Способ прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины приорикс и способ персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач



Способ прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины приорикс и способ персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач
Способ прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины приорикс и способ персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач
Способ прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины приорикс и способ персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач
Способ прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины приорикс и способ персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач

 


Владельцы патента RU 2599506:

Федеральное Бюджетное учреждение науки "Московский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского" Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (RU)

Группа изобретений относится к медицине, а именно к иммунологии, и предназначена для персонифицированного прогнозирования эффективности вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита с помощью вакцины Приорикс. Для прогнозирования первичных вакцинальных неудач по формулам рассчитывают количество специфических IgG для каждого их трех вирусов вакцины через месяц после вакцинации:

[IgG корь]=-2,25+0,031[CD3+%]+0,064[CD3-CD16/56+%]+0,244[TNF-α]-0,417[IgM]+0,042[IgG]+0,008[лимфоциты%];

[IgG краснуха]=66,443-5,412[IgG]+23,834[IgM];

[IgG паротит]=-9,537-3,812[CD3+8+%]-0,041[CD3-CD16/56+]+5,105[CD3-CD16/56+%]+2,374[CD3+%]-1,363[CD3+4+%],

где [CD3+%] - процент CD3+ лимфоцитов в периферической крови, [CD3-CD16/56+%] - процент NK лимфоцитов в периферической крови, [CD3-CD16/56+] - абсолютное количество NK лимфоцитов в мм3 периферической крови, [TNF-α] - уровень фактора некроза опухолей α в сыворотке крови, [IgM] - уровень общих IgM в сыворотке крови, [IgG] - уровень общих IgG в сыворотке крови, [лимфоциты%] - процент лимфоцитов в периферической крови, [CD3+8+%] - процент цитотоксических лимфоцитов в периферической крови, [CD3+4+%] - процент хелперов в периферической крови. Считают защитным уровень антител для вирусов кори при величине [IgG корь], превышающей 0,25 Me/мл; для вирусов краснухи при величине [IgG краснуха], превышающей 35 Me/мл; для вирусов эпидемического паротита при величине [IgG паротит], превышающей 25 Me/мл, и при отсутствии защитного уровня антител прогнозируют первичную вакцинальную неудачу. Вторичную вакцинальную неудачу в ответ на вирус эпидемического паротита прогнозируют, если значения общих IgA менее 0,45 мг/мл, уровень интерлейкина-4 менее 1,5 пг/мл и TNF-α менее 0,6 пг/мл; вторичную вакцинальную неудачу в ответ на вирус кори прогнозируют, если значение интерлейкина-4 менее 2,0 пг/мл и количество лимфоцитов в мм3 крови менее 5000. Группа изобретений включает также способ персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач. Использование данной группы изобретений позволяет на основании способа прогнозирования первичных или вторичных вакцинальных неудач проводить персонифицированный подход к программе вакцинации для детей, находящихся в группе риска. 2 н.п. ф-лы, 4 ил.

 

Изобретение относится к области медицинской иммунологии и предназначено для персонифицированного прогнозирования эффективности вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита.

ВОЗ поставила цель ликвидации кори и снижения заболеваемости и смертности от краснухи и синдрома врожденной краснухи [1]. Введение массовой вакцинации против этих инфекций по всему миру дало обнадеживающие результаты. Смертность от кори снизилась с 2,6 млн. человек в 90 гг. XX века до 164 тыс. человек в 2008 г. [2]. Предполагалось, что цель будет достигнута к 2015 г., однако с 2008 г. даже из стран с высоким охватом прививками стали поступать сведения о вспышках кори. Среди заболевших большую часть составляли не привитые или привитые с нарушением графика прививок, причиной заболевания второй части пациентов являлись первичные (отсутствие защитных антител после прививки) или вторичные (быстрая потеря защитных уровней антител после прививки) вакцинальные неудачи [3]. Количество первичных и вторичных вакцинальных неудач составляет 5-10% от всех привитых [4]. Не существует четких критериев для выявления лиц с угрозой развития первичной или вторичной вакцинальной неудачи. Тем не менее, вопросу прогнозирования качества иммунного ответа на вакцины уделяется пристальное внимание. Так, известна работа, посвященная прогнозированию иммуногенности вакцины против желтой лихорадки [5]. Был выявлен предиктор формирования специфических антител на эту вакцину (TNFRS17), однако это касается только конкретной вакцины против желтой лихорадки. Также известна работа, в которой сравнивались пять различных вакцин, однако не было выявлено универсальных предикторов для оценки эффективности вакцинации [6]. Следовательно, результаты, полученные для менингококковой вакцины, не применимы для прогнозирования эффективности прививки против вирусов кори, краснухи и паротита.

Задачей изобретения является разработка способа прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов против кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины Приорикс и алгоритма персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач.

Поставленная задача достигается в результате исследования параметров иммунного статуса детей перед плановой вакцинацией против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита и оценки уровня специфических антител к указанным вирусам через 1 месяц (ранний иммунный ответ, формирование защитных уровней антител) и через 1 год (зрелый иммунный ответ, поддержание защитных уровней антител) после вакцинации.

В исследовании принимали участие 40 детей (21 мальчик и 19 девочек) в возрасте от 1 года до 2 лет (средний возраст 1 г 3 мес.). Обследованные дети ранее не прививались против кори, краснухи и эпидемического паротита, не болели этими заболеваниями и подлежали плановой вакцинации против этих инфекций. Все дети были привиты вакциной Приорикс (GlaxoSmithKline, Бельгия), содержащей живые вакцинные штаммы вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита. Работа была одобрена этической комиссией ФБУН МНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского Роспотребнадзора, родители подписывали информированное согласие на участие детей в программе исследований. Иммунный статус до вакцинации оценивали по 19-ти параметрам: (количество в периферической крови лейкоцитов и лимфоцитов, абсолютные и относительные количества субпопуляций лимфоцитов CD3+, CD3+CD4+, CD3+CD8+, CD3-CD19+ CD3-CD16/56+, и общее количество IgM, IgG и IgA), а также содержанию в сыворотке трех наиболее часто исследуемых цитокинов-маркеров Th1- и Th2-типа иммунного ответа и провоспалительного цитокина, соответственно IFN-γ, IL-4 и TNF-α. В качестве результата вакцинации методом иммуноферментного анализа измеряли количество специфических сывороточных IgG антител против антигенов вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита через 1 месяц и через 1 год после вакцинации. Согласно рекомендациям производителей тест-систем, отрицательными считали значения менее 0,15 Me/мл для антигенов вируса кори, и менее 15 Me/мл для антигенов вирусов краснухи и эпидемического паротита. Защитными считали количество IgG антител, превышающее 0,25 Me/мл для вирусов кори, 35 Me/мл для вирусов краснухи и 25 Me/мл для вирусов эпидемического паротита.

Для достижения поставленной цели полученные результаты иммунологического обследования были подвергнуты регрессионному анализу. Для трех исследуемых вирусов была применена линейная регрессия. Хороший уровень прогнозирования был получен для специфического ответа на вирус кори через 1 месяц после прививки (R2=0,909) и для вируса эпидемического паротита через месяц (R2=0,893) после прививки. Уровень прогнозирования результатов вакцинации для вируса краснухи через месяц (R2=0,571) оказался средним. При анализе каждого из 19-ти параметров иммунного статуса отдельно оказалось, что не все параметры вносили значимый положительный вклад в уровень прогноза результатов прививки. Были выявлены параметры, которые не оказывали никакого воздействия на уровень прогнозируемых результатов или отрицательно воздействовали на эффективность прогноза. Удаляя по одному такие неэффективные параметры из регрессионного анализа, был достигнут более высокий уровень прогнозирования результативности вакцинации. Выбор наиболее информативных параметров осуществляли на основании рассчитанных доверительных интервалов для каждой независимой переменной в отдельности. Критерием оптимальности выбора параметров являлось, с одной стороны, неоправданное увеличение количества параметров при увеличении доверительного интервала, т.е. количество перестало влиять на качество; с другой стороны, при уменьшении доверительного интервала R2 начинает резко падать.

Используя рассчитанные коэффициенты для выделенных наиболее информативных параметров, были предложены формулы для расчета количества специфических IgG через 1 месяц после прививки для каждого из трех вирусов вакцины:

где -[CD3+%] - процент CD3+ лимфоцитов в периферической крови;

[CD3-CD16/56+%] - процент NK лимфоцитов в периферической крови;

[CD3-CD16/56+] - абсолютное количество NK лимфоцитов в мм3 периферической крови;

[TNF-α] - уровень фактора некроза опухолей α в сыворотке крови;

[IgM] -уровень общих IgM в сыворотке крови;

[IgG] - уровень общих IgG в сыворотке крови;

[лимфоциты %] - процент лимфоцитов в периферической крови;

[CD3+8+%] - процент цитотоксических лимфоцитов в периферической крови;

[CD3+4+%] - процент хелперов в периферической крови.

На фигуре 1 представлены результаты прогнозирования с помощью регрессионного анализа на основании оптимизированного набора параметров для трех вирусов вакцины Приорикс через 1 месяц после прививки на основной выборке (а, б, в) и на контрольной выборке детей, не входивших в исходную когорту для построения регрессии (г, д, е). На фигуре видно, что прогнозирование результатов прививки для детей контрольной группы является вполне удовлетворительным, хотя и не идеальным (χ2=5,0; р=0,025). При регрессионном анализе результатов, полученных через 1 год после вакцинации, значимого уровня прогнозирования достигнуто не было ни для одного из исследованных вирусов.

Также был проведен корреляционный анализ всех 19-ти исследованных параметров с количеством специфических IgG, образовавшихся через 1 месяц и через 1 год после иммунизации вакциной Приорикс. Однозначных корреляций исследуемых параметров с количеством специфических антител через 1 месяц после вакцинации получено не было. Корреляционный анализ 19-ти параметров иммунного статуса с результатами прививки через 1 год дал хорошие результаты. В результате корреляционного анализа были выявлены 3 параметра, наиболее тесно коррелирующие с количеством специфических антител на вирус эпидемического паротита через год после прививки. Ими оказались: содержание в сыворотке крови IL-4 (уровень интерлейкина 4 в сыворотке крови), TNF-α и общих IgA. Удалось выделить критические значения по каждому из параметров таким образом, что если значения всех трех параметров были меньше этой величины, то результат вакцинации через 1 год, скорее всего, будет неудачным. Аналогично можно определить границу для "серой" зоны (диапазон доз от 25 Me/мл до 35 Me/мл). В результате получаем следующую классификацию:

- Если [IgA]<0,45 мг/мл, [IL-4]<1,5 пг/мл, [TNF-α]<0,6 пг/мл, то, скорее всего, результат вакцинации будет неудачным.

- Если [IgA]>0,65 мг/мл, [IL-4]>3 пг/мл или [TNF-α]>0,7 пг/мл, то, скорее всего, результат вакцинации будет удачным.

- Если 0,45 мг/мл<[IgA]<0,65 мг/мл; 1,5 пг/мл<[IL-4]<3 пг/мл; 0,6 пг/мл<[TNF-α]<0,7 пг/мл, то результат попадает в "серую зону".

Предложенный метод оценки эффективности прививки вакциной Приорикс позволяет еще до вакцинации из общего контингента привитых выделить когорту лиц, попадающих в группу риска, то есть угрожаемых по отсутствию защитных уровней специфических антител через месяц после прививки (первичные вакцинальные неудачи).

Поскольку в исследуемой группе детей только у одного ребенка количество специфических IgG было ниже защитного уровня для специфического гуморального иммунного ответа против вируса кори была решена задача прогноза снижения уровня специфических антител через 1 год по сравнению со значением этого показателя через 1 месяц после прививки. Было выявлено 2 параметра, наиболее тесно коррелирующих с результатами вакцинации через 1 год. Ими оказались концентрация IL-4 в сыворотке крови [IL-4] и общее количество лимфоцитов [лимфоциты]. Были выделены критические значения по каждому из параметров так, что если значения обоих параметров меньше этой величины, то через 1 год после вакцинации, скорее всего, количество противокоревых IgG окажется ниже, чем через 1 месяц после прививки. В результате получаем следующую классификацию:

- Если [IL-4]<2,0 пг/мл и [лимфоциты]<5000 в мм3 то, скорее всего, через 1 год после вакцинации будет снижение противокоревых IgG.

- Если [IL-4]>2,0 пг/мл и [лимфоциты]>5000 в мм3, то, скорее всего, через 1 год после вакцинации будет отмечаться стабильный результат или подъем количества специфических IgG.

Проведенные исследования корреляций количества специфических антител к вирусу краснухи с исследованными параметрами не дали удовлетворительных результатов, поскольку ни у одного ребенка не было выявлено снижение специфических противокраснушных антител ниже защитного уровня через 1 год после прививки. Также не удалось найти корреляции с повышением или понижением количества противокраснушных IgG через год по сравнению с количеством этих антител через 1 месяц после прививки.

На фигуре 2а представлено сопоставление результатов прогнозирования, полученных на основании выбранных критериев и реального содержания в крови IgG-антител против антигенов вируса эпидемического паротита через 1 год после вакцинации для исходной группы (каждый ребенок представлен отдельным маркером). Высота каждой точки означает реальный результат, форма маркера - спрогнозированный результат (ромбы - неудача, круги - «серая зона», квадраты - защитные антитела). На фигуре хорошо видно, что спрогнозированные как неудачные, реальные результаты попадают либо в зону ниже 25 Me/мл (большая часть), либо в «серую зону» (2 человека). Напротив, в тех случаях, когда был спрогнозирован высокий, защитный уровень специфических антител, большинство реальных результатов оказалось выше 35 Me/мл, у двоих детей эти значения оказались равными 35 Me/мл (граница «серой зоны» и «зоны удачной вакцинации»), и результат одного ребенка попал в «серую зону». У четырех из семи детей, чей прогнозируемый уровень антител попадал в «серую зону», реальные результаты также оказались в «серой зоне», а у трех детей из этой группы реальные результаты оказались незначительно выше границы «серой зоны». Проверка гипотезы о неслучайном рапределении реальных и предсказанных результатов методом χ2 дала высоко значимые результаты (χ2=5,54, р=0,0186). Таким образом, прогнозирование результатов вакцинации, полученных для вируса паротита, можно считать очень хорошими.

Для проверки качества прогнозирования мы выбрали 10 детей контрольной группы и спрогнозировали для них результаты вакцинации через год. На фугуре 2б представлено сопоставление прогноза и реальных результатов вакцинации через 1 год для детей контрольной группы (условные обозначения те же, что и на фигуре 2а). На фигуре хорошо видно, что один ребенок, которому было спрогнозировано отсутствие защитного уровня антител, в действительности их не имел. Три ребенка с прогнозированными защитными уровнями антител в реальности также имели защитные антитела. Четверо из шести детей, спрогнозированный уровень антител которых попадал в «серую зону», также реально были отнесены к «серой зоне». Только два ребенка, прогнозируемый уровень антител которых был отнесен к «серой зоне», в реальности не имели противопаротитных антител. Качество прогноза модели следует рассматривать как удовлетворительное (χ2=3,6, р=0,05).

На фигуре 3а представлено сопоставление результатов прогнозирования, полученных на основании выбранных критериев и реального содержания в крови IgG-антител против антигенов вируса кори. Ромбами обозначены дети, для которых прогноз снижения противокоревых антител через 1 год совпал с фактическим результатом вакцинации, кружками выделены дети, у которых прогнозируемые и реальные значения не совпали, квадратами обозначены дети, у которых спрогнозированный стабильный уровень антител через 1 год после прививки совпал с реальным результатом. У всех детей, которым прогнозировали повышение или стабильный уровень противокоревых антител через год, в реальности антитела против кори были стабильными или повысились. У 7 из 8 детей, для которых прогнозировали снижение уровня противокоревых антител через год после прививки, в реальности уровень антител снизился, и только у одного ребенка, которому спрогнозировали снижение уровня антител против кори, реальные антитела оказались повышенными. Гипотеза о неслучайном распределении реальных и прогнозируемых результатов была проверена и подтвердила высокую значимость результатов (χ2=18,6, р=1,59×10-5).

Для проверки качества прогноза для 10 детей контрольной группы были рассчитаны корреляции и спрогнозированы для них результаты вакцинации через 1 год. На фигуре 3б представлены результаты сопоставления прогноза и реальных значений противокоревых антител (условные обозначения те же, что и на фигуре 3а). У всех детей, которым прогнозировали повышение или стабильный уровень противокоревых антител через год, в реальности антитела против кори были стабильными или повысились. У 5 из 7 детей, которым прогнозировали снижение уровня противокоревых антител через год после прививки, в реальности уровень антител снизился, а у двух детей, которым прогнозировали снижение уровня антител против кори, в реальности было обнаружено повышение антител. Качество прогностической модели следует расценивать как удовлетворительное (χ2=3,6, р=0,05).

Проведенные исследования корреляций количества специфических антител к вирусу краснухи с исследованными параметрами не дали удовлетворительных результатов через 1 год после прививки. Также не удалось найти корреляции с повышением или понижением количества противокраснушных IgG через 1 год по сравнению с количеством этих антител через 1 месяц после прививки.

На основании результатов математического анализа был разработан алгоритм прогнозирования и выявления первичных и вторичных вакцинальных неудач. На фигуре 4 представлена блок-схема алгоритма прогнозирования и принятия решений при первичных и вторичных вакцинальных неудачах.

Для реализации заявляемого способа прогнозирования следует перед вакцинацией провести лабораторное исследование иммунного статуса, включающее в себя определение абсолютного и относительного количества лимфоцитов, их субпопуляций CD3+, CD3+CD4+, CD3+CD8+, CD19+, общих иммуноглобулинов классов М, G, А и концентрации сывороточных цитокинов TNF-α, IL-4 и IFN-γ. На основании расчета по предложенным выше формулам прогнозируемого уровня специфических антител против кори, краснухи и эпидемического паротита выделить лиц, прогнозируемых как первичные вакцинальные неудачи (прогнозируемый уровень специфических антител через 1 месяц после прививки ниже защитного). Выделенную когорту «вероятных первичных вакцинальных неудач» необходимо привить и вызвать на контроль через 1-2 месяца после прививки для оценки реального уровня специфических антител. Такая тактика существенно облегчает поиск незащищенных в результате прививки людей и снижает нагрузку на лабораторию. Если лабораторно подтверждена реальная вакцинальная неудача, необходимо повторить обследование через 1 год. Если специфические антитела так и не появились, следует решить вопрос о дополнительной ревакцинации индивидуально.

Среди лиц, способных выработать, согласно прогнозу, защитные уровни специфических антител через 1 месяц после прививки на основании значений порогового критерия (cut off), следует выделить лиц, относящихся к группе риска, то есть угрожаемых по быстрой потере защитных уровней антител (вторичные вакцинальные неудачи). Всех, для кого оба прогноза оказались удачными - привить и отпустить на 5 лет до срока положенной по графику ревакцинации. Когорту людей, для которых спрогнозирован риск вторичных вакцинальных неудач, необходимо привить и пригласить для оценки эффективности прививки через 1 год для контроля наличия защитных уровней специфических антител. В случае утери защитных уровней антител - решить вопрос о дополнительной ревакцинации индивидуально.

Техническим результатом заявляемого изобретения является разработка способа прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита с помощью вакцины Приорикс у детей и алгоритма персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач, который позволяет еще до прививки на основании измерения показателей иммунного статуса выделить когорту лиц (группу риска), угрожаемых по отсутствию (первичная вакцинальная неудача) или быстрому снижению (вторичная вакцинальная неудача) уровней антител в крови ниже защитного к вирусам кори, краснухи и эпидемического паротита. Предложены формулы для прогнозирования количества специфических антител через 1 месяц после вакцинации и значения порогового критерия (cut off) для прогнозирования сохранения защитных уровней антител через 1 год после прививки. На основании предложенного способа первичных или вторичных вакцинальных неудач разработан алгоритм персонифицированного подхода к программе вакцинации для детей, находящихся в группе риска.

ЛИТЕРАТУРА

1. Strebel, P.M. A world without measles. / P.M. Strebel, S.L. Cochi, E. Hoekstra, P.A. Rota, D. Featherstone, W.J. Bellini, S.L. Katz // J Infect Dis. - 2011. - V. 204. -Suppl 1: S1-3.

2. Van den Ent, M. Measles mortality reduction contributes significantly to mortality among children less than five years of age, 1990-2008 / M. Van den Ent, D.W. Brown, E.J. Hoekstra, A. Christie, S.L. Cochi // J Infect Dis. - 2011. - V. 203. - S18-S23.

3. Hickman C.J., Hyde T.B., Sowers S.B., Mercader S., McGrew M., Williams N.J., Beeler J.A., Audet S., Kiehl В., Nandy R., Tamin A., Bellini W.J. Laboratory characterization of measles virus infection in previously vaccinated and unvaccinated individuals. J. Infect. Dis. 2011; 204 (Supl. 1): 549-558.

4. Orenstein, W.A. Measles eradication: is it in our future? / W.A. Orenstein, P.M. Strebel, M. Papania, R.W. Sutter, W.J. Bellini, S.L. Cochi // Am L Public Health. - 2000. - V. 90. - P. 1521-1525.

5. Querec T.D., Akondy R.S., Lee E.K., Cao W., Nakaya H.I., Teuwen D., Pirani A., Gernert K., Deng J., Marzolf В., Kennedy K., Wu H., Bennouna S., Oluoch H., Miller J., Vencio R.Z., Mulligan M., Aderem A., Ahmed R., Pulendran B. Systems biology approach predicts immunogenicity of the yellow fever vaccine in humans. Nat Immunol. 2009; 10(1): 116-25.

6. Li S., Rouphael N., Duraisingham S., Romero-Steiner S., Presnell S., Davis C., Schmidt D.S., Johnson S.E., Milton A., Rajam G., Kasturi S., Carlone G.M., Quinn C., Chaussabel D., Palucka A.K., Mulligan M.J., Ahmed R., Stephens D.S., Nakaya H.I., Pulendran B. Molecular signatures of antibody responses derived from a systems biology study of five human vaccines. Nat Immunol. 2014; 15(2): 195-204.

1. Способ прогнозирования вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины Приорикс, отличающийся тем, что определяют до вакцинации следующие показатели иммунного статуса: процент лимфоцитов в периферической крови, количество лимфоцитов в мм3 крови, процент CD3+ лимфоцитов в периферической крови, процент СО3+4+хелперов в периферической крови, процент цитотоксических CD3+8+ лимфоцитов в периферической крови, процент NK лимфоцитов в периферической крови, абсолютное количество NK лимфоцитов в мм3 периферической крови, уровень общих IgM, общих IgG и общих IgA в сыворотке крови, уровень фактора некроза опухолей α в сыворотке крови, уровень интерлейкина-4 в сыворотке крови; далее для прогнозирования первичных вакцинальных неудач по формулам рассчитывают количество специфических IgG для каждого их трех вирусов вакцины через месяц после вакцинации:
[IgG корь]=-2,25+0,031[CD3+%]+0,064[CD3-CD16/56+%]+0,244[TNF-α]-0,417[IgM]+0,042[IgG]+0,008[лимфоциты%];
[IgG краснуха]=66,443-5,412[IgG]+23,834[IgM];
[IgG паротит]=-9,537-3,812[CD3+8+%]-0,041[CD3-CD16/56+]+5,105[CD3-CD16/56+%]+2,374[CD3+%]-1,363[CD3+4+%], где
[IgG корь] - прогнозируемое количество специфических IgG к вирусам кори через месяц после вакцинации,
[IgG краснуха] - прогнозируемое количество специфических IgG к вирусам краснухи через месяц после вакцинации,
[IgG паротит] - прогнозируемое количество специфических IgG к вирусам эпидемического паротита через месяц после вакцинации,
[CD3+%] - процент CD3+ лимфоцитов в периферической крови,
[CD3-CD16/56+%] - процент NK лимфоцитов в периферической крови,
[CD3-CD16/56+] - абсолютное количество NK лимфоцитов в мм3 периферической крови,
[TNF-α] - уровень фактора некроза опухолей α в сыворотке крови,
[IgM] - уровень общих IgM в сыворотке крови,
[IgG] - уровень общих IgG в сыворотке крови,
[лимфоциты%] - процент лимфоцитов в периферической крови,
[CD3+8+%] - процент цитотоксических лимфоцитов в периферической крови,
[CD3+4+%] - процент хелперов в периферической крови;
и считают защитным уровень антител для вирусов кори при величине [IgG корь], превышающей 0,25 Me/мл; для вирусов краснухи при величине [IgG краснуха], превышающей 35 Me/мл; для вирусов эпидемического паротита при величине [IgG паротит], превышающей 25 Me/мл, и при отсутствии защитного уровня антител прогнозируют первичную вакцинальную неудачу;
а вторичную вакцинальную неудачу в ответ на вирус эпидемического паротита прогнозируют, если значения общих IgA менее 0,45 мг/мл, уровень интерлейкина-4 менее 1,5 пг/мл и TNF-α менее 0,6 пг/мл; вторичную вакцинальную неудачу в ответ на вирус кори прогнозируют, если значение интерлейкина-4 менее 2,0 пг/мл и количество лимфоцитов в мм3 крови менее 5000.

2. Способ персонифицированного подхода к коррекции вакцинальных неудач при вакцинации против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита у детей с помощью вакцины Приорикс, отличающийся тем, что первоначально проводят прогнозирование первичных и вторичных вакцинальных неудач способом по п. 1 и:
- в случае прогнозирования первичной вакцинальной неудачи через 1 месяц после прививки проводят тестирование уровня специфических антител, при отрицательном результате назначают повторное тестирование через 1 год и при отсутствии защитных антител проводят дополнительную ревакцинацию;
- в случае прогнозирования вторичной вакцинальной неудачи проводят тестирование уровня специфических антител через 1 год и при их отсутствии проводят дополнительную ревакцинацию.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине, а именно к медицинской иммунологии, и может быть использовано для дифференциальной диагностики первичного и вторичного иммунного ответа на вирус эпидемического паротита.

Изобретение относится к медицине и представляет собой способ прогнозирования течения хронической сердечной недостаточности у больных ишемической болезнью сердца, характеризующийся тем, что в сыворотке крови определяют содержание белка апоптоз-опосредуемого фактора - растворимого Fas-лиганда - и при наличии уровня растворимого Fas-лиганда более 99,9 пг/мл прогнозируют неблагоприятное течение заболевания.

Настоящее изобретение относится к области молекулярной иммунологии, биотехнологии и медицины. Предложены рекомбинантные однодоменные наноантитела (VHH), полученные на основе антител двугорбого верблюда (Camelus bactrianus) и специфически связывающие белок F4/80 мыши.

Изобретение относится к медицине, а именно к патологической анатомии и онкологии, и может быть использовано в ранней прижизненной иммуногистохимической диагностике высокодифференцированных аденокарцином толстой кишки.

Группа изобретений относится к медицине, а именно к иммунологии, и может быть использована для получения эритроцитарного сибиреязвенного антигена для набора определения антител в сыворотке крови животных, вакцинированных против сибирской язвы.
Изобретение относится к медицине, а именно к гематологии, и раскрывает способ прогнозирования течения иммунной тромбоцитопении (ИТП) после спленэктомии по массе CD4+ Т-лимфоцитов селезенки.

Изобретение относится к области медицины, а именно к способу диагностики наружного генитального эндометриоза у пациенток с бесплодием. Сущность способа состоит в том, что осуществляют измерение в плазме крови концентрации коэнзима Q10 и α-токоферола.

Изобретение относится к области медицинской диагностики и касается прогнозирования интенсивности болевого синдрома в раннем послеоперационном периоде у больных хроническим калькулезным холециститом, русской национальности, являющихся уроженцами Центрального Черноземья России.

Изобретение относится к области медицинской диагностики и может быть использовано как способ прогнозирования риска развития III стадии гипертонической болезни у индивидуумов русской национальности, являющихся уроженцами Центрального Черноземья РФ, больных гипертонической болезнью с метаболическим синдромом.

Изобретение относится к области медицины и представляет собой способ прогнозирования риска неблагоприятного исхода послеоперационного течения перитонита, осложненного абдоминальным сепсисом, заключающийся в определении и оценке активности фактора Виллебранда, отличающийся тем, что дополнительно определяют и оценивают активность факторов свертывания крови VIII и V, уровень фактора Виллебранда, время Хагеман - зависимого лизиса, активность естественных антикоагулянтов - протеина С и антитромбина на 1-е, 3-и и 7-е сутки после хирургического вмешательства и при увеличении значений 5-ти и более из перечисленных факторов системы гемостаза, по сравнению с предыдущими результатами, прогнозируют высокий риск неблагоприятного исхода послеоперационного течения перитонита, осложненного абдоминальным сепсисом, 4-х факторов - умеренный риск, от 1-го до 3-х - низкий риск.
Изобретение относится к медицине, а именно к способу прогнозирования угрозы прерывания беременности в первом триместре при цитомегаловирусной инфекции. Сущность изобретения состоит в том, что у беременных с цитомегаловирусной инфекцией в первом триместре беременности проводят определение в сыворотке крови титра антител IgG к ЦМВ, уровня общих IgG и IgM, дополнительно вычисляют отношение IgM/IgG. При титре антител IgG к ЦМВ 1:1600 и значении отношения IgM/IgG 0,20 и более прогнозируют угрозу прерывания беременности в первом триместре. Использование заявленного изобретения позволяет повысить точность прогнозирования угрозы прерывания беременности в первом триместре при цитомегаловирусной инфекции для назначения своевременных лечебных мероприятий. 2 пр.

Изобретение относится к области биохимии, биотехнологии и медицины, в частности к аналитической биохимии, иммунохимическому анализу и диагностическим средствам для онкологии, и касается многопараметрической диагностической тест-системы, предназначенной для обнаружения и мониторинга терапии рака молочной железы и рака яичников. Система представляет собой набор реагентов, включающий в себя биологический микрочип (биочип) для одновременного определения концентраций нескольких опухолеассоциированных антигенов: АФП, ХГЧ, РЭА, СА125, СА15-3 и СА19-9 в образце сыворотки крови человека, набор калибровочных проб в лиофилизованной форме, изготовленных на основе стабилизированной пулированной донорской сыворотки крови человека, состоящий из нескольких калибровочных проб, содержащих одновременно все анализируемые онкомаркеры, и нулевой калибровочной пробы, не содержащей указанных онкомаркеров и представляющей собой стабилизированную пулированную сыворотку здоровых доноров, абсорбированную на аффинных сорбентах, проявляющую систему, набор буферных растворов и инструкцию по проведению анализа. Предлагаемая тест-система может найти применение при выявлении наиболее распространенных форм онкозаболеваний женской репродуктивной системы, а именно рака молочной железы и рака яичников, в том числе на ранних стадиях опухолеобразования; для скринингового обследования населения, а также для мониторинга эффективности проводимой терапии. 2 н. и 5 з.п. ф-лы, 4 табл., 7 пр., 5 ил.

Изобретение относится к медицине и представляет собой способ прогнозирования ответа онкологического пациента с неходжкинской лимфомой на противораковую терапию, включающую бортезомиб и ритуксимаб, отличающийся тем, что способ включает определение уровня или количества первого прогностического фактора и определение присутствия или количества второго прогностического фактора, причем низкий уровень СD68 или присутствие полиморфизма PSMB1 (P11A) коррелирует по меньшей мере с одним положительным исходом. Также изобретение относится к диагностическому набору для выявления онкологических пациентов с неходжкинской лимфомой, которые являются кандидатами для лечения рака бортезомибом и ритуксимабом, а также способу лечения рака у онкологических пациентов с неходжкинской лимфомой. Осуществление изобретения позволяет прогнозировать положительный ответ онкологического пациента на комбинированную терапию бортезомибом и ритуксимабом. 3 н. и 4 з.п. ф-лы, 5 пр., 25 табл., 8 ил.
Изобретение относится к медицине, в частности к отоларингологии, и может быть использовано для оценки эффективности терапии обострения хронического гнойного риносинусита. Сущность способа оценки эффективности терапии хронического гнойного риносинусита заключается в определении соотношения уровня нейронспецифической енолазы в сыворотке к концентрации ее в назальном секрете на 4 день от начала терапии. При наличии этого соотношения 50,00 и более терапия может быть признана эффективной и не требует коррекции. Использование заявленного способа позволяет оценить эффективность терапии, во время скорректировать ее и, как следствие, уменьшить сроки госпитализации. 4 табл., 3 пр.
Изобретение относится к медицине, а именно к способу прогнозирования развития плацентарной недостаточности во второй половине беременности. Способ прогнозирования развития плацентарной недостаточности во второй половине беременности заключается в том, что в сроке 5-12 недель гестации в сыворотке крови женщин определяют концентрацию DcR3 и при её значении более 0,87 пг/мл прогнозируют развитие плацентарной недостаточности во второй половине беременности. Вышеописанный способ позволяет в ранние сроки прогнозировать развитие плацентарной недостаточности во второй половине беременности, что позволит выбрать правильную тактику ведения беременности, провести комплекс лечебно-профилактических мероприятий и снизить риск развития осложнений и неблагоприятных исходов беременности. 1 табл., 3 пр.
Изобретение относится к области медицины и представляет собой способ диагностики степени тяжести атаки у пациентов с язвенным колитом путем оценки эндоскопической картины заболевания, отличающийся тем, что у больного дополнительно исследуют концентрацию васкулоэндотелиального фактора роста в сыворотке, определяют количество десквамированных эндотелиоцитов в плазме крови, и тяжесть атаки рассчитывают по формуле: TA=0,0121+0,0003ВЭФ+0,0338ДЭЦ+0,7476ЭА. где TA - тяжесть атаки язвенного колита, ВЭФ - васкулоэнотелиальный фактор сыворотки (пг/мл), ДЭЦ - количество десквамированных эндотелиоцитов (x104/л), ЭА - эндоскопическая активность (шкала Schroeder), и при значении TA менее 0,4 говорят об отсутствии атаки, при уровне ТА в интервале от 0,4 до 1,4 определяют легкую атаку заболевания, значение от 1,5 до 2,4 соответствует средней степени тяжести, а более 2,5 свидетельствует о тяжелой атаке. Осуществление изобретения обеспечивает повышение точности и объективности диагностики степени тяжести атаки язвенного колита. 4 пр.
Изобретение относится к медицине, в частности к кардиологии, и касается способа оценки атерогенности аполипопротеин В-содержащих липопротеинов. Сущность способа заключается в том, что у пациентов анализируют субфракционное распределение липопротеинов низких плотностей. С помощью оригинальной математической формулы вычисляют коэффициент, отражающий соотношение между атерогенными и физиологически активными частицами. Изобретение может быть использовано для оценки атерогенности аполипопротеин В-содержащих липопротеинов с возможностью неинвазивного выявления поражения коронарных артерий. Способ позволяет уточнить показания к проведению коронароангиографического исследования 4 пр.
Наверх