Способ моделирования отдаленных последствий воздействия вибрации на лабораторных животных

Изобретение относится к экспериментальной медицине и касается моделирования отдаленных последствий воздействия вибрации на лабораторных животных. Для этого самцов белых беспородных крыс подвергают воздействию вибрации с уровнем вибрации на основной частоте 40 Гц по виброускорению 7,9 м/с2 непрерывно по 4 часа ежедневно по 5 дней в неделю в течение 60 дней. Изучение последствий воздействия в отдаленном периоде проводят с 30 по 120 день после прекращения воздействия вибрации. Техническим результатом заявленного способа является создание модели по режиму и условиям воздействия, наиболее приближенной к производственным условиям и позволяющей проводить исследования по изучению постконтактного периода длительного воздействия вибрации. 4 табл.

 

Изобретение относится к области медицины, а именно к экспериментальной медицине.

Ранее выполненные экспериментальные исследования воздействия вибрации на организм, начиная с работ Е.Ц. Андреевой-Галаниной с соавт. (1956-1961); О.Г. Алексеевой (1962); Л.И. Израйлета (1974); И.Н. Ильинских (1978), так и более поздние исследования посвящены, как правило, изучению отдельных органов и систем. Известно, что длительное воздействие вибрации вызывает нарушения почти во всех органах и системах организма, которые приводят к развитию профессионального заболевания. Разработанные экспериментальные модели касались, прежде всего, вопросов гигиенического нормирования уровня вибрации, что не позволяло в полной мере подойти к раскрытию механизмов патогенеза профессиональных заболеваний, вызванных ее воздействием. У лиц виброопасных профессий было установлено нарушение деятельности различных систем организма, которые позднее нашли подтверждение и в экспериментальных работах на животных [1].

Наряду с вибрационной болезнью воздействие вибрации может вызывать ряд производственно обусловленных заболеваний и нарушений в состоянии здоровья, причем вовлеченными в патологический процесс оказываются многие органы и системы организма, которые при прогрессировании заболевания имеют тенденцию к генерализации. По клиническим наблюдениям после прекращения контакта с вибрацией отмечается сохранение и прогрессирование нарушений, вызванных воздействием вибрации [2-4].

Известны способы вибрационного воздействия на мелких лабораторных животных с целью изучения нарушений гипофизарно-надпочечниковой, гипофизарно-гонадной регуляции, тиреоидной функции, системы крови, патологии сердечно-сосудистой, двигательной и других систем организма [5-7]. Наиболее близким способом к заявленному изобретению (прототип) является способ Бородина Ю.И. и соавт. (2014), с помощью которого изучались возможные отдаленные морфофункциональные последствия у потомства [9]. Способ заключается в том, что беременные самки породы Вистар подвергались общей вертикальной вибрации категории 3а (общая технологическая) с частотой 32 Гц, виброскоростью 50 м/с2, стандартизированной по санитарным нормам (СН 2.2.4/2.1.8.566-96) [8]. Животных помещали в клетку, установленную на специальной площадке вибростенда «ВЭДС-100Б», подвергая их вибрации. Экспериментальная модель создавалась в режиме многократно и систематически повторяющихся воздействий, продолжительностью 3, 7, 10, 12 дней по 1 часу ежедневно. Недостатком прототипа является создание модели на беременных крысах-самках, несоответствие условий моделирования производственным. Предлагаемое изобретение отличается от данного способа тем, что созданная модель по режиму и условиям воздействия наиболее приближена к производственным условиям.

Задачей, решаемой данным изобретением, является создание модели, пригодной для исследования отдаленных последствий воздействия вибрации на экспериментальных животных.

Предлагаемая нами модель позволяет проводить исследования по изучению постконтактного периода длительного воздействия вибрации, являющегося информативным для изучения и оценки течения профессиональной патологии у работавших, прекративших контакт с вибрацией.

Поставленная задача достигается тем, что самцы белых беспородных крыс половозрелого возраста непрерывно по 4 часа ежедневно 5 дней в неделю в течение 60 дней подвергаются вибрационному воздействию с уровнем вибрации на основной частоте 40 Гц, по виброускорению 7,9 м/с2. В качестве модели используют животных по истечении не менее 30 и не более 120 дней после воздействия вибрации.

Ранее авторами была создана модель для оценки влияния вибрации на организм белых беспородных крыс сразу после окончания воздействия. Животные подвергались воздействию вибрации с частотой 40 Гц и виброускорением 138 дБ в течение 5 дней по 4 часа ежедневно на протяжении 15, 30, 60 и 120 дней, эффект воздействия изучался сразу после окончания серии эксперимента. Результаты исследований свидетельствуют, что срок воздействия 60 дней оптимальный для изучения и оценки экспозиции вибрации [10, 11], поскольку он соответствует средней продолжительности профессиональной деятельности в контакте с вибрацией (8-9 годам), достаточной для формирования нарушений в организме и сохранения их в постконтактном периоде. В предлагаемом способе модель создается для изучения последствий воздействия вибрации в отдаленном посткантактном периоде.

Таким образом, заявленное изобретение соответствует критериям изобретения «Новизна» и «Изобретательский уровень», так как оно явным образом не следует для специалиста из уровня техники. Предлагаемое изобретение соответствует критерию «Промышленная применимость», так как оно может использоваться в экспериментальной медицине для моделирования патологических состояний животных и человека.

Способ осуществляется следующим образом:

Лабораторных животных помещают на 4 часа на вибростенд ВЭДС-10а и воздействуют вибрацией на основной частоте 40 Гц, по виброускорению 7,9 м/с2. Вибрационное воздействие проводят 5 раз в неделю в течение 60 дней. Для изучения эффектов воздействия вибрации в постконтактном периоде исследование систем организма животных проводят не ранее, чем через 30 дней, и не позднее, чем через 120 дней после окончания вибрационного воздействия.

Предлагаемый способ был применен в эксперименте на половозрелых беспородных крысах-самцах в количестве 168 особей массой 180-260 г., полученных из собственного питомника ФГБНУ ВСИМЭИ. Верификацию последствий воздействия вибрации проводили сразу после прекращения контакта с вибрацией и трижды в постконтактном периоде. Было выделено 3 группы (по 24 особи в каждой группе), которые подверглись воздействию вибрации в течение 60 дней. В 1-й группе животные обследовались через 30 дней после прекращения воздействия вибрации; во 2-й группе постоконтактный период составил 60 дней; в 3-й группе постконтактный период составил 120 дней. Группа сравнения из 24 животных представлена животными, обследованными сразу после окончания 60-дневной экспозиции вибрацией. В качестве контроля использовали интактных крыс - 72 особи по 24 для каждой серии эксперимента.

Ориентировочно-исследовательскую активность, эмоциональное состояние оценивали по методу «Открытое поле». Идентификацию отдельных поведенческих паттернов (актов) проводили на основании вероятности появления того или иного акта [12]. Оценку состояния центральной и периферической нервной систем проводили по данным регистрации электроэнцефалографии (ЭЭГ), зрительных вызванных потенциалов (ЗВП), соматосенсорных вызванных потенциалов (ССВП), показателей стимуляционной электронейромиографии (ЭНМГ). Для изучения изменений в иммунной системе определяли в сыворотке крови содержание цитокинов: интерлейкина-1β (IL-1P), интерлейкина-10 (IL-10) и фактора некроза опухоли-α (TNF-α) методом ИФА с помощью тест-систем BenderMedSystems (Austria). Статистическая обработка данных выполнялась с помощью пакета прикладных программ «Statistica 6.0». Различия считались статистически значимыми при р<0,05.

Результаты исследования.

До начала проведения эксперимента статистически значимых различий в поведении животных опытных и контрольных групп не установлено. Сравнительный анализ поведенческой активности животных опытной и контрольной групп показал, что в постконтактном периоде воздействия вибрации (30, 60, 120 дней) у крыс опытных групп наблюдается снижение спонтанной двигательной активности («локомоция»), норковой активности («норка»), увеличение паттернов поведения, характеризующих негативно-эмоциональное поведение животных («движение на месте», «сидит»). У животных в постконтактном периоде воздействия вибрации сохраняются и усугубляются изменения ориентировочно-исследовательского поведения, включая двигательную активность и эмоциональность животных (табл. 1).

Следующим этапом изучения воздействия вибрации в постконтактном периоде являлись нейрофизиологические исследования у белых крыс, результаты которых представлены в таблице 2.

Биоэлектрическая активность головного мозга крыс до проведения эксперимента характеризовалась преобладанием бета-активности и медленноволновой активности дельта-диапазона. Сразу после окончания 60-дневного воздействия вибрации наблюдается смещение распределения ритмов в сторону уменьшения дельта-диапазона и увеличения доли бета-1 ритма, а также нарастание латентности и амплитуды пика Р200 ЗВП по сравнению с контрольной группой.

Сравнительный анализ спектра ритмов ЭЭГ показал, что у крыс, подвергавшихся воздействию вибрации, через 30 и 60 дней после прекращения экспозиции вибрацией наблюдается волнообразное перераспределение фоновой активности ЭЭГ по дельта-индексу в сторону резкого увеличения, а затем уменьшения его доли после 120 дней после прекращения контакта с вибрацией относительно группы сравнения. Кроме того, в постконтактном периоде регистрируется депрессия бета-активности, которая нарастает через 60 дней после окончания воздействия вибрации по сравнению как с контролем, так и с показателем животных сразу после окончания воздействия вибрации и уменьшается лишь через 120 дней. Угнетение в спектре ЭЭГ альфа-активности на протяжении всех сроков постконтактного периода свидетельствует о подавляющем влиянии ретикулярной формации на ствол мозга.

Установлено, что через 30 и 60 дней после окончания воздействия вибрации отмечается изменение амплитуды пика Р200 ЗВП, проявляющееся его снижением, а через 120 дней наблюдается увеличение его амплитудных значений по отношению к группе сравнения. Латентность пика Р200 ЗВП снижается через 30 дней и остается неизменной через 60 и 120 дней после окончания экспозиции вибрацией относительно группы сравнения. Вышеизложенное свидетельствует о дестабилизирующем влиянии вибрации на биоэлектрическую активность головного мозга белых крыс в постконтактном периоде воздействия.

Регистрация ВП соматосенсорной зоны коры головного мозга белых крыс показала, что у крыс в постконтактном периоде воздействия вибрации через 30 и 60 дней отмечается возрастание латентности коркового компонента относительно показателей группы сравнения (табл. 3). Спустя 60 и 120 дней после окончания воздействия вибрации наблюдается тенденция к восстановлению измененных показателей, но значение латентного периода не достигает значения группы сравнения.

Таким образом, анализ полученных результатов показал, что изменения, наблюдавшиеся у белых крыс сразу после воздействия вибрации и заключавшиеся в возрастании латентного периода ответа нейронов соматосенсорной зоны коры головного мозга, превышают значения группы сравнения через 60 и 120 дней после прекращения воздействия вибрации.

Оценка состояния периферической нервной системы белых крыс показала, что у крыс опытных групп также сохраняются изменения периферических нервов в постконтактном периоде (табл. 3). Так, через 30 дней после окончания экспозиции вибрацией у белых крыс отмечается снижение амплитуды М-ответа и возрастание длительности латентного периода М-ответа при сопоставлении с группой сравнения. Через 60 дней после воздействия вибрации отмечается увеличение длительности М-ответа, сохраняется тенденция к увеличению амплитуды М-ответа и восстановлению латентного периода. Спустя 120 дней после экспозиции вибрацией сохраняется тенденция к увеличению длительности М-ответа и снижению амплитуды М-ответа.

Важное значение в изучении реакции организма на воздействие вибрации имеет состояние иммунной системы. Из данных, представленных в таблице 4, следует, что наблюдается тенденция к снижению IL-1β через 30 дней и повышение его через 60, 120 дней после прекращения контакта с вибрацией. В ходе эксперимента установлено увеличение продукции TNF-α, снижение уровней противовоспалительного IL-10 у белых крыс опытных групп по отношению к группе сравнения. Считается, что IL-10 играет, как правило, протективную роль, непосредственно подавляя секрецию TNF-α и ослабляя его негативные эффекты [13]. Повышение уровня TNF-α в постконтактном периоде после воздействия вибрации обусловлено относительным дефицитом и, как следствие, уменьшением сдерживающего влияния IL-10.

Таким образом, адекватность способа моделирования воздействия вибрации для изучения отдаленных последствий подтверждена формированием и сохранением патологических ответных реакций организма животных в функционировании ЦНС (показатели ЭЭГ, ССВП и поведенческой активности), периферической нервной системы (показатели ЭНМГ), иммунного статуса (интерлейкины, TNF-α) на протяжении 30-120 дней после прекращения контакта с вибрацией.

Данный способ позволяет создать модель воздействия вибрации и последствий влияния данного фактора на половозрелых самцов белых крыс в постконтактном периоде, изучать функционирование нервной и иммунной систем половозрелых самцов белых крыс в отдаленном периоде.

Литература

1. Дрогичина Э.И. К клинике вибрационной болезни, вызванной воздействием общей вибрации / Э.И. Дрогичина, Н.В. Метлина // Гигиена труда и профзаболевания. - 1962. - №7. - С. 19-22.

2. Ганович Е.А. Дисфункция когнитивно-мнестической сферы при вибрационной болезни у горнорабочих Кузбасса / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин // Медицина труда и промышленная экология. - 2011. - №12. - С. 43-48.

3. Смирнова Е.Л. Роль клеточных маркеров в формировании особенностей течения вибрационной болезни в послеконтактном периоде / Е.Л. Смирнова, Е.Л. Потеряева, Н.Г. Никифорова // Медицина и образование в Сибири. - 2013. - №6. - С. 58-65.

4. Смирнова Е.Л. Роль процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты в формировании особенностей течения вибрационной болезни в различные сроки послеконтактного периода / Е.Л. Смирнова, Е.Л. Потеряева, Н.Г. Никифорова // Справочник врача общей практики. - 2015. - №1. - С. 25-30.

5. Власов В.Н. О возможности использования общей вибрации в качестве функциональной нагрузки при изучении воздействия ксилола и толуола / В.Н. Власов // Медицина труда и пром. экология. - 2006. - №9. - С. 12-17.

6. Долгушин М.В., Давыдова Н.С. Влияние вибрационного стресса на функционально-метаболический статус лейкоцитов крови / М.В. Долгушин, Н.С. Давыдова // Биомедицинская химия. - 2013. - №1, Т. 59. - С. 97-103.

7. Шпагина Л.А. Состояние гормональной регуляции при вибрационной болезни в сочетании с артериальной гипертонией в ближайший и отдаленный постконтактные периоды: клинико-экспериментальное исследование / Л.А. Шпагина, В.В. Власенко, Г.В. Кузнецова, О.Б. Кириченко // Бюллетень научного совета медико-экологические проблемы работающих. - 2007. - №2. - 53-59.

8. СН 2.2.4/2.1.8.566-96 «Производственная вибрация, вибрация в помещениях жилых и общественных зданий. Санитарные нормы».

9. Влияние вибрации на систему «мать-плод» в эксперименте. Монография. Под ред. акад. РАН Ю.И. Бородина, акад. РАН С.И. Колесникова. М.: Литтерра, 2014. - 192 с.

10. Панков В.А. Влияние вибрации на функциональную активность нервной системы у животных в эксперименте / В.А. Панков, М.В. Кулешова, Е.В. Катаманова, Н.В. Картапольцева // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. - 2013. - №3 (91), Ч. 2. - С. 113-119.

11. Панков В.А. Динамика морфофункционального состояния центральной нервной системы у белых крыс при вибрационном воздействии / В.А. Панков, Е.В. Катаманова, М.В. Кулешова, Е.А. Титов, Н.В. Картапольцева, Н.Л. Якимова, А.В. Лизарев // Медицина труда и промышленная экология. - 2014. - №4. - С. 37-44.

12. Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон Д.П. Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения. - М.: Высшая школа, 1991. - 390 с.

13. Ярилин А.А. Иммунология. М.: ГЭОТАР_Медиа, 2010. - 752 с.

Способ моделирования отдаленных последствий воздействия вибрации на лабораторных животных, включающий многократное и систематическое воздействие вибрации на лабораторных животных, отличающийся тем, что самцов белых беспородных крыс подвергают воздействию вибрации с уровнем вибрации на основной частоте 40 Гц по виброускорению 7,9 м/с2 непрерывно по 4 часа ежедневно по 5 дней в неделю в течение 60 дней и используют животных для дальнейших исследований в период с 30 по 120 день после прекращения контакта с вибрацией.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной онкологии, и может быть использовано для изучения механизмов метастазирования рака желудка и разработки новых методов лечения этой патологии.

Изобретение относится к экспериментальной медицине, в частности к модели асептического некроза головки бедренной кости (АНГБК), которая может быть использована для испытания различных способов лечения и средств профилактики остеонекроза.

Изобретение относится к экспериментальной медицине, а именно к стоматологии, и может быть использовано для изучения этиологии и патогенеза пародонтита, а также для определения эффективности новых методов лечения заболевания.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для моделирования повышенной устойчивости сердца крыс к ишемическим-реперфузионным повреждениям.

Изобретение относится к медицине и биотехнологии и касается определения защитной активности коклюшных вакцин. Для этого осуществляют интраназальное введение коклюшных вакцин с последующим интраназальным заражением вирулентными бактериями В.
Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для моделирования травматического остеомиелита трубчатых костей. Для этого в асептических условиях создают полость в метаэпифизарной зоне кости лабораторного животного, находящегося под наркозом.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для изучения особенностей течения остеомиелита, разработки и оценки эффективности различных способов его лечения.

Изобретение относится к экспериментальной хирургии и может быть применимо для формирования модели костного дефекта. На предплечье мелкого лабораторного животного выполняют поперечную остеотомию на двух уровнях до кортикальной пластинки, граничащей с межкостной мембраной.

Изобретение относится к медицине и физиологии и касается стимуляции электровозбудимых нейрональных клеток, что может быть использовано в исследованиях клеток, выращиваемых на микроэлектродной матрице (МЭМ).

Изобретение относится к области медицины, в частности к топографической анатомии, нейрохирургии, и может быть использовано в целях изучения вариабельности артериальных и венозных сосудов основания черепа и головного мозга человека.

Изобретение относится к области медицины, а именно к оториноларингологии, и может быть использовано для моделирования сенсоневральной тугоухости, вызванной акустическим воздействием широкополосного шума. Для этого в качестве подопытного животного используют белую беспородную крысу, которую в течение 10 дней ежедневно один раз в сутки обездвиживают. Через 30 минут, не удаляя животное из клетки, его подвергают в течение 15 минут акустическому воздействию широкополосным шумом в частотном диапазоне 355-5000 Гц при уровне звука 85-90 дБ. Предложенный способ прост в исполнении, сокращает время реализации модели и обеспечивает адекватное воспроизведение сенсоневральной тугоухости, вызванной акустическим воздействием на слуховой аппарат. 2 пр., 2 ил.

Изобретение относится к медицине и предназначено для моделирования подострого токсического поражения печени формалином. Используют формалин (CH2O), который вводят крысам-самцам перорально, ежедневно, из расчета 0,1 мл на 100 г массы животного, в течение 14 дней. На 14 день животных декапитируют с последующим проведением лабораторных тестов и с исследованием печени. Получена модель подострого поражения, вызванная пероральным введением формалина (CH2O), выражающаяся в усилении дегенеративных процессов в печени, развивающейся креатининемии, повышении уровня трансаминаз, развитии холестаза и гистологически подтверждающаяся в выраженных дегенеративных повреждениях практически всех участков печени. Способ позволяет получить модель подострого поражения печени для использования в эксперименте. 2 табл.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и касается моделирования гипертензии малого круга кровообращения. Для этого используют крыс-самцов линии Wistar в возрасте 10-12 месяцев, которым проводят трахеотомию по срединной линии ниже перешейка щитовидной железы. Затем в просвет трахеи на проводнике вводят силиконовую трубку длиной 1 см, наружным диаметром 2 мм с тупыми закругленными концами. Верхний край введенной трубки сопоставляют с нижним краем трахеотомической раны, проводник удаляют, придерживая трубку, трахеотомическую рану ушивают П-образным швом через выше и нижестоящие полукольца трахеи с одномоментной фиксацией трубки к внутренней поверхности стенки трахеи. Для этого нить проводят снаружи внутрь через мембранозную часть между 6 и 7 хрящами трахеи с выходом иглы в просвет трахеи, далее проводят иглу по верхнему краю силиконовой трубки, следующий вкол осуществляют изнутри кнаружи, через мембранозную часть передней стенки трахеи между 8 и 9 хрящами, выкол проводят на переднюю стенку трахеи. Подобную манипуляцию осуществляют и с другой стороны, только в обратном порядке. Узел фиксируют на межхрящевом промежутке между 6 и 7 хрящами трахеи. Грудино-подъязычные мышцы сопоставляют узловым швом, кожу ушивают непрерывным швом. Способ позволяет получить модель гипертензии малого круга кровообращения с характерными признаками клинического течения заболевания. 1 пр., 4 ил.

Изобретение относится к экспериментальной медицине, а именно к патофизиологии и может быть использовано для прогнозирования транслокации E. coli из кишечника, вызванной некультивируемыми бактериями. Способ включает заражение кроликов с использованием взвеси некультивируемых бактерий P. aeruginosa и S. aureus в концентрациях 105-106 микробных клеток в 1 мл на физиологическом растворе хлорида натрия, который вводят подкожно. Затем на 1-2 и 4-5 сутки исследуют АЛТ и мочевину в сыворотке крови. При показателе АЛТ на 1-2 сутки, равном 53,0-63,0 u/L, а на 4-5 сутки - 57,0-69,0 u/L, и показателе концентрации мочевины на 1-2 сутки, равном 4,6-5,6 u/L, а на 4-5 сутки - 1,3-1,9 u/L, прогнозируют развитие транслокации E. coli из кишечника во внутренние органы животного. Полученные результаты позволяют экстраполировать полученные данные для людей с целью совершенствования диагностики и лечения больных пациентов при инфекционных процессах, вызванных некультивируемыми бактериями. 2 пр., 1 табл.

Изобретение относится к медицине, а именно к микробиологии, и может быть использовано для подавления роста полирезистентных штаммов Mycobacterium tuberculosis в эксперименте. Для этого осуществляют фотодинамическое воздействие. В качестве фотосенсибилизатора используют фотодитазин в концентрации 4*10-5 моль/л. Облучение проводят низкоинтенсивным лазером «Азор-2К-02» с длиной волны 660 нм, выходной мощностью 25 мВт, излучающим в постоянном режиме в течение 40 минут при плотности мощности 0,32 мВт/см2 и энергетической плотности 0,76 Дж/см2. Способ обеспечивает простое, надёжное и эффективное угнетение роста культуры микобактерий туберкулёза за счёт дополнительного ингибиторного эффекта и усиления бактериостатического эффекта лазерного облучения клеточной культуры, обработанной фотосенсибилизатором. 1 табл.

Изобретение относится к области экспериментальной медицины, а именно к патологической физиологии, радиобиологии, хирургии, реаниматологии. Для моделирования комбинированного радиационно-механического поражения животных подвергают общему равномерному облучению в дозе, вызывающей развитие острой лучевой болезни средней степени тяжести. Затем наносят механическую травму - повреждение печени IV степени по международной классификации AAST с продолжающимся внутрибрюшным кровотечением и кровопотерей в объеме 40% от объема циркулирующей крови с развитием клинической картины травматического шока III степени, отягощенного симптомами первичной реакции на облучение. Остановку кровотечения осуществляют путем тампонады раны марлевыми салфетками. Завершают операцию внутривенным введением физиологического раствора в объеме, равном кровопотере. Спустя сутки выполняют повторную операцию, при которой тампоны удаляют, контролируют гемостаз, послойно зашивают рану. Способ обеспечивает возможность оценки синдрома взаимного отягощения комбинированных радиационных поражений и эффективности хирургического лечения с использованием тактики многоэтапного хирургического лечения.

Изобретение относится к моделированию в медицине и может быть применимо для создания модели для изучения эффектов введения объем-образующих веществ у лабораторных животных. Производят нижнесрединный разрез, не вскрывая брюшины, оттягивают мочевой пузырь, выполняют укол прямой иглой 17-19 G на глубину 0,3-0,5 см латеральнее боковых стенок мочевого пузыря и вводят 2-3 мл объем-образующего вещества. Способ позволяет создать модель для изучения влияния на ткани объём-образующих веществ при их малоинвазивном введении. 2 з.п. ф-лы, 1 ил.

Изобретение относится к экспериментальной хирургии и может быть применимо для экспериментального анатомо-хирургического обоснования оперативного доступа к тазобедренному суставу при чрезвертлужных переломах костей таза. Отмечают маркером три основные ориентира разреза, первым из которых является точка, которая находится на уровне передней верхней ости подвздошной кости и на 2 см кнутри от нее, второй ориентир находится в точке пересечения вертикальной линии, проходящей кзади от верхушки большого вертела в проекции межвертельного гребня, и горизонтальной линии, проходящей на три - пять см выше верхушки большого вертела, и третий ориентир находится на три см ниже основания большого вертела и в проекции переднего края бедренной кости. Маркером восстанавливают линию будущего разреза по указанным точкам. Выполняют по намеченной линии разрез кожи и подкожно-жировой клетчатки. Рану расширяют, осуществляют доступ. Способ позволяет экспериментально обосновать доступ, уменьшающий риск невропатии седалищного нерва, пареза малоберцовых мышц, гетеротопической оссификации. 37 ил.
Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной хирургии, и может быть использовано для моделирования спаечного процесса в брюшной полости. Для этого лабораторной крысе производят срединную лапаротомию. Затем проводят разминание в руке стенок тонкой кишки на протяжении 5 см на нескольких участках до появления темно-красного цвета серозной оболочки. Далее проводят десерозирование этих участков тупфером до появления небольшого кровотечения. Десерозируют также париетальную брюшину на участке размером 1,5×1,5 см. Способ позволяет получить модель спайкообразования в брюшной полости, по своим характеристикам максимально приближенную к клиническому течению спаечного процесса. 1 пр.
Изобретение относится к экспериментальной биологии и медицине и может быть использовано для моделирования миопатии у животных. Для этого крысе в течение двух месяцев ежедневно один раз в день перорально вводят водную суспензию препарата Симвастатин из расчета 12 мг/кг массы. Предлагаемый способ моделирования миопатии прост в исполнении, не инвазивен и обеспечивает адекватное воспроизведение лекарственной миопатии. 2 пр.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и касается моделирования отдаленных последствий воздействия вибрации на лабораторных животных. Для этого самцов белых беспородных крыс подвергают воздействию вибрации с уровнем вибрации на основной частоте 40 Гц по виброускорению 7,9 мс2 непрерывно по 4 часа ежедневно по 5 дней в неделю в течение 60 дней. Изучение последствий воздействия в отдаленном периоде проводят с 30 по 120 день после прекращения воздействия вибрации. Техническим результатом заявленного способа является создание модели по режиму и условиям воздействия, наиболее приближенной к производственным условиям и позволяющей проводить исследования по изучению постконтактного периода длительного воздействия вибрации. 4 табл.

Наверх