Способ лечения бронхиальной астмы

Способ относится к медицине, а именно к лечению бронхиальной астмы. Для этого на фоне ингаляционных глюкокортикостероидов и бронходилятаторов не ранее 30 минут после их приема дополнительно осуществляют ингаляции сурфактанта-БЛ ежедневно один раз в день в количестве 10-25 мг на введение курсом 10-12 дней. Затем в течение 3-6 недель сурфактант вводят в дозе 10 мг на введение через день. В случае обострения заболевания выполняют 5-6 ингаляций сурфактанта-БЛ по 25 мг ежедневно, причем при необходимости в сочетании с ингаляциями глюкокортикостероидов и бронходилятаторов. Такой режим введения сурфактанта обеспечивает удлинение ремиссии заболевания и позволяет значительно снизить количество ингаляций глюкокортикостероидов и бронходилятаторов. 1 з.п. ф-лы, 2 табл., 3 пр.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к терапевтическим способам, и может найти применение при лечении атопической (экзогенной) и эндогенной бронхиальной астмы (БА).

Бронхиальная астма - хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей, в котором играют роль многие клетки и клеточные элементы. Хроническое воспаление вызывает сопутствующее повышение гиперреактивности дыхательных путей, приводящее к повторяющимся эпизодам свистящих хрипов, одышки, чувства стеснения в груди и кашля, особенно ночью или ранним утром. Эти эпизоды обычно связаны с распространенной, но изменяющейся по своей выраженности бронхиальной обструкцией, которая часто является обратимой либо спонтанно, либо под влиянием лечения.

Бронхиальная астма - наиболее распространенное хроническое заболевание у детей и взрослых, в мире около 235 миллионов человек страдают этим заболеванием.

Аллергическая или атопическая (экзогенная) БА базируется на обнаружении конкретного антигена (антигенов), провоцирующих приступы БА (бронхоспазма и удушья).

Инфекционно-зависимая (эндогенная) БА развивается в том случае, когда инфекционное заболевание (вирусной или бактериальной природы) дыхательных путей инициирует внутренние патологические процессы неаллергического характера, приводящие к развитию астмы.

С введением в стандартное лечение ингаляционных глюкокортикостероидов и бронхолитиков (β2-агонистов) во всем мире преобладают легкие случаи БА.

У взрослых оценка распространения БА проведена по стандартизированной анкете при опросе более 150000 человек в возрасте от 20 до 44 лет. Распространенность свистящего дыхания, по данным этой программы, составила в странах с низким национальным валовым доходом 13,3%, в странах с высоким валовым национальным доходом - 13%, частота диагноза бронхиальной астмы в этих странах составила соответственно 8,2 и 9,4%, в то время как в странах со средним валовым национальным доходом обструктивный синдром был выявлен у 7,6%, а диагноз астмы установлен в 5,2%. Тяжесть бронхиальной астмы и частота персистирующих форм заболевания колеблется от 41% в Центральной и Восточной Европе до 23% в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тяжелая персистирующая форма патологии чаще была отмечена в Восточной и Центральной Европе (32%), наиболее редко она выявлена в Азиатско-Тихоокеанском регионе (11%).

Основным симптомокомплексом БА являются приступы бронхоспазма, одышка, субъективное ощущение невозможности произвести глубокий (полный) вдох, затрудненный выдох. Нередко такие приступы бывают во время сна.

В патогенезе БА основную роль отводят повышенной реактивности бронхов, которая развивается и повышается в ответ на респираторные вирусные и бактериальные инфекции. До сих пор точно неизвестно, почему повышена реактивность бронхов у больных бронхиальной астмой. Среди множества возможных причин в настоящее время общепризнана одна - воспаление слизистой дыхательных путей. В промывных водах бронхов у больных находят большое количество слущенного эпителия, тучных клеток, нейтрофилов, эозинофилов и лимфоцитов, которые, как известно, выбрасывают при провокации множество биологически активных веществ. При биопсии в слизистой бронхов часто обнаруживают отек, инфильтрацию эозинофилами, нейтрофилами и лимфоцитами, утолщение базальной мембраны эпителия, а также гипертрофию слизистых желез. Эти механизмы, в частности, поток цитокинов, в том числе лейкотриенов, вызывают секрецию слизи и нарушение восходящего тока слизи, что создает условия для перехода острого воспаления в хроническое.

В стандартной терапии БА любого генеза используют b2-агонисты (бронходилятаторы), антигистаминные препараты, анти-IgE-препараты, ингаляционные антихолинергические препараты, ингаляционные глюкокортикостероиды или их фиксированные комбинации, но в ряде тяжелых ситуаций используют и системное энтеральное или парентеральное введение глюкокортикоидов, например, преднизолона или дипроспана.

Наиболее близким к предлагаемому является способ лечения БА (Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению бронхиальной астмы Российского респираторного общества. 2013 г.), взятый нами в качестве прототипа.

Он заключается в том, что детям и взрослым с контролируемой БА назначают ингаляционные глюкокортикостероиды (ИГС) два раза в сутки, например, бекламетазон 200-600 мг; или будесонид 400-800 мг и более 1500 мг для небулайзерной ингаляции, или флютиказон 500 мг. Дополнительно к ИГС назначают селективные агонисты β2-адренорецепторов (β2-анденомиметики), например, сальбутамол в ингаляторе с дозатором - 0,1 мг - одна доза, не более 2 доз при купировании спазма бронхов. В случае отсутствия эффекта ингаляция может быть повторена через 5-15 минут. Следующая ингаляция может быть проведена через 4-6 часов, всего не более 6 раз в сутки. Затем можно применять комбинированный препарат симбикорт (160/4,5 мкг) по 1 вдоху 2 раза в день, симбикорт - смесь будесонида - ИГС и формотерола, селективного агониста β2-адренорецепторов.

Однако, этот способ, как и другие применяемые в настоящее время, имеет целый ряд существенных недостатков.

Так, несвоевременная и неадекватная стероидная терапия может привести не только к неконтролируемому течению БА, но и к развитию жизнеугрожающих состояний, требующих назначения гораздо более серьезной системной стероидной терапии. В свою очередь, длительная системная стероидная терапия даже небольшими дозами может сформировать ятрогенные болезни и синдромы (васкулит, остеопороз, синдром Иценко-Кушинга, ожирение, артериальную гипертензию, сахарный диабет, миодистрофию и т.д.). Все существующие в настоящее время ИГС всасываются в легких, и, таким образом, неизбежно некоторая их часть попадает в системный кровоток. Риск системных нежелательных эффектов ИГС зависит от дозы и активности ИГС, а также от биодоступности, всасывания в кишечнике, метаболизма при первом прохождении через печень и периода полувыведения той или иной их части, которая всосалась в легких, и, вероятно, в кишечнике. Поэтому системные эффекты могут быть различны у разных ИГС. Несколько сравнительных исследований продемонстрировали, что будесонид и флутиказон пропионат обладают меньшим системным действием, чем бекламетазон дипропионат и триамцинолон. Риск системных эффектов также зависит от типа ингалятора: применение спейсеров уменьшает системную биодоступность и риск системных нежелательных действий большинства ИГС. При использовании многодозового ингалятора Турбухалер эффективность будесонида возрастает вдвое.

При лечении контролируемой БА речь идет не о ремиссиях в состоянии больных, а о существенном снижении частоты приступов БА, однако одышка, в частности, при физической нагрузке, остается и улучшение состояния больных наблюдаются при постоянном длительном приеме ИГС и бронходилятаторов, а в большинстве случаев и дополнительном приеме анти-IgE- и ингаляционных антихолинергических препаратов.

Нами в эксперименте на животных было показано, что длительное ингаляционное введение глюкокортикостероида (дексаметазона) крысам приводит к кратковременной стимуляции синтеза и выброса сурфактанта АЦ-II, но затем к существенному истощению содержания его в легких до довольно низких величин.

Кроме того, достигаемый при лечении эффект в прототипе, как и в других известных способах лечения БА, имеет основной целью предотвратить тяжелое течение БА, но не излечение.

Серьезным недостатком прототипа является постоянное нахождение ингалятора в руках больного и легкость его использования, что приводит нередко к приему недопустимо высоких доз ИГС, и β2-адреномиметиков и, соответственно, к очень серьезным осложнениям как со стороны бронхолегочного аппарата (развитие синдрома «замыкания», синдрома «рикошета», возможность развития астматического статуса и др.), так и со стороны сердечно-сосудистой системы (тахикардии, нарушения сердечного ритма и др.). Эти осложнения связаны непосредственно с передозировкой основного лекарственного препарата.

Осложнения, возникающие при передозировке β-адреномиметиков, обусловлены:

1) ухудшением бронхиальной проходимости и развитием т.н. синдрома «рикошета» (резкого внезапного бронхоспазма). С другой стороны, с синдромом «замыкания легких», обусловленным расширением бронхиальных сосудов при длительной стимуляции β2-рецепторов и увеличением отека слизистой бронхов (особенно малого калибра);

2) длительным стимулирующим влиянием на сердце β-адреностимуляторов, в результате чего сердце постоянно работает в экстремальном режиме в условиях длительной гипоксии, что приводит к серьезным метаболическим нарушениям в сердечной мышце. Как следствие, возможно развитие нарушений сердечного ритма. При этом могут развиваться сердцебиение, тремор, головная боль, тахиаритмия, повышенная возбудимость.

И все же следует отметить, что основным недостатком способа-прототипа при лечении БА является, как выше сказано, не достижение ремиссии в состоянии больных, а лишь существенное снижение частоты приступов БА. Кроме того, больным приходится постоянно принимать большое количество вышеназванных, далеко не безразличных, а порою опасных, для организма препаратов.

Технический результат настоящего изобретения состоит в достижении длительной ремиссии БА, а также уменьшении количества принимаемых препаратов за счет введения в курс лечения препаратов сурфактанта.

Этот результат достигается тем, что в известном способе лечения БА посредством ингаляционных глюкокортикостероидов и бронходилятаторов, согласно изобретению не ранее 30 минут после приема глюкокортикостероидов и бронходилятаторов дополнительно используют сурфактант-БЛ, который вводят ингаляционно ежедневно один раз в день в количестве 10-25 мг на введение в течение 10-12 дней, затем по 10 мг на введение через день в течение 3-6 недель, а в случае обострения заболевания - 5-6 ингаляций сурфактанта-БЛ по 25 мг ежедневно, продолжая при необходимости применение глюкокортикостероидов и бронходилятаторов.

Целесообразно при достижении положительного лечебного эффекта уже во время ингаляций сурфактанта-БЛ постепенно снижать дозы ингаляционных кортикостероидов и бронходилятаторов, вплоть до полной их отмены.

Известны попытки оценить влияние ингаляции препаратов сурфактанта на функцию внешнего дыхания (Kurashima K, Ogawa Н, Ohka Т, Fujimura М, Matsuda Т, Kobayashi Т A pilot study of surfactant inhalation in the treatment of asthmatic attack. Arerugi = [Allergy] [1991, 40 (2): 160-163] (PMID: 2069516).

Авторы провели двойное-слепое плацебо контролируемое исследование терапевтического эффекта ингаляции сурфактанта на функцию внешнего дыхания и газы крови больных БА. 12 больных, страдающих БА, по крайней мере, в течение 6 часов без приступа бронхоспазма были рандомизированы на группу плацебо и получавшую ингаляцию сурфактанта. Оценка респираторных параметров и газов крови проведена через 20 минут после лечения. После введения плацебо не было изменений легочных функций. После введения сурфактанта (1 мл; 10 мг/мл) функции внешнего дыхания и газы крови были заметно улучшены у всех больных. В среднем (M±m) (SE), был обнаружен статистически значимый прирост форсированной жизненной емкости легких (FVC) на 11,7±1,3%, (р<0,001); объема форсированного выдоха за 1 сек (FEV1.0) на 27,3±4,4%, (р<0,05); максимальной скорости потока на выдохе (MMF) на 33,3±4,7% (р<0,05) и увеличение PaO2 на 13,4±0,8%. Не было различий в парциальном давлении CO2 (PaCO2) после ингаляции сурфактанта.

Известна попытка применения БА путем ингаляций препарата сурфактанта сузакрим у детей (Врачебное дело, 2001, N5, с. 16-18). Однако основной целью исследования было оценить влияние сурфактанта на изменение содержания фосфолипидов, некоторых цитокинов и иммуноглобулинов в конденсате выдыхаемого воздуха больных. Также авторы оценивали функцию внешнего дыхания. Препарат вводили в дозе 250 мг на ингаляцию. Введение препарата сопровождалось улучшением показателей функции внешнего дыхания, в основном за счет улучшения скоростных показателей, характеризующих проходимость бронхов на различных уровнях. Это позволило сделать вывод о том, что «сузакрим, введенный экзогенно, влияет на всем протяжении бронхиального дерева, оказывая бронхолитический эффект и потенцируя действие противовоспалительных и бронхорасширяющих препаратов, разнося их по всему бронхиальному дереву вплоть до дистальных и терминальных бронхиол».

На этапе санаторно-курортного лечения детей, страдающих БА, в комплекс лечебных мероприятий включали курс биорезонансной вибростимуляции (БРВС) и ультразвуковые ингаляции препарата «Сузакрим». Метод БРВС улучшает дренажную функцию бронхов, бронхиальную проходимость и представляет собой вариант вибромассажа, но амплитуда, частота и фаза автоколебаний определяются свойствами самого живого организма - морфологическими, биохимическими и биоритмологическими.

К сожалению, в этой единственной попытке применения сурфактанта у больных БА не приведены достигнутые результаты, в частности, не отмечена длительность ремиссии, если она была, после проведения сурфактант-терапии. К тому же этот метод лечения БА не нашел откликов ни в научной, ни в практической медицине и потому не был взят нами в качестве прототипа.

Нами ранее были разработаны способы лечения критических состояний, сопровождающихся тяжелой дыхательной недостаточностью, в комплексном лечении которых используют препарат легочного сурфактанта - сурфактант-БЛ: способ лечения острых бронхопневмоний, осложненных ателектазом, (Патент №2149014), способ лечения постнатальных пневмоний у новорожденных (Патент №2149015), способ лечения респираторного дистресс-синдрома (РДС) взрослых (Патент №2149016), способ лечения дыхательной недостаточности при критических состояниях у детей (Патент №2149017), способ профилактики пневмоний и респираторного дистресс-синдрома взрослых при аспирации желудочного содержимого (Патент №2149018), способ лечения синдрома острого повреждения легких после расширенных оперативных вмешательств (Патент №2195958).

Следует отметить, что в перечисленных выше способах используется оправданно агрессивный инвазивный способ введения больших доз препарата либо путем введения эмульсии в интубационную трубку новорожденным, находящихся на ИВЛ, либо введением препарата эндобронхиально взрослым с помощью жестких или гибких фибробронхоскопов, то есть больных, находящихся на искусственной вентиляции легких, что делает способ неприменимым для амбулаторного лечения и недоступным для широкого круга больных.

Тем не менее, известные данные о возможности применения препаратов сурфактанта при лечении тяжелых нарушений бронхолегочной системы дали нам возможность попробовать применить сурфактант при лечении БА и разработать схему и дозы введения его больным, в том числе при тяжелых формах заболевания.

В качестве препарата сурфактанта нами был использован сурфактант-БЛ, единственный среди препаратов сурфактанта, разрешенный для применения у взрослых, а именно, при лечении ОРДС при прямом и непрямом повреждении легких, а также при туберкулезе легких.

Мы попробовали использовать при лечении БА курс ингаляций эмульсии препарата сурфактант-БЛ больным, длительно болеющим бронхиальной астмой или в стадии обострения. Все больные в процессе лечения до назначения ингаляций сурфактанта-БЛ длительно принимали препараты ИГС (беклометазон или бунесамид) и β2-анденомиметики (сальбутамол) или комбинированные препараты (симбикорт, представляющий собой комплекс ИГК и β2-адреномиметика), а в ряде случаев анти-IgE-препараты и ингаляционные антихолинергические препараты. На фоне приема этих препаратов мы попробовали всем больным ввести ингаляционно сурфактант-БЛ, определяя схемы и дозы введения его опытным путем в процессе длительного наблюдения за больными. У ряда больных после двух-трех ежедневных ингаляций в малых дозах исчезали приступы бронхоспазма, одышка и появлялось ощущение возможности делать глубокий вдох, чего они были лишены в течение длительного времени. У большинства больных также увеличивалось количество выделяемой мокроты. В течение 5-7 дней оно уменьшалось. Нередко такой положительный эффект больные, к нашему удивлению и большой радости их самих, отмечали уже после первой ингаляции сурфактанта. Это позволило нам продолжить наблюдения за больными и разработать рекомендации по лечению. Сурфактант-БЛ вводили ингаляционно посредством компрессорного небулайзера 1 раз в день по 10-25 мг в течение 10-12 дней ежедневно, затем по 10 мг в течение 3-6 недель через день, а при обострениях - 5-6 ингаляций ежедневно по 25 мг на введение, продолжая при необходимости применение глюкокортикостероидов и бронходилятаторов.

При достижении положительного лечебного эффекта уже во время ингаляций сурфактанта-БЛ постепенно дозы ингаляционных кортикостероидов и бронходилятаторов снижали, вплоть до полной их отмены.

Важнейшим результатом сурфактант-терапии БА по предлагаемой схеме явилась длительная ремиссия в состоянии больных. В большинстве случаев ремиссия составляла от 1,5 до 3 лет без дополнительного приема ИГС и бронходилятаторов. И лишь трем из наблюдаемых нами больных при обострениях потребовалось дополнительное применение ИГС и бронходилятаторов, но не чаще одного раза в день. Такие обнадеживающие результаты, полученные нами при лечении к настоящему времени у 7 больных с тяжелейшей формой БА, позволили нам продолжать лечение по указанной схеме и заявить этот способ в качестве изобретения.

Сущность предлагаемого способа лечения БА заключается в том, что к стандартной комплексной терапии бронхиальной астмы, в частности ИГС и бронходилятаторами, добавляется курс ингаляций сурфактанта-БЛ по 10-25 мг в течение 10-12 дней ежедневно, затем по 10 мг в течение 3-6 недель через день, а при обострениях - 5-6 ингаляций сурфактанта-БЛ ежедневно по 25 мг на введение и при необходимости с последующим проведением ингаляции ИГС и бронходилятаторов. Вводится препарат с помощью компрессорного (не ультразвукового) небулайзера. При этом сурфактант-БЛ рекомендуется вводить не ранее 30 минут после первой ингаляции ИГС и бронходилятаторов.

Сущность способа поясняется примерами.

Пример 1.

Пациентка П., 1938 г.р., много лет проживает в Израиле. Обратилась в РНЦРХТ на консультацию 12 ноября 2014 г., зная о существовании препарата сурфактанта, выпускаемого ООО «Биосурф» на базе РНЦРХТ, с просьбой попробовать при приступах БА применить его в виде ингаляций, узнав от знакомых об эффективности его при бронхитах.

Из анамнеза. Больная жаловалась на одышку при ходьбе, которая усиливалась настолько, что пациентка должна была останавливаться через каждые 200-300 метров для того, чтобы передохнуть и успокоить дыхание. Принимала постоянно симбикорт и бетистин (агонист Н-1 гистаминовых рецепторов) по поводу наличия у больной синдрома Меньера.

Диагноз. Страдает бронхиальной астмой с 1978 г.. В стационаре у нее обнаружена почечнокаменная болезнь. В 1976 г. больная перенесла язвенный колит. Выраженные приступы астмы начались в Томске. Связывает это с загрязнением воздуха (проживала вблизи завода Эмальпровод). Обследовалась и лечилась в городской больнице. Выписалась без улучшения, после чего обследовалась в Томском институте онкологии. Выписана с диагнозом: «Бронхиальная астма. Эмфизема легких». Лечилась сальбутомолом. В 1982 г. переехала в Ужгород. В течение первого года проживания в Ужгороде приступов астмы не было. Затем приступы БА возобновились с прежней частотой. Получала теофедрин в таблетках дополнительно к вышеуказанному лечению. В 1989 г. переехала в Ленинград и в течение первого года жизни так же, как и при переезде в Ужгород, приступов не было. В 1991 г. переехала в Израиль. (Ашкелон). Приступы бронхиальной астмы также возобновились через год. Наблюдалась у пульмонолога (больница Барзилай) по поводу БА. Со временем приступы астмы усилились настолько, что потребовалось применение преднизолона и инъекции дипроспана. После переезда в Беэр-Шеву приступы БА и одышка прекратились на полгода, но потом приступы и одышка возвратились и оставались постоянными последние полгода. Пациентка описывает свою одышку как невозможность глубоко вдохнуть - «вздохнуть полной грудью». В результате выдох получается короткий и появляется желание сделать новый вдох. При увеличении физической нагрузки такое дыхание учащается, появляются чувство тяжести в груди, тяжесть в ногах, боли в мышцах. В конце концов, она вынуждена остановиться, чтобы отдохнуть от боли и успокоить дыхание. В течение нескольких месяцев пациентка в сопровождении мужа совершала пешие прогулки по парку, проходя дистанцию длиной примерно в 1 км (точнее 1700 шагов мужа). Для оценки тяжести состояния супруги использовали частоту остановок, вызванных одышкой при прохождении упомянутой дистанции. Больная утверждает, что одышка имела место каждый день, причем количество остановок на дистанции колебалось от 3 до 5 в день, через каждые 200-300 метров.

При консультации в РНЦРХТ 20 ноября 2014 г. больной назначено лечение сурфактантом. Тест на количество остановок для отдыха на дистанции в 1 км был использован нами в качестве критерия для оценки влияния сурфактанта-БЛ на приступы бронхоспазма и одышки.

Ингаляции сурфактанта-БЛ решено было выполнять без отмены препаратов ИГС и формотерола (симбикорта) (через 30 минут после их ингаляции) 1 раз в день. Ингаляции сурфактанта-БЛ проводились с 25 ноября 2014 г. в городе Беэр-Шева (Израиль) в дозе 25 мг/день примерно в 20 час (ингалятор "Professional 500 ARTSANA, Italy) 1 раз в сутки, в течение первых 12 дней ежедневно, затем через день по 10 мг в течение 6 недель. Эффект регистрировали на следующий день после ингаляции в 10-12 час по частоте остановок на дистанции в 1 км.

В течение курса сурфактант-терапии было выполнено 32 ингаляции (12 по 25 мг и 20 по 10 мг - всего 32 ингаляции и 500 мг сурфактанта-БЛ).

Во время курса лечения уже после первой ингаляции у больной появилось субъективное ощущение возможности сделать полный вдох, чего она не могла сделать в течение многих лет, кроме времени ремиссий при переезде из одного города (и страны) в другой. При первой же прогулке на следующий день после первой ингаляции сурфактанта-БЛ приступов бронхоспазма и одышки не было, в результате чего уже в течение первых 12 ингаляций сурфактанта-БЛ больная отказалась от ингаляций ИГС, а в последующем и от бронходилятаторов.

После 32 ингаляций сурфактанта-БЛ пациентка оценивала свое состояние как хорошее - могла не только ходить без остановок, но даже путешествовать и «нормально жить». В течение последующих 5 месяцев приступы бронхоспазма и одышки были редко (1-2 раза в месяц), которые больная купировала кратковременной ингаляцией симбикорта - это случилось однажды ночью в июне во время песчаной бури и температуре воздуха около +35°C в тени. Больная не считала такое состояние обострением. В случае учащения приступов больная готова к повторению ингаляций сурфактанта-БЛ, которые до настоящего времени ей не потребовались.

Заключение: больная к настоящему времени находится в ремиссии в течение 7 месяцев при таком состоянии, как она сообщила нам по телефону (в июле 2015 г.), которое считает «очень комфортным по сравнению с тем ужасом, который вспоминает с содроганием».

Пример 2.

Больной С., 39 лет. Страдает бронхиальной астмой с 2009 г..

Из анамнеза. Больной получал в течение двух лет препараты: беротек и симбикорт постоянно. 14 мая 2012 г. обратился в связи с резким обострением в поликлинику с жалобами на длительный сухой ночной кашель с приступами удушья (2-3 раза за ночь). Периодически появлялся дневной кашель. Больной обращал внимание на невозможность сделать полный выдох и быструю утомляемость от любых физических нагрузок, а также свисты и хрипы в верхних дыхательных путях. Кроме того, больной жаловался на резкую боль в левой части груди при кашле. Приступы бронхоспазма и одышки возникают на домашнюю и строительную пыль. Это обострение также возникло при выполнении ремонтных работ. При обследовании выявлено значительное увеличение содержания эозинофилов ЕО% 0,8, а рентгенологически определяется повышенная воздушность легочных полей (эмфизема). Больному был назначен и проведен двухнедельный курс антибиотиков. Улучшения не наблюдалось.

В мае 2012 г. больной обратился за консультацией в РНЦРХТ по поводу возможности применения препарата сурфактанта (узнал о положительном эффекте при его использовании от знакомых). После ознакомления с медицинскими документами больного и консультацией рентгенолога назначен курс сурфактанта-БЛ с выполнением ингаляций препарата по 10 мг 10 дней ежедневно. Больной фиксировал приступы одышки и кашля в специальном дневнике.

В дальнейшем, в течение трех недель продолжал ингаляции через день по 10 мг сурфактанта-БЛ. После окончания больной отмечает, что полностью исчезли кашель и одышка после физической нагрузки. Всего использовано 200 мг препарата сурфактант-БЛ. Во время ингаляций сурфактанта-БЛ больной перестал принимать беротек и симбикорт.

Катамнестическое наблюдение показало, что после прохождения курса сурфактант-терапии в течение 3-х лет (август 2015 г.) приступов бронхоспазма и одышки не было, дополнительных препаратов больной не принимал. Кроме того, больной отметил, что перестал болеть простудными заболеваниями весной, как это наблюдалось раньше.

Заключение. Ремиссия к настоящему времени составляет 3 года без приема каких-либо препаратов.

Пример 3

Больной С., 65 лет. Страдает бронхиальной астмой более 4-х лет с обострениями весной и осенью.

Из анамнеза. Обычно обострение длится 1,5-2 месяца. В начале февраля 2011 г. началось обострение. Жалобы на приступы тяжелого болезненного кашля в течение 1,5 месяцев. Анализ крови: лейкоцитоз, увеличенное содержание эозинофилов (8%), СОЕ - 30 мм/час. Анализ мокроты: эпителий в большом количестве, макрофаги 2-4 в поле зрения, лейкоциты 10-20-30 в поле зрения, эозинофилы 10-15 в поле зрения. Микробиологическое исследование мокроты обнаружило: Enterobacter fecium 5×106 КОЕ/мл, Str. viridans 5×106 КОЕ/мл и дрожжи 1×103. Флора оказалась чувствительна к линезалиду, ампициллину, ванкомицину, ципрофлоксацину и эритромицину. Больной получил два курса антибиотиков (ампициллин и эритромицин), отхаркивающие препараты (АСС). Кроме того, больной получал симбикорт 30 дней (160/4,5 мкг) по 1 вдоху 2 раза в день, сингуляр (таблетки) антилейкотриеновый препарат по 10 мг на ночь - 28 дней, флуимуцил - (таблетки) - муколитический препарат совместно с антибиотиком 600 мг - 40 дней, эреспал - антигистаминовый препарат 80 мг 30 дней. Проведение описанного курса лечения не привело к улучшению состояния, приступообразный кашель, одышка и приступы спазма бронхов продолжались.

15 марта 2011 г. после консультации в ФГБУ «РНЦРХТ» через 30 минут после приема больным симбикорта были начаты ингаляции препаратом сурфактант-БЛ («Биосурф», Россия) по следующей схеме: ингаляции эмульсии препарата по 25 мг первые 10 дней ежедневно и затем 4 недели через день (15 ингаляций по 10 мг) всего 25 ингаляций (400 мг сурфактанта-БЛ), причем ингаляции симбикорта во время лечения не потребовались.

В процессе этого курса лечения больной регистрировал количество приступов кашля утром, днем, вечером и ночью и приступы кашля во время проведения ингаляций. Результаты представлены в таблице.

После 8-й ингаляции приступы бронхоспазмов и тяжелого кашля практически прекратились, так же как и выделение мокроты. После окончания курса ингаляций сурфактанта-БЛ состояние существенно улучшилось, весенние и осенние обострения отсутствовали в течение 1,5 лет.

В конце сентября 2012 г. возникло обострение БА. Опять возникли приступы бронхоспазма и одышки, а также кашель. После 6 ингаляций по 25 мг ежедневно на фоне ингаляций симбикорта состояние значительно улучшилось, а через неделю все прошло. Больной прекратил прием симбикорта, обострений нет до настоящего времени (август 2015 г.). Ремиссия к настоящему времени составила 2 года 11 месяцев.

К настоящему времени предлагаемым способом успешно проведено лечение 7 больных, длительно страдающих приступами бронхиальной астмы, все они постоянно (или во время обострений) принимали ИГС, β2-анденомиметики, четверо дополнительно получали анти-IgE и антилейкотриеновые препараты. Ремиссия к настоящему времени без обострений составила от 7 мес. (пример 1) до 3-х лет у 4-х больных, у 3-х человек были отмечены обострения, которые купировались при выполнении дополнительных ингаляций сурфактанта-БЛ (у двоих в комбинации с ингаляциями ИГС лишь 1 раз в день), и ремиссия у них к настоящему времени составила от 10 мес. до 1.5-3-х лет. Все пролеченные 7 человек по-прежнему находятся в ремиссии и продолжают наблюдаться.

Предлагаемый способ, по сравнению с известными, имеет ряд существенных преимуществ.

1. Удлинение ремиссии до 3-х лет к настоящему времени, в то время как в прототипе речь идет не о ремиссии, а лишь о сокращении числа приступов БА.

2. Значительное сокращение числа принимаемых ингаляционных препаратов, а также их количеств - более половины из пролеченных больных вообще отказались от приема ИГС и бронходилятаторов, ряд больных принимают их лишь в стадии обострения и, как правило, не чаще 1 раза в день, в то время как в прототипе больные используют ингаляции до пяти и более препаратов несколько раз в день и без длительного положительного эффекта.

3. Использование небольших количеств сурфактанта-БЛ на курс лечения (от 200 до 500 мг), что немаловажно, учитывая достаточно высокую его стоимость.

Способ разработан в ООО «БИОСУРФ» (Россия) и прошел клиническую апробацию к настоящему времени у 7 пациентов с положительным результатом.

1. Способ лечения бронхиальной астмы посредством ингаляционных глюкокортикостероидов и бронходилятаторов, отличающийся тем, что не ранее 30 минут после приема глюкокортикостероидов и бронходилятаторов дополнительно используют сурфактант-БЛ, который вводят ингаляционно ежедневно один раз в день в количестве 10-25 мг на введение в течение 10-12 дней, затем по 10 мг на введение через день в течение 3-6 недель, а в случае обострения заболевания - 5-6 ингаляций сурфактанта-БЛ по 25 мг ежедневно, продолжая при необходимости применение глюкокортикостероидов и бронходилятаторов.

2. Способ по п. 1, отличающийся тем, что при достижении положительного лечебного эффекта уже во время ингаляций сурфактанта-БЛ постепенно снижают дозы ингаляционных глюкокортикостероидов и бронходилятаторов, вплоть до полной их отмены.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к области органической химии, а именно к производным 2-(азаиндол-2-ил)бензимидазола формулы (I) или к его фармацевтически приемлемой соли, где R1 представляет собой водород; R2 представляет собой водород, пергалогенметилС0-5алкил-O- или С1-6алкокси; R3 представляет собой С1-6алкил или С1-6алкоксиС1-6алкил; R4 представляет собой С1-6алкил, пергалогенметилС1-6алкил или незамещенный С3циклоалкилС1-6алкил; А представляет собой C-R5 или N; В представляет собой C-R6 или N; D представляет собой C-R7 или N; при условии, что один из А, В и D представляет собой N; R5, R6 и R8 представляют собой водород; R7 представляет собой водород, C1-6алкокси или гидрокси; R9 представляет собой водород или гидрокси; R10 представляет собой водород или С1-6алкил.

Изобретение относится к соединению формулы I, в которой R1 представляет собой фенил, возможно, содержащий в качестве заместителя от 1 до 3-х следующих групп: С1-6-галогеналкил, С1-6-алкоксигруппа, С1-6-алкилсульфонил или R1'; R1' представляет собой пирролидинил или спирогетероциклоалкил, выбранный из 8-окса-3-азабицикло[3.2.1]октана или 2-окса-6-азаспиро[3.3]гептана, каждый из которых, возможно, содержит в качестве заместителя R1ʺ; R1ʺ представляет собой С1-6-алкил; В представляет собой фенил, пиридинил, пирролидинил или пиперидинил; X представляет собой ОН, С1-6-алкоксигруппу, NHC(=O)Y, C(=O)NH2, C(=O)NHY, С(=O)Х', C(=O)Y, CH2NHY, CH2CH2Y, CF=CHY, CH=CHY, CH2OH, C(=O)NHCH2CH2N(CH3)2 или C(=O)NHCH2CH2Y; X' представляет собой ОН или С1-6-алкоксигруппу; Y представляет собой гетероциклоалкил, состоящий из одного кольца, включающего от 5 до 7 кольцевых атомов и содержащего 1 или 2 атома N, фенил или моноциклический или бициклический гетероарил, включающий от 6 до 9 кольцевых атомов, содержащий по меньшей мере одно ароматическое или частично ненасыщенное кольцо, содержащее от 5 до 6 атомов в кольце, включая 1 или 2 атома N, каждый из которых, возможно, содержит в качестве заместителя один или два Y3; Y3 представляет собой гидроксигруппу, С1-6-алкил, С1-6-алкоксигруппу, оксогруппу, аминогруппу, амидогруппу, C(=O)NH(CH3), С(=O)ОН, C(=O)OY4 или гетероарил, выбранный из оксадиазолила или триазолила, возможно, содержащий в качестве заместителя одну или две С1-6-алкильные группы, оксогруппы или SH; Y4 представляет собой С1-6-алкил; или его фармацевтически приемлемым солям.

Изобретение относится к производным пиперазинил пиримидина формулы I, обладающим антагонизмом к CCR4, способу их получения, фармацевтической композиции на их основе, их применению для изготовления лекарственного средства, а также к способу лечения.

Изобретение относится к области биотехнологии, иммунологии и медицины. Предложено применение антитела, которое связывается с IL-13, в качестве лекарственного средства для лечения астмы у человека.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к очищенному экстракту, фракционированному с использованием бутанола (АТС1) из экстракта Pseudolysimachion rotundum var subintegrum.

Настоящее изобретение относится к соединениям общей формулы (I), , действующим как антагонисты мускариновых рецепторов или агонисты бета2-адренорецепторов, а также к фармацевтическим композициям на их основе и к терапевтическим применениям для получения лекарственного средства для предупреждения и лечения заболеваний, таких как астма, хронический бронхит и т.д.

Изобретение относится к области органической химии, а именно к гетероциклическому соединению формулы (Iа) или к его фармацевтически приемлемой соли, где в каждом случае R1 и R3 независимо выбраны из группы, включающей водород, галоген, -ОН, -C1-2алкил, -О-C1-2алкил, -О-С1галогеналкокси, -N(C1алкил)2; R2 представляет собой водород; W представляет собой группу, выбранную из -СН= или -N=; X представляет собой группу, выбранную из -СН=СН- или -N=CH-, где азот из -N=CH- непосредственно связан с кольцом 'а'; Y представляет собой группу, выбранную из -СН=СН- или -С≡С-; Z представляет собой связь или группу, выбранную из -(СН2)n- и -СН=СН-; А представляет собой группу, выбранную из -OR, -O(СН2)nфенила, -O(СН2)nтиофена; Р выбран из группы, включающей -О-; Q представляет собой группу, выбранную из -СООН; где R выбран из группы, включающей водород, -C1-6алкил, -C3-6циклоалкил, -C1алкил (C3-6циклоалкил), -C3-6алкенил и -C3-6алкинил; 'n' в каждом случае представляет собой целое число, выбранное из 1, 2 или 3; 'm' в каждом случае представляет собой целое число, выбранное из 0-3 включительно.

Настоящее изобретение относится к ингаляционному порошковому составу. Порошковый состав содержит тонко измельченные частицы со средним диаметром частиц 20 мкм или менее, включающие пирфенидон, эксципиент и носитель со средним диаметром частиц от 10 до 200 мкм.

Изобретение относится к соединениям формулы Iа или IIа, где R1, R3 и R4 имеют значения, указанные в формуле изобретения. Соединения, являющиеся объектом изобретения, полезны для лечения состояний, связанных с киназой, ассоциированной с рецептором интерлейкина-1 (IRAK), более конкретно IRAK-1 и/или IRAK-4.

Изобретение относится к соединению формулы I или его фармацевтически приемлемой соли, в котором R1, R5 независимо выбраны из Н; R2, R3 и R4 выбраны из Н и цикла А, причем один из R2, R3 или R4 обязательно представляет собой цикл А; цикл А представляет собой 6-членное моноциклическое или 10-членное бициклическое ароматическое кольцо, необязательно содержащее 1 гетероатом, представляющий собой N, при этом цикл А может быть необязательно замещен 1-3 заместителями, независимо выбранными из галогена, ОН, СООН, C1-С6-алкила, C1-С6-алкокси, -С(О)C1-С6-алкила, -NO2; цикл В представляет собой 5-6-членное неароматическое кольцо, необязательно содержащее 1 гетероатом, представляющий собой О, причем цикл В может быть необязательно замещен 1-3 заместителями, независимо выбранными из -C1-С6-алкила, -С(O)С1-С6-алкила, -C1-С6-алкокси; R6 выбран из Н или С1-С6-алкила, R7 представляет собой Н или -(Z)m-(D)p, где независимо друг от друга m=0-1, р=0-1, при этом не может быть m=р=0; Z выбран из С1-С6-алкила; D представляет собой 5-6-членное неароматическое кольцо, возможно содержащее один гетероатом N, причем цикл D может быть необязательно замещен одним заместителем, выбранным из С1-С6-алкила, C1-С6-алкокси.

Настоящее изобретение касается вариантов антимикробного пептида, выделенного полинуклеотида, вектора экспрессии, клетки-хозяина и способа получения таких вариантов.

Изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к применению в лечении интерстициального заболевания легких и/или рака легких растворимого полипептида рецептора CCR6.

Группа изобретений относится к области биотехнологии и может быть использована в медицине и фармацевтической промышленности. Разработан способ региоселективного химического N-концевого ПЭГилирования тимозина бета 4.

Изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к идентификации ключевой области ND2, ответственной за взаимодействие с Src, и может быть использовано в медицине.

Настоящее изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к получению меченого альдегидом антитела для конъюгации с интересующим лекарственным средством, и может быть использовано в медицине.

Группа изобретений относится к области биотехнологии и может быть использовано в медицине и фармацевтической промышленности. Разработан способ региоселективного химического N-концевого сиалирования тимозина бета 4.

Изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к применению пептида, состоящего из по меньшей мере 8 последовательных аминокислотных остатков последовательности, представленной в SEQ ID NO:3, для диагностики рассеянного склероза, что может быть использовано в медицине.

Изобретение относится к области медицины и предназначено для лечения воспалительных заболеваний, ассоциированных с TNF-α. Предложен водный состав, содержащий 50 мг/мл этанерцепта, 1,3 мг/мл аспарагиновой кислоты в качестве ингибитора агрегации, 1,5 мг/мл лизина в качестве ингибитора агрегации и стабилизатора, 1,5 мг/мл однозамещенного фосфата натрия, 3,3 мг/мл вторичного кислого фосфата калия, 20 мг/мл сахарозы, 5,8 мг/мл хлорида натрия, 0,37 мг/мл динатриевой соли EDTA (этилендиаминтетрауксусной кислоты), 0,1 мг/мл полисорбата 20 при pH 6,3.
Изобретение относится к медицине, а именно к пульмонологии, и может быть использовано для лечения хронической обструктивной болезни легких. Для этого на фоне приема глюкокортикостероидов и бронходилятаторов используют сурфактант-БЛ, который вводят ингаляционно ежедневно один раз в день в дозе 20-25 мг на введение в течение 10-15 дней, затем по 10 мг через день в течение 3-6 недель, а в случае ухудшения состояния - 5-10 ингаляций сурфактанта-БЛ по 25 мг ежедневно с продолжением ингаляций глюкокортикостероидов и бронходилятаторов.
Изобретение относится к медицине, а именно к пульмонологии, и может быть использовано для лечения хронического обструктивного бронхита. Для этого на фоне приема ингаляционных бронходилятаторов, не ранее 30 минут после их приема, дополнительно используют сурфактант-БЛ, который вводят ингаляционно ежедневно один раз в день в количестве 20-25 мг на введение в течение 10-12 дней, при этом снижают дозу ингаляционных бронходилятаторов вплоть до их отмены, а ингаляции сурфактанта-БЛ продолжают через день в дозе 10 мг на ингаляцию до купирования симптомов заболевания, а в случае обострения заболевания дополнительно проводят 5-6 ингаляций сурфактанта-БЛ по 25 мг ежедневно, продолжая при необходимости применение ингаляционных бронходилятаторов.
Способ относится к медицине, а именно к терапии, и касается лечения внебольничной пневмонии. Для этого начиная с третьего дня традиционного лечения антибиотиками или противовирусными препаратами больному осуществляют ингаляции сурфактанта-БЛ в дозе 15-20 мг на введение ежедневно один раз в день в течение 7-10 дней. Такой режим введения сурфактанта обеспечивает сокращение сроков лечения внебольничной пневмонии. 3 пр.

Способ относится к медицине, а именно к лечению бронхиальной астмы. Для этого на фоне ингаляционных глюкокортикостероидов и бронходилятаторов не ранее 30 минут после их приема дополнительно осуществляют ингаляции сурфактанта-БЛ ежедневно один раз в день в количестве 10-25 мг на введение курсом 10-12 дней. Затем в течение 3-6 недель сурфактант вводят в дозе 10 мг на введение через день. В случае обострения заболевания выполняют 5-6 ингаляций сурфактанта-БЛ по 25 мг ежедневно, причем при необходимости в сочетании с ингаляциями глюкокортикостероидов и бронходилятаторов. Такой режим введения сурфактанта обеспечивает удлинение ремиссии заболевания и позволяет значительно снизить количество ингаляций глюкокортикостероидов и бронходилятаторов. 1 з.п. ф-лы, 2 табл., 3 пр.

Наверх