Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте



Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте
Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте

 


Владельцы патента RU 2553342:

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Министерства здравоохранения Российской Федерации (ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России) (RU)

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии, и может быть использовано для лечения инфекционного перитонита в эксперименте. Для этого крысам внутривенно вводят суспензию аллогенных мезенхимальных стволовых клеток из расчета 1,5×106 на 100 г массы животного в 2 мл физиологического раствора. Летальность животных в основной группе составила 27%, а в контрольной - 94%. Предложенный способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте открывает новые возможности использования клеточных технологий для снижения летальности пациентов при перитоните. 11 ил., 1 пр.

 

Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной хирургии и клеточным технологиям.

Сегодня летальность при перитоните по данным многих авторов находится на уровне от 19 до 70%, что несильно отличается от данных 40 летней давности. Анализ мировой статистики показал, что вклад антибактериальной терапии в снижении летальности больных с перитонитом почти за 100 лет (с 1900 г. - 1980 г.) не превышает 20% [1]. Следует отметить, что атрибутивная значимость интенсивной терапии в улучшении результатов лечения перитонита около 15%; 15-20% - антибактериальная терапия. Остальные 70% - оптимизация хирургической тактики [2]. Но в последнее время все чаще приходится сталкиваться с резистентностью микрофлоры к антибактериальным препаратам, особенно при нозокомиальной инфекции.

Одним из компонентов современного комплексного лечения перитонита, который не входит в стандарты лечения, является иммунокоррекция. Сегодня для иммунотерапии используют препараты, в состав которых входит комплекс иммуноглобулинов основных классов (IgAMG). Но существующие работы на эту тему свидетельствуют, что данные препараты необходимо применять с патогенетической точки зрения, своевременно, на фазе первых проявлений симптомов перитонита и поражения органов, и их позднее применение в качестве «терапии отчаяния» является патогенетически и экономически необоснованным и неэффективным мероприятием [3].

В последнее время в зарубежной периодической литературе появились работы, которые открывают новые возможности клеточных технологий, а именно свойства мультипотентных мезенхимальных стволовых клеток (МСК). В частности, стало известно, что они способны уменьшать системное воспаление, снижать органную дисфункцию, обладают иммуномодулирующими свойствами; обнаружено прямое клеточное воздействие с иммунными клетками; могут прямо или косвенно моделировать способность фагоцитов хозяина снижать бактериальную нагрузку организма. Для того чтобы обосновать применение аллогенных мезенхимальных стволовых клеток при перитоните, следует рассмотреть данные исследований о применении МСК при септических состояниях и сепсисе. Следует также отметить, что в научной литературе результаты экспериментальных исследований о применении клеточных технологий при перитоните представлены недостаточно широко.

Стоит подчеркнуть, что приоритет в открытии МСК принадлежит советскому ученому А.Я. Фриденштейну, чья статья "Heterotopic of bone marrow. Analysis of precursor cells for osteogenic and hematopoietic tissues" [4], датированная 1968 годом, до настоящего времени является одной из наиболее цитируемых. Фриденштейн первым в мире установил, что в костном мозге наряду с гемопоэтическими клетками существует популяция стволовых клеток, способных дифференцироваться в клетки мезенхимального ростка - фибробласты, остеоциты, хондроциты, адипоциты, что спустя несколько лет было подтверждено многими исследованиями, выполненными в зарубежных странах. Особенностью МСК является не только потенциальная возможность их трансформации в гетерогенные клетки разных органов, получившая название пластичности, но и способность самостоятельно или опосредованно индуцировать продукцию ряда активных медиаторов разнообразных процессов - воспаления, фиброза, регенерации - цитокинов, факторов роста и их ингибиторов, ферментов и др. (паракринная активность) [5]. Процессы ускоренного апоптоза, нарушения микроциркуляции, эндотелиальная травма, повреждение миокарда, угнетение иммунного ответа - это те патогенетические механизмы сепсиса, которые теоретически могут быть компенсированы паракринными и пластическими эффектами МСК.

В 2007 г. JXuetal. сообщили, что МСК, будучи введенными мышам вместе с бактериальным липополисахаридом, предотвращают не только острое повреждение легких, но и системный воспалительный ответ, достоверно снижая сывороточные уровни провоспалительных цитокинов IFN-γ, IL-1β, IL-6, MIP-1α и IL-8 [6]. Другое экспериментальное исследование, доказавшее эффективность МСК в модели сепсиса у мышей, вызванной перевязкой и пункцией толстой кишки, было выполнено Shirley Н.J. Mei с коллегами [7]. В этой работе установлено не только снижение уровня маркеров системного воспаления под влиянием МСК, но и уменьшение бактериальной обсемененности селезенки и признаков полиорганной недостаточности. В еще одном исследовании на модели сепсиса у крыс доказано снижение функциональной депрессии миокарда и подавление тканевой экспрессии ИЛ-1β и ИЛ-6 у животных, получивших лечение МСК [8]. В дальнейшем те же авторы установили, что данные эффекты более выражены у МСК, донорами которых были самки [9].

Важным, недавно установленным свойством МСК, объясняющим их эффективность при инфекционных процессах, является самостоятельная продукция антимикробного пептида - кателицидина hCAP-18/LL-37, подавляющего рост грамм-отрицательных микроорганизмов. Поскольку при ингибировании данного протеина противоинфекционная активность МСК снижалась почти в 2 раза, авторы сделали вывод, что прямой антибактериальный эффект МСК при легочной инфекции сопоставим по значимости с традиционно упоминаемыми пластичностью и паракринной активностью [10].

Кроме приведенной литературы в патентном бюро США имеется заявка на изобретение - «Uses of mesenchymal stem cells» (использование мезенхимальных стволовых клеток) №20120027730 от 02.2012, в которой авторы описывают возможность применения МСК при системной воспалительной реакции и сепсисе [11].

Необходимо заметить, что и в нашей стране идут исследования по использованию МСК при сепсисе, их использование при септических состояниях не ставится авторами под сомнение. Это исследование в большей степени направлено на выявление путей уменьшения степени апоптоза трансплантируемых клеток [12].

Данные, которые приведены выше, получены зарубежными авторами в эксперименте при системном воспалении и сепсисе. Мы исследовали противовоспалительный и иммуномодулирующий эффекты МСК на модели инфекционного перитонита. В зарубежной литературе существуют данные, приведенные Hosoon Choi, Ryang Hwa Lee с соавторами, которые свидетельствуют, что МСК активизируются воспалительными сигналами для выделения противовоспалительного белка (TSG-6), стимулируемого TNF-α (ФНО-α), и тем самым создается отрицательно обратная связь, которая уменьшает воспаление в зимозан (суспензия полисахаридов из культуры дрожжей) индуцированном стерильном перитоните [13].

Задачей изобретения является способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте.

Поставленная задача решается способом лечения инфекционного перитонита в эксперименте, заключающимся в том, что внутривенно вводят суспензию аллогенных мезенхимальных стволовых клеток из расчета 1,5×106 на 100 г массы животного.

Пример конкретного выполнения.

Исследования проводились в условиях операционного блока экспериментальной лаборатории Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова. Все манипуляции выполнялись с соблюдением требований к гуманному обращению с животными (г. Страсбург, Франция, 1986) и руководства по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ (г. Москва, 2000 г.). Фармакологическое обездвиживание и обезболивание животных осуществлялось путем ингаляции эфирным наркозом.

Работа по выделению клеток и их культивированию проводилась в соответствии с общими принципами осуществления культуральных исследований [4].

Мононуклеарную фракцию клеток получали из аспирата костного мозга животных. Для этого под эфирным наркозом из костномозгового канала большеберцовых и бедренных костей получали клетки костного мозга путем аспирации шприцем с иглой 18G, содержащим среду для забора (0,5 мл фосфатно-буферного раствора, содержащий 50 ЕД/мл гепарина и 0,25 мг/л гентамицина). Суспензию клеток КМ центрифугировали при 1500 об/мин (350g) 5 минут, осадок клеток ресуспендировали в растворе для лизиса эритроцитов (114 мМ NH4Cl, 7,5 мМ КНСО3, 100 мкМ EDTA) в течение 3 мин и повторно центрифугировали. Гемолизированный супернатант удаляли отсасыванием, а клеточный осадок ресуспендировали в среде DMEM (Пан Эко, Россия), содержащей 10% телячью эмбриональную сыворотку («Hy Clonegold», USA), инсулин 0,4 мкМ, 0,25 мг/л гентамицина.

Эти клетки представляли собой первичную культуру, преимущественно мононуклеарных клеток КМ, которые затем высевали в количестве 2,0-2,5 млн. кл/мл в культуральных флаконах. Затем культуральные флаконы помещали в CO2-инкубатор с концентрацией CO2 5%, атмосферного воздуха 95% и с повышенной влажностью. Через 2 суток после выделения первичной культуры неприкрепившуюся клеточную взвесь удаляли, а оставшиеся клетки продолжали культивировать. Замену культуральной среды на свежую осуществляли каждые 3-4 суток. После образования субконфлюэнтного монослоя клетки однократно отмывали раствором Версена, затем снимали раствором Версена с 0,25% трипсина, ресуспендировали в ростовой среде и разливали в новую культуральную посуду.

За 23-24 часа до введения каловой взвеси в брюшную полость, под эфирным наркозом, животным выполняли ампутацию дистальной 1/3-1/5 хвоста, с целью создания гиперреактивного фона и стресса в организме крысы [14]. Путем передозировки эфирного наркоза проводилось умерщвление нескольких интактных крыс. Содержимое слепой кишки изымалось, взвешивалось, готовилась 20% смесь на изотоническом растворе хлорида натрия. Затем смесь фильтровалась через двойной слой марли. После этого в течение 15 минут после приготовления каловой взвеси ее вводили из одного вкола (в центре белой линии живота) в правое и левое подреберья, в правую и левую подвздошную области, из расчета 0,7-0,9 миллилитра на 100 граммов массы животного, 25-ти половозрелым крысам линии Wistar. После введения взвеси животные были помещены на стандартный пищевой и водный режим. Спустя 7-8 часов после введения каловой взвеси, экспериментальные животные были разделены, случайным образом, на 2 группы. 1-я группа основная (15 шт.), которой производилась операция трансплантации аллогенных мезенхимальных стволовых клеток в дозе 1,5×106 на 100 г массы животного в 2 мл физиологического раствора внутривенно. 2-я группа - контрольная (10 шт.), которой производилась имитация введения стволовых клеток, путем введения в хвостовую вену 2 мл физиологического раствора. Ежедневно оценивалось общее состояние крыс, степень адинамии, отношение к воде и еде, состояние шерсти, а также уровень летальности на 3-и сутки эксперимента.

Различия в основной и контрольной группах начали наблюдаться непосредственно после операции трансплантации мезенхимальных стволовых клеток. Крысы в группе №1 вели себя более бодро, активнее передвигались по клетке, проявляли интерес к пище и воде, в отличие от крыс контрольной группы №2, в течение 1-х суток и всего времени проведения эксперимента. В течение всего времени проведения эксперимента крысы контрольной группы были более адинамичны по сравнению с основной, локализовались преимущественно в одном углу клетки, находясь одной группой, шерсть была взъерошена, интерес к пище отсутствовал, проявляли умеренный интерес к воде.

Летальность на 3-й сутки в основной группе составила 27%, а в контрольной 94%. Оставшиеся в живых животные были выведены из эксперимента путем передозировки эфирного наркоза на 10-е сутки эксперимента. При ревизии у всех особей в брюшной полости обнаруживалась мутная жидкость, петли кишечника вздуты, гиперемированы, отечны, сосуды брыжейки расширены. Передняя брюшная стенка, селезенка, печень, почки, часть большого сальника изымались для гистологического исследования с последующим изготовлением парафиновых срезов и их окраской гематоксилин-эозином, изучением под световым микроскопом.

При макроскопическом сравнении воспалительного процесса в брюшной полости крыс, умерших на 3-и сутки эксперимента, следует обратить внимание на то, что у крыс в основной группе выраженность воспалительного процесса, количество перитонеального экссудата, наложения фибрина на париетальной, степень вздутия кишок и висцеральной брюшине было меньше, чем у крыс из контрольной группы (Фиг. 1-3).

При изучении окрашенных гистологических срезов оказалось, что у всех умерших животных от острого перитонита выраженность воспалительного процесса была разной в сравниваемых группах. В контрольной группе гистологическая картина характеризовалась: в печени гепатоциты в состоянии белковой дистрофии, с полнокровием центральных вен (Фиг. 4), брюшина отечна с диффузной нейтрофильной инфильтрацией (Фиг. 5), в почках наблюдалась ишемия клубочков, полнокровие, острый канальцевый некроз (Фиг. 7), а в селезенке картина септической селезенки с диффузной инфильтрацией нейтрофилов (Фиг. 6). Все это доказывало картину острого фибринозно-гнойного перитонита. В основной же группе у погибших животных гистологическая картина характеризовалась не такой яркой картиной воспалительного процесса брюшной полости, как в контрольной. Мы наблюдали разрешающийся перитонит (Фиг. 8-11).

При изучении гистологического материала животных, которые были выведены из эксперимента на 10-е сутки, оказалось, что выраженность воспалительного процесса у крыс в основной группе была меньше, а также наблюдалась картина разрешающегося перитонита. Тем временем у крыс в контрольной группе наблюдалась макроскопическая и гистологическая картина продолжающегося острого перитонита.

Таким образом, результаты предложенного способа лечения инфекционного перитонита в эксперименте открывают новые пути решения этой серьезной и тяжелой проблемы в хирургии.

Изобретение поясняется рисунками.

На фиг. 1 изображен общий вид вскрытого животного из контрольной группы с распространенным фибринозно-гнойным перитонитом (Группа №2).

На фиг. 2 изображено скопление гнойного экссудата в латеральном канале, а также наложения фибрина на петлях кишечника (Группа №2).

На фиг. 3 изображен воспалительный процесс в брюшной полости крыс из основной группы, который значительно отличается от контрольной группы (Группа №1).

На фиг. 4 изображена микрофотография печени крысы из контрольной группы: гепатоциты в состоянии белковой дистрофии, резкое полнокровие центральных вен, нейтрофильные сладжи в венах, центролобулярные некрозы, в пространствах Диссе эритроциты, эпителий желчных протоков частично слущен в просвет. Окраска Г+Э, увеличение ×200.

На фиг. 5 изображена микрофотография париетальной брюшины крысы из контрольной группы: отек, диффузная нейтрофильная инфильтрация. Окраска Г+Э, увеличение ×200.

На фиг. 6 изображена микрофотография селезенки крысы из контрольной группы: отмечаются некрозы, диффузная нейтрофильная инфильтрация. Окраска Г+Э, увеличение ×200.

На фиг. 7 изображена микрофотография почки крысы из контрольной группы: в почках ишемия клубочков, полнокровие, острый канальцевый некроз. Окраска Г+Э, увеличение ×200.

На фиг. 8 изображена микрофотография печени крысы из основной группы: гепатоциты в состоянии белковой дистрофии, полнокровие центральных вен, отсутствуют центролобулярные некрозы, эпителий желчных протоков в просвете, а также отсутствуют эритроциты в пространстве Диссе. Окраска Г+Э, увеличение ×200.

На фиг. 9 изображена микрофотография париетальной брюшины крысы из основной группы: отек, диффузная лимфоплазмоцитарная инфильтрация с единичными нейтрофилами. Окраска Г+Э, увеличение ×200.

На фиг. 10 изображена микрофотография селезенки крысы из основной группы: гипоплазия лимфоидных фолликулов, отмечаются множественные гигантские многоядерные клетки типа мегакариоцитов в красной пульпе. Окраска Г+Э, увеличение ×100.

На фиг. 11 изображена микрофотография почки крысы из основной группы: ишемия клубочков, полнокровие, дистрофические изменения эпителия проксимальных извитых канальцев. Окраска Г+Э, увеличение ×100.

Литература

1. Wittmann D.H. Intraabdominal infections // Pathophysiology anoireannent. 1991. P. 84.

2. Савельев B.C., Гельфанд Б.Р. Абдоминальная хирургическая инфекция // Российские национальные рекомендации. 2011.

3. Брискин Б.С. Иммунные нарушения и иммунокоррекция при интраабдоминальной инфекции / Б.С. Брискин, Н.Н. Хачатрян, 3. И. Савченко // Хирургия. - 2004. - №2. - С. 24-27.

4. Friedenstein AJ, Petrakova KV, Kurolesova AI, Frolova GP. Heterotopic of bone marrow. Analysis of precursor cells for osteogenic and hematopoietic tissues. Transplantation. 1968; 6(2): 230-247.

5. Garcia-Gomez I, Elvira G, Zapata AG et al Mesenchymal stem cells: biological properties and clinical applications. ExpertOpinBiolTher. 2010 Oct; 10(10): 1453-68.

6. Xu J, Woods CR, Mora AL, et al. Prevention of endotoxin-induced systemic response by bone marrow-derived mesenchymal stem cells in mice. Am.J. Physiol. LungCellMol. Physiol. 2007;. 293: L131-41.

7. Mei SH, Haitsma JJ, Dos Santos CC, et al. Mesenchymal Stem Cells Reduce Inflammation while Enhancing Bacterial Clearance and Improving Survival in Sepsis Am J RespirCrit Care Med. 2010 182 (8) 1047-57.

8. Weil BR, Manukyan MC, Herrmann JL, et al. Mesenchymal stem cells attenuate myocardial functional depression and reduce systemic and myocardial inflammation during endotoxemia Surgery. 2010; 148(2): 444-52.

9. Manukyan MC, Weil BR, Wang Y, et al. Female stem cells are superiortomalesmpreseivingmyocardialfunctionfollowingendotoxemiaAmJPhysiolRegulIntegrCompPhysiolJune 2011 300:(6) R1506-R1514.

10. Krasnodembskaya A, Song Y, Fang X et al, Antibacterial Effect of Human Mesenchymal Stem Cells Is Mediated in Part from Secretion of the Antimicrobial Peptide LL-37 Stem Cells 2010; 28:2229-2238.

11. Delgado; Mario; et al. Uses of mesenchymal stem cells. United States Patent Application. №20120027730, February 2, 2012.

12. Аверьянов А.В., Коноплянников А.Г. и др. Эффекты комбинированного лечения аллогенными мезенхимальными стволовыми клетками костного мозга и эритропоэтином в экспериментальной модели сепсиса // Инфекции в хирургии 2012. - №4. - 43-48.

13. Hosoon Choi, RyangHwa Lee, Nikolay Bazhanov, JooYoun Oh and Darwin J. Prockop // Anti-inflammatory protein TSG-6 secreted by activated MSCs attenuates zymosan-induced mouse peritonitis by decreasing TLR2/NF-B signaling in resident macrophages. Blood. 2011 118: 330-338.

14. Симонян K.C. Перитонит // M.: Медицина. 1971. - 216 c.

Способ лечения инфекционного перитонита в эксперименте, заключающийся в том, что крысам внутривенно вводят суспензию аллогенных мезенхимальных стволовых клеток из расчета 1,5×106 на 100 г массы животного.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к области биотехнологии, в частности к выращиванию колоний клеток. Система культивирования плюрипотентных стволовых клеток состоит из соединенных между собой системы управления и блока культивирования.

Изобретение относится к области биотехнологии и иммунологии. Раскрыт способ промотирования регенеративных процессов в культуре ткани или культуре клеток.

Изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к лентивирусной доставке апоптина в опухолевые ткани, и может быть использовано в медицине. Способ включает получение лентивирусного конструкта, экспрессирующего модифицированный апоптин, слитый с секреторным сигналом лактотрансферрина и трансдукторным сигналом (ST-CTP-апоптин), с последующим получением рекомбинантных лентивирусных частиц, дефектных по репликации и несущих модифицированный апоптин, которые затем вводятся в Т-лимфоциты (TILs), полученные при хирургическом удалении опухоли или в процессе получения биопсии, которые обладают способностью проникать в опухолевые ткани.
Изобретение относится к биотехнологии. Изобретение представляет собой питательную среду для микроразмножения кальцефильных растений в культуре in vitro, включающую растворенные в дистиллированной воде витамины и аминокислоты по прописи Мурасиге и Скуга, сахарозу в количестве 20000 мг/л, агар-агар в количестве 8000 мг/л, а также регуляторы роста 6-бензиламинопурин, гибберелловую кислоту и 3-индолил уксусную кислоту, минеральный состав Woody Plant Medium, кинетин, при этом регуляторы роста взяты в следующей концентрации, мг/л: 6-бензиламинопурин 0.1-0.3 кинетин 0.9-1.1 гибберелловая кислота 0.9-1.1 3-индолил уксусная кислота 0.4-0.6 Изобретение позволяет увеличить коэффициент размножения посредством активации пазушных меристем без ущерба качеству регенерантов.

Изобретение относится к области биотехнологии. Предложен способ индукции в культуре in vitro гибели плюрипотентных стволовых клеток и клеток, отличных от кардиомиоцитов, происходящих из плюрипотентных стволовых клеток, путем культивирования клеточной популяции, включающей плюрипотентные стволовые клетки, клетки, отличные от кардиомиоцитов, происходящих из плюрипотентных стволовых клеток, и кардиомиоциты, происходящие из плюрипотентных стволовых клеток, в гипертоническом растворе, содержащем сахариды (углеводы) и имеющем осмотическое давление от 370 мОсм/кг до 1000 мОсм/кг.

Изобретение относится к области биотехнологии. Описан способ закрепления плюрипотентных стволовых клеток человека на плоском носителе.

Изобретение относится к области медицины, генетической инженерии и биотехнологии. Предложен способ обеспечения безопухолевой тканезаместительной терапии на основе получаемых из взрослых соматических клеток индуцированных плюрипотентных стволовых клеток (иПСК), где последние генетически модифицируют при помощи искусственной хромосомы (ИХ), несущей бицистронную кассету с геном-самоубийцей и геном чувствительности к антибиотику под контролем регуляторного элемента, специфичного для плюрипотентных стволовых клеток, при этом модифицированные иПСК отбирают в присутствии соответствующего антибиотика, подтверждают отсутствие интеграции ИХ в геном иПСК, вводят в организм реципиента напрямую, без предварительной дифференцировки in vitro, через 1-14 дней реципиентам проводят 5-10-дневный курс терапии индуктором токсичности продукта гена-самоубийцы.

Настоящее изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к предварительной оценке эффективности трансплантации аутологичного клеточного материала для стимуляции роста кровеносных сосудов, и может быть использовано в медицине.

Изобретение относится к области биотехнологии. Описан способ закрепления плюрипотентных стволовых клеток человека на плоском носителе.

Изобретение относится к биотехнологии и может быть использовано для анализа локализации и содержания белкового компонента в клетках млекопитающих с различным уровнем синтетических процессов.

Изобретение относится к новому гидрату гидрохлоридной соли 2-амино-2-(2-(4-октилфенил)этил)пропан-1,3-диола в кристаллической форме с указанными ниже характеристиками.

Изобретение относится к новым солям 2-амино-2-[2-(4-С2-20алкилфенил)этил]пропан-1,3-диола, выбранным из тартрата, лактата бензоата, сукцината, малоната, ацетата и пропионата, в кристаллической форме.

Изобретение относится к новым соединениям формулы IV, VIII-A и IX, и их фармацевтически приемлемым солям, обладающим ингибирующей активностью в отношении РI3-киназы (фосфоинозитид-3-киназы).

Изобретение относится к фармацевтически приемлемым кристаллическим или аморфным солям D-изоглутамил-D-триптофана, способам их получения, фармацевтическим композициям, которые их содержат, и их применению для получения фармацевтических композиций для лечения различных состояний и/или заболеваний.

Изобретение относится к области иммунологии и биотехнологии. Предложены варианты антагонистических антител, которые связываются с рецептором интерлейкина-7 (IL-7R).
Предложены применение (R)-5-[3-хлор-4-(2,3-дигидроксипропокси)бенз[2]илиден]-2-([2]-пропилимино)-3-орто-толилтиазолидин-4-она (Соединение 1) или его соли для получения лекарственного препарата для предупреждения и/или лечения болезни или расстройства, связанного с активацией иммунной системы, где лекарственный препарат представляет собой набор доз Соединения 1, причем в течение начальной фазы лечения доза индуцирует десенсибилизацию сердца и она ниже конечной дозы, и при указанной начальной фазе лечения доза вводится с частотой, которая обеспечивает поддерживание десенсибилизации сердца до тех пор, пока не произойдет следующее острое снижение частоты сердечных сокращений, а затем дозу титруют с повышением до конечной дозы Соединения 1; соответствующие способ лечения и набор доз.

Изобретение относится к кристаллическим формам (R)-5-[3-хлор-4-(2,3-дигидроксипропокси)бенз[Z]илиден]-2-([(Z)-пропилимино)-3-о-толилтиазолидин-4-она, способам их получения, фармацевтической композиции, содержащей данные кристаллические формы, и применению данных форм в качестве соединений, улучшающих сосудистую функцию, и в качестве иммуномодулирующих агентов.
Изобретение относится к медицине, а именно к трансплантологии, и может быть использовано для профилактики и лечения отторжения почечного трансплантата. Для этого проводят экстракорпоральный фотоферез путем введения фотосенсибиллизатора, выделение концентрата мононуклеарных клеток, разведения его физраствором с последующим ультрафиолетовым облучением полученной суспензии.

Предложены способ поддержания индуцированной ремиссии ревматоидного артрита путем введения метотрексата, включающий замену метотрексата на соединение, представленное одной из формул 1 и 2, после того как ремиссия ревматоидного артрита была индуцирована метотрексатом, и применение соединения одной из формул 1 и 2 для приготовления средства того же назначения.

Изобретение относится к новым производным пиридин-2-онов и пиридазин-3-онов, обладающим ингибирующей активностью в отношении Btk-киназы. В формулах I-IV: R обозначает -R1-R2-R3 или -R2-R3; R1 обозначает гетероарил, содержащий в кольце 6 атомов, включая один гетероатом N; R2 обозначает -C(=O), -C(=O)N(R2'), где R2' обозначает H; R3 обозначает R4; где R4 - низший алкил, гетероциклоалкил, (низший алкил)гетероциклоалкил или гетероциклоалкил(низший алкил), где гетероциклоалкил содержит в кольце 6 атомов, включая два гетероатома, выбранных из N и O; и где R4 может быть замещен одним или более заместителем, выбранным из низшего алкила, оксогруппы и низшей алкоксигруппы; X обозначает CH или N; Y1 обозначает низший алкил; n и m равны 0; значения радикалов Y2, Y4 приведены в формуле изобретения.

Изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к лентивирусной доставке апоптина в опухолевые ткани, и может быть использовано в медицине. Способ включает получение лентивирусного конструкта, экспрессирующего модифицированный апоптин, слитый с секреторным сигналом лактотрансферрина и трансдукторным сигналом (ST-CTP-апоптин), с последующим получением рекомбинантных лентивирусных частиц, дефектных по репликации и несущих модифицированный апоптин, которые затем вводятся в Т-лимфоциты (TILs), полученные при хирургическом удалении опухоли или в процессе получения биопсии, которые обладают способностью проникать в опухолевые ткани.
Наверх