Применение метилового эфира n-капроил-l-пролил-l-тирозина (дилепта) в качестве средства, обладающего психостимулирующей активностью



Применение метилового эфира n-капроил-l-пролил-l-тирозина (дилепта) в качестве средства, обладающего психостимулирующей активностью
Применение метилового эфира n-капроил-l-пролил-l-тирозина (дилепта) в качестве средства, обладающего психостимулирующей активностью
Применение метилового эфира n-капроил-l-пролил-l-тирозина (дилепта) в качестве средства, обладающего психостимулирующей активностью

 


Владельцы патента RU 2593886:

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Научно-исследовательский институт фармакологии имени В.В. Закусова" (RU)

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для применения метилового эфира N-капроил-L-пролил-L-тирозина (CH3(CH2)4 СО-Pro-Tyr-OCH3), (Дилепта) в качестве средства, обладающего психостимулирующей активностью. Изобретение позволяет использовать Дилепт при лечении больных с психическими расстройствами (неврозоподобная шизофрения) в качестве антипсихотического средства с психостимулирующим действием без развития побочных эффектов. 1 табл., 3 пр.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, клинической психофармакологии и психофармакотерапии, и касается нового применения известного антипсихотического препарата N-капроил-L-пролил-L-тирозина метиловый эфир (CH3-(CH2)4-CO-Pro-Tyr-OCH3, Дилепта), патент №2091390, патент №2420304, в качестве средства, обладающего психостимулирующими свойствами.

При терапии психических расстройств как психотического, так и невротического уровня широко используются антипсихотические препараты (нейролептики) [Авруцкий Г.Я., Недува А.А., Лечение психически больных. - М.: Медицина, 1981, 496 с.; Филипп Дж. Яничак, Джон М. Девис, Шелдон X. Прескорн, Френк Дж. Айд Мл. Принципы и практика психофармакотерапии (перевод с английского) // Ника-Центр. Киев. 1999, 725 с.; Zohar J., Stahl S., Moller H.-J., et al. Neuroscience Based Nomenclature. Cambridge, UK: Cambridge University Press; 2014.]. При наличии в клинической картине психической патологии (при шизофрении и других заболеваниях) продуктивной психопатологической симптоматики - психотических проявлений галлюцинаторно-бредовых расстройств, нарушений мышления, навязчивостей, фобий применение антипсихотиков в соответствии с официальными стандартами терапии является обязательным [Клиническое руководство: Модель диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств / под ред. проф. В.Н. Краснова и проф. И.Я. Гуровича, М., 1999, 224 с]. Вместе с тем, большинство антипсихотических препаратов обладает различной степени выраженности неврологическими, соматическими, метаболическими (гормональными) побочными эффектами, а также седативным действием, проявляющимся в снижении уровня бодрствования, психомоторной заторможенностью, понижением психической активности и поведенческой токсичности в виде нарушений когнитивных функций и психомоторных навыков, оказывающих негативное влияние на психофизиологические возможности и социальную адаптацию психически больных [Авруцкий Г.Я., Недува А.А., Лечение психически больных. - М.: Медицина, 1981, 496 с.; Мосолов С.Н. Основы психофармакотерапии - М., «Восток», 1996, 288 с.; Lublin Н., Eberhard J., Levander S. Current therapy issues and unmet clinical needs in the treatment of schizophrenia: are view of the new generation antipsychotics. // Int. Clin. Psychopharmacol. 2005. Vol. 20, №4. P. 183-198]. В этой связи актуальным являются поиск и создание принципиально новых антипсихотических средств, обладающих психостимулирующим действием и не имеющих седативных свойств для применения при терапии психических расстройств.

Для устранения нежелательных (седативных) проявлений психотропной активности антипсихотиков в настоящее время развиваются новые концептуальные направления применения препаратов с антипсихотическими свойствами в комбинации с психостимуляторами при лечении психически больных. [Lindenmayer J.P., Nasrallah Н., Pucci М., James S., et al. A systematic review of psychostimulant treatment of negative symptoms of schizophrenia: Challenges and therapeutic opportunities // Schizophr. Res. 2013. Vol. 147, №2-3. P. 241-252; Linton D., Barr A.M., Honer W.G., Procyshyn R.M. Antipsychotic and psychostimulant drug combination therapy in attention deficit/hyperactivity and disruptive behavior disorders: a systematic review of efficacy and tolerability. // Curr. Psychiatry Rep. 2013. Vol. 15, №5. P. 355; DeQuardo J.R. Modafinil and antipsychotic-induced sedation // J. Clin. Psychiatry. 2004. Vol. 65, №2. P. 278-279]. Установлено, что применения такого способа комбинированной психофармакотерапии позволяет достигать значительного терапевтического эффекта, в том числе у больных шизофренией с резистентностью к психотропным средствам, а также при наличии в клинической картине астеноапатических и гиподинамических проявлений [Lindenmayer J.P., Nasrallah H., Pucci M., James S., et al. A systematic review of psychostimulant treatment of negative symptoms of schizophrenia: Challenges and therapeutic opportunities // Schizophr. Res. 2013. Vol. 147, №2-3. P. 241-252].

С этой же целью в терапевтической практике эффективно используются при лечении психических расстройств психотического и невротического уровня антипсихотические лекарственные средства, имеющие психостимулирующий компонент действия в спектре психотропной активности, так называемой дезингибирующие антипсихотики, обладающие растормаживающим, активирующим действием - сульпирид [Давыдов А.Т., Петрова Н.Н., Агишев В.Г. Типичные антипсихотические препараты, их преимущества, роль и место в психиатрической практике // Психофармакология и биологическая наркология. - 2006. - Т. 6. - №. 4. с. 1376-1390], амисульприд [Медведев В.Э. Атипичный антипсихотик амисульприд (лимипранил): возможности и перспективы //Социальная и клиническая психиатрия. - 2010. - Т. 20. - №. 4. с. 125-134], арипипразол [Данилов Д.С. Классификации антипсихотических средств и их значение для выбора терапии шизофрении (к 60-летию появления нейролептиков. Журнал неврологии и психиатрии, 2011, №10, с. 91-100]. В соответствии с представлениями об эффективности психофармакологических препаратов при состояниях, адекватных по структуре спектру их психотропной активности, наиболее показано применение антипсихотических средств, обладающих психостимулирующим действием, при различных заболеваниях, в том числе при шизофрении, с наличием гипергических психопатологических состояний в виде астении, снижения психической активности, вялости и апатии, однако они с успехом используются и при психотических состояниях [Авруцкий Г.Я., Недува А.А. Лечение психически больных. - М.: Медицина, 1981, 496 с. - с. 74-75; Мосолов С.Н., Капилетти С.Г., Цукарзи Э.Э. Антипсихотическая фармакотерапия шизофрении: от научных данных к клиническим рекомендациям / В кн.: Биологические методы терапии психических расстройств (доказательная медицина клинической практике) / под ред. С.Н. Мосолова. - М.: Из-во «Социально-политическая мысль», 2012, с 11-60]. Препараты с антипсихотическими свойствами также применяются у больных со сложными по структуре неврозоподобными расстройствами, в том числе при малопрогредиентной шизофрении. У этих больных антипсихотические средства целесообразно использовать в сочетании с анксиолитиками, оказывающими корригирующее влияние на проявление тревоги в структуре психопаталогического синдрома, при том, что сами анксиолитики при таких состояниях мало эффективны [Незнамов Г.Г. Клинико-фармакологическое обоснование комбинированной психофармакотерапии больных с невротическими и неврозоподобными расстройствами. / В кн. Диагностика и терапия пограничных психических расстройств / Под ред. проф. Ю.А. Александровского. - М.: ГЕОТАР, 2012, с. 168-204; Колюцкая Е.В. Обсессивно-фобические расстройства при шизофрении и нарушениях шизофренического спектра. Автореф. дисс. докт. мед. наук, М. 2001, 26 с.].

Однако, применение в лечебной практике антипсихотиков со стимулирующими свойствами, так же как и антипсихотиков с седативным действием, способно вызывать побочные эффекты: со стороны нервной системы - головокружения, тремор, акатизия, экстрапирамидные расстройства; со стороны сердечно-сосудистой системы ортостатическая гипотензия, тахикардия, ишемия миокарда; со стороны желудочно-кишечного тракта - запоры, тошнота, диспепсия, рвота, сухость во рту, потеря аппетита; метаболические и эндокринные нарушения: аменорея, галакторея, гинекомастия, сексуальная дисфункция, импотенция, гипергликемия, увеличение массы тела; со стороны иммунной системы - аллергические реакции, негативным образом сказывающиеся на качестве жизни пациентов [Werner F. - M. Coveñas R. Safety of antipsychotic drugs: focus on therapeutic and adverse effects. // Expert Opin. Drug Saf. 2014. P. 1-12].

Задачей настоящего изобретения является выявление нового антипсихотического средства с психостимулирующим компонентом действия и хорошей переносимостью.

Предложено применение известного антипсихотического средства Дилепт, обладающего по экспериментальным данным антипсихотическим и прокогнитивным эффектами [Середенин С.Б., Воронина Т.А., Гудашева Т.А. и др. Замещенные пролилтирозины, обладающие психотропной активностью. Патент РФ №2091390], в качестве препарата, обладающего психостимулирующим действием. Отличительными особенностями настоящего изобретения являются наличие в спектре действия психостимулирующей и отсутствие седативной активности, а также хорошая переносимость препарата. Изобретение расширяет арсенал антипсихотических средств с психостимулирующим действием.

Результатом применения настоящего изобретения является эффективное терапевтическое влияние препарата у психически больных на психопатологическую симптоматику, включающее повышение показателей уровня бодрствования, редукцию истощаемости психической деятельности, апатии, психомоторной заторможенности без развития побочных эффектов, характерных для антипсихотиков с психостимулирующим компонентом действия: со стороны нервной системы - головокружений, тремора, акатизии, экстрапирамидных расстройств; со стороны сердечно-сосудистой системы - ортостатической гипотензии, тахикардии, ишемии миокарда; со стороны желудочно-кишечного тракта - запоров, тошноты, диспепсии, рвоты, сухости во рту, потери аппетита; метаболических и эндокринных нарушений - аменореи, галактореи, гинекомастии, сексуальной дисфункции, импотенции, гипергликемии, увеличения массы тела; со стороны иммунной системы - аллергических реакций.

Психостимулирующие свойства Дилепта выявлены в ходе пилотного клинического исследования II фазы препарата в качестве антипсихотического средства при лечении больных малопрогредиентной псевдоневротической шизофренией (шизотипическое расстройство) с преобладающими в клинической картине навязчивыми страхами и небредовой ипохондрии. Протокол исследования №КИ 2-2013: «Открытое клиническое исследование (II фаза) эффективности, особенностей психотропного действия, переносимости и безопасности препарата Дилепт® 20 мг (таблетки), применяемого в качестве нейролептического средства у больных с неврозоподобными нарушениями при шизотипическом расстройстве», разрешение №671 Минздрава РФ на проведение исследования от 25.10.2013 года.

Поставленная задача достигается путем использования у больных с психическими расстройствами (в том числе с шизофренией) с наличием в клинической картине психотических или неврозоподобных расстройств нового антипсихотического средства Дилепта в таблетированной лекарственной форме внутрь в суточной дозе 60-200 мг, разделенной на два-три приема в течение дня длительностью от 28 до 90 дней.

Результаты проведенных клинических исследований свидетельствуют о том, что психостимулирующее действие препарата проявляется во всем указанном выше диапазоне применяемых суточных доз при отсутствии нежелательных побочных эффектов препарата.

Полученные данные свидетельствуют о наличии в терапевтическом действии препарата Дилепт следующих компонентов спектра психотропной активности, реализующихся в клинических условиях: антипсихотического (оцениваемого по редукции патологических сверхценных идей, идеаторных навязчивостей, фобий, нарушений мышления), позитивного влияния на когнитивные функции - прокогнитивного действия (оцениваемого по редукции показателей внимания, памяти, ориентировки, способности воспринимать, перерабатывать информацию и оперировать ею) и психостимулирующего (проявляющегося в редукции показателей психической активности - апатии, вялости, психомоторной заторможенности, астенических нарушений, а также в повышении уровня бодрствования, появления приподнятого настроения, оживлении интересов; в ряде случаев реализующегося в усилении имеющихся тревожных проявлений и нарушений сна).

Результаты клинического исследования препарата Дилепт свидетельствуют о возможности его эффективного применения у психически больных как с неврозоподобными, так и психотическими расстройствами.

Сущность настоящего изобретения состоит в предложении использовать Дилепт в качестве антипсихотика с психостимулирующим компонентом действия, обладающим хорошей переносимостью у больных с психическими расстройствами и не вызывающего нежелательных побочных эффектов, и поясняется примерами конкретного клинического применения.

Пример 1:

Пациент СДО, 34 года. В ГБУЗ «Психиатрическая клиническая больница №12» ДЗМ поступил 22.01.2014, выписан 03.03.2014 г. Не работает. Диагноз: Шизофрения неврозоподобная (F21.3 по МКБ-10). Принимал Дилепт в дозе 60 мг в сутки.

Анамнез. С детства рос замкнутым, лишенным глубоких эмоциональных привязанностей, не имел друзей. Отличался склонностью к формированию стойких аутистических увлечений. Заболевание манифестировало в 16-летнем возрасте устойчивыми головными болями распирающего характера. Затем стали возникать приступы страха смерти или потери сознания, сердцебиения, ощущения неполноты вдоха, приливов жара и холода в теле. Через год подобные приступы возникали почти ежедневно, существенно расширился круг обстоятельств, провоцировавших их. Быстро сформировались избегающее поведение и навязчивые страхи возникновения приступов. Практически не выходил из дома, стал раздражительным, терроризировал родственников необходимостью обслуживать себя. В течение последних 10 лет постепенно расширился круг страхов: к страхам поездок в метро присоединились страхи высоты, общения с людьми, страхи за свое соматическое и психическое здоровье. Они потеряли эмоциональную составляющую, приобрели навязчивый характер. За время болезни полностью оборвал все социальные контакты. Постепенно нарастала безынициативность, пассивность в бытовых вопросах, перестал интересоваться окружающими событиями, своей внешностью, стал неряшливым. Прогрессирующе снижался уровень активности, усилилась утомляемость, с трудом начинал необходимые дела, быстро уставал даже от элементарных действий. Забросил чтение, растерял все увлечения. С течением болезни отмечалось углубление нарушений концентрации внимания, рассеянности, трудностей в удержании в голове нужного направления мыслей. В последние годы отмечал наплывы мыслей, хаос в голове, параллельные потоки мыслей, особенно усиливавшиеся к вечеру, в связи с чем подолгу не мог уснуть. Появилось отчужденное восприятие окружающего мира и функционирования собственного тела. Из-за болезни дважды отчислялся из ВУЗа, так и не получил высшего образования, не смог устроиться на работу, жил на иждивении.

С 18 лет регулярно обращался в психиатрические больницы, был поставлен диагноз неврозоподобной шизофрении. Терапию нейролептиками переносил плохо, отмечалось существенное повышение веса, тяжело переносил седативное действие препаратов, вследствие чего неоднократно прерывал лечение. Несмотря на периодический прием антипсихотиков, стабилизации течения заболевания не наблюдалось. За все время наиболее эффективной была терапия современным антипсихотиком арипипразолом в комбинации с антидепрессантами дулоксетином и миртазапином и гипнотиком зопиклоном. Однако эффект оказался частичным и непродолжительным.

Психический статус определяется сложным по структуре синдромом навязчивой ипохондрии, а также навязчивым страхом высоты, езды в транспорте, общения с людьми. Фиксирован на своем состоянии, прежде всего на постоянном чувстве слабости, разбитости, пониженном настроении, его изменениях в зависимости от тяжести симптоматики. Наряду с этим, в структуре состояния отмечаются нерезко выраженные деперсонализационно-дерелизационные нарушения в виде отстраненности восприятия и отчуждения восприятия собственной активности. Видное место занимают нарушения мышления (независимое течение параллельных мыслей, внутренние диалоги, неспособность удерживать мысль, трудности концентрации внимания, рассеянность). Перед сном испытывает наплывы мыслей, подолгу не может уснуть, утром с трудом просыпается. Выражены изменения по типу шизоидии, сочетающиеся с утратой влечений, астеническими расстройствами, быстрой утомляемостью, чувством разбитости.

Принимал Дилепт в дозе 60 мг в сутки в течение 28 дней.

С 3-го дня терапии и на протяжении первых 14 дней отчетливо проявилось активирующее действие препарата с оживлением желаний, мимики, реагирования на внешние факторы и существенным уменьшением астенических проявлений в течение всего дня, нарастанием бодрости, улучшением настроения. В значительной мере упорядочилось мышление, уменьшились наплывы мыслей. Впервые за многие годы стал интересоваться происходящими в мире событиями, проявлять интерес к общению, к чтению, фотографии. На 2-й неделе терапии появилась раздражительность. На этом фоне, наблюдавшееся в первые несколько дней улучшение засыпания сменилось его нарушением. Однако, если до начала лечения пациент связывал невозможность уснуть с непрерывной работой гловы, то теперь нарушения сна стали обусловлены повышенным чувством бодрости, нежеланием спать. Начиная с 14 дня, трехкратно назначались однократные дозы анксиолитика феназепама (1 мг), позволившие эффективно скорректировать нарушения сна и раздражительность. На 2-3 неделях лечения существенно редуцировались явления навязчивой ипохондрии, идеаторные навязчивости и деперсонализационно-дереализационная симптоматика. Стал самостоятельно ездить в метро, гулять. Улучшилось запоминание и понимание прочитанной информации, стало более упорядоченным мышление.

За весь период приема препарата отмечалась его хорошая переносимость. Не наблюдалось каких-либо побочных эффектов, в том числе со стороны нервной системы, сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, метаболических и эндокринных нарушений, со стороны иммунной системы.

Клинические изменения, отраженные в состоянии пациента, также были подтверждены и психометрическим методом. По шкале PANSS - суммарный балл по подшкале общепсихопатологической симптоматики (до начала терапии 45 баллов, после завершения - 27 баллов), суммарный балл по шкале PANSS (87 и 58 баллов, соответственно), параметры «Тревога»(4 балла и 2 балла, соответственно), «Депрессия» (3 и 1 балл, соответственно), «Нарушения воли» (5 и 3 баллов, соответственно), «Активная социальная устраненность» (4 и 1 балл, соответственно), «Притупленный аффект» (5 и 2 балла), а также более чем 25%-ной редукции суммарных показателей позитивных и негативных расстройств по шкале оценки выраженности симптоматики.

Результаты оценки общей тяжести заболевания по шкале Общей клинической оценки (CGI) на начало лечения и 7 день терапии соответствовали тяжелому заболеванию, на 14 и 21 дни - умеренному по выраженности заболеванию, на 28 день - легкому заболеванию. По окончании исследования пациент был выписан из клиники со значительным улучшением.

Пример 2:

Пациентка РНА, 33 года. Поступила в ГБУЗ «Психиатрическая клиническая больница №12» ДЗМ 02.04.2014, выписана 13.05.2014. Не работает. Диагноз: Шизофрения неврозоподобная F21.3. Принимала Дилепт в дозе 120 мг.

Анамнез. Больная родилась от нормально протекавших беременностей и родов. В раннем периоде отклонений от нормального развития не отмечалось. Росла стеснительной, тревожной по характеру, медлительной. В детских коллективах трудно было адаптироваться. Менструации с 14 лет. Тогда же стала постепенно меняться по характеру с заострением стеснительности, появлением ранимости, чувства собственной измененности, появлением сенситивных идей отношения. Стала нарастать замкнутость. Наряду с этим появились и нарастали утомляемость, трудности сосредоточения, несобранность, снизилось настроение с заниженной самооценкой, наметилась тенденция к магической интерпретации событий жизни. На фоне этих изменений в возрасте 21 года перенесла реактивно провоцированную депрессию, в структуре которой впервые в жизни возникли панические атаки с выраженным сомато-вегетативным компонентом, к которым быстро присоединились обсессивно-фобические и обсессивно-ипохондрические расстройства, избегающее поведение. В последующие годы отмечалось нарастание интенсивности, частоты и продолжительности данных явлений, расширился круг навязчивостей. Наряду с этим существенно ухудшилась трудовая адаптация, усилились утомляемость, апатия, безразличие, социальная отстраненность. Появились и стали очерченными нарушения мышления в виде аморфности и противоречивости, наплывов мыслей, чувства пустоты или хаоса в голове. С 22 лет на протяжении последующих 10 лет неоднократно стационировалась в психиатрические больницы с диагнозом шизофрении. Находилась на постоянном наблюдении в психоневрологическом диспансере, постоянно принимала антипсихотическую терапию без выраженного и стабильного эффекта. На фоне приема нейролептиков отмечалось выраженное седативное действие с сонливостью в течение всего дня.

Психическое состояние определяется явлениями навязчивой ипохондрии с постоянными не поддающимися контролю страхами за свое здоровье, опасениями тяжелого соматического заболевания, фиксацией на собственном самочувствии, в том числе интеллектуальных способностях, ипохондрической интроспекцией и рефлексией, постоянным болезненным прокручиванием в голове по типу «умственной жвачки» мыслей о своей измененности. Состояние сопровождается выраженными негативными изменениями в виде редукции энергетического потенциала с повышенной утомляемостью от элементарных действий, апатией, сниженной мотивацией, неспособностью к целенаправленной активности, а также в виде уплощения эмоциональных реакций, недостаточности эмпатии, сочетающихся с повышенной ранимостью. Заметно выражены нарушения мышления, проявляющиеся в его аморфности, соскальзываниях мыслей, неспособности расставить приоритеты.

Получала Дилепт в дозе 120 мг в сутки в течение 28 дней.

К концу первой недели терапии стала заметно активнее. Это проявилось в том, что появились желание и силы заниматься повседневными делами. Впервые за многие годы занялась зарядкой по утрам. Повысился внутренний тонус, улучшилось настроение, появился интерес к своей внешности. В первые дни лечения отмечалось кратковременное возникновение тревоги, феноменологически отличающейся от имевшейся в состоянии больной до начала лечения ее генерализованным характером. Несмотря на это, уже на первых этапах терапии существенно улучшилось засыпание. На этом же этапе наблюдалось существенное уменьшение идеаторных навязчивостей и навязчивой ипохондрии, фиксации на самочувствии, которые трансформировались в менее значительные, чем ранее тревожные опасения возможного ухудшения состояния. На этом фоне, начиная с конца второй недели, заметно оживились эмоциональные реакции, стала более общительной, завязывала знакомства с незнакомыми людьми. Быстрее и лучше формулировала свои мысли, мышление стало более стройным, последовательным. На 3-4 неделях терапии состояние сохранило свою положительную динамику. Пациентка выгодно отличает действие Дилепта от действия антипсихотических препаратов, которые принимала ранее, указывая на его активирующее действие. Нежелательных эффектов действия препарата не выявлено, в том числе со стороны нервной системы, сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, метаболических и эндокринных, со стороны иммунной системы.

Терапевтические изменения состояния пациентки были подтверждены и психометрическим методом. По шкале PANSS оценивали суммарный балл по подшкале общепсихопатологической симптоматики (до начала терапии 47 баллов, после завершения - 27 баллов), суммарный балл по шкале PANSS (86 баллов до и 53 баллов - после), параметры «Соматическая озабоченность» (5 и 3 балла, соответственно), «Тревога» (5 и 3 балла, соответственно), «Депрессия» (3 и 1 балл, соответственно), «Нарушения внимания» (4 и 1 балл, соответственно), «Активная социальная устраненность» (4 и 1 балл, соответственно), «Эмоциональная отгороженность»(4 и 2 балла, соответственно), а также более чем 25%-ная редукция суммарных показателей (тревога - 4 балла до начала терапии и 1 балл - после ее завершения), депрессия (2 и 0 баллов), снижение интересов (4 и 1 балл, соответственно), апатичность и безразличие (4 и 0 баллов, соответственно), нарушения сна (3 и 0 баллов, соответственно) и др. показатели по шкале оценки выраженности симптоматики. Результаты оценки общей тяжести заболевания по шкале «Общей клинической оценки» (CGI) на начало лечения, 7 и 14 дни терапии соответствовали умеренному по выраженности заболеванию, на 21 и 28 дни - легкому заболеванию. Пациентка выписана со значительным улучшением.

Пример 3:

Пациентка ЦВВ, 31 год, амбулаторная карта ГБУЗ «Психиатрическая клиническая больница №12» ДЗМ 2232/2014. Диагноз: Шизофрения неврозоподобная (F21.3)

Принимала Дилепт в дозе 200 мг в сутки в течение 28 дней.

Анамнез. По характеру впечатлительная, застревающая личность с гипертимными чертами. Заболела остро в 18 лет с возникновения панических атак и формирования тревожно-фобической симптоматики без агорафобии. В связи с данным заболеванием неоднократно лечилась в различных психиатрических больницах, принимала различные антидепрессанты (пароксетин, дулоксетин, сертралин) с хорошей эффективностью. Однако, терапия ассоциировалась с возникновением побочных эффектов в связи с развитием следующих нежелательных явлений: повышение веса, заторможенность, сухость во рту. В этой связи, а также ввиду наличия предубеждения против приема психотропных препаратов, поддерживающую терапию длительно не принимала. В дальнейшем 1 раз в 2-3 года регулярно возникали обострения тревожно-фобической структуры. В возрасте 25 лет через полтора месяца после родов состояние ухудшилось: к тревожно-фобическим нарушениям присоединились ощущения скованности в мышцах и ипохондрические расстройства в виде страхов за здоровье, опасения наличия у нее тяжелого соматического заболевания с постоянным самоанализом, отслеживанием функций организма. Неоднократно обследовалась у врачей соматического профиля, однако соматической патологии обнаружено не было. С этого времени здоровой себя не чувствовала. В возрасте 30 лет после перенесенной ДТП и легкой травмы плеча появились сенестетические нарушения - неприятные тягостные ощущения выкручивания мышц, сопровождающиеся постоянным стремлением подергивать правой половиной тела с желанием «преодолеть» это чувство напряжения, навязчивые движения плечом. Расширился круг соматических проявлений заболевания, стали постоянно беспокоить тошнота, снижение аппетита, ком в горле, спазмы мышц, ощущение нехватки воздуха. Несмотря на присоединение к терапии атипичного антипсихотика сертиндола состояние не улучшилось. Существенно увеличился вес, постепенно нарастали явления истощаемости, быстрой утомляемости, трудности концентрации внимания и сосредоточения, нарушения мышления (соскальзывания, резонерство, ригидность мыслительных процессов). Изменения наблюдались и в эмоциональной сфере в виде нивелированности реакций и снижения их амплитуды, равнодушия. Из-за болезненных проявлений существенно ограничила привычную повседневную активность.

Психическое состояние на момент обращения определялось явлениями небредовой ипохондрии, в структуре которой на первый план выступали телесные сенсации, с локализацией в правой половине грудной клетки, ипохондрической интроспекцией и рефлексией. Ипохондрические нарушения носили навязчивый характер, сопровождались защитными ритуальными движениями. На втором плане выступали дефицитарные изменения в виде эмоциональной нивелированности, астеническими проявлениями, ригидности мыслительных процессов, с невозможностью отделить главное от второстепенного.

Дилепт в дозе 200 мг принимала в амбулаторных условиях.

В первые 5 дней терапии отмечалась выраженная активация с усилением проявлений тревожно-ипохондрического синдрома и нарушениями сна. К вечеру отмечала прилив бодрости, подолгу не могла уснуть. Усилились ощущения напряжения в теле, спазмов в мышцах. Однократный прием феназепама (1 мг) привел к последующей нормализации ночного сна, улучшению аппетита. С 8 дня терапии явления активации поведения расширились: чувствовала себя энергичной, самостоятельно ходила в магазин, совершала поездки на автомашине, выполняла свои обязанности по дому. В течение всего дня не чувствовала прежней утомляемости. Уменьшилось напряжение в теле. К этому времени впервые за последнее время стала пользоваться косметикой, сделала прическу. Существенно уменьшилась выраженность сенестетических проявлений, ощущений перекручивания в мышцах. Редуцировались навязчивые движения. Сон оставался поверхностным, однако просыпалась бодрой, отдохнувшей. Появился адекватный эмоциональный ответ на происходящее вокруг с живостью эмоциональных реакций. В то же время более упорядоченно стала рассказывать о своем состоянии, легче концентрировала внимание, за долгое время вновь стала читать. Переносимость препарата была хорошей, побочных эффектов не наблюдалось, в том числе со стороны нервной системы, сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, метаболических и эндокринных нарушений, со стороны иммунной системы.

Клинические изменения, отраженные в состоянии пациентки, были подтверждены психометрическим методом по шкале PANSS: суммарный балл по подшкале общепсихопатологической симптоматики (до начала терапии 30 баллов, после завершения - 23 баллов), суммарный балл по шкале PANSS (до - 54 балла, после - 45 баллов), параметры «Соматическая озабоченность» (3 и 3 балла, соответственно), «Тревога» (53 и 1 балл, соответственно), «Депрессия» (3 и 1 балл, соответственно), «Нарушения внимания» (4 и 1 балл, соответственно), «Активная социальная устраненность» (2 и 1 балл, соответственно), «Притупленный аффект» (3 и 2 балла, соответственно), а также более чем 25%-ная редукция суммарных показателей - тревога (4 балла до начала терапии и 2 - после ее завершения), депрессия (21 и 0 баллов, соответственно), снижение интересов (3 и 1 балл, соответственно), апатичность и безразличие (3 и 1 балл, соответственно), нарушения сна (3 и 2 балла, соответственно) и др. показатели по шкале оценки выраженности симптоматики. Результаты оценки общей тяжести заболевания по шкале «Общей клинической оценки» (CGI) на начало лечения и 7 день терапии соответствовали умеренному по выраженности заболеванию, на 14, 21 и 28 дни - легкому заболеванию.

Пациентка окончила терапию со значительным улучшением состояния.

Пример 4:

Психостимулирующее действие препарата подтверждается приведенными в таблице 1 суммарными данными о реализации терапевтического действия Дилепта у исследованных больных. Проявление психостимулирующего действия подтверждается динамикой показателей психической активности (уровень бодрствования, истощаемость психической деятельности, апатия, психомоторная заторможенность), а также редукции других показателей (пониженного настроения, снижения интересов). Не выявлено негативного влияния препарата на показатели психического и соматоневрологического состояния пациентов.

Применение метилового эфира N-капроил-L-пролил-L-тирозина (Дилепта) в качестве средства, обладающего психостимулирующей активностью.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к сокристаллу агомелатина, который характеризуется тем, что он состоит из агомелатина, или N-[2-(7-метокси-1-нафтил)этил]ацетамида формулы (I), и органической кислоты, которая находится в твердом состоянии при температуре окружающей среды, которая выбрана из пара-оксибензойной кислоты, лимонной кислоты, щавелевой кислоты, галловой кислоты, малеиновой кислоты, малоновой кислоты, глутаровой кислоты, гликолевой кислоты или кетоглутаровой кислоты.

Изобретение относится к производному фенокси-этил-амина формулы 1: его стереоизомеру или смеси его стереоизомеров, или его дейтерированному аналогу, или его фармацевтически приемлемой соли.

Изобретение относится к медицине. Описана композиция жидкого или гелеобразного состава, содержащая арипипразол в форме пластыря для трансдермальной доставки.

Изобретение относится к ветеринарии, в частности к способу профилактики стресса у цыплят мясного направления продуктивности при дебикировании. Способ включает использование фармакологических средств, обладающих антистрессовым действием.

Изобретение относится области органической химии, а именно к производным 4-пиридинона формулы I или к их фармацевтически приемлемым солям, где А представляет собой водород, В(ОН)2, галоген, C(O)NH(CH2)nC(O)N(R3)2; X представляет собой водород или галоген; Y представляет собой фенил, бензимидазолил, бензтиазолил, бензоксазолил, бензпиперидинил, хинолил, индолил, индазолил или пиридил, каждый из которых необязательно замещен 1-3 группами Ra, при условии, что Y представляет собой фенил, то по меньшей мере один из указанного Ra выбирают из OCF3, О(СН2)nC3-6циклоалкила, NR2C(O)R2, C(O)R2, N(R2)2, (СН2)nC(О)OR2, OR2, (CH2)nгетероциклила, NH(СН2)nгетероциклила, (СН2)nC6-10арила, О(СН2)nC6-10арила или О(СН2)nгетероциклила, где указанные гетероциклил и арил необязательно замещены 1-3 группами Rb; R1 представляет собой водород, NR2R3, Si(CH3)3, (CH2)nC6-10арил, С2алкенил или С1-4алкил, причем указанные алкил и алкенил необязательно замещены 1-3 группами из галогена, ОН, С1-6алкила, O-С1-6алкила, NR2R3, SOR2, NHSO2R2, CF3, С6-10арила, гетероциклила, -С≡С-С6-10арила, C(O)NR2R3, причем указанные арил и гетероциклил необязательно замещены 1-2 группами Ra; R2 и R3 независимо представляют собой Н, С1-6алкил, (СН2)nгетероциклил, (СН2)nC6-10арил, причем указанный арил необязательно замещен группой Ra; или R2 и R3 вместе с атомом азота, к которому они присоединены, образуют 6-членное кольцо, которое содержит кислород; Ra представляет С1-6алкил, галоген, CF3, OCF3, С3-6циклоалкил, O(СН2)nC3-6циклоалкил, NR2C(O)R2, C(O)R2, CN, N(R2)2, (CH2)nC(O)OR2, OR2, (CH2)nгетероциклил, NH(CH2)nгетероциклил, (CH2)nC6-10арил, О(CH2)nC6-10арил или О(CH2)nгетероциклил, причем указанные гетероциклил и арил необязательно замещены 1-3 группами Rb; Rb представляет С1-6алкил, галоген, CHF2, оксо (=O), N(R2)2, CH2OH, S(O)2NR2R3, (СН2)nC6-10арил, (СН2)nгетероциклил, NH(СН2)nгетероциклил, OR2, С3-6циклоалкил, CF3 или CN; и n равно 0-3; и где гетероцикл представляет собой ароматическое или насыщенное, или частично насыщенное моноциклическое или бициклическое кольцо, содержащее 5-10 атомов, среди которых 1-4 атома являются гетероатомами, выбранными из азота, кислорода и серы.

Группа изобретений относится к медицине. Описан микросферный препарат рисперидона с длительным высвобождением, который включает рисперидон, или 9-гидроксирисперидон, или их соли и полимерную смесь, содержащую первый нетерминированный сополимер лактида-гликолида и второй нетерминированный сополимер лактида-гликолида, где первый нетерминированный сополимер лактида-гликолида - сополимер с высокой внутренней вязкостью (предельным числом вязкости), и второй нетерминированный сополимер лактида-гликолида - сополимер с низкой внутренней вязкостью.

Изобретение относится к соединению производного пиридона, представленного формулой I или его фармацевтически приемлемой соли, R или S изомеру, где А представляет собой C1-С10-гетероарильную группу, которая является незамещенной или замещена одним или двумя заместителями, выбранными из группы, состоящей из галогеновой группы, С1-С6-алкильной группы, С3-С7-циклоалкильной группы, С6-С12-аралкильной группы, С1-С6-алкоксигруппы и С6-С12-арильной группы; В представляет собой О или NH; и C1-С10-гетероарильная группа выбрана из группы, состоящей из тиазолила, бензотиазолила, пиридила, изоксазолила, изохинолила, хинолила, бензотиадиазола, тиадиазола, пиразолила и пиразинила.

Группа изобретений относится к области фармации и медицины и касается пролонгированной фармацевтической композиции, обладающей антипсихотическим действием и содержащей в качестве лекарственного вещества терапевтически эффективное количество метилового эфира N-капроил-L-пролил-L-тирозина, а в качестве вспомогательных веществ - пролонгирующие полимеры, наполнители, антифрикационные вещества, пленочную оболочку.
Изобретение относится к медицине, в частности к неврологии. Предложен способ лечения неврозов, в котором применяют механоактивированную аморфную кальциевую соль глюконовой кислоты с однородным диффузным гало в ее порошковой рентгеновской дифрактограмме, характеризующаяся смещением линий центра тяжести полосы поглощения 3000-3600 см-1 в область больших волновых чисел на величину не более 200 см-1, наличием полосы поглощения с частотами 3308±20, 2933±10, 1602±10, 1420±10 с плечом 1260±40, 1085±10, 1044±10, 877±10, 682±10, 577±10 см-1 и дополнительной полосы поглощения с частотой 947±10 см-1 в ИК-спектре, уменьшением эндотермических пиков в области температур 125-165°C и увеличением пика в области температур 30-100°C при дифференциальном термическом анализе, наличием интенсивной одиночной линии с фактором Ланде от 2.000 до 2.006 и шириной от 8 до 9 Э в спектре электронного парамагнитного резонанса, появлением неразрешенной широкой линии тонкой структуры в областях 60-90 и 170-190 млн-1 в 13C ЯМР-спектрах, смещением резонансных линий их водных растворов в области 62,8-179,2 млн-1 на величину не более 0,1 млн-1 в 13C ЯМР-спектрах, смещением резонансных линий их водных растворов в области 1,2-4,95 млн-1 на величину не более 0,02 млн-1 в 1H ЯМР-спектрах, возрастанием интенсивностей пиков 160 т/г масс-спектров не менее чем в 2,5 раза и пиков 780-1000 т/г экстрактов их растворов в этаноле не менее чем в три раза в масс-спектроскопическом анализе.

Изобретение относится к области органической химии, а именно к производным 2-оксо- и 2-тиоксодигидрохинолин-3-карбоксамидам формулы (I) в виде свободных соединений, или в виде солей физиологически приемлемых кислот или оснований, где X означает О или S, R1 представляет собой C1-7-алифатический остаток, незамещенный; или арил, выбранный из фенила, незамещенного или монозамещенного, по меньшей мере одним заместителем, выбранным из группы, которая включает F, Cl, Br; R2 представляет собой CF3; C1-4-алифатический остаток или O-C1-4-алифатический остаток, где C1-4 алифатический остаток в каждом случае является незамещенным; R3, R4, R5 и R6 каждый независимо друг от друга представляют собой Н; F; Cl; Br; CN; CF3; OCF3; при условии, что, по меньшей мере один из R3, R4, R5 и R6 не представляет собой Н; R7 представляет собой C1-7-алифатический остаток, незамещенный или моно- или дизамещенный; или 6-членный гетероциклоалифатический остаток, выбранный из тетрагидропирана; где "алифатический остаток" может в каждом случае быть разветвленными или неразветвленными, насыщенными; где "моно- или дизамещенный" в отношении "алифатического остатка" относится, в отношении соответствующих остатков или групп, к замещению одного или двух атомов водорода, каждого независимо друг от друга, по меньшей мере одним заместителем, выбранным из группы, которая включает ОН, O-C1-4-алифатический остаток, COOH или С(=O)-O-C1-4-алифатический остаток.

Группа изобретений относится к области фармации и медицины и касается пролонгированной фармацевтической композиции, обладающей антипсихотическим действием и содержащей в качестве лекарственного вещества терапевтически эффективное количество метилового эфира N-капроил-L-пролил-L-тирозина, а в качестве вспомогательных веществ - пролонгирующие полимеры, наполнители, антифрикационные вещества, пленочную оболочку.
Изобретение относится к медицине и может быть использовано для лечения больных риносинуситом с рецидивирующим течением заболевания. Для этого проводят общепринятую терапию риносинусита.
Предложенная группа изобретений относится к области медицины. Предложены способы лечения, предотвращения или профилактического лечения келоидного рубца посредством местного применения эффективного количества дипептида, включающего по меньшей мере один остаток глутамина, в области образования келоидного рубца или потенциального образования келоидного рубца.

Изобретение относится к применению соединений на основе тетрапептидных и трипептидных групп и соответствующих пептоидных групп при лечении или профилактике ракового заболевания у человека, которое характеризуется повышенным уровнем экспрессии или активности Gadd45β по сравнению с обычными здоровыми клетками, в случае зависимости жизнеспособности и/или роста раковых клеток от NF-κB.

Изобретение относится к медицине, а именно к офтальмологии, и предназначено для лечения метаболических поражений тканей глаза. Фармацевтическая композиция в виде геля для лечения метаболических поражений тканей глаза содержит карнозин синтетический, консервант, гиалуроновую кислоту в качестве гелеобразующего препарата и воду.

Изобретение относится к химико-фармацевтической промышленности и представляет собой инъекционный раствор для лечения вирусных заболеваний, выбранных из гриппа H1N1, H3N2, H5N1, клещевого энцефалита и лихорадки Западного Нила, содержащий триазавирин в количестве 0,05-4,0 вес.%, вспомогательные вещества в количестве 0,1-30,0 вес.% и воду до 100 вес.%.

Изобретение относится к области биологически активных соединений и относится к новым дипептидам формулы R1-C(O)-X-Trp-Y-Ile-R2, где X=L или D конфигурация, Y=L конфигурация; R1=C6H5-CH2-O, или C6H5-(CH2)5, или C6H5-CH2; R2=OH, или NH2, или NHCH3, обладающим нейропсихотропной активностью, в частности анксиолитической.

Изобретение относится к медицине, в частности к кардиологии, и может быть использовано для коррекции гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ) у больных артериальной гипертонией пожилого и старческого возраста.

Изобретение относится к соединениям формулы 1, где G представляет собой группу (1) , где R9 представляет собой арил, необязательно замещенный C1-C3алкокси или галогеном; или (2) замещенное или незамещенное азольное или пиррольное кольцо, конденсированное с замещенным или незамещенным арилом, гетероарилом, C5-C6циклоалкилом или гетероциклилом, или к его фармацевтически приемлемым солям, способам его получения и применению при лечении пролиферативных расстройств, таких как рак.

Группа изобретений относится к области фармакологии и касается средства для предупреждения и лечения диабета. Предложено применение этилового эфира N-фенилацкетил-L-пролилглицина и созданного на его основе ноотропного и нейропротективного препарата Ноопепт в качестве средства для предупреждения и лечения диабета.
Наверх