Способ патогенетически обоснованной оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком ii и iii степени тяжести

Изобретение относится к области медицины, а именно к реаниматологии и интенсивной терапии. Для оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком II и III степени тяжести определяют комплекс показателей, изменение которых характеризует абсолютную и относительную гиповолемии. По изменению показателей частоты сердечных сокращений, ударного объема сердца, минутного объема крови, сердечного индекса, общего периферического сопротивления сосудов, объема циркулирующей крови, объема циркулирующей плазмы, объема циркулирующих эритроцитов определяют абсолютную гиповолемию. По изменению показателей эндотелина-1 и фактора Виллебранда определяют относительную гиповолемию. Способ позволяет проводить целенаправленную инфузионно-трансфузионную терапию для адекватной коррекции гиповолемии с целью уменьшения выраженности недостаточности сердечно-сосудистой системы и снижения летальности за счет объективной оценки всех компонентов гиповолемии. 1 пр.

 

Изобретение относится к медицине, в частности к реаниматологии и интенсивной терапии, и может быть использовано при диагностике и лечении травматического шока.

В настоящее время, все известные способы оценки гиповолемии при травматическом шоке базируются только на представлениях о патогенезе гиповолемии, по которым она связана исключительно с механической травмой сосудов и возникающей вследствие нее острой кровопотерей (абсолютная гиповолемия). Это, следовательно, позволяет классифицировать травматический шок как гиповолемический (Интенсивная терапия. Национальное руководство / под ред. Б.Р. Гельфанда, А.И. Салтанова. - Москва: Гэотар-медицина, 2009. - 954 с.; Fabiano G., Pezzolla A., Filograna М.A. Traumatic shock physiopathologic aspects // G. Chir. - 2008. - Vol. 29, №1-2. - P. 51-57).

Известен способ определения гиповолемии, у больных с шоком, с помощью клинических симптомов: цвет и степень теплоты кожных покровов, частоты сердечных сокращений, систолического, диастолического и среднего артериального давления, центрального венозного давления и диуреза, который является малобъективным и низкоинформативным в отношении оценки функционального состояния сердечно-сосудистой системы и не позволяет давать адекватную характеристику выраженности волемических и гемодинамических нарушений, как в количественном, так и качественном аспекте [Лебединский К.М. Мониторинг кровообращения: выбор методов или выбор приоритетов? / К.М. Лебединский // Вестник интенсивной терапии. - 2008. - №5. - С. 17-21. Антонов А.А. Гемодинамика для клиницистов / А.А. Антонов. - Москва: Аркомис Профи ТТ, 2004. - 256 с.].

Известен способ определения гиповолемии, у больных с шоком, методом тетраполярной реографии с последующей оценкой следующих параметров: частоты сердечных сокращений (ЧСС, мин-1), ударного объема сердца (УОС, мл), минутного объема крови (МОК, л), сердечного индекса (СИ, л/мин м2), общего периферического сопротивления сосудов (ОПСС, дин⋅см⋅с-5), объема циркулирующей крови (ОЦК, л), объема циркулирующей плазмы (ОЦП, л) и объема циркулирующих эритроцитов (ОЦЭ, л). Данный метод не только объективно оценивает функциональное состояние сердечно-сосудистой системы, информативен и прост технически, но и позволяет проводить исследования вышеуказанных параметров многократно для осуществления их целенаправленной коррекции, а также не сопровождается риском развития опасных для жизни осложнений [Горин П.В. Сравнительная оценка влияния синтетических коллоидных растворов на системную гемодинамику и гемостаз у больных с геморрагическим шоком: автореф. дис. канд. мед. наук / П.В. Горин. - Екатеринбург, 2011. - 23 с.; Юдакова Т.Н. Совершенствование хирургической помощи и программы инфузионной терапии у больных с проникающими ранениями груди, осложненными геморрагическим шоком: автореф. дис. канд. мед. наук / Т.Н. Юдакова. - Омск, 2011. - 23 с.; Зислин Б.Д. Мониторинг дыхания и гемодинамики при критических состояниях / Б.Д. Зислин, А.В. Чистяков. - Екатеринбург: «Сократ», 2006. - 336 с.].

Однако ни способ определения гиповолемии с помощью клинических симптомов, ни способ определения гиповолемии с помощью тетраполярной реографии не оценивают при травматическом шоке II и III степени тяжести возникающую относительную гиповолемию.

Действительно, при травматическом шоке II и III степени тяжести абсолютная гиповолемия способствует не только выраженному нарушению системной гемодинамики [Стуканов М.М., Юдакова Т.Н., Гирш А.О. и др. Оценка влияния синтетических коллоидных растворов на параметры системной гемодинамики и летальность у больных с травматическим шоком // Омский научный вестник. - 2012. - №2 (114). - С. 130-134; Стуканов М. М., Гирш А.О., Мамонтов В.В. и др. Влияние сбалансированной и несбалансированной инфузионной терапии на параметры системной гемодинамики, электролитного и кислотно-щелочного балансов у больных с травматическим шоком // Вестник уральской медицинской академической науки. - 2011. - №2. – С. 26-30], но и развитию дисфункции эндотелия [Гирш А.О., Мальков О.А., Юдакова Т.Н., Максимишин С.В. Динамика развития эндотелиальной дисфункции у больных с геморрагическим и травматическим шоком // Омский научный вестник. - 2013. - №2(124). - С. 37-40] и системы гемостаза [Стуканов М.М., Гирш А.О., Мамонтов В.В. и др. Параметры гемостаза у больных с травматическим шоком // Вестник уральской медицинской академической науки. - 2012. - №1. – С. 50-55], которые, в свою очередь, тесно связаны между собой [Гирш А.О., Мальков О.А., Юдакова Т.Н., Максимишин С.В. Взаимообусловленность дисфункции эндотелия и гемостаза у больных с шоком // Омский научный вестник. - 2013. -№2 (124). – С. 31-34].

Именно поэтому использование в программе инфузионно-трансфузионной терапии травматического шока II и III степени тяжести даже самых современных и эффективных кристаллоидных и коллоидных растворов, в оптимальных соотношениях и объемах, не позволяет в короткие сроки провести адекватную коррекцию абсолютной гиповолемии для ликвидации острой сердечно-сосудистой недостаточности и регресса шока [Гирш А.О., Мамонтов В.В., Максимишин С.В. И др. Сопряженность инфузионной терапии и тяжести состояния больных с травматическим шоком // Политравма. - 2011. - №4. - С. 41-46; Гирш А.О., Стуканов М.М., Юдакова Т.Н. и др. Современная методология инфузионной терапии у больных с шоком // СТМ. - 2012. - №3. - С. 73-77; Гирш А. О., Максимишин С.В., Юдакова Т.Н. и др. Динамика параметров системной гемодинамики, электролитного и кислотно-основного составов у больных с травматическим шоком // Омский научный вестник. - 2013. - №1 (118). - С. 20-24; Гирш А.О., Максимишин С.В., Юдакова Т.Н. и др. Сравнительная оценка влияния синтетических коллоидных растворов на системную гемодинамику и гемостаз у больных с травматическим шоком // Омский научный вестник. - 2013. - №1 (118). - С. 25-29].

Это связано с тем, что у больных с травматическим шоком II и III степени тяжести в плазме крови значимо повышается содержание и активность эндотелина-1 и фактора Виллебранда, что способствует раннему возникновению эндотелиальной недостаточности [Стуканов М.М., Юдакова Т.Н., Максимишин С.В., Гирш А.О. Взаимосвязь показателей сердечно-сосудистой системы и эндотелиальной дисфункции у больных с травматическим шоком // Политравма. - 2015. - №3. - С. 37-44; Гирш А.О., Мальков О.А., Юдакова Т.Н., Максимишин С.В.. Сопряженность показателей сердечно-сосудистой системы и эндотелиальной дисфункции у больных с геморрагическим шоком // Анест. и реаниматол. - 2013. - №6. - С. 11-14]. Причиной увеличения уровня и активности эндотелина-1 и фактора Виллебранда в крови больных являются сама шокогенная травма и возникающая острая сердечно-сосудистая недостаточность [Mehta D., Malik А.В. Signaling mechanisms regulating endothelial permeability // Physiological Reviews. - 2006. - V. 86. - P. 279-367; Reitsma S., Slaaf D.W., Vink H., van Zandvoort M.A. et al. The endothelial glycocalyx: composition, functions, and visualization // Pflugers Arch. - 2007. - V. 454. - P. 345-359].

Именно эндотелии-1 способен оказывать не только непосредственное констрикторное влияние на стенку сосудов, ухудшать течение острой сердечной недостаточности за счет непосредственного токсического воздействия на сердечную мышцу, вызывать легочную гипертензию и обладать протромбогенной активностью [Малкова О.Г., Медведева С.Ю., Лейдерман И.Н. Взаимосвязь нарушений липидного обмена и эндотелиальной дисфункции у пациентов с тяжелым сепсисом // Вестник Уральской академической науки. - 2012. - №3. - С. 17-22].

В свою очередь, повышенный уровень фактора Виллебранда и его активности является не только катализатором адгезии тромбоцитов к субэндотелию через связывание поверхностного рецептора тромбоцитов гликопротеина Ib, а также стимуляции тромбоцит-тромбоцитарных взаимодействий через ассоциацию гликопротеина IIb/IIIa, но и индикатором повреждения эндотелия у больных в критических состояниях [Ait-Oufella Н., Maury Е., Lehoux S., Guidet В. et al. The endothelium: physiological functions and role in microcirculatory failure during severe sepsis // Intensive Care Med. - 2010. - V. 36 (8). - P. 1286-1298].

Перечисленные патогенетические механизмы делают дисфункцию эндотелия значимым повреждающим агентом в отношении прогрессирования нарушений функций сердечно-сосудистой системы за счет возникающей относительной/вторичной гиповолемии на фоне уже имеющейся абсолютной/первичной, которая, в свою очередь, способствует дальнейшему ухудшению кровообращения в органах и тканях больных с травматическим шоком даже на фоне проводимой адекватной инфузионно-трансфузионной терапии [Стуканов М.М., Юдакова Т.Н., С.В. Максимишин, Гирш А.О. Взаимосвязь показателей сердечно-сосудистой системы и эндотелиальной дисфункции у больных с травматическим шоком // Политравма. - 2015. - №3. - С. 37-44]. Кроме того, у больных с травматическим шоком выявлена статистически значимая корреляционная взаимосвязь параметров дисфункции эндотелия сосудов и сердечно-сосудистой системы [Гирш А.О., Мальков О.А., Юдакова Т.Н., Максимишин С.В. Динамика развития эндотелиальной дисфункции у больных с геморрагическим и травматическим шоком // Омский научный вестник. - 2013. - №2 (124). - С. 37-40].

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что при травматическом шоке гиповолемия, по своему патогенезу, является смешанной - абсолютной/первичной (вследствие острой массивной кровопотери) и относительной/вторичной (вследствие эндотелиальной недостаточности), а сам шок - не только гиповолемическим, но и распределительным (дистрибутивным). Однако существующие методы диагностики гиповолемии при травматическом шоке это не учитывают.

Поэтому задачей изобретения была разработка способа патогенетически обоснованной оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком II и III степени тяжести.

Поставленная задача решалась с учетом того, что результат применения способа оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком II и III степени тяжести должен был содержать информацию об абсолютной/первичной (вследствие острой кровопотери) и относительной/вторичной (за счет развития эндотелиальной недостаточности) гиповолемии.

Способ заключается в следующем. При поступлении больных с травматическим шоком II и III степени тяжести в стационар (сначала в операционной, а потом и в отделении реанимации) на фоне противошоковой терапии (до полного регресса симптомов шока) проводятся: 1) неинвазивный мониторинг параметров центральной гемодинамики [частота сердечных сокращений (ЧСС, мин-1), ударный объем сердца (УОС, мл), минутный объем крови (МОК, л), сердечный индекс (СИ, л/мин⋅м2), общее периферическое сопротивление сосудов (ОПСС, дин⋅см⋅с-5), объем циркулирующей крови (ОЦК, л), объем циркулирующей плазмы (ОЦП, л), объем циркулирующих эритроцитов (ОЦЭ, л], 2) определение в сыворотке венозной крови показателей эндотелиальной дисфункции (эндотелии-1, фмоль/л и фактор Виллебранда, %). В результате оцениваются все механизмы патогенеза и выраженность составляющих гиповолемии, а также эффективность ее коррекции с помощью проводимой инфузионно-трансфузионной терапии.

Выбор вышеназванных параметров оценки гиповолемии при травматическом шоке был обусловлен тем, что только с помощью комплекса показателей ЧСС, УОС, МОК, СИ, ОПСС, ОЦК, ОЦП, ОЦЭ достигалась адекватная характеристика первой ее составляющей (абсолютной), а с помощью эндотелина-1 и фактор Виллебранда - второй ее составляющей (относительной).

Пример. Больной К-н, 30 лет, 29.03.2013 года в 04 часа 19 минут, через 53 минуты после автодорожной травмы, был доставлен в неотложную операционную БУЗОО городской клинической больницы №1 имени А.Н. Кабанова реанимационной машиной скорой медицинской помощи с диагнозом: «Перелом костей таза и левой бедренной кости. Закрытая травма живота с повреждением селезенки и брыжейки тонкой кишки. Травматический шок III степени тяжести» ему проведено оперативное лечение на фоне тотальной внутривенной (фентанил + кетамин) анестезии с миорелаксантами в условиях искусственной вентиляции легких.

Диагноз травматический шок у больного был выставлен на догоспитальном этапе, до начала инфузионной терапии, на основании факта травмы в анамнезе болезни и следующих клинических признаков: отсутствия сознания (по шкале ком Глазго - 9 баллов) и насыщения кислородом капиллярной крови (SaO2 - не определяется), бледности и холодности кожных покровов, систолического артериального давление (АД сист.- 60 мм рт. ст.), диастолического артериального давления (АД диаст. - 30 мм рт. ст.), среднего артериального давления (САД - 43 мм рт. ст.), частоты сердечных сокращений (ЧСС - 131) и шокового индекса (2,2). Тяжелую гиповолемию у больного подтверждал и показатель центрального венозного давления (ЦВД) - 0 см вд. ст. Объем кровопотери (определялся на основании данных системной гемодинамики, клинических симптомов и оценки объема наружной кровопотери) составил более 2500 мл. Пациенту на догоспитальном этапе осуществлено мультимодальное обезболивание (наркотическими и ненаркотическими анальгетиками), начата инфузионная терапия, которая проводилась через катетер, установленный в подключичной вене, а также инотропная и сосудистая поддержка допамином в дозе 5 мкг/кг массы тела в минуту. Кроме того, больному после интубации трахеи начата искусственная вентиляция легких (ИВЛ). Инфузионная терапия, в объеме 2500 мл, у пострадавшего проводилась сбалансированным кристаллоидным раствором стерофундин изотонический и коллоидным раствором 4% модифицированного желатина (МЖ) в соотношении - 1:3.

С момента начала оперативного лечения больному начат неинвазивный гемодинамический мониторинг, который выявил гиподинамический тип кровообращения, обусловленный тяжелой абсолютной гиповолемией вследствие массивной кровопотери, подтверждался низкими значениями АД сист.- 60 мм рт. ст., МОК - 5,2 л/мин, СИ - 2,7 л/мин⋅м2; УОС - 39 мл, объема циркулирующей крови - 1,98 л, плазмы - 1,18 л, эритроцитов - 0,88 л, а также высокой ЧСС - 134 мин-1 и увеличенным ОПСС - 2776 дин⋅см⋅с-5. В это же время у пациента отмечалась тяжелая анемия (гемоглобин - 44 г/л, гематокрит - 22%) и выраженные нарушения сосудисто-тромбоцитарного (тромбоциты - 164 109/л) и плазменного гемостаза (АЧТВ - 44 с, РФМК - 18 мкг/ в 100 мл), которые также свидетельствовали о тяжелой абсолютной гиповолемии, обусловленной массивной кровопотерей.

Значимые волемические нарушения вследствие массивной кровопотери подтверждало и то, что после катетеризации мочевого пузыря у больного не отмечалось отделения мочи. В этой связи, больному увеличена доза инотропной и сосудистой поддержки дофамином до 7 мкг/кг массы тела в минуту, а также скорость и объем инфузионно-трансфузионной терапии, что способствовало увеличению АД (до 80/60 мм рт. ст.) и снижению ЧСС (до 124 мин-1). В то же время параметры центральной гемодинамики не имели тенденции к улучшению: МОК - 5,2 л/мин, СИ - 2,7 л/мин⋅м2; УОС - 43 мл, ОПСС - 2615 дин⋅см⋅с-5, ОЦК - 2 л, ОЦП - 1,2 л, ОЦЭ - 0,8 л. Объем интраоперационной инфузионно-трансфузионной терапии составил - 1000 мл стерофундина изотонического, 2000 мл 4% МЖ, 520 мл свежезамороженной одногруппной плазмы, 210 мл одногруппной эритроцитарной массы, а объем интраоперационной кровопотери - около 300 мл.

При поступлении в отделение реанимации больному продолжена ИВЛ и неинвазивный гемодинамический мониторинг, назначена инфузионно-трансфузионная терапия в объеме 2660 мл (стерофундин изотонический - 500 мл, 4% МЖ - 500 мл, свежезамороженная одногруппная плазма - 940 мл, одногруппная эритроцитарная масса - 720 мл), начато антибактериальное и симптоматическое (наркотические анальгетики, седативные препараты, ингибиторы протонной помпы) лечение.

Несмотря на проводимое противошоковое (инфузионно-трансфузионная терапия, инотропная и сосудистая поддержка) лечение у пациента отмечался гиподинамический тип кровообращения, что подтверждалось низким значением МОК (5,4 л), который поддерживался за счет выраженной тахикардии (127 мин-1) и значительного увеличения ОПСС (2901 дин⋅см⋅с-5). В свою очередь, у пациента не отмечалось увеличения УОС (43 мл) и показателей гемоциркуляции (ОЦК - 1,97 л, ОЦП - 1,17 л, ОЦЭ - 0,79 л). Также у больного не регистрировалось почасового мочеотделения, что свидетельствовало о сохраняющихся тяжелых волемических нарушениях.

В это же время у больного было выявлено повышенное содержание в плазме крови эндотелина-1 (1,6 фмоль/л) и фактора Виллебранда (192,1%), которые свидетельствовали о наличии эндотелиальной недостаточности и возникновении относительной/вторичной гиповолемии. Повышенное содержание в плазме крови больного эндотелина-1 (1,5 фмоль/л) и фактора Виллебранда (190%) отмечалось и через 24 часа от момента его поступления в отделение реанимации, что также свидетельствовало о наличии у больного дисфункции эндотелия и относительной/вторичной гиповолемии.

В этой связи, причиной низкого сердечного выброса у больного была гиповолемия смешанного характера, обусловленная как абсолютной/первичной гиповолемией за счет острой массивной кровопотери, так и развитием относительной/вторичной гиповолемии вследствие эндотелиальной недостаточности.

Проводимая противошоковая терапия через 48 часов от начала его поступления в отделение реанимации способствовала регрессу явлений шока. Об этом свидетельствовали: отмена инотропной и сосудистой поддержки, данные центральной гемодинамики (ЧСС - 104 в минуту, МОК - 6,2 л/мин, СИ - 3,5 л/мин⋅м2; УОС - 60 мл, ОПСС - 1949 дин⋅см⋅с-5), гемостаза (тромбоциты - 182⋅109/л, АЧТВ - 39 с, РФМК - 8,5 мкг/в 100 мл), тканевой перфузии (лактат - 2,6 ммоль/л), а также восстановление диуреза (700 мл). В это же время у больного отмечалось уменьшение выраженности дисфункции эндотелия (эндотелии-1 - 0,8 фмоль/л, фактор Виллебранда -132,6%) и динамическое увеличение показателей волемического статуса (ОЦК - 3,37 л, ОЦП - 2,38 л, ОЦЭ - 0,99 л).

Через 3 сут регистрировалось дальнейшее уменьшение выраженности дисфункции эндотелия (эндотелии-1 - 0,4 фмоль/л, фактор Виллебранда -100%) и динамическое увеличение показателей гемоциркуляции (ОЦК - 4,5 л, ОЦП - 2,6 л, ОЦЭ - 1,9 л), что, в свою очередь, способствовало улучшению параметров центральной гемодинамики (ЧСС - 90 в минуту, МОК - 6,8 л/мин, СИ - 3,7 л/мин⋅м2; УОС - 75 мл, ОПСС - 1476 дин⋅см⋅с-5).

Основываясь на полученных данных можно говорить о том, что при травматическом шоке гиповолемия была обусловлена острой массивной кровопотерей (абсолютной/первичной гиповолемией) и эндотелиальной недостаточностью (относительной/вторичной гиповолемией), а сам шок был гиповолемическим и распределительным (дистрибутивным). Способ позволил получить объективные данные в пользу этого и провести патогенетически обоснованную коррекцию интенсивной терапии.

Предлагаемый способ оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком II и III степени тяжести дает возможность проводить комплексную, целенаправленную, патогенетически обоснованную инфузионно-трансфузионную терапию для адекватной коррекции всех составляющих гиповолемии. В результате достигалось стабильное уменьшение выраженности недостаточности сердечно-сосудистой системы, снижалась летальность, получен значительный экономический эффект, устранены недостатки, присущие другим способам оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком. Кроме того, результаты клинических, лабораторных и инструментальных исследований подтверждали значимость оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком и обосновывали актуальность полученных данных при проведении интенсивной терапии.

Способ оценки гиповолемии у больных с травматическим шоком II и III степени тяжести, отличающийся тем, что определяют комплекс показателей, изменение которых характеризует абсолютную и относительную гиповолемии, при этом по изменению показателей частоты сердечных сокращений, ударного объема сердца, минутного объема крови, сердечного индекса, общего периферического сопротивления сосудов, объема циркулирующей крови, объема циркулирующей плазмы, объема циркулирующих эритроцитов определяют абсолютную гиповолемию, а по изменению показателей эндотелина-1 и фактора Виллебранда определяют относительную гиповолемию.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине, а именно к спортивной медицине, и может быть использовано для коррекции предстартовых неврозов. Для этого предварительно проводят психофизическое тестирование, регистрацию электроэнцефалограммы с выявлением альфа-, тета- и бета-ритмов для подтверждения невроза, а также клинический анализ крови.

Изобретение относится к офтальмологии и предназначено для диагностики наследственной оптической нейропатии Лебера. В культуру фибробластов плотностью 2-5×103 клеток в объеме 100 мкл добавляют паракват в концентрации 0,25-1,0 мМ и выдерживают 48 часов или в концентрации 5 мМ и выдерживают 24 часа, затем окрашивают красителем резазурином, определяют количество живых фибробластов по изменению флуоресцентного сигнала резазурина и при наличии 50% и более количества живых фибробластов по сравнению с фибробластами здоровых людей диагностируют наследственную оптическую нейропатию Лебера.

Изобретение относится к медицине, а именно к функциональной диагностике, гериатрии и геронтологии и может быть использовано для определения биологического возраста у женщин.

Изобретение относится к медицинской технике и может быть использовано при выполнении различных медицинских процедур. Функциональная структура фиксатора корпуса хирургических и диагностических устройств в тороидальной хирургической робототехнической системе с выдвижной крышкой включает вертикальный цилиндрический или многогранный корпус инструментального стола с возможностью подъема и возвратно-поступательного разворота посредством привода с редуктором и шестеренки.

Настоящее изобретение относится к средствам для отображения данных о состоянии здоровья. Технический результат – обеспечение безопасности данных о здоровье пользователя.
Изобретение относится к медицине, а именно к функциональной диагностике, гериатрии и геронтологии, и может быть использовано для определения биологического возраста у мужчин.

Изобретение относится к медицине, а именно к количественной гистохимической оценке адаптации организма к воздействию низкой температуры окружающей среды. Для этого устанавливают холодовую анестезию у экспериментального животного путем количественной цитохимической оценки хромаффинной реакции эритроцитов крыс при общем охлаждении организма.

Изобретение относится к медицине, а именно к гепатобилиарной хирургии и онкологии, и может быть использовано для прогнозирования общей выживаемости у больных опухолью Клатскина после хирургического лечения.

Изобретение относится к медицине, а именно к офтальмологии, и предназначено для прогнозирования уровня внутриглазного давления (ВГД) у пациентов с глазными проявлениями псевдоэксфолиативного синдрома (ПЭС).

Изобретение относится к области медицины, а именно к челюстно-лицевой хирургии. Для определения тактики лечения больных с флегмонами околоушно-жевательной области в послеоперационном периоде оценивают следующие критерии: возрастная группа: моложе 30 лет - 1 балл, от 30 до 40 лет - 2 балла, от 41 до 50 лет - 3 балла, старше 50 лет - 4 балла; длительность очищения гнойной раны по показателю: микробной контаминации 105 на 1 г ткани: на 4 день - 1 балл, на 5 день - 2 балла, на 6 день - 3 балла, более 6 дней - 4 балла; величина амплитуды биопотенциалов действия жевательной мышцы на стороне операции: более 300 мкв - 0 баллов, от 300 до 250 мкв - 1 балл, от 249 до 200 мкв - 2 балла, от 199 до 100 мкв - 3 балла, менее 100 мкв - 4 балла; уровень тканевого давления: менее 100 мм рт.ст - 0 баллов, от 10 до 15 мм рт.ст.

Изобретение относится к сенсорному устройству. Сенсорное устройство содержит ремешок, включающий в себя по меньшей мере один датчик для измерения физиологического параметра на внутренней стороне запястья тела человека или животного и блок обработки сигналов для обработки выходных данных измерения, полученного от упомянутого по меньшей мере одного датчика. Упомянутый ремешок выполнен с возможностью обеспечения регулируемого прикрепления к упомянутому блоку обработки сигналов на обоих концах упомянутого ремешка. В результате обеспечивается точное расположение датчика на внутренней стороне запястья тела человека или животного. 2 н. и 9 з.п. ф-лы, 6 ил.
Изобретение относится к медицине, а именно к акушерству и гинекологии, и может быть использовано для прогнозирования числа эпизодов угрозы прерывания беременности у беременных с аномалиями расположения хориона. Сущность способа: у беременных регистрируют: расстояние от внутреннего зева матки до нижнего края хориона в сантиметрах на первом скрининге, возраст беременной в годах, возраст начала половой жизни, наличие в анамнезе миомы матки, аденомиоза, вариант локализации хориона в матке – преимущественно по передней или по задней стенке, наличие бактериального вагиноза, хламидийной и герпетической инфекции, уровень гемоглобина, эритроцитов, тромбина, эозинофилов, палочкоядерных нейтрофилов, тромбиновое время. Затем вычисляют индивидуальный коэффициент прогнозирования вероятности угрозы прерывания беременности (Кпр) по формуле. Если значение Кпр менее или равно 0,48 – у пациенки отсутствуют угрозы прерывания беременности во втором триместе; если значение Кпр лежит в диапазоне от 0,49 до 0,87, прогнозируют один эпизод угрозы прерывания беременности; в диапазоне от 0,88 до 1,42 – два эпизода; более 1,43 – три эпизода. 1 табл., 2 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно к кардиологии, лучевой диагностике, и может быть использовано для прогнозирования риска развития атеросклеротических изменений сосудов у хакасов. При выполнении компьютерной томографии измеряют площадь висцеральной жировой ткани в квадратных сантиметрах. Выполняют биохимическое исследование крови натощак с определением уровня триглицеридов (ммоль/л) и уровня глюкозы (ммоль/л). Каждому из учитываемых признаков присваивают баллы. Рассчитывают сумму баллов. При сумме баллов 1,37 и выше регистрируют высокий риск развития атеросклеротических изменений сосудов у хакасов. Способ позволяет точно, информативно, доступно и просто провести прогнозирование риска развития атеросклеротических изменений за счет комплексной оценки наиболее значимых показателей. 4 ил., 8 табл., 2 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно к травматологии и ортопедии, и может быть использовано для оценки вероятностей возникновения переломов проксимального отдела бедренной кости у женщин пожилого возраста. Определяют соматометрические показатели обследуемой (Х0): массу тела (X1, кг); рост; межакромиальный диаметр; гребневой диаметр таза (Х2, см); обхват средней трети плеча (Х3, см); обхват верхней трети предплечья (Х4, см); обхват грудной клетки; обхват живота на уровне пупка (Х5, см); обхват бедра (Х6, см); обхват голени (Х7, см); толщину кожно-жировой складки на задней поверхности плеча (Х8, мм); толщину кожно-жировой складки на передней поверхности плеча (Х9, мм); толщину кожно-жировой складки на предплечье (Х10, мм); толщину кожно-жировой складки на спине; толщину кожно-жировой складки на груди; толщину кожно-жировой складки на животе; толщину кожно-жировой складки на бедре; толщину кожно-жировой складки на голени; индекс относительной ширины таза (X11, %); тазово-плечевой указатель (X12, %); индекс массы тела A. Quetelet (Х13, кг/м2); абсолютную мышечную массу (X14, кг); относительную мышечную массу (X15, %); среднее значение радиусов плеча, предплечья, бедра, голени без подкожного жира и кожи (X16, см); отношение обхвата грудной клетки к обхвату живота (X17, %). Определяют принадлежность соматометрических показателей обследуемой к одному из пяти кластеров телосложения (Хк, I-V), для чего рассчитывают значения дистанций (ДК) путем определения разницы соматометрических показателей обследуемой от центров каждого из пяти кластеров телосложения согласно таблице 1 описания по формуле. Получают в результате расчетов пять значений ДК. Меньшее из полученных значений соответствует кластерной принадлежности показателей обследуемой. Оценивают вероятность возникновения переломов проксимального отдела бедренной кости как высокую при принадлежности показателей обследуемой к третьему и четвертому кластерам и как низкую при принадлежности показателей обследуемой к первому, второму и пятому кластерам. Способ позволяет точно оценить вероятности возникновения переломов проксимального отдела бедренной кости у женщин пожилого возраста за счет оценки наиболее оптимального комплекса соматометрических показателей. 4 табл.

Изобретение относится к области медицины, а именно к лабораторной диагностике. Для диагностики у детей функциональных расстройств желудка и 12-перстной кишки, ассоциированных с воздействием хрома, никеля, марганца и хлорорганических соединений: хлороформа и тетрахлорметана, производят отбор пробы крови и устанавливают в ней содержание хрома, никеля, марганца и наличие хлороформа и тетрахлорметана. Выявляют нарушения функционального состояния вегетативной регуляции, биллиарного тракта, печени, желудка и 12-перстной кишки. Определяют в сыворотке крови уровень пепсиногена-1, пепсиногена-II, дофамина, серотонина, кортизола и тиреотропного гормона ТТГ. При повышении уровня пепсиногена-II на 20%, уровня кортизола на 10-15%, уровня ТТГ на 10% и снижении уровня пепсиногена-I на 15%, дофамина на 20%, серотонина на 15% диагностируют наличие функциональных расстройств желудка и 12-перстной кишки, ассоциированных с воздействием хрома, никеля, марганца, хлороформа и тетрахлорметана, техногенного происхождения. Способ позволяет диагностировать у детей функциональные расстройства желудка и 12-перстной кишки, ассоциированные с воздействием хрома, никеля, марганца, хлороформа и тетрахлорметана, техногенного происхождения. 4 табл.

Изобретения относятся к области медицинской техники. В соответствии с предложенным способом посредством ростомера (2) измеряют высоту расположенного на сиденье (3) напротив цифровой зеркальной фотокамеры (1) пациента (4) и расстояние между кончиком его носа и горизонтальной планкой (5) и обеспечивают те же значения этих величин при всех фотоссесиях с данным пациентом (4), соблюдая неизменными и другие условия фотосъемки. В качестве основной проекции выбирают фронтальную и дополнительно проводят фотосъемки в по меньшей мере одной из двух боковых проекциях лица, оси которых составляют острый угол, преимущественно от 21° до 25°, относительно оси фронтальной проекции. При этом обеспечивают горизонтальное и вертикальное размещение цифровой зеркальной фотокамеры (1) неизменным. В результате компьютерной обработки получают по меньшей мере один дополнительный количественный параметр, основанный на подсчете темных пикселей. Устройство содержит снабженный сиденьем (3) ростомер (2), к горизонтальной планке которого прикреплена вертикальная линейка (6). Ростомер (2) и сиденье (3) расположены вместе со стационарной вертикальной опорой (7) с цифровой зеркальной фотокамерой (1) на общем основании (8). Цифровая зеркальная фотокамера (1) размещена на фигурной горизонтальной планке (9), выполненной преимущественно в виде слайдера, так, что она может быть зафиксирована в середине фигурной горизонтальной планки (9) для фотосъемки во фронтальной проекции и в двух ее ветвях для фотосъемки в боковых проекциях лица пациента (4), оси которых составляют острый угол по отношению к оси фронтальной проекции. Способ и устройство обеспечивают повышение объективности контроля изменений дефектов кожи лица до и после проведения процедур по исправлению дефектов. 2 н. и 12 з.п. ф-лы, 7 ил.
Изобретение относится к медицине, неврологии, психофизиологии, наркологии и офтальмологии и может быть использовано для исследования вегетативной реактивности (ВР). Вначале испытуемому натощак в положении лежа определяют методом ультразвукового исследования (УЗИ) объем желчного пузыря, затем вызывают глазожелчнопузырный рефлекс - изменение объема желчного пузыря при надавливании на латеральные поверхности глазных яблок. При этом в течение 20 сек после начала давления, не прекращая давления, методом УЗИ измеряют изменение объема желчного пузыря и по его уменьшению на 5-10 процентов оценивают ВР как нормальную, а при уменьшении объема желчного пузыря менее чем на 5 процентов или более чем на 10 процентов от исходного во время давления на глазные яблоки оценивают ВР как нарушенную. При уменьшении объема желчного пузыря более чем на 10 процентов оценивают ВР как повышенную. При уменьшении объема желчного пузыря менее чем на 5 процентов оценивают ВР как пониженную. Способ обеспечивает контроль ВР при одновременном повышении точности и дифференцированности исследования, расширяет арсенал средств для исследования ВР, не требует много времени. 2 з.п. ф-лы, 3 пр.

Изобретение относится к медицине и может быть использовано в оториноларингологии при планировании операции стапедопластики у пациентов с кондуктивной и смешанной формами отосклероза. Перед операцией в комплексе определяют воздушное звукопроведение в тональной пороговой аудиометрии при частоте звука 0,5 кГц, костное звукопроведение в тональной пороговой аудиометрии при частоте звука 2 кГц, среднее костное звукопроведение в тональной пороговой аудиометрии при частотах звука 0,5, 1, 2 и 4 кГц, показатели речевой пороговой аудиометрии, тест распознавания паузы при чистом тоне, тест распознавания паузы при широкополосном шуме. Учитывают пол, возраст, продолжительность заболевания, форму отосклероза: кондуктивная или смешанная, наличие слуховой стимуляции через три месяца после операции, локализация поражения. Затем вычисляют значение дискриминантного показателя по математической формуле. В зависимости от полученного значения прогнозируют хороший отдаленный результат стапедопластики. Способ позволяет улучшить качество лечения больных за счет проведения пороговой аудиометрии и учета формы отосклероза. 6 табл., 6 пр.
Наверх