Средство для лечения и профилактики природных инфекционных заболеваний у кошек



Средство для лечения и профилактики природных инфекционных заболеваний у кошек
Средство для лечения и профилактики природных инфекционных заболеваний у кошек
Средство для лечения и профилактики природных инфекционных заболеваний у кошек
Средство для лечения и профилактики природных инфекционных заболеваний у кошек
Средство для лечения и профилактики природных инфекционных заболеваний у кошек

 


Владельцы патента RU 2576814:

Общество с ограниченной ответственностью "Научно-технологический Центр "БиоИнвест" (RU)

Изобретение относится к ветеринарии и может быть использовано при лечении инфекционных заболеваний кошек, имеющих вирусную и/или бактериальную природу. Для лечения и профилактики природных инфекций кошки используют композицию, содержащую рекомбинантный кошачий интерферон в терапевтически активной концентрации. Используемый в качестве активного компонента интерферон относится к семейству негликозилированных интерферонов омега-типа. Предлагаемая композиция обеспечивают выраженный лечебный эффект в отношении распространенных природных заболеваний кошек, таких как панлейкопения, калицивироз, герпесвирусный ринотрахеит, хламидиоз, микоплазмоз, представленных как в виде моно-, так и в виде микст-инфекций. Изобретение обеспечивает сокращение срока лечения животного примерно на 30%. 5 з.п. ф-лы, 5 табл., 8 пр.

 

Изобретение относится к области фармацевтики и может быть использовано в ветеринарии для лечения и профилактики природных заболеваний кошек вирусного, бактериального или смешанного происхождения. Предлагается ветеринарная композиция для лечения заболеваний кошек вирусной и/или бактериальной природы, содержащая в качестве активного начала рекомбинантный интерферон, представляющий собой один из субтипов негликозилированного омега-интерферона кошки, и фармацевтически приемлемые носители и/или добавки.

Вирусные инфекции широко распространены у домашних животных. К наиболее часто встречающимся у кошек относятся такие природные заболевания, как панлейкопения, вирусная лейкемия, инфекционный энтерит и перитонит, инфекционный ринотрахеит, стоматит и кератоконъюнктивит различной этиологии. Многие из перечисленных выше заболеваний тяжело переносятся животными и нередко приводят к летальному исходу. Так, например, коронавирусный перитонит легален в подавляющем большинстве случаев. Летальность при заболевании панлейкопенией в отсутствие надлежащего лечения у кошек достигает 25-75% (Р. Гаскел, М. Бенет, 1996), у котят достигает 90% (В.Н. Сюрин, Н.В. Фомина, 1979; С.В. Старченков, 2001). При ринотрахеите, исходно вызываемом вирусом герпеса и осложненном в последующем калицивирусной инфекцией, летальный исход может составлять до 80% (Санин А.В., «Ветеринарная клиника», 2002, №3-4).

Лечение вирусных заболеваний у кошек вплоть до недавнего времени было весьма трудоемко и при этом недостаточно эффективно, т.к. в арсенале ветеринарных врачей не было препаратов (за исключением сывороток), обладающих специфической противовирусной активностью, и лечение фактически сводилось к борьбе с симптоматическими проявлениями таких инфекций. Сегодня в отечественной ветеринарии достаточно активно используются препараты с антивирусным эффектом, среди которых наиболее популярными являются такие, как ронколейкин, иммунофан, риботан, фоспренил, анандин, сальмозан, максидин.

Наиболее распространёнными бактериальными заболеваниями кошек являются хламидиоз, микоплазмоз, бронхосептический бордетеллез, токсоплазмоз и стафилококкоз. Бактериальные инфекции возникают как первичные, а также как сопутствующие инфекции на фоне снижения общего иммунного статуса организма в результате, например, вирусного заражения. Это явление играет важную роль в развитии патогенеза, вызывая быстрое прогрессирование инфекционного процесса и яркое клиническое проявление заболевания в острой форме. Постинфекционный и поствакцинальный иммунитет к большинству бактериальных заболеваний обычно весьма слаб и имеет кратковременный характер. Современные вакцины неспособны обеспечить надлежащую защиту также и по причине большого антигенного разнообразия возбудителей. В связи с этим, особое значение при комплексном лечении многих природных инфекционных заболеваний кошек приобретают антивирусные препараты, обладающие иммуностимулирующим действием и способные подавлять развитие вторичной вирусной или бактериальной инфекции.

В последнее время при лечении природных инфекций кошек все большее внимание уделяется вопросу о перспективах использования «интерфероновых» препаратов. Следует отметить, однако, что применение таких препаратов имеет целый ряд особенностей, среди которых важное место занимает необходимость учета их видоспецифичности. Хорошо известно, что бета- и гамма-интерфероны, обнаруженные у всех видов млекопитающих, представляют собой белки, характеризующиеся в плане проявления биологической активности строгой видоспецифичностью (Gibbs V. et al., Mol. Cell Biol., 1991,11 (12), 5860-5866; Hemmi S. et al., Proc. Natl. Acad. Sci USA, 1992, 89, 2737-2741; Qin X. et al., Mol. Ther., 2001, 4(4), 356-364; www.ienabioscience.com/images/PDF/ABD-082.pdf). Альфа-, тау- и омега-интерфероны обычно кодируются несколькими генами, продукты экспрессии которых образуют «семейства», состоящие из субтипов - полипептидов с высоким уровнем сходства аминокислотных последовательностей (95-99%). При испытании на культурах клеток разных видов животных альфа-, тау- и омега-интерфероны часто демонстрируют межвидовое действие. Однако экспериментально установлено, что попытки «межвидового» применения на уровне организма (даже в случае проявления активности in vivo) не оправдывают себя в условиях длительного лечения или использования высоких доз препарата вследствие образования значительных количеств антител к таким препаратам. На этом основании большинством исследователей делается однозначный вывод о предпочтительном использовании для лечения животных видоспецифичных «интерфероновых» препаратов.

К сожалению, несмотря на то что в лабораториях мира получено большое число различных типов интерферонов животного происхождения, в том числе интерферонов кошки (альфа-, бета-, гамма-, омега-), широкое внедрение их в ветеринарную практику крайне ограничено. Фактически на сегодняшний день для лечения кошек в мире используется всего два видоспецифичных коммерческих препарата, Intercat (фирма Тоrау Industrial Inc., Япония) и Virbagen (фирма Virbac, Франция), которые позиционируются как эффективные средства для борьбы с некоторыми наиболее распространенными вирусными инфекциями.

В связи с вышеизложенным, очевидной является актуальность разработки новых ветеринарных композиций, предназначенных для лечения вирусных и/или бактериальных инфекций у кошек, на основе видоспецифичных интерферонов. Эта задача, прежде всего, предусматривает решение вопроса о выборе наиболее подходящих для указанной цели активных компонентов композиции.

Уровень техники

В 1988 году японскими исследователями у кошек был обнаружен и в последующие годы детально исследован первый полипептид с характерной структурой и свойствами интерферона (Nakamura et al., Biosci. Biotech. Biochem., 56(2), 211-214). Этот белок вследствие сравнительно низкого уровня гомологии последовательности (около 60%) с известными на тот момент альфа-интерферонами человека и наличия ряда некоторых других признаков, отличающих его от известных к тому времени альфа-форм, в частности наличия углеводного остатка (гликозилирования), был отнесен авторами к новому типу IFN, а именно омега-типу (Ueda et al., 1993, J.Vet. Med. Sci., 55(1), 1-6), до этого включавшему лишь один полипептид человеческого происхождения (Hauptmann et al., Nucl. AcidsRes., 1985, 13, 4739-4749). Сегодня гликозилированный рекомбинантный аналог первого кошачьего интерферона, определенного авторами как омега-интерферон и сохраняющего исходно присвоенное ему наименование (rFeIFN-omega), используется на практике либо в составе препарата фирмы Тоrеу (Япония) INTERCAT (например, патенты CIIIA(US) 5508291; US 5714382; US 6194381); либо в составе лицензионного препарата, выпускаемого фирмой Virbac (Франция), под названием Virbagen omega (Southerden P., 2007, J Small Anim Pract. 2007, 48(2): 104-6; Gutzwiller M. et al. Vet. Dermatol., 2007, 18(1), 50-54;Gil S, Res. Vet. Sci., 2013, 94, 753-763, и др.).

В 2004 г. группой японских авторов были опубликованы данные о получении ими 14 белков кошки, обладающих между собой 95-99%-ной гомологией последовательностей и характерными для альфа-интерферонов структурными признаками, а также проявляющих присущие интерферонам этого типа высокую противовирусную и антипролиферативную активности, что позволило определить их как субтипы, образующие «семейство» альфа-интерферонов кошки. При этом все представители этой группы кошачьих интерферонов, в отличие от IFN-альфа человека, содержали углеводные остатки, связанные в типичном для гликозилирования сайте (Nagai et al., 2004, J.Vet. Med. Sci., 66 (б), 725-728). Спустя 2 года у кошки было обнаружено другое «семейство» интерферонов, включающее 13 белков (YangL.-W. et al., 2007, J. Interf. Cytokine Res., 27, 119-127), также обладавших высокой степенью структурной гомологии (96-99%), и при этом имеющих общие отличия от открытой ранее группы субтипов кошачьего IFN-альфа, состоящие в наличии 6 дополнительных аминокислотных остатков на С-конце молекулы, отсутствии сайта N-гликозилирования, числе и расположении консервативных остатков цистеина и пролина. На основании сопоставления особенностей этой группы белков с известными к тому времени типами интерферонов других животных было однозначно установлено их отношение к омега-типу. Кроме того, известно, что субтипы IFN-омега и субтипы IFN-альфа а) действуют на различные участки рецептора и, соответственно, направляют в клетку различные сигналы (Cutrone Е. and Langer J., 1997, FEBS Lett., 404, 197-202; Xue Q. et al., 2010, J. Inter. Cytokine Res., 30(2), 81-88) и б) генерируют образование различных антител, т.е. активность омега-интерферонов не подавляется антителами к альфа-интерферонам (Adolf G. Et al., J. Gen. ViroL, 1987, 68, 1669-1676).

Следует отметить, что сравнение семейства омега-интерферонов кошки с семейством альфа-интерферонов кошки дает все основания для заключения, что первый «кошачий» интерферон (Nakamura et al., 1992), входящий в состав препаратов INTERCAT и Virbagen, скорее всего, относится не к омега-, а к альфа-типу. В пользу этого свидетельствует, что а) указанный белок гликозилирован (по сайту N-гликозилирования); б) степень гомологии аминокислотных последовательностей зрелого полипептида с любым интерфероном из кошачьего «семейства» омега составляет не более 60%, тогда как сходство той же последовательности с любым из 14 альфа-интерферонов кошки составляет 95-98%, и в) число и расположение консервативных аминокислотных остатков в структуре молекулы совпадает с таковым для кошачьих альфа-интерферонов. Сегодня многие авторы либо называют первый кошачий интерферон омега-«подобным» (″FeIFN-omega-like″), либо непосредственно рассматривают его в одной группе с альфа-интерферонами кошки (Yang et al., 2007; Taira О. Et al., 2005, J.Vet. Med. Sci., 67(5), 543-545), а последние версии его в базах данных приводятся либо без указания типа (GenBank, AAB27160), либо прямо определяются как относящиеся к альфа-интерферону (см. GenPeptP35849.1; gi 547724).

В отсутствие в уровне техники информации о разработке и применении для лечения природных заболеваний ветеринарных препаратов, которые содержали бы «истинные» (негликозилированные) омега-интерфероны кошки, наиболее близким аналогом изобретения должно быть признано средство для лечения вирусных инфекций у кошек на основе первого «кошачьего» интерферона, полученного японскими исследователями и по косвенным признакам определенного ими как IFN-омега (rFeIFN-omega), в частности любой из двух известных препаратов, INTERCAT или Virbagen.

Так, например, в US 6194381 (прототип) раскрывается успешное применение препарата INTERCAT, содержащего, помимо кошачьего интерферона, открытого в 1992 г., желатин, D-сорбитол и стабилизатор, для лечения инфекций, характеризующихся иммунодифицитом, включая анемию и хронический стоматит, а также атопического дерматита у кошек. Используемый в известном лечебном препарате вид рекомбинантного интерферона получен в шелковичных червях, трансформированных рекомбинантным бакуловирусом, и представляет собой гликопептид с мол. массой 25000, который характеризуется аминокислотной последовательностью, соответствующей последовательности зрелого белка в предшественнике с номером доступа GenPept Р 35849.1.

К числу недостатков прототипа, помимо указанной выше неопределенности с вопросом классификации входящего в состав препарата интерферона следует, отнести то, что а) получение гликозилированного рекомбинантного продукта с «правильной» (нативной) структурой и, соответственно, полноценными биологическими функциями нуждается в использовании экспрессионных систем, в частности культур клеток животных, мало пригодных для масштабирования процесса и получения высоких выходов целевого продукта; б) как и для любого получаемого рекомбинантным методом гликопептида, могут иметь место проблемы, связанные с недостаточной гомогенностью продукта, который часто представляет собой смесь гликозилированных и негликозилированных молекул; в) в практике лечения альфа-интерферонами, с которыми, как установлено, сходен активный компонент прототипа, достаточно часто наблюдаются случаи проявления организмом исходной или приобретенной резистентности (US 7727519; 01.06.2010). Кроме того, в уровне техники нет достоверной информации о результатах использования прототипа применительно к инфекционным заболеваниям кошек бактериального происхождения.

В связи с этим, при осуществлении настоящего изобретения ставилась задача предложить новое средство для лечения природных инфекционных заболеваний кошек, основанное на действии видоспецифичного интерферона и при этом лишенное указанных выше недостатков прототипа.

Раскрытие изобретения

Поставленная задача была решена путем разработки фармацевтической ветеринарной композиции, включающей в качестве активного ингредиента один из субтипов негликозилированного интерферона кошки омега-типа (по Yang et al., 2007) в качестве активного ингредиента, а также добавки и стабилизаторы из числа традиционно используемых в данной области.

Схема разработки настоящего изобретения предусматривала проведение следующих этапов:

а) анализ информации, представленной в уровне техники, с определением интерферонов-кандидатов для использования в качестве активного начала;

б) получение и очистку отобранных по результатам изучения литературных данных рекомбинантных продуктов;

в) предварительный анализ общего антивирусного эффекта очищенных белков на клеточных культурах с использованием различных типов вирусов;

г) приготовление составов с последующей проверкой их на сохранность активности и стабильность и отбором предпочтительных вариантов;

д) проверка токсичности отобранных составов композиций;

е) исследование лечебного действия полученных композиций in vivo на кошках с различными природными инфекциями;

ж) оценка результатов.

а) В результате анализа литературных данных были сделаны следующие выводы.

Кошачьи интерфероны бета и гамма редко применяются в качестве активного начала композиций противовирусного назначения, что представляется закономерным в свете имеющейся информации об их относительно слабом антивирусном эффекте, в частности, в силу преобладания иммуномодулирующего действия (Tanabe T. et al., 2001; Gil et al., 2013). В противовес этому, семейство IFN-альфа характеризуют высокие уровни противовирусной и антипролиферативной активности. Однако все представители этой группы кошачьих интерферонов в природе гликозилированы, что является определенным техническим препятствием для получения качественных и при этом сравнительно дешевых рекомбинантных продуктов (см. раздел «Уровень техники»).

Омега-интерфероны кошки, имеющие большое структурное и функциональное сходство с семейством кошачьих альфа-интерферонов и обычно демонстрирующие тот же, а иногда и больший (в зависимости от вида вируса), уровень общей противовирусной активности (Wang H., Sheng Wu, Gong Cheng, Xue Bao, 2008;24(9):1556-60),обладают рядом очевидных преимуществ перед альфа-интерферонами, главным из которых является то, что они представляют собой негликозилированные белки и, соответственно, могут быть получены в виде полностью гомогенного препарата достаточно простым и легко масштабируемым методом, а также обладают собственными иммуногенными характеристиками, благодаря чему не утрачивают своей активности под действием не специфичных для них антител (см. разд. «Уровень техники»).

Исходя из этого, в качестве кандидата для реализации настоящего изобретения нами был предварительно избран омега-тип кошачьего интерферона, а именно семейство из 13 полипептидов с последовательностями, представленными в GenBank под номерами DQ 420220 - DQ 420232. При этом было сочтено целесообразным в доказательной части использовать субтипы, которые, по литературным данным (Yang et al., 2007), обладают минимальной и максимальной в рамках данной группы противовирусной активностью in vitro, а именно IFN-омега 1 (GenBank DQ 420220, ABD78704; NCBLNPJ 082772) и IFN-OMera 2 (GenBank DQ 420221, ABD78705; NPJ095910).

Несмотря на то что для научных целей китайскими авторами был использован рекомбинантный белок, экспрессированный в клетках Е. coli, попыток включения его в состав лекарственного средства и применения для лечения природных заболеваний кошек ни авторами данной работы, ни другими исследователями в последующем предпринято не было. Между тем, специалистам в данной области хорошо известно, что многие эффекты, наблюдаемые in vitro, не воспроизводятся in vivo, т.к. на уровне организма в действие вступают дополнительные и при этом не до конца изученные механизмы. Так, достаточно часто пропадает имевшее место при тестировании на клеточных культурах «перекрестное действие» (межвидовая активность) (Rodriguez М. et al., J Biotechnol. 1998; 60(1-2):3-14), во многих случаях при лечении природных заболеваний животных, в том числе и кошек, вообще не обнаруживается положительного эффекта интерферона, демонстрировавшего в испытаниях in vitro противовирусную активность (Slack J., Am J Vet Res., 2013;74(2):281-289; Ritz S., J Vet Intern Med. 2007;21(6):1193-7). В полном соответствии с представлением о том, что результат от применения для лечения вирусных инфекций интерферонов, для которых показана противовирусная активность в тест-системах in vitro, не является очевидным, находится тот факт, что для ранее предложенных (RU 2482871 С2, 27.05.2013) в качестве активных ингредиентов смеси альфа- и омега-интерферонов нам не удалось подтвердить установленного в экспериментах in vitro синергизма действия на больных животных, без чего их применение в составе лекарств утрачивает экономическую целесообразность.

Существенным моментом для выбора именно негликозилированного интерферона-омега было отсутствие литературных данных о его применении в качестве основного активного компонента ветеринарных композиций, применяемых для лечения у кошек заболеваний бактериального происхождения.

б) Рекомбинантные негликозилированные кошачьи интерфероны-омега в настоящей работе были получены путем экспрессии соответствующих генов в штамме E. coli в виде телец включения с последующей реактивацией и хроматографической очисткой. Очищенные белки хранились в виде лиофилизата (при +4°С) или в виде замороженного раствора (при минус 20°С). Молекулярные массы полученных продуктов полностью соответствовали рассчитываемым из аминокислотных последовательностей зрелых форм (для IFN-омега 1 - 19,3 кДа; для IFN-омeгa 2 - 19,9 кДа), что являлось прямым подтверждением отсутствия углеводных остатков.

в) Анализ противовирусного действия оценивали по ингибированию цитопатического действия вируса везикулярного стоматита или вируса кошачьего калицивироза на клеточных линиях CRFK или fCWF-4 известным методом (Armstrong, Methods in Enzymol., 1981, v. 78 (PtA), pp.381-387). В результате было установлено, что определяемая в данной системе удельная активность IFN-омeгa 2 была для большей части препаратов достоверно выше, чем IFN-омега 1. Общий интервал удельной активности для всех полученных препаратов обоих видов составлял от 0,5×108 до 5,0×108 МЕ/мг, что соответствует лучшим показателям для используемого в прототипе rFeIFN (см. формулу в US 5508291).

г) Перед началом экспериментов на животных произвели подбор состава лекарственных композиций, обеспечивающего наилучшую растворимость интерферона и стабильность препарата при хранении. В качестве буферной системы использовались ацетатный, цитратный и фосфатный буфер. Проверяемый диапазон рН составил от 3,5 до 8,0. Для повышения стабильности препарата и придания раствору физиологичности в состав дополнительно включали ЭДТА-Na, NaCl и один или два нейтральных носителя, выбранных из сорбитола, маннитола, полисорбата, поливинилпирролидона, декстрана, твина и др., традиционно применяемых в данной области.

Для проверки стабильности препарата во время его хранения через определенные интервалы времени в тесте in vitro на культуре клеток проводилось определение специфической активности, а также при помощи метода ИФА определялось количественное содержание интерферона в образце. За стабильностью интерферонов в различных составах наблюдали в условиях хранения при температуре 4°С и в режиме ускоренного хранения при температуре 25°С. Наблюдение за стабильностью продолжали по крайней мере 1 год при 4°С и 3 месяца при 25°С. Полученные данные показали наличие различных приемлемых составов, дающих схожую картину по растворимости IFN и стабильности препаратов, однако наилучшими были признаны результаты, полученные для композиций на основе ацетатного буфера с рН 4,5-5,0, с добавлением декстрана.

д) Исследование на токсичность отобранных композиций проводили на мышах и крысах. Для проведения экспериментов лиофилизированные или замороженные субстанции интерферонов кошки разбавляли в выбранном составе до получения концентрации интерферона кошки 2 мкг/мл. Препарат вводили мышам и крысам внутрижелудочно или внутримышечно в количестве 50 мл/кг веса и оценивали общее состояние и поведение животных, прирост массы тела, а также результаты микроскопического исследования тканей (печень, легкие, почки, сердце, мышцы). По совокупности полученных данных полученные рекомбинантные продукты (композиции с IFN-омега 1 и IFN-омeгa 2) были признаны малотоксичными соединениями, соответствующими 4 классу опасности по ГОСТ 12.1.007-76.

е) Проверка лечебного эффекта предлагаемых препаратов проводилась на базе нескольких ветеринарных клиник Москвы по общей схеме, в соответствии с которой в эксперимент во всех случаях включали не менее 20 кошек обоих полов в возрасте от 1 до 7 лет, имеющих вес от 3,5 до 5,5 кг, с достоверно установленным диагнозом; препараты опытным животным вводили внутримышечно один раз в день в объеме 0,5 или 1,0 мл (примерно 200000 и 400000 ME, соответственно) на одно животное в течение 5-7 дней в зависимости от заболевания (герпесвирусный ринотрахеит; калицивироз; панлекопения; калицивироз + панлейкопения, микоплазмоз, хламидиоз, микоплазмоз + хламидиоз); наблюдение за состоянием животных вели в течение всего периода лечения, отмечая сроки появления первых признаков улучшения состояния, исчезновения основных клинических признаков заболевания и клинического выздоровления (данные в каждой группе усредняли и округляли до суток). До начала исследований была определена переносимость препарата, для чего препарат в дозе, в 1,5-3 раза превышающей лечебную, вводили однократно здоровым животным и проводили их осмотр на 3-й и 7-й дни. При этом ни в одном случае неблагоприятных реакций зарегистрировано не было.

ж) При оценке лечебного эффекта препарата учитывали динамику улучшения общего клинического состояния и продолжительность лечения до клинического выздоровления, а также результаты клинического и, в некоторых случаях, биохимического анализов крови.

Полученные данные позволили сделать вывод о том, что предлагаемые в настоящем изобретении средства, представляющие собой содержащие негликозилированный кошачий интерферон-омега ветеринарные композиции, демонстрируют ярко выраженный лечебный эффект в отношении распространенных природных заболеваний кошек, таких как панлейкопения, калицивироз, герпесвирусный ринотрахеит, хламидиоз, микоплазмоз, представленных как в виде моно-, так и в виде микст-инфекций, и, в среднем, примерно на 30 % сокращают срок, необходимый для полного выздоровления животного. При этом во все случаях, за исключением герпесвирусного ринотрахеита, достаточной была меньшая (200000 ME) из двух применявшихся суточных доз. За все время наблюдения ни у одного из подвергавшихся лечению животных не было обнаружено каких-либо побочных действий и осложнений.

Важным результатом является то, что между данными, полученными для препаратов с IFN-омега 1 (с минимальной активностью in vitro) и IFN-омега 2 (с максимальной активностью in vitro), существенных различий выявлено не было. Это позволяет заключить, что в качестве активного ингредиента в предлагаемом средстве с таким же успехом может быть использован любой из субтипов кошачьего интерферона-омега с «промежуточным» уровнем противовирусной активности in vitro.

Таким образом, применение в качестве активного начала композиции для лечения инфекционных заболеваний у кошек одного из представителей семейства кошачьих негликозилированных омега-интерферонов (вместо гликозилированного кошачьего интерферона в прототипе) обеспечивает получение нового эффективного лекарственного средства, которое отличается от прототипа дешевизной и простой получения основного компонента в необходимых количествах, а также более широким спектром действия (основные технические результаты). Кроме того, предлагаемая ветеринарная композиция может быть использована как самостоятельное лекарство, так и в качестве замены для широко применяемых в ветеринарной практике препаратов с альфа-интерфероном, в том числе и препарата INTERCAT (прототипа), в случаях возникновения резистентности к последним (дополнительный технический результат).

Сведения о лечении конкретных заболеваний и его результатах представлены ниже в виде примеров осуществления, которые не должны рассматриваться как ограничивающие объем изобретения.

Примеры

Пример 1. Получение композиций для испытаний in vivo.

Композиция №1. Готовили раствор следующего состава:

Натрия хлорид - 5,86 г/л;

Натрия ацетат - 2,71 г/л;

Декстран - 40-50 г/л;

ЭДТА-Na - 0,058г/л;

Ледяная уксусная кислота до рН - 4,5-5,0;

Вода для инъекций - до 1 л.

В буферный раствор добавляли субстанцию интерферона кошки IFN-омега 1 таким образом, чтобы результирующая активность составила 400000 МЕ/мл. Затем раствор в асептических условиях фильтровали через фильтр с диаметром пор 0,22 мкм и разливали в стерильные флаконы на 3 мл по 2,5 мл. Флаконы укупоривали резиновыми пробками и обжимали алюминиевыми колпачками. Готовые флаконы хранили при температуре от 2 до 8°С. Композицию №2 готовили аналогично композиции 1, за исключением того, что в качестве активного компонента использовали IFN-омега 2.

Пример 2. Лечение герпесвирусного ринотрахеита.

Опыт проводился на 27 кошках с диагнозом герпесвирусный ринотрахеит. Животные были разделены на три группы: контрольную (n=9), первую опытную (n=9) и вторую опытную (n=9). Животным первой опытной группы раз в день в течение 5 дней вводили 200000 ME интерферона-омега 1(0,5 мл композиции №1), животным второй опытной группы по той же схеме - 400000 ME (1 мл композиции №1). Кошки контрольной группы получали лечение без включения в схему средств этиотропной терапии. Оценивали динамику лечения заболевания и сроки выздоровления (в днях после начала введения опытным животным интерферона). Полученные результаты приведены в табл. 1

Из полученных данных с очевидностью следует улучшение динамики лечения и сокращение сроков до полного выздоровления, которые в данном случае более выражены во второй опытной группе.

Пример 3. Лечение калицивироза.

Исследование лечебного действия предлагаемой композиции осуществлялось по той же схеме, что и в примере 1, за исключением того, что обеим опытным группам препараты вводились по 0,5 мл (200000 МЕ), но первая опытная группа животных получала композицию №1 (с IFN-омега 1), а вторая - композицию №2, представляющую тот же состав, но с IFN-омега 2. B связи с тем что калицивирусная инфекция в большинстве случаев сопровождалась анорексией, стоматитом, конъюнктивитом и нарушением дыхательной функции, при изучении динамики улучшения состояния следили за динамикой указанных симптомов (табл. 2)

Установлено, что улучшение состояния животных ускоряется в обеих экспериментальных группах, демонстрируя при этом сходную динамику. Оба препарата сокращают срок лечения в среднем на 2 дня.

Пример 4. Лечение панлейкопении.

При исследовании лечебного действия предлагаемых препаратов пользовались той же схемой, что и в примере 1, используя композицию №2 в двух различных разовых дозах (200000 МЕ и 400000 ME). Каждая из трех групп (контрольная и две опытных) включала в данном эксперименте по 8 животных. До начала и после курса лечения дополнительно проводился клинический анализ крови. В таблице 3 приведены результаты исследования.

Как следует из приведенных данных, улучшение динамики заболевания и сокращение сроков клинического выздоровления составляло как при максимальной, так и при минимальной разовых дозах примерно 30%.

При клиническом анализе крови после завершения лечения были выявлены небольшие остаточные отклонения, выражавшиеся в некотором повышении СОЭ и числа лейкоцитов и нейтрофилов, незначительно выходящие за пределы референсных значений, которые в течение последующих 1-2 дней возвращались к норме.

Пример 5. Лечение панлейкопении, отягощенной калицивирозом.

При лечении животных с панлейкопенией, осложненной калицивирусной инфекцией, опыт проводился на 30 животных, которые были разбиты на 3 группы, по 10 животных в каждой. Первая опытная группа получала 200000 ME композиции №1, вторая опытная группа получала внутримышечно 400000 ME композиции №1, один раз в день в течение 5 дней. По результатам проведенных испытаний было установлено практически полное совпадение динамики улучшения состояния и сроков клинического выздоровления с описанными в примере 3 результатами лечения панлейкопении, протекающей как моновирусная инфекция. В ходе применения интерферон-содержащих препаратов у опытных животных проводились биохимические исследования крови, в результате которых было выявлено временное повышение активности ферментов АСТ, АлАТ и ЛДГ, а также содержания общего белка, которые после клинического выздоровления животных возвращались к норме.

Пример 6. Лечение микоплазмоза.

При определении лечебного эффекта омега-интерферонов кошки при добавлении их в схему лечения микоплазмоза в качестве средства этиотропной терапии исследовались кошки с достоверно установленным диагнозом микоплазмоза (33 животных). Лечебный эффект композиции № 1 определяли на двух экспериментальных группах кошек (n=11), с использованием разных доз, 200000 ME (0,5 мл композиции №1) и 400000 МЕ (1,0 мл композиции №1), соответственно, в первой и второй опытной группах. Результаты исследования показали более раннее клиническое выздоровление кошек, в сравнении с животными, не получавшими интерферон, в среднем на 20%. Применение интерферона позволило на 2-4 дня сократить общий курс антибиотикотерапии, длительность которого в контрольной группе составляла 12-14 дней, а в опытных - 10.

Пример 7. Лечение хламидиоза.

Эффективность лечения хламидиоза кошек по схеме с применением композиции №2 исследовали на двух экспериментальных группах кошек (n=10), с использованием разных доз интерферона: 200000 ME (0,5 мл композиции №2) и 400000 МЕ (1,0 мл композиции №2). В результате лечения было установлено, что достаточной является меньшая доза препарата (200000 ME). Отмечалось более раннее исчезновение характерных клинических признаков в сравнении с животными, не получавшими препарат.

Пример 8. Лечение ринотрахеита смешанной этиологии (герпесвирус кошки, бронхисептический бордетеллез).

В экспериментах исследовалась эффективность применения интерферона в схеме терапии инфекционного (герпесвирусного) ринотрахеита кошек, осложненного бактериальной инфекцией, вызванной Bordetella bronchiseptica. В эксперименте использовались две композиции препарата: композиция №1 и композиция №2, обе в разовой дозе 200000 ME. Результаты показали, что при добавлении в схему лечения препарата, содержащего омега интерферон кошки, на второй день терапии наступало облегчение клинических симптомов (гипертермия, синдром катарального воспаления верхних дыхательных путей), в то время как у животных, не получавших омега-интерферона, облегчение клинических симптомов наступало в среднем на сутки позже. Полное клиническое выздоровление при использовании омега-интерферона отмечалось на 4-5 день, что на 20% быстрее в сравнении с контролем (6-7 день).

1. Ветеринарная композиция для лечения и профилактики природных инфекционных заболеваний у кошек, содержащая эффективное количество рекомбинантного интерферона, являющегося представителем семейства негликозилированных омега-интерферонов кошки, в качестве активного начала и фармацевтически приемлемые наполнители и/или добавки.

2. Композиция по п. 1, отличающаяся тем, что природное заболевание представляет моновирусную инфекцию.

3. Композиция по п. 1, отличающаяся тем, что природное заболевание представляет собой смешанную вирусную инфекцию.

4. Композиция по п. 1, отличающаяся тем, что природное заболевание представляет бактериальную инфекцию.

5. Композиция по п. 1, отличающаяся тем, что заболевание представляет смешанную вирусно-бактериальную инфекцию.

6. Композиция по любому из пп. 1-5, отличающаяся тем, что применяется в комплексном лечении заболевания.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к области ветеринарии и предназначено для лечения лошадей с острым травматическим асептическим тендовагинитом и профилактики развития осложнений опорно-двигательного аппарата.

Группа изобретений относится к химической энзимологии, к способу создания дисперсии, содержащей полимерные наночастицы с инкапсулированным антиоксидантным ферментом, в частности к получению водной дисперсии наночастиц состава супероксиддисмутаза/поликатион/полианион, которая предназначена для медицинского применения.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к противоопухолевому средству. Противоопухолевое средство, представляющее собой рекомбинантный циклофилин А человека в виде раствора в фосфатном буфере, является продуцентом штамма Escherichia coli (BL21(DE3)Gold/pETCYPopti, депонированного во Всероссийской Коллекции промышленных микроорганизмов ФГУП ГосНИИ Генетика, регистрационный номер В-11983 от 18 июля 2014 г.
Изобретение относится к медицине, в частности хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, и может быть использовано при лечении лучевой сиалоаденопатии.

Группа изобретений относится к ветеринарии, а именно к способу иммунной активации для повышения вылупляемости оплодотворенного куриного яйца, зараженного Е. coli.

Изобретение относится к биотехнологии, а именно к выделенному пептиду, который имеет индуцибельность цитотоксических Т-лимфоцитов (CTL), а также к его применению. Предложенный пептид может использоваться в противораковой иммунотерапии, более конкретно, в противораковых вакцинах.

Группа изобретений относится к ветеринарии и может быть использована при осеменении свиней. Способ по изобретению включает введение свинье гонадотропинвысвобождающего гормона на четвертый день после отъема, при этом свинью осеменяют один раз при 15-24 часах после введения гормона.

Группа изобретений относится к области медицины и касается антибактериального комплекса, содержащего последовательность нуклеиновой кислоты нативного клеточного связывающего сайта для бактериального фактора транскрипции и группу доставки, выбранную из соединений четвертичного амина и бис-аминоалканов и их ненасыщенных производных, при этом аминокомпонент аминоалкана является аминогруппой, образующей часть гетероциклического кольца.

Группа изобретений относится к медицине и касается системы пероральной доставки действующего вещества белковой природы в виде наночастиц со средним размером не более 500 нм на основе ПМГК при соотношении молочной кислоты к гликолевой кислоте 50:50 в полимере и молекулярной массе ПМГК 24-69 кДа в виде порошка, полученного лиофилизацией в присутствии бычьего сывороточного альбумина в эффективном количестве.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к способу получения средства, обладающего цитостатическим действием в отношении лимфобластов человека.
Описана неводная масляная инъекционная композиция многодозового типа, включающая активный ингредиент, масло, содержащее активный ингредиент, гидрофильное вспомогательное вещество, не отделяемое по фазе от масла, и липофильный консервант, комбинируемый с гидрофильным вспомогательным веществом. Липофильный консервант выбран из фенола, м-крезола, бензилового спирта, метилпарабена, пропилпарабена, хлорида бензалкония, тиомеросала, хлорбутанола, этанола и феноксиэтанола. Гидрофильное вспомогательное вещество выбрано из пропиленгликоля, полиэтиленгликоля, полипропиленгликоля, глицерина, уксусной кислоты, лимонной кислоты, диметилсульфоксида, N-метилпирролидона и диметилацетамида. Неводная инъекционная композиция по изобретению проявляет более высокую антисептическую эффективность по сравнению с введением липофильного консерванта отдельно. 14 з.п. ф-лы, 21 табл., 6 пр.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности и представляет собой композицию, включающую, по меньшей мере, один N-ацетиллактозамин, выбранный из группы, включающей лакто-N-тетраозу и лакто-N-неотетраозу, по меньшей мере, один сиалилированный олигосахарид и, по меньшей мере, один фукозилированный олигосахарид и гидролизат, включающий частично и/или сильно гидролизованные белки, у которых предпочтительно от 10% до 100% и предпочтительнее от 15% до 95%, популяции белков/пептидов имеют молекулярную массу менее 1000 дальтон, для применения при предупреждении и/или лечении атопического дерматита и экземы. Изобретение обеспечивает расширение арсенала средств, применяемых при предупреждении и/или лечении атопического дерматита и экземы. 2 н. и 15 з.п. ф-лы, 1 пр., 4 ил., 1 табл.

Изобретение относится к биотехнологии и представляет собой пептид, который имеет аминокислотную последовательность, состоящую из смежных аминокислот, полученных из белка WT1, и индуцирует WT1-специфические хелперные Т-клетки связыванием с молекулой МНС класса II. Такая аминокислотная последовательность выбрана из группы, состоящей из аминокислотной последовательности, изображенной в SEQ ID NO: 3; аминокислотной последовательности, изображенной в SEQ ID NO: 4; аминокислотной последовательности, изображенной в SEQ ID NO: 5. Изобретение касается также экспрессирующего вектора, содержащего полинуклеотид, кодирующий пептид, антитела против пептида, фармацевтической композиции, содержащей пептид, способа лечения рака путем введения пептида субъекту. Изобретение позволяет получить эффективное средство для индукции WT1-специфических хелперных Т-клеток связыванием с молекулой МНС класса II и использовать его для лечения рака. 14 н. и 3 з.п. ф-лы, 18 ил., 9 табл., 5 пр.

Изобретение относится к области биотехнологии и медицины. Предложен способ увеличения уровней эритроцитов или лечения анемии пациента. Способ предусматривает введение пациенту активатора рецептора эритропоэтина и полипептида, содержащего часть ActRIIB и часть Fc-домена иммуноглобулина, где полипептид связывается с GDF11 и/или миостатином. Совместное введение активатора рецептора эритропоэтина и вышеописанного полипептида позволяет достичь синергического эффекта и увеличения гематокрита почти на 25%. Изобретение может быть использовано в медицине. 41 з.п. ф-лы, 22 ил., 19 пр.
Наверх