения между двумя локусами лабиринта; замирание на стартовой площадке. Способ позволяет повысить достоверность исследования, что достигается за счет многофакторной оценки функций центральной нервной системы. 1 з.п. ф-лы, 1 табл., 1 пр., 6 ил.
Изобретение относится к медицине, в частности к гигиене труда, профпатологии и аллергологии. Определяют анамнестические данные, клинические признаки, стаж работы в условиях аллергоопасных производственных факторов, «симптом элиминации», наличие симптомов заболевания непосредственно в период работы и ухудшения состояния после возвращения во вредные условия, концентрацию общего IgE в сыворотке крови. Оценивают каждый признак в баллах. Полученные баллы суммируют и в зависимости от полученной суммы баллов прогнозируют низкую степень риска развития профессиональных аллергодерматозов, среднюю степень риска или высокую степень риска. Способ повышает точность прогноза за счет оценки значимых показателей. 3 табл., 3 пр.

Изобретение относится к области медицины, в частности к психологии, и может быть использовано для индивидуальных и массовых исследований в сфере социологии и менеджмента. Испытуемому лицу предъявляют набор картин для выбора. Картины составлены таким образом, что на каждой картине содержится изображение, на котором совмещены два архетипа в соответствии фигура-фон. Испытуемому предлагается сделать из представленного количества картин, наиболее соответствующих его личностной оценке, выборку. После чего испытуемому предлагается присвоить каждой выбранной картине балльную оценку. Числовая обработка результатов включает в себя суммирование присвоенных испытуемым баллов, принадлежащих одному архетипу. Количество картин может составлять 20, причем в каждой картине представлены два совмещенных изображения при общем количестве архетипов, равном 10. Количество баллов распределяют от 1 до 8, а максимальное диагностическое число устанавливается равным 10, при превышении которого делается вывод о архетипической идентичности. Способ позволяет осуществить оценку архетипической идентичности, наличия невротических черт и внутриличностных конфликтов за счет анализа психологического профиля личности по архетипам. 4 з.п. ф-лы, 2 ил., 1 табл.

Изобретение относится к области психологии, экспериментальной психологии, физиологии, экологии человека и может быть использовано в когнитивной науке, квантовой психологии, нейронауке, психо- и нейрофизологии для выявления особенностей восприятия в современной техногенной среде обитания. Применяют зрительную систему восприятия образов 2D-изображений с эффектами глубины, регистрацию движения глаз на бинокулярном айтрекере, определяют направление взора правого и левого глаз. На первом этапе: выбирают изображение Ио, на котором испытуемый субъективно воспринимает эффекты рельефности-глубины образов. Выводят Ио на экран монитора бинокулярного айтрекера, располагают на расстоянии 0Н от глаз, за время измерения ΔT регистрируют массив Х-координат направления взора зрачков правого (Ra) и левого (Le) глаз. Вычисляют разность координат ΔХ=LeX-RaX, строят контур гистограммы разности координат, определяют местоположение максимума контура гистограммы разности как максимума плотности плоскостей фокусировки глаз, диапазон границ контура, плоскостей фокусировки. Вычисляют расстояния до максимума контура гистограммы разности maxH, на левой лН и правой прН границах контура, если maxH≠0Н, то находят разности ΔН=лН-прН и определяют объективные физиологические особенности эффекта рельефности - независимые от мнения испытуемого параметры, регистрируемые на бинокулярном айтрекере. Сопоставляют их с аналогом рельефности - глубиной восприятия 3D-растрового изображения 3DИо. Вычисляют разность координат 3DΔХ, строят контур гистограммы разности, определяют местоположение максимума контура гистограммы разности, как максимума плотности плоскости фокусировки глаз, границы контура, находят расстояние до местоположения максимума контура 3DmaxH и плоскости фокусировки глаз, его границы. В том случае если расстояния 3DmaxH, 3DΔН находятся в интервале расстоянии ΔН=лН-прН≠0, при maxH≠0Н, то фиксируют общие объективные физиологические закономерности восприятия эффекта рельефности и восприятия глубины растровых изображений между 3DИо и Ио. Относят их к контрольным плоскостным изображениям ИК, которые характеризуют местоположение плоскостей фокусировки правого и левого глаз в интервале расстояний ΔН=лН-прH≠0, при maxH≠0Н. На втором этапе составляют независимые выборки испытуемых, которым демонстрируют контрольные плоскостные изображения ИК, полученные на первом этапе. Получают показатели возникновения рельефности на образах ИК, строят статистические диаграммы наблюдения рельефности на исследуемых образах. Сопоставляют восприятие рельефности для независимых выборок испытуемых и фиксируют общие закономерности по восприятию рельефности плоскостных изображений. Способ позволяет выявить закономерности бессознательного восприятия рельефности плоскостного изображения за счет регистрации движения глаз на бинокулярном айтрекере. 5 ил., 1 пр.

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для оценки интенсивности болевого синдрома. Определяют время приема и количество обезболивающих средств в зависимости от пиков максимальных проявлений болевого синдрома, которые определяются путем оценки интенсивности болевого синдрома в течение суток по шкале с 12 временными интервалами. Пациент в течение суток заполняет бланк с временными интервалами: 1-3; 3-5; 5-7; 7-9; 9-11; 11-13; 13-15; 15-17; 17-19; 19-21; 21-23; 23-1, отмечая каждые два часа интенсивность болевых ощущений. При этом напротив каждого временного интервала расположена модифицированная визуально-аналоговая шкала, которая сочетает элементы вербальной характеристики болевого синдрома и разбита на четыре подшкалы, соответствующие таким оценкам боли, как «слабая», «умеренная», «выраженная» и «сильная», начало шкалы соответствует определению «нет боли», окончание шкалы - «нестерпимая боль». Способ позволяет откорректировать время приема обезболивающих средств и проведения процедур противоболевой электростимуляции, что повысит эффективность анталгической терапии за счет определения интенсивности болевого синдрома в течение суток по 12-интервальной шкале. 7 ил., 1 пр.
Изобретение относится к области медицины и направлено на лечение заикания как под руководством специалиста, так и самостоятельно. Лечение проводят в три этапа: подготовительного, восстановительного и фиксирующего. На подготовительном этапе выявляют «псевдозаикание» в отличие от «истинного» заикания и освобождают от «псевдозаикания», обеспечивают полноценное поступление белка к мышцам организма путем коррекции питания с учетом группы крови пациента. Устраняют десинхроноз путем синхронизации биоритмов организма пациента за счет согласования частоты ударов пульса в минуту и ритмичности речевого выдоха с выполнением в кратном соотношении к данной частоте ритма работы кулаком: разжатие и сжатие пальцев рук в кулак и ритма ходьбы. Выполняют логопедические упражнения, направленные на развитие плавности речи, упражнения на координацию между мыслительной и двигательной способностью. На восстановительном этапе последовательно устраняют причины «истинного» заикания путем активизации дыхательных, гортанных и артикуляционных мышц: устраняют заикание в местах локализации дыхательных спазмов брюшным прессом. Устраняют заикание в местах локализации гортанных спазмов, подключая к предыдущему курсу упражнений занятия с гортанью, которые включают сокращения внутренних мышц гортани: глотание слюны, пение, разговор, чтение вслух; далее устраняют заикание в местах локализации артикуляционных спазмов, добавляя к предыдущим упражнениям упражнения на мышцы артикуляционного аппарата с выполнением массажа лицевых мышц, выполнением мимических упражнений, направленных на подвижность рото- и носоглоточных мышц. На фиксирующем этапе закрепляют выработанные навыки речи до естественной речи, продолжая выполнять приемы восстановительного этапа. Способ позволяет устранить причины заикания без рецидива, в любом возрасте, при разной степени заикания тонических или клонических судорог мышц речевого аппарата, независимо от вида как невротического, так и неврозоподобного, за счет безмедикаментозной терапии коррекционно-компенсаторного характера. 4 пр.

Группа изобретений относится к области эргатических систем и может быть использована для коррекции функционального состояния человека-оператора. Производят оценку состояния человека-оператора. В качестве показателей состояния используют значение частоты сердечных сокращений ЧСС. Для каждого человека-оператора задают граничные значения диапазона хорошего состояния ЧССmin и ЧССmax. При выходе ЧСС за граничные значения в качестве энергетических стимулов используют световые импульсы и бинауральные воздействия, частота f которых задается в соответствии с определенным выражением. При этом используется устройство коррекции функционального состояния человека-оператора. Устройство содержит центральный блок управления, к которому подключены блок памяти, блок формирования стимулов и блок анализа. Блок формирования стимулов соединен с блоком стимуляции. Выход блока анализа подключен к центральному блоку управления. Дополнительно введен блок съема и обработки электрокардиосигнала, блок определения частоты сердечных сокращений. Выход блока съема и обработки электрокардиосигнала соединен с входом блока определения частоты сердечных сокращений, выход которого подключен к блоку анализа. Группа изобретений позволяет повысить эффективность коррекции состояния человека-оператора, предотвратить переутомление человека-оператора оперативно и заранее, снизить эмоциональные и психологические нагрузки, повысить уровень активации организма за счет методики определения состояния человека-оператора, использования значения ЧСС в качестве показателя состояния, воздействия световых стимулов и бинауральных воздействий. 2 н.п. ф-лы, 2 ил., 1 табл.

Изобретение относится к области медицинской психологии, к экстремальной медицине и предназначено для определения риска возникновения психической дезадаптации у сотрудников органов внутренних дел. Проводят оценку факторов психической дезадаптации на основе психологического тестирования по многоуровневому личностному опроснику (МЛО) «Адаптивность» и методике «Исследование тревожности» Ч.Д. Спилбергера-Ю.Л. Ханина и устного опроса сотрудника. Определяют значение следующих показателей в баллах: работа в подразделении оперативно-розыскной деятельности, коммуникативный потенциал по методике МЛО «Адаптивность», личностная тревожность по методике Спилбергера-Ханина, психотические реакции и состояния по методике МЛО «Адаптивность», курение. Полученные значения подставляются в математическое уравнение и на основании полученного значения определяют риск возникновения психической дезадаптации: высокий риск возникновения психической дезадаптации или низкий риск. Способ позволяет определить риск возникновения психической дезадаптации у сотрудников органов внутренних дел за счет оценки значимых факторов психической дезадаптации и устного опроса. 3 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно акушерству и может быть использовано для прогнозирования веса новорожденного у женщин русской национальности, являющихся уроженками Центрального Черноземья России. Для этого у пациентки выделяют ДНК из периферической венозной крови и проводят анализ полиморфизмов генов VII фактора коагуляции 10976G/A FVII. У женщин, рожающих не в первый раз, вес тела новорожденного при рождении на сроке 37 и более недель беременности определяют по уравнению: y=6123,431-25,579x1+0,267x2+205,739x3, где y - прогнозируемый вес новорожденного, x1 - рост женщины в сантиметрах; x2 - вес ребенка в предыдущих родах в граммах, x3 - генетический вариант локуса 10976G/A FVII, при этом x3=1 для генотипа 10976 GG FVII, x3=2 для генотипов 10976 GA и 10976 AA FVII. У первородящих женщин вес тела новорожденного при рождении на сроке 37 и более недель беременности определяют по уравнению: y=6278,037-21,739x1+232,170x2, где x1 - рост женщины в сантиметрах; x2 - генетический вариант локуса 10976G/A FVII, при этом x2=1 для генотипа 10976 GG FVII, x2=2 для генотипов 10976 GA и 10976 AA FVII. Изобретение позволяет улучшить профилактику и лечение осложнений беременности. 2 табл., 4 пр.

Изобретение относится к области медицины, в частности к онкологии, и может быть использовано в качестве способа прогнозирования эффективности гормонотерапии при лечении рака молочной железы. На догоспитальном этапе проводят анкетирование больной и определяют: возраст в годах, рост пациентки в см, вес пациентки в кг, продолжительность менструального цикла при сохранной менструации, дни: если у женщины перименопауза или постменопауза, количество беременностей в анамнезе в абсолютных числах, количество медицинских абортов а анамнезе в абсолютных числах, прием оральных контрацептивов в анамнезе, преимущественное белковое питание, гормонозависимость опухоли. Затем данные показатели вносят в математическую формулу. По полученному значению признают опухоль гормонозависимой и больной проводят гормонотерапию до получения результатов иммунногистохимии и определения молекулярного типа рака молочной железы, либо опухоль признают негормонозависимой и гормонотерапию не проводят. Способ позволяет определить показания для гормонотерапии за счет анализа анамнестических и антропометрических показателей с применением прогностической модели расчета гормонозависимости опухоли у больных раком молочной железы. 2 табл., 2 пр.

Изобретение относится к психологии и предназначено для диагностики психоэмоционального уровня детей и подростков. Проводят оценку психоэмоционального уровня детей и подростков с помощью проективного теста сказочных персонажей путем предъявления картин сказочных персонажей испытуемым. Предъявляемые картины содержат серию изображений сказочных персонажей, сгруппированных по архетипической принадлежности. Тестируемому предлагают выбрать первую мини-серию персонажей с наиболее субъективно положительной характеристикой, а также выбрать вторую мини-серию персонажей с наиболее субъективно отрицательной характеристикой из оставшихся. Количество персонажей обеих мини-серий меньше общего количества персонажей. Причем персонажам, выбранным в обеих сериях первыми, присваивается наибольший балл, персонажам, выбранным впоследствии, присваиваются убывающие баллы в соответствии с очередностью выбора. Математическая обработка представляет собой сложение баллов, присвоенных персонажам, принадлежащих к одной архетипической принадлежности, и на основании полученной суммы баллов, принадлежащих к одной архетипической принадлежности, делают вывод о характере личности. Способ позволяет повысить эффективность и объективность интегральной оценки психологического профиля личности подростков и детей за счет использования проективного метода. 4 з.п. ф-лы, 4 ил., 10 табл., 1 пр.

Наверх