Лабораторный способ диагностики ведущей негативной симптоматики у больных шизофренией


 


Владельцы патента RU 2578957:

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Научно-исследовательский институт психического здоровья" (RU)

Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и касается лабораторной диагностики ведущей негативной симптоматики у больных шизофренией. Для этого определяют содержание глутамата в сыворотке крови больного шизофренией, и при концентрации его выше 48,6 нмоль/мл диагностируют ведущую негативную симптоматику. Способ обеспечивает повышение точности диагностики у данной группы больных. 2 пр.

 

Изобретение относится к медицине, в частности к психиатрии, и может быть использовано для параклинической лабораторной диагностики ведущей негативной симптоматики у больных шизофренией.

Шизофрения является тяжелым психическим заболеванием с невыясненной до конца этиологией и патогенезом. Шизофрению считают полиэтиологическим заболеванием. Патогенез шизофрении не изучен в полной мере из-за его крайней сложности и многофакторности. Существуют теории, описывающие возможные механизмы патогенеза на разном уровне, начиная с психологического, заканчивая биологическим. На сегодняшний день одна из ведущих теорий патогенеза - глутаматная, согласно которой болезнь характеризуется нарушением функций N-метил-D-аспартатных (NMDA) рецепторов. Они представляют собой критический компонент процесса нейроразвития, и неправильное их функционирование может привести к шизофрении. Последнее время, появились сообщения, что глутамат при его избыточном образовании осуществляет повреждающее действие на нейроны и может опосредовать гибель клеток при повреждениях разной этиологии [1].

По преобладанию позитивных или негативных симптомов в клинической картине болезни принято выделять две группы: больные, у которых выделяется по сумме баллов клинических симптомов по шкале PANSS ведущая негативная или позитивная симптоматика болезни. Ведущая негативная симптоматика характеризуется отсутствием традиционно ожидаемых эмоций, апатией, снижением интереса к различным сторонам жизни, обедненностью мимики, речи, недостаточностью навыков самообслуживания и социальной продуктивности и другими симптомами. Позитивная симптоматика характеризуется преобладанием бреда и галлюцинаций [2, 3].

Оба вида психопатологических симптомокомплексов определяются различными патофизиологическими механизмами и, следовательно, являются самостоятельными проявлениями болезни. Но исход заболевания при разной ведущей симптоматике болезни и тактика лечения различна. Дифференцированный учет негативных и позитивных нарушений, их взаимозависимостей позволяет правильно определить тактику лечебных и реабилитационных мероприятий. Позитивные расстройства в силу своей необычности заметны даже неспециалистам, поэтому выявляются относительно легко, в то время как негативные расстройства могут довольно долго существовать, не обращая на себя особого внимания. Такие симптомы, как равнодушие, апатия, неспособность к проявлению чувств, отсутствие интереса к жизни, потеря инициативы, обеднение словарного запаса и другие, могут восприниматься окружающими как черты характера или как побочные эффекты антипсихотической терапии, а не результат болезненного состояния. Однако, именно негативная симптоматика в наибольшей степени влияет на будущее больного, на его способность существовать в обществе. Негативные расстройства также более устойчивы к лекарственной терапии, чем позитивные. Лишь с появлением в конце XX века новых психотропных лекарств - атипичных нейролептиков у врачей появилась возможность влиять на негативные расстройства [4]. Поэтому своевременная и точная диагностика ведущей негативной или позитивной симптоматики у больных шизофренией играет большую роль в назначении адекватного лечения и влияет на прогноз заболевания.

Для постановки диагноза ведущей негативной или позитивной симптоматики у больных шизофренией используют только анамнестические и клинико-психометрические шкалы, основанные на клинических оценках преобладания тех или иных психогенных симптомов. Поэтому необходим поиск параклинических критериев диагностики ведущей негативной или позитивной симптоматики у больных шизофренией. В качестве наиболее близкого аналога к предлагаемому изобретению можно рассмотреть патент Корнетова Н.А. [9], в котором описан способ прогнозирования негативных клинических проявлений в течение шизофрении путем антропометрического, соматотропического обследования пациента. Отличием заявленного решения от известного из [9] состоит в том, что в предлагаемом способе используют лабораторный критерий определения концентрации глутамата в сыворотке крови больных шизофренией. Предлагаемый критерий, в отличие от приведенного в [9], удобен тем, что измеряется один биохимический параметр - концентрация глутамата в сыворотке крови больных. В настоящее время существует лабораторный способ дифференциальной диагностики ведущей симптоматики у больных шизофренией, основанный на определении активности фермента супероксиддисмутазы [5]. Для определения активности данного фермента не существует фирменных наборов, необходимо определять активность фермента по кинетике ферментативной реакции, что увеличивает время анализа - 20 человек можно проанализировать за рабочий день. Поэтому актуален поиск менее трудозатратных методов лабораторной диагностики. В проанализированной научно-медицинской и патентной литературе адекватного прототипа не обнаружено.

Задачей предлагаемого изобретения является разработка простого лабораторного способа диагностики ведущей негативной симптоматики у больных шизофренией.

Поставленную задачу решают путем изучения уровня глутамата в сыворотке крови. Было показано, что уровень глутамата в сыворотке крови у больных с ведущей негативной симптоматикой достоверно выше уровня глутамата у здоровых лиц и у больных шизофренией с ведущей позитивной симптоматикой. При выявлении в сыворотке крови больных шизофренией количества глутамата выше 48,6 нмоль/мл диагностируется ведущая негативная симптоматика. Уровень достоверности различий между группами с разными ведущими симптоматиками равен 0,002. У больных с ведущей позитивной симптоматикой количество глутамата - (33,67 (24,91-48,41) нмоль/мл) не отличается достоверно от уровня глутамата у здоровых лиц (29,19 (19,18-40,27) нмоль/мл).

Новым в предлагаемом способе является использование достоверных различий в уровне глутамата в сыворотке крови у больных с позитивной и негативной ведущей симптоматикой и выявление ведущей негативной симптоматики при значении выше 48,6 нмоль/мл.

Изучение уровня глутамата у больных шизофренией с ведущей негативной симптоматикой было выбрано в связи тем, что в последние годы большое распространение получила глутаматная гипотеза шизофрении. Нарушения в метаболизме глутамата при шизофрении подтверждено большим количеством работ [1, 3]. Исследование количества глутамата у больных с разной ведущей симптоматикой не проводилось. Нами получены достоверные различия в уровнях глутамата у больных шизофренией с ведущей негативной симптоматикой по сравнению с пациентами с ведущей позитивной симптоматикой и здоровыми людьми. Отличительные признаки проявили в заявляемой совокупности новые свойства явным образом не вытекающие из уровня техники в данной области и неочевидные для специалиста. Идентичной совокупности признаков не обнаружено в патентной и научно-медицинской литературе. Данный способ может быть использован в здравоохранении, в частности, в психиатрии.

Исходя из вышеизложенного, следует считать предлагаемое изобретение соответствующим условиям патентноспособности: «Новизна», «Изобретательский уровень», «Промышленная применимость».

Изобретение будет понятно из следующего описания.

Предлагаемые критерии (достоверные различия по уровню глутамата у больных шизофренией с ведущей негативной симптоматикой по сравнению с пациентами с ведущей позитивной симптоматикой) дифференциальной диагностики больных шизофренией с ведущей негативной симптоматикой по сравнению с пациентами с ведущей позитивной симптоматикой получили в результате клинико-биологического обследования пациентов с установленными соответствующими диагнозами. Все больные прошли курс лечения в отделении эндогенных расстройств клиник НИИ психического здоровья СО РАМН.

Была проанализирована кровь 110 человек. Из всех больных эндогенными психозами 45 человека имели диагноз параноидная шизофрения, 55 человек - простая и гербефеническая шизофрения и 10 больных имели диагноз шизотипическое расстройство. Из всех обследованных лиц 38 человек имели ведущую позитивную и 44 - ведущую негативную симптоматику.

Во всех группах было выдержано следующее отношение полов: 40% составляли мужчины, а 60% - женщины. Возрастной диапазон составил от 20 до 47 лет, средний возраст 30,9±3,78 год, Диагнозы были выставлены врачами-психиатрами клиник ФГБУ «НИ-ИПЗ» СО РАМН в соответствии с международным классификатором МКБ-10 [6]. Психопатологическая симптоматика описывалась согласно руководству «Оценочный перечень симптомов и глоссарий для психических расстройств» для МКБ-10. Каждый пациент до назначения фармакотерапии обследовался по психометрическим шкалам: PANSS (оценка позитивной, негативной, общепсихопатологической симптоматики).

Лабораторное обследование у обследуемых лиц проводилось при поступлении в клинику до назначения фармакотерапии. Взятие крови осуществляли утром натощак с использованием пробирок типа Vacuette с активатором образования сгустка для выделения плазмы. Для отделения плазмы крови от форменных элементов пробирку с кровью центрифугировали при 2000 g 20 мин в центрифуге с охлаждением до+4°С Orto Alresa Digicen 21R (Испания).

Определение глутамата в сыворотке крови проводилось с помощью набора «Glutamat Assay Kit» фирмы BioVision Research Products, Montain, USA. Набор «Glutamat Assay Kit» обеспечивает чувствительный метод обнаружения глутамата в различных образцах. Реактив Enzyme Mix определяет концентрацию глутамата по пропорциональному изменению цвета. Количество глутамата может быть легко определено количественно спектрофотометрическим методом, длина волны = 450 нм.

После разведения реактивов Glutamat Enzyme Mix с 220 мкл Assay Bufer, Glutamat Developer с 820 мкл деионизованной водой и Glutamat Enzyme Mix (по 2 мкл на анализ) по количеству анализов, разливается на аликвоты и замораживается при температуре -20° для использования в будущем. Для проведения анализа необходимо построение калибровки глутамата (стандартная кривая).

Разбавить 10 мкл 0.1 M Глутамат Стандарта с 990 мкл Assay Buffer для получения 1 мМ глутамата Standart. Добавить 0, 2, 4, 6, 8, 10 мкл разведенного глутамата стандарта в 96-луночной планшет в 2 повторах для получения 0, 2, 4, 6, 8, 10 нмолярных и стандартных растворов глутамата. Довести объем до 50 мкл буфером Assay Buffer.

Подготовка образцов: 10-50 мкл сыворотки крови может быть непосредственно разбавлены буфером Assay Buffer до 50 мкл. Внести образец в лунку - 25 мкл сыворотки + 25 мкл Assay Buffer.

Реактивы для реакции: смешать реагенты. Для каждой лунки подготовить 100 мкл реакционной смеси, содержащей 90 мкл Assay Buffer, 8 мкл Glutamat Developer, 2 мкл Glutamat Enzyme Mix. Добавить 100 мкл реакционной смеси в каждую лунку, содержащую глутамат образцов стандарта и опыта. Хорошо перемешать. Инкубировать реакцию в течение 30 мин при 37°, защитить от света.

Измерение при 450 нм на микропланшетном ридере. Для корректировки опытных значений концентрации глутамата необходимо внести контрольную пробу с нулевой концентрацией глутамата из значений всех проб.

Построим калибровочный график, откладывая по оси ординат разность оптических плотностей опытных и контрольной пробы, а по оси абсцисс - соответствующие им значения глутамата.

Статистическую обработку результатов исследования проводили на персональном компьютере с использованием пакета прикладных статистических программ STATISTICA 8.0. Достоверность различий между группами определяли с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни. Статистически значимыми считались различия при p<0,05 [6, 7].

При исследовании уровня глутамата в зависимости от клинической симптоматики были получены следующие результаты. Было изучено влияние ведущей позитивной симптоматики (бред, галлюцинации, аффективные настроения) и ведущей негативной симптоматики (депрессия, аутизм, социальная отгороженность) на уровень глутамата в сыворотке крови. Исследуемые больные были разделены на 2 группы. 1 группа - больные с ведущей позитивной симптоматикой и 2 группа - больные с ведущей негативной симптоматикой. У больных с ведущей негативной симптоматикой (2 группа) выявлено максимальное количество глутамата в сыворотке крови (55,5 (48,6-69,9) нмоль/мл). Уровень достоверности различий между группами равен 0,002. У больных с ведущей позитивной симптоматикой (1 группа) - (33,67 (24,91-48,41) нмоль/мл) количество глутамата не отличается от здоровых лиц (29,19 (19,18-40,27) нмоль/мл), различия между группами недостоверны (р=0,04).

Полученные нами результаты представят основу для выявления роли глутамата в патогенезе развития шизофрении и, возможно, для создания метода дифференциальной диагностики разных форм шизофрении.

Наличие достоверных различий уровня глутамата в сыворотке крови больных разными формами шизофрении говорит о разности патогенетических картин этих форм шизофрении. Диагноз острое полиморфное расстройство очень часто предшествует диагнозу шизофрения, так как клиническая картина на начальном этапе болезни очень сходна как с шизофренией, так и биполярным аффективным расстройством. Поэтому актуален вопрос ранней дифференциальной диагностики этих заболеваний. Выявление достоверных различий уровня глутамата в сыворотке крови больных с ведущей негативной симптоматикой шизофрении, по-видимому, характеризует специфическую биохимическую картину данного заболевания.

Таким образом, использование достоверных различий уровня глутамата в сыворотке крови больных с ведущей негативной симптоматикой, характерных только для той или иной формы шизофрении, в качестве дополнительных параклинических методов дифференциальной диагностики симптоматики шизофрении позволит увеличить точность постановки диагноза и соответственно скорейшего назначения адекватного, индивидуального лечения пациента.

В качестве иллюстрации приводим следующие клинические примеры:

Пример 1 (пациент с ведущей негативной симптоматикой). История болезни № 1204.

Анамнез: Наследственность психопатологически отягощена по линии отца и матери - эндогенные заболевания и умственная ретардация.

Отец - 50 лет, работает фельдшером, отличался странным характером, оставил семью, когда пациенту было 2 года. Мать - 58 лет, работает санитаркой, воспитывала пациента в условиях гиперопеки, тревожная по характеру. Брат - 26 лет, энергичный, веселый, общительный. Сводная сестра по матери - 39 лет, веселая, общительная.

Пациент родился третьим ребенком. Беременность и роды у матери протекали без патологии. Раннее развитие протекало нормально, с 3-х лет посещал детский сад, отличался подвижностью, активностью. В школу пошел с 7 лет, быстро адаптировался. Учился посредственно, так как всегда испытывал проблемы с памятью. Особые проблемы были в познании гуманитарных предметов, особенно русского языка. Активно занимался спортом - легкой атлетикой, игровыми видами спорта. Часто выступал капитаном в дворовых командах. С 15 лет пытался заниматься гиревым спортом, участвовал в соревнованиях. С 16 года резко снизилась успеваемость в школе, стал испытывать апатию, постоянную слабость, беспокоили головные боли, раздражительность, подолгу спал. Изменился по характеру, замкнулся, прекратил общение с приятелями. Стал агрессивным по отношению к матери, бурно реагировал на ее замечания и просьбы о его трудоустройстве, однажды даже ударил ее по голове. Впервые поступил в клиники НИИ психического здоровья в 2005 году, когда с реабилитационной целью выставлялся диагноз: Органическое расстройство личности, получал карбамазепин, пирацетам, после выписки состояние оставалось прежним, не смог продолжить учебу, не работал, психоневрологический диспансер не посещал.

В последующем находился на лечении с 19.07. по 11.08.2010 г. с диагнозом: Эмоционально-неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип (F 60.30). Coп.: Вегетососудистая дистония. Синдром ранней реполяризации желудочков. Принимал лечение: финлепсин 600 мг/сут, ивадал 10 мг/сут, хлорпротиксен 15 мг/сут, кавинтон в/в, церетон в/м. В результате лечения наступило улучшение самочувствия: нормализовался фон настроения, улучшился сон; в конце проводимого лечения отказался от дальнейшей госпитализации, приема лекарственных средств.

Вскоре устроился разнорабочим в деревообрабатывающую компанию, но через 2 месяца уволился оттуда по собственному желанию в связи с задержками зарплаты. В последующем, в конце осени 2010 г., работал в течение 2-х недель грузчиком, сортировщиком.

Постепенно самочувствие вновь стало ухудшаться, было неустойчивым настроение, появилась выраженная беспричинная раздражительность со склонностью к импульсивному гетероагрессивному поведению (во время участившихся конфликтов с матерью «срывался» на нее: нецензурно бранился, в порыве ярости мог ударить). Также отмечалось чувство упадка сил, отсутствие интереса к окружающему, выраженное снижение способности к сосредоточению и усваиванию полученной информации, выраженная забывчивость, нестабильный сон (периодически отмечалась бессонница, сон часто не приносил отдыха); периодически возникали головные боли и головокружения, повышенная метеочувствительность (на перемену погоды реагировал усилением чувства общей слабости и упадка сил, раздражительностью, появлением головных болей и головокружения). Не работал, дома ничем не занимался, проводя большую часть времени лежа на кровати; на упреки матери реагировал раздражением, агрессивным поведением. В связи с плохим самочувствием зимой принимал «витамины» - без эффекта.

После прохождения ВВЭ в военкомате в декабре 2010 года был направлен психиатром на обследование в ТОКПБ, где находился с 18.01 по 03.02.11 года. Заключительный диагноз: Шизотипическое расстройство личности. В связи с неудовлетворительным самочувствием, по настоянию матери решил обратиться в НИИПЗ СО РАМН, был госпитализирован во 2-е отделение.

Психическое состояние при поступлении: В кабинет заходит по приглашению медленной походкой. Внешне опрятен, одет в спортивную одежду. Выглядит младше паспортного возраста, астенического телосложения. На стуле сидит в одной позе, ссутулившись, опустив голову. Взгляд направлен вниз. Пантомимика бедная; голос тихий, речь разборчивая, среднего темпа.

В беседе напряжен, насторожен; на вопросы отвечает крайне односложно, после длительных пауз, иногда не сразу реагирует на обращение к нему, иногда не может понять смысл задаваемых вопросов (например, на вопрос «Курит ли он?» после некоторой паузы недоуменно отвечает «Сейчас ведь я с Вами разговариваю»). Помимо этого, в ходе беседы отмечается демонстративность, некоторая адистантность и расторможенность. Активно жалобы сформулировать не может («плохо себя чувствую»), но при расспросе выясняется, что отмечается неустойчивое настроение, беспричинная выраженная раздражительность со склонностью к импульсивному гетероагрессивному поведению («срывается» на мать: нецензурно выражается, в порыве ярости может ударить), чувство упадка сил, отсутствие интереса к окружающему, выраженное снижение способности к сосредоточению и усваиванию полученной информации, выраженная забывчивость, нестабильный сон (периодическая бессонница, сон часто не приносит отдыха); периодические головные боли и головокружения, повышенная метеочувствительность (на перемену погоды реагирует усилением чувства общей слабости и упадка сил, раздражительностью, появлением головных болей и головокружения).

Информация, которую пациент сообщает о себе, малоинформативна. В ходе беседы быстро появляется и нарастает выраженное утомление со снижением продуктивности. С трудом определяется со временем года («теплое»), не может назвать свой возраст («я в календарь не смотрю»).

В отделении пациент большую часть времени проводит в палате, в пределах постели. Ничем не занят, с окружающими практически не общается. Интереса к проводимому лечению и результатам обследований не проявляет. На второй день пребывания в отделении стал говорить о выраженном улучшении самочувствия и интересоваться, как скоро его выпишут, при этом не мог сформулировать, в чем проявляется улучшение («… просто лучше стало»).

Ориентировка во времени и собственной личности нарушена. Галлюцинаторно-бредовая симптоматика не выявляется. Память снижена, внимание неустойчиво. Словарный запас бедный. Уровень знаний об окружающем низкий, счет по Крепелину выполняет с трудом. Сообщает о единичной суицидной попытке в прошлом («по приколу пытался повеситься, не получилось»).

Т.о., психическое состояние квалифицируется апатико-абулическим синдромом с наличием специфических нарушений ассоциативной сферы (аморфность, формальность, соскальзывания с одной темы на другую, идеаторная бедность) и психопатоподобного поведения на фоне выраженного эмоционально-волевого, интеллектуально-мнестического снижения личности в рамках диагноза: Простая шизофрения F 20.6. с ведущей негативной симптоматикой.

Лабораторные показатели при поступлении в клинику: количество глутамата в сыворотке крови 52,5 нмоль/мл.

Пример 2 (больной шизофренией с ведущей позитивной симптоматики). История болезни № 1298.

Пример 1 (пациент с ведущей позитивной симптоматикой). История болезни № 1700. Пациент К., 1985 года рождения, болен 5 лет, инвалид II группы.

Анамнез: Отец, 1961 г.р., по характеру веселый, открытый, «душа компании», несколько легкомысленный; окончил вуз, является журналистом без определенного места работы; после развода (1988 год) новой семьи не создал, проживает с родителями.

Мать, 1959 г.р., окончила вуз, по специальности бухгалтер; всегда уверена в себе, умеет найти выход из любой ситуации, общительная, если захочет - может вспылить; состоит во втором браке, совместных детей нет.

Пациент сведений об акушерском анамнезе матери, своем раннем развитии не имеет; из рассказов близких знает, что петь начал раньше, чем говорить. Страдает диатезом с рождения, сколько себя помнит - приходится соблюдать диету, исключая все сладкое. До 4 лет отмечался редкий энурез, сохранялся страх темноты, одиночества; с 8 лет после просмотров фильмов ужасов страхи возобновились, плохо засыпал в темноте; детских инфекций не помнит; практически непрерывно беспокоила заложенность носа, постоянно пользовался каплями (до сих пор). Детский сад посещал с удовольствием, был веселым, общительным, нередко играл роль лидера среди сверстников. Развод родителей, когда мальчику было 3 года, не стал для него большим потрясением, поскольку сохранились тесные и теплые отношения с отцом, бабушкой и дедом. С отчимом сложились ровные отношения, оставался близок и с отцом. В общеобразовательной школе адаптировался легко; по настоянию матери сразу поступил в музыкальную школу, все считали его одаренным. Домашние задания по общеобразовательным предметам вскоре научился готовить «через раз», успевал средне, особенно после 6 класса («громких успехов не было»); любил математику, английский язык, тяжело давались физика и немецкий язык. С 7 лет имел одного близкого друга; участвовал в школьных мероприятиях, требовавших пения, игры на фортепиано; в старших классах заметил, что его музыкальные способности являются не предметом подшучивания среди сверстников, а вызывают интерес, уважение, порой зависть с их стороны. Влюблялся в девушек, но объясниться, встречаться с ними не пытался. Начинал курить, но вскоре бросил; пробовал спиртное, но не пристрастился. Хотел стать программистом, и по окончании средней школы поступил на факультет информатики ТГУ. Однако занятия пропускал, появилось много долгов, был отчислен во втором семестре. В следующем году поступил на аналогичную специальность в ТУСУРе,- вновь «повел себя легкомысленно», воспользовавшись тем, что мать не контролировала учебу; был отчислен. Сразу, в 2003 году, поступил в техникум на специальность «Управление и менеджмент»; в коллективе адаптироваться не смог, не поладил с одним парнем, произошла драка, больше на занятия не ходил («не дотянул до сессии»). Из-за конфликтов дома, поскольку не работал и не учился, переехал жить к деду. Чувствовал неуверенность, опасался конфликтов, боялся людей; по совету деда начал посещать секцию борьбы; больше ничем не занимался, «набирался сил». Стал спокойнее, влюбился в девушку, сошелся с ней, жили с ее семьей. Через полгода потерял к ней интерес, вернулся домой. По 2-3 месяца работал разносчиком газет, курьером, увольнялся из-за низкой зарплаты. В 2004 году устроился в копировальную компанию, но с работой не справился: все делал медленно, «не успевал за клиентами», предложили уволиться. Позже продавал компакт-диски, был уволен из-за конфликта с клиентом через несколько месяцев. В 2005 году устроился в компанию, занимающуюся видеосъемкой, через 4 месяца ушел оттуда сам из-за низкой заработной платы. В 2006 году родители купили пациенту квартиру, стал жить отдельно. Устроился работать охранником в ночь через двое-трое суток. Одновременно поступил в приборный техникум на специальность программист. Несмотря на желание учиться, занятия пропускал, поскольку уставал на работе, появились долги. В ноябре на работе в его смену были похищены баллоны со сжиженным газом, подвергался давлению со стороны начальства, очень переживал. Устроился работать охранником, при этом в магазине, где много сотрудников и посетителей, находиться не смог, выбрал точку, где дежурил по ночам один. По собственному желанию поступил в приборный техникум. В ноябре на объекте произошла кража, после этого «ушел в себя», стал все делать медленно. Выяснилось, что в техникуме долги, родители предложили пациенту уволиться, чтобы успеть все сдать до сессии. Однако продолжал работать, стал подавленным, медленно двигался, соображал, вернулся жить к матери, чему отчим, видя состояние пациента, не препятствовал. По инициативе родителей вместе с ними ходил к начальству охранного предприятия по поводу кражи, никаких претензий со стороны администрации предъявлено не было. Состояние не улучшалось. По настоянию близких согласился на госпитализацию. Из техникума уже отчислен. По наблюдениям деда в течение последнего месяца испытывал страхи. Так после случайного телефонного звонка спросил, когда и куда он должен идти, не поверил убеждениям деда, что речь шла не о нем. По настоянию близких согласился на госпитализацию в НИИ психического здоровья первично в 2006 году, был выставлен диагноз шизотипического расстройства.

Принимал лечение флюанксол-депо 20 мг в/м 1 раз в месяц. После выписки в течение года чувствовал себя удовлетворительно, посещал подготовительные курсы в педагогическом университете. В мае 2008 года состояние резко ухудшилось, стал подозрительным, плохо спал ночами. С осени 2008 года был переведен на прием рисполепта в дозе 4 мг в сут, но поддерживающее лечение принимал нерегулярно, пытался по настоянию матери продолжить учебу, но испытывал трудности в усвоении информации, стал замкнутым, большую часть времени проводил за компьютером. Появились ощущения, что люди плохо относятся к нему, в голове слышал «чужие мысли» и ощущал « внутри чужие силы». Был вновь госпитализирован в НИИ психического здоровья.

Психическое состояние при поступлении: Одет в черные брюки и рубашку такого же цвета, застегнутую на все пуговицы; волосы чистые, курчавые, давно не стриженные; выбрит. За время беседы с матерью (около 40 мин) пациент раз пять постучал в дверь и трижды позвонил ей по сотовому телефону, требуя ее поторопиться, поскольку ему нужно идти на работу. В кабинет вошел по приглашению; движения неторопливые, угловатые, неловкие; на стуле сидит прямо, неподвижно, сдвинув колени и положив на них руки, не жестикулирует; визуального контакта избегает: смотрит вперед и вниз. Выражение лица угрюмое, мимическая игра и эмоциональный резонанс на тему беседы отсутствуют. Голос маломодулированный. Держится напряженно и в то же время индифферентно.

Жалоб не предъявляет. На вопросы практически не отвечает; за время проведения опроса сказал только «да» и «нет», и то лишь несколько раз. Больным себя не считает. Подтверждает, что в отделение пришел по настоянию родственников, однако причин их беспокойства не называет. Беседу пришлось прервать. Ушел из отделения, отказавшись от лечения. Вернулся через несколько часов в сопровождении деда, однако продуктивному контакту по-прежнему остался недоступен.

Сознание ясное. Все виды ориентировки сохранены. В процессе пребывания в отделении рассказал, что испытывает в голове чужие голоса, которые приказывают ему совершать различные действия, например быть агрессивным к деду, угрожают убить пациента, незнакомые люди преследуют его, прослушивают телефон. Беспокоят ощущения воздействие извне, как будто «чужие силы в теле».

В статусе синдром Кандинского-Клерамбо со слуховыми псевдогаллюцинациями, ассоциативными и двигательными автоматизмами, бредовыми идеями воздействия, преследования и психопатоподобное поведение. Диагноз: Параноидная шизофрения, непрерывный тип течения, ведущая симптоматика болезни - позитивная.

Лабораторные показатели при поступлении в клинику: количество глутамата в сыворотке крови 22, 7 нмоль/мл.

Способ достаточно прост в осуществлении, необходимо лишь наличие набора «Glutamat Assay Kit» фирмы BioVision Research Products, Montain, USA. Набор «Glutamat Assay Kit» обеспечивает чувствительный метод обнаружения глутамата в различных образцах. Метод позволяет одновременно анализировать сыворотку крови 85 человек, затраты времени при этом составляют около 3 ч и повышает точность клинической диагностики ведущей негативной симптоматики у больных шизофренией.

Список литературы

1. Бокша, И.С. Особенности метаболизма глутамата при шизофрении: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук / И.С. Бокша // Научный центр психического здоровья РАМН - Москва, 2008. - 38 с.

2. Логвинович, Г.В. Первичные и вторичные нарушения адаптации при шизофрении / Г.В. Логвинович, А.В. Семке. - Томск: Изд-во ТГУ, 1995. - 212 с.

3. Логвинович Г.В., Семке А.В., Бессараб С.П. Негативные расстройства и адаптационные возможности у больных шизофренией в ремиссиях. - Томск: Изд-во Томского университета, 1995 г, - С. 212

4. Мосолов, С.Н. Современная антипсихотическая фармакотерапия шизофрении / С.Н. Мосолов // Русский медицинский журнал. - 2004. - Т. 12, № 10 - С. 646-652.

5. Смирнова Л.П., Иванова С.Α., Корнетова Е.Г., Щигорева Ю.Г., Наумова Н.И., Семке А.В. Патент РФ № 2482486 Лабораторный способ дифференциальной диагностики ведущей позитивной и негативной симптоматики у больных шизофренией. Опубл. 20.05.2013. Бюл. № 14.

6. Чуркин, А.А. Краткое руководство по использованию МКБ-10 в психиатрии и наркологии. / А.А. Чуркин, А.Н. Мартюшов - Москва: Изд-во Триад-Х, 1999. - 232 с.

7. Боровиков, В. Statistica. Искусство анализа данных на компьютере. / В. Боровиков. - Санкт-Петербург; Москва; Харьков; Минск, 2001. - 360 с.

8. Гланц, С. Медико-биологическая статистика / С. Гланц. - М.: Практика, 1999

9. Патент РФ № 2188577 Способ прогнозирования негативных клинических проявлений в течении шизофрении. Корнетов Н.А., Корентова Е.Г., Семке А.В. Опубл. 10.09.2002.

Лабораторный способ диагностики ведущей негативной симптоматики у больных шизофренией, характеризующийся тем, что в сыворотке крови больных шизофренией определяют содержание глутамата, и при концентрации глутамата в сыворотке крови выше 48,6 нмоль/мл диагностируют ведущую негативную симптоматику.



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к медицине, в частности к офтальмологии и представляет собой способ оценки тяжести течения ретинобластомы у детей. Согласно изобретению в сыворотке крови определяют антитела к раннему антигену вируса Эпштейна-Барр и при их наличии оценивают течение как тяжелое.

Изобретение относится к области медицины, конкретно к онкологии, и может быть использовано для прогнозирования риска возникновения лимфогенного метастазирования при двухсторонней синхронной инвазивной карциноме неспецифического типа молочных желез.

Изобретение относится к медицине, а именно к онкогинекологии, гематологии и генетике, и предназначено для прогнозирования риска возникновения злокачественных новообразований шейки и тела матки, яичников, молочных желез.
Изобретение относится к медицине и представляет собой способ прогнозирования риска развития осложнений ХИЭ у индивидуумов русской национальности, уроженцев Центрального Черноземья РФ, отличающийся тем, что способ включает выделение ДНК из периферической венозной крови, анализ генетического полиморфизма лимфотоксина α(+250A/G Ltα) в сочетании с такими предикторами, как наличие очагов хронической инфекции и уровень лейкоцитов, прогноз риска развития осложнений по уравнениям линейной дискриминантной функции следующего вида: у1=-114,015+108,475x1+1,267x2+2,743x3 у2=-114,720+103,793x1+2,370x2+3,399x3, где x1 - наличие очагов хронической инфекции (да - 1; нет - 2), x2 - уровень лейкоцитов (1012/л), x3 - генетический вариант по локусу+250 A/G Ltα: AA - x3=1; AG - x3=2; GG - x3=3.
Изобретение относится к области медицины и касается способа прогнозирования риска развития среднетяжелого течения хронической истинной экземы у индивидуумов русской национальности, уроженцев Центрального Черноземья РФ.

Изобретение относится к области медицины, а именно к кардиологии, и описывает способ определения индивидуальной реактивности митохондрий человека под действием метаболических корректоров в пробах in vitro.

Изобретение относится к медицине, а именно к неврологии, и может быть использовано для дифференциальной диагностики болезни Альцгеймера, сосудистой и смешанной деменции.
Изобретение относится к области медицины и предназначено для прогнозирования ответа на стандартную двухкомпонентную противовирусную терапию у пациентов с хроническим гепатитом С (ХГС), генотипом 1в.

Изобретение относится к области медицины и представляет собой способ диагностики синдрома неалкогольного стеатогепатита, включающий исследование слюны больного, отличающийся тем, что к капле слюны больного добавляют каплю кристаллообразующего вещества - 3% спиртового раствора хлорида меди, выдерживают полученный препарат в течение 24 часов в горизонтальном положении при температуре 20-25°C, влажности 50-70%, вдали от прямых солнечных лучей и нагревательных приборов и исследуют под микроскопом, при этом наличие и выраженность неалкогольного стеатогепатита определяют присутствием и количеством в микроскопическом препарате аморфных темно-желтых масс с наложением на кристаллы в виде «метелок» или «пучков», а отсутствие неалкогольного стеатогепатита определяют наличием в микроскопическом препарате кристаллов в виде «метелок» или «пучков» без наложения аморфных темно-желтых масс.

Изобретение относится к микроэкологии и иммунологии и может использоваться для интегральной оценки состояния здоровья женщин при прогнозировании физиологического и осложненного течения беременности на ранних сроках гестации.

Изобретение относится к области медицины, а именно к способу экспресс-диагностики анаэробной хирургической инфекции. Сущность способа состоит в том, что в дистиллированной воде готовят серии разведений раневого содержимого различной концентрации: 1:1, 1:2 и 1:3, через проточный электрод джоульметрического прибора пропускают ток 0,005, 001 и 0,02 мА. Определяют зависимость работы тока от времени для каждого образца, оценивают динамику вольтамперных характеристик. По показателю работы тока от 0,003 до 1 мкДж судят об отсутствии анаэробных микроорганизмов в раневом содержимом. По показателю работы тока от 100 до 820 мкДж судят о наличии анаэробных микроорганизмов в раневом содержимом. Использование заявленного способа позволяет повысить эффективность диагностики анаэробной хирургической инфекции. 4 ил., 2пр.

Изобретение относится к области медицины, а именно к хирургии, и может быть использовано для оценки риска прогрессирования облитерирующего атеросклероза сосудов нижних конечностей в ближайшие 6 месяцев. Сущность способа: учитывают индекс соотношения лимфоцитов к моноцитам, при этом индекс соотношения лимфоцитов к моноцитам менее 5 оценивают в 1 балл, равный или более 5 - 0 баллов; учитывают индекс атерогенности, при этом индекс атерогенности менее 5 оценивают в 0 баллов, равный или более 5 - 2 балла; учитывают уровень общего гомоцистеина, при этом уровень общего гомоцистеина менее 15 мкмоль/л оценивают в 0 баллов, равный 15 мкмоль/л и меньший либо равный 30 мкмоль/л - 1 балл, более 30 мкмоль/л - 2 балла; учитывают другие факторы прогрессирования атеросклероза, при этом применение статинов в комплексной терапии атеросклероза оценивают в 0 баллов, при отсутствии приема статинов признак оценивают в 2 балла, курение оценивают в 2 балла, отказ от курения на протяжении 11 месяцев и более - в 0 баллов. Затем баллы суммируют, если сумма 6 баллов и более - вероятен высокий риск прогрессирования атеросклероза сосудов нижних конечностей. Изобретение обеспечивает комплексную оценку факторов риска, позволяет оценить риск прогрессирования облитерирующего атеросклероза сосудов нижних конечностей в ближайшие 6 месяцев и при необходимости скорректировать гиполепидемическую и вазодилатирующую терапию и своевременно оценить необходимость реконструктивных вмешательств. 5 табл., 3 пр.
Изобретение относится к области медицины, а именно к неврологии, и может быть использовано при лечении мигрени. Способ выбора тактики лечения мигрени включает анализ сыворотки крови на наличие IgG- и IgA-антиглиадиновых антител и IgA-антител к тканевой трансглютаминазе. При наличии IgG- и IgA-антиглиадиновых антител и IgA-антител к тканевой трансглютаминазе больному назначают безглютеновую диету, при отсутствии антител назначают лекарственную терапию. Использование изобретения позволяет с высокой точностью выбрать тактику лечения мигрени. 2 пр.

Изобретение относится к биологии и медицине и может быть использовано для подготовки биологического образца к исследованию при помощи сканирующей электронной микроскопии. Для этого перед контрастированием промывают образцы в изотоническом растворе хлорида натрия. В качестве контрастирующего вещества используют изотонический водный раствор одного из хлоридов редкоземельных элементов или их смеси. При этом нативный образец подвергают суправитальному контрастированию с экспозицией от 20 минут до 6 часов. Изобретение обеспечивает возможность при проведении сканирующей электронной микроскопии с удовлетворительной контрастностью во вторичных электронах наблюдать микрорельеф биологического объекта и с высокой контрастностью в обратнорассеянных электронах наблюдать структуру и ультраструктуру подповерхностного слоя биологической ткани, не прибегая при этом к предварительному обезвоживанию или фиксации, а также напылению токопроводящим слоем образца. 3 ил., 2 пр.
Изобретение относится к способам геоэкологической оценки территории при проектировании строительства объектов в криолитозоне. Технический результат заключается в обеспечении профилактики наступления чрезвычайных ситуаций технического и биологического характера, при которых может произойти разрушение объектов, а также болезни или гибель людей. Способ геоэкологической оценки территории при проектировании строительства объектов в криолитозоне характеризуется тем, что проводится тестирование реликтовых микроорганизмов многолетних мерзлых пород, высеянных из кернов, которые будут получены в результате бурения термометрических скважин, на отсутствие их отрицательного воздействия на материалы, планируемые к использованию в проектируемом объекте, и биологическую безопасность для людей.

Группа изобретений относится к области медицины и может быть использована при проведении анализа тонких слоев, в частности монослоев клеток. Устройство для получения слоев, содержащих монослой из клеток, для анализа имеет двумерную матрицу из аналитических камер (45) и разветвленную конфигурацию входных каналов (25), соединенных с каждой из аналитических камер в матрице, для возможности заполнения аналитических камер в параллельном режиме. Каждая из аналитических камер имеет по существу планарную форму, имеющую высоту, меньшую, чем высота входных каналов, чтобы создавать слои текучей среды, содержащей клетки, когда камеры заполняют образцом текучей среды. Общая площадь каждой из аналитических камер варьирует между 100 и 2000 мм2 и/или высота аналитических камер составляет между 1 и 10 мкм, а входные каналы имеют глубину 10-200 мкм и ширину 50-1000 мкм. Группа изобретений относится также к способу изготовления данного устройства, способу получения и способу анализа слоев текучей среды, содержащих монослой из клеток, с использованием указанного устройства, а также к аналитической системе. Группа изобретений обеспечивает возможность проведения автоматизированного анализа образцов слоев, текучей среды, содержащих монослои из клеток, в картридже. 5 н. и 9 з.п. ф-лы, 6 ил., 1 пр.

Изобретение относится к медицине, в частности к фибробронхоскопии, и описывает способ прогнозирования развития тяжелого гнойного трахеобронхита при термоингаляционном поражении дыхательных путей методом хемилюминесценции. Способ характеризуется тем, что во время бронхоскопии производят забор биоптатов слизистой, в которых определяют светосумму Fe2+- индуцированной хемилюминесценции (Sind-1), Н2O2 - индуцированной люминолзависимой хемилюминесценции (Sind-2) и максимум амплитуды Н2О2 - индуцированного люминолзависимого свечения (Н). В случае, если значение Sind-1 - 0,500 у.е. и более, Sind-2 - 0,400 у. е. и более и H - 0,300 у. е. и более, прогнозируется развитие тяжелого гнойного трахеобронхита III степени интенсивности воспаления, в случае, если полученные одновременно по всем трем показателям Sind-1 -0,499 у. е. и менее, Sind-2 - 0,399 у. е. и менее и H - 0,299 у. е. и менее, прогнозируется развитие катарального или гнойного трахеобронхита I-II степени интенсивности воспаления. Предложенный способ позволяет быстро (в течение 30 минут) и в ранние сроки прогнозировать развитие гнойного трахеобронхита после термоингаляционного поражения дыхательных путей и обосновать необходимость проведения многократных ежедневных санационных бронхоскопий. 1 табл., 4 пр.

Изобретение относится к области медицины и предназначено для прогнозирования уровня внутриглазного давления (ВГД) у индивидуумов русской национальности, являющихся уроженцами Центрального Черноземья России, больных первичной открытоугольной глаукомой (ПОУГ). Осуществляют выделение ДНК из периферической венозной крови и анализ полиморфизмов генов. В случае выявления генотипа -308GG TNFα у больных с ПОУГ прогнозируют повышенный уровень ВГД. При наличии генотипов +250АА Ltα, либо +250AG Ltα, либо +1663AG TNFR2, либо +1663GG TNFR2 прогнозируют повышенный уровень истинного ВГД. Изобретение обеспечивает эффективное прогнозирование уровня ВГД, что позволяет выделять группы риска с целью корректировки тактики ведения больного с ПОУГ в зависимости от генетических вариантов -308G/A TNFα, +250A/G Ltα, +1663A/G TNFR2. 6 ил., 5 пр.

Изобретение относится к области медицинской диагностики и представляет собой способ прогнозирования риска развития первичной открытоугольной глаукомы III-IV стадий, включающий выделение ДНК из периферической венозной крови индивидуумов русской национальности, являющихся уроженцами Центрального Черноземья РФ, анализ полиморфизмов генов -308G/A TNFα,+250A/G Ltα,+36A/G TNFR1, при этом делают прогноз повышенного риска развития первичной открытоугольной глаукомы III-IV стадий в случае выявления следующих генетических вариантов: аллеля -308G TNFα либо генотипа -308GG TNFα, либо аллеля +250А Ltα либо генотипа +250АА Ltα, либо комбинации аллеля -308G TNFα с генотипом +250AA Ltα, либо комбинации генотипа -308GG TNFα с аллелем +36A TNFR1; а низкий риск формирования первичной открытоугольной глаукомы III-IV стадий прогнозируют при выявлении комбинации аллеля -308A TNFα с аллелем +36A TNFR1 и аллелем +250G Ltα либо комбинации аллеля -308A TNFα c аллелем +36A TNFR1. Осуществление изобретения обеспечивает повышение точности прогнозирования. 3 ил.

Изобретение относится к области медицины. Изобретение представляет способ прогнозирования риска развития гипертонической болезни у индивидуумов, имеющих наследственную отягощенность. Изобретение обеспечивает создание способа прогнозирования развития гипертонической болезни у индивидуумов, имеющих наследственную отягощенность на основе данных о сочетаниях генетических вариантов -308G/A TNFα,+250A/G Ltα,+36A/G TNFR1. 4 ил.
Наверх