Способ лечения термических ожогов ii-iii степени

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, травматологии, комбустиологии и остеопатии. Не позднее трех суток после повреждения проводят процедуру разделения и восстановления подвижности относительно друг друга слоев жизнеспособных тканей, спаянных под воздействием термического повреждения, используя технику остеопатической коррекции ожоговой раны. Используют следующие мануальные приемы: погружают большие, указательные и средние пальцы обеих рук в неповрежденные ткани пациента кнаружи от границ ожоговой раны, чем вводят ткани раны в состояние напряжения. Усиливают данное воздействие растяжением тканей с одновременным их скручиванием с минимальной амплитудой по типу отжимания тряпки; при этом: одна рука остеопата перемещает ткани к себе, другая - от себя. Удерживают ткани в таком положении с последующим возвращением их в исходное, а потом выполняют прием скручивания тканей в противоположном направлении также с последующим возвращением их в исходное положение. Процедуру выполняют до ощущения начала раскручивания тканей. Прием осуществляют на тканях разного уровня в зависимости от глубины поражения. На курс лечения проводят не менее двух процедур, выполняемых через день. В частном случае дополнительно проводят остеопатическую коррекцию выявленных в процессе диагностики в теле пациента механических нарушений, которые вызывают другие патологические фасциальные натяжения в области ожоговой раны. Способ позволяет отделить подлежащие жизнеспособные ткани от тканей ожоговой раны, восстановить их подвижность, уменьшить экссудативную реакцию с поверхности ожоговой раны, предотвратить развитие рубцово-спаечного процесса. 2 пр.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, травматологии, комбустиологии и остеопатии, и может быть использовано при лечении термических ожогов II-III степени.

Распространенность ожогов в нашей стране, а соответственно, и необходимость эффективной медицинской помощи этому контингенту пациентов, характеризует статистика. Ежегодно в России регистрируется более 800 тыс. обожженных, из них 190-200 тыс. госпитализируются, погибают около 10 тыс. человек, а в длительной медицинской, социально-трудовой и психологической реабилитации нуждаются до 15 тыс. человек. Каждому второму пациенту с последствиями ожогов необходимо проведение реконструктивно-восстановительных операций.

В основу комплексного лечения обожженных всегда должен быть положен принцип единства общего и местного лечения, предусматривающий одновременно коррекцию системных генерализованных нарушений гемостаза и проведение мероприятий, направленных на улучшение процессов заживления ожоговой раны и раннее восстановление целостности кожного покрова (Алексеев А.А. Современные методы лечения ожогов и ожоговой болезни Текст. / А.А. Алексеев // Комбустиология: электронный журнал. - 1999. №1),

Существует достаточное количество утвержденных схем лечения пациентов с ожогами. Однако в настоящее время активный поиск средств лечения ожоговых ран продолжается, что еще раз подтверждает актуальность данной проблемы.

Технический результат, достигаемый заявленным изобретением, заключается в расширении арсенала средств при лечении термических ожогов II-III степени.

Заявленный технический результат достигается в способе лечения термических ожогов II-III степени, согласно которому не позднее трех суток после повреждения проводят процедуру разделения и восстановления подвижности относительно друг друга слоев жизнеспособных тканей, спаянных под воздействием термического повреждения, используя технику остеопатической коррекции ожоговой раны, причем на курс лечения проводят не менее двух процедур, выполняемых через день.

Дополнительно проводят коррекцию выявленных механических нарушений в теле пациента, вызывающих патологические фасциальные натяжения в области ожоговой раны.

В заявленном изобретении авторы впервые подошли к решению проблемы лечения термических ожогов II-III степени с позиций остеопатии.

Идея появления данного способа возникла после наблюдения и лечения термического ожога передней поверхности средней трети правого бедра, вызванного кипящим раствором маринада с солью, перцем, сахаром и специями. В нашем случае удачно сложились три условия, когда врач-остеопат, являющийся одним из авторов данного изобретения, сам себе провел диагностику состояния ожоговой раны, выполнил остеопатическое лечение и проанализировал динамику клинических проявлений, подтверждающих его результативность.

Клиническая картина данного случая характеризовалась жалобами на боль в зоне ожога, ощущение жара в пораженных тканях, гиперемию, образование пузырей на передней поверхности правого бедра площадью 15×20 см; обильным отделяемым с ожоговой поверхности. Напряжение мышц передней поверхности бедра при ходьбе вызывало дискомфорт и увеличивало объем отделяемого с поверхности ожоговой раны.

В первые сутки дважды была проведена смена повязок в соответствии с классическим алгоритмом ведения пациентов с ожогами. На вторые сутки, раздраженный постоянно мокнущей повязкой, остеопат поставил кисть правой руки на нее в проекции ожоговой раны и через повязку ощутил, что пострадали не только кожные покровы, но и подлежащие ткани. Тогда было принято решение провести полноценную остеопатическую диагностику, которая показала, что имеет место спаивание тканей ожоговой раны с подлежащими мышцами передней поверхности правого бедра в единый конгломерат с резким снижением подвижности, т.е. смещаемости тканей в этой зоне. Степень спаянности слоев уменьшалась по мере удаления от пораженной поверхности. Сами же подлежащие мышцы были увеличены в объеме и отечны по сравнению с аналогичными тканями левого бедра, которые были рассмотрены в качестве контроля.

Вовлечение в патологический процесс при термическом ожоге подлежащих слоев привело к снижению их подвижности относительно друг друга, нарушению глубокой микроциркуляции и выраженной экссудации как вовне, что создавало эффект мокнущей повязки, так и во все вовлеченные ткани, что во многом обуславливало болевой синдром при ожоге.

Дальнейшее развитие процесса обусловлено тем, что если спаивание подлежащих тканей в проекции ожоговой раны сохраняется во времени, то на смену экссудативной реакции приходит реакция фибриноидная, а затем рубцово-спаечная с развитием деформаций и ограничением функций поврежденной зоны. Если же процесс спаивания тканей удалось бы ликвидировать, то можно было бы избежать как выраженных экссудативных реакций, ведущих к серьезным гемодинамическим нарушениям, так и последующих фибриноидных реакций с развитием рубцово-спаечных процессов и деформаций.

С учетом полученных данных было принято решение в ранние сроки, т.е. на вторые сутки после повреждения, с помощью методик остеопатического воздействия попытаться разделить спаянные подлежащие жизнеспособные ткани и параллельно провести анализ изменений клинической картины ожога. Таким образом возникла техника остеопатической коррекции ожоговой раны, позволившая в течение получаса восстановить подвижность подлежащих слоев, и как следствие - уменьшить отечность тканей и сократить объем отделяемого с поверхности ожоговой раны.

Через 6 часов после проведенного воздействия повязка оказалась полностью сухой, кожа передней поверхности бедра приобрела обычную окраску, на месте волдырей остались желтоватые сухие корочки, напоминающие последствия шелушения. Через 5 дней кожные покровы полностью восстановились. Изменений окраски зоны ожога в последующем, в том числе при инсоляции, не наблюдалось.

Полученный результат дал основание параллельно с проводимым стандартным лечением у пациентов с ожогами использовать технику остеопатической коррекции ожоговых ран. Для подтверждения эффективности остеопатической коррекции ожоговых ран, после получения добровольного согласия, была сформирована пилотная группа из 24 пациентов, в том числе 23 взрослых в возрасте от 29 до 76 лет и 1 ребенка первого года жизни. Из общего числа мужчины составляли 13% (3 человека), женщины 87% (21 человек). У всех пациентов имели место ожоги II-III степени различной локализации: лицо, верхние и нижние конечности, живот. Общая площадь поражения колебалась от 5% до 10%.

Алгоритм исследования включал осмотр пациента комбустиологом, который формулировал диагноз, указывая площадь и глубину поражения (заполнял скицу), назначал лечение, при необходимости выполняя некротомию.

Далее пострадавшего и его ожоговые раны осматривал остеопат. На первом этапе он тестировал состояние ожоговой раны пациента - ее локальный статус.

В основу разработки индивидуального подхода в остеопатическом лечении были положены характеристики локального статуса ожоговой раны, включающие:

- площадь, в пределах которой подлежащие ткани спаяны и нарушена подвижность слоев относительно друг друга;

- сплошной или гнездный характер спаянности тканей;

- количество спаянных слоев тканей;

- виды тканей, вовлеченных в процесс, прежде всего, это мышцы и сухожилия; Также учитывались результаты общего остеопатического обследования пациента,

выявление последствия травм в анамнезе, которые привели к изменению фасциальных натяжений тканей в области ожоговой раны.

Остеопатический подход рассматривает каждое заболевание как сумму функциональной и органической составляющих. Причем доля функциональной составляющей в любом заболевании может быть различной. По мере течения ожога доля органической составляющей нарастает, а функциональной - уменьшается, как уменьшается и эффективность остеопатической помощи. Поэтому остеопата интересует прежде всего острая фаза заболевания - 1-2, максимум - 3 сутки, когда помощь пациенту с ожогами будет радикальной.

Было проведено лечение 24 пациентов. 23 пациентам - только консервативное, 1 пациенту потребовалось дополнительно оперативное лечение, однако площадь, подлежащая пластике, была значительно снижена по сравнению с планируемой первоначально, а трансплантация прошла успешно.

Использование остеопатической коррекции ожоговых ран позволило:

- за 1-3 процедуры остеопатического лечения у больных значительно уменьшить экссудативную реакцию, а также и болевую;

- сформировать у всех 24 пациентов тонкий сухой струп, стабилизировать состояние ожоговой раны, тем самым способствуя эпителизации ожоговой раны путем естественной регенерации под струпом, без острого гнойного воспаления;

- добиться самостоятельного заживления ран с формированием полноценного функционального и косметического кожного покрова;

- у пациентов с ожогами функционально активных зон - конечности и суставы, предупредить возникновение рубцово-спаечных процессов и связанных с ними деформаций. Эти пациенты были выписаны с полным восстановлением функции суставов; восстановление мелкой моторики пальцев рук и ног позволило полностью восстановить работоспособность пациентов;

- у пациентов с ожогами лица обеспечить заживление ран без формирования рубцовых деформирующих тканей, пигментных изменений кожи и других косметических дефектов. Это возвращало им качество жизни.

Способ осуществляют, например, следующим образом.

Исходное положение пациента - лежит или сидит в зависимости от состояния пациента.

Исходное положение врача - сидит или стоит перед пациентом для обеспечения наилучшего подхода к ожоговой ране.

Положение рук врача:

Остеопат устанавливает пальцы обеих своих рук всегда в пределах здоровых тканей пациента, на противоположных сторонах ожоговой раны, кнаружи от ее границ. Пальцы располагают на одинаковом расстоянии от краев ожоговой раны пациента или на разном. Это расстояние подбирают эмпирически в зависимости от размеров ожоговой раны и от того, на каких рычагах остеопат будет работать. Известно, что чем длиннее плечо рычага, тем меньшее усилие для достижения цели нужно приложить.

Первый вариант постановки рук - это захват щипка. В нем участвуют только подушечки больших, указательных и средних пальцев остеопата. В каждой кисти большие пальцы находятся в оппозиции к средним и указательным. Используемые пальцы присогнуты. Безымянные пальцы и мизинцы своими кончиками упираются в гипотеноры соответствующих кистей рук, создавая противоупоры, необходимые для усиления позиции рук при выполнении техники.

Второй вариант постановки рук: кончики больших пальцев устанавливают с одной стороны ожоговой раны, а кончики указательных и средних пальцев - с другой. При этом пальцы занимают четыре рабочие поверхности - по одной для каждого из двух больших пальцев, а также для каждой пары указательных и средних пальцев соответственно. В этом варианте постановки рук все рабочие пальцы выпрямлены, а безымянные и мизинцы слегка присогнуты. При таком захвате кончики пальцев располагаются на разных тканевых уровнях: слева от ожоговой раны - кончик большого пальца левой кисти на уровне кожи пациента, а кончики указательного и среднего пальцев той же кисти - на уровне мышечного слоя; справа от ожоговой раны - кончик большого пальца правой кисти - на уровне мышечного слоя, а кончики указательного и среднего пальцев той же кисти - на уровне кожи.

Методика выполнения техники.

Цель техники - разделить слои тканей, используя различные мануальные приемы в зависимости от характера спаивания тканей, его площади и глубины.

Основным в работе является этап погружения пальцев остеопата в ткани пациента от уровня кожи до костного уровня для выполнения различных мануальных приемов.

Учитывая остроту ожогового процесса у пациента, при выполнении техники прикладываемое остеопатом усилие должно быть минимально, но результативно.

Выполнение техники при первом варианте установки пальцев рук:

1. При использовании захвата в щипок, стоя на описанных ранее уровнях, остеопат большими, указательными и средними пальцами вводит ткани в состояние скручивания одновременно двумя руками по типу отжимания тряпки, удерживает их и затем возвращает в исходное положение. При выполнении этого приема руки остеопата работают в противофазе: одна перемещает ткани - к себе, а другая - от себя. Затем выполняют прием скручивания в противоположном направлении, вновь удерживая ткани и возвращая их в исходное положение. При возникновении фасциального раскручивания в тканях, введенных остеопатом в состояние напряжения, скручивания в противоположном направлении не требуется.

2. В случаях разноуровневого или одноуровневого, но гнездного спаивания тканей остеопат проводит разделение, параллельно или последовательно проходя разные уровни.

Выполнение техники при втором варианте постановки пальцев рук:

1. Остеопат, согласно тканевым ритмам пациента, переводит пальцы обеих рук с одного уровня на другой и затем возвращает их в исходное положение. Требуется несколько раз повторить этот прием, чтобы добиться разделения подлежащих жизнеспособных тканей в проекции ожоговой раны. В ряде случаев остеопату необходимо только правильно установить пальцы при выполнении техники и ткани отреагируют самостоятельно, так как того минимального напряжения, которое возникло в них после установки пальцев, будет достаточно, чтобы началась фасциальная раскрутка.

2. Пальцы остеопата, стоящие на коже пациента, остаются в исходном положении, а стоящие на мышечном уровне он погружает глубже в ткани пациента. Такой мануальный прием, выполняемый в ритме тканей пациента, вводит ткани в состояние напряжения, так как создает растяжение их одновременно с эффектом скручивания. Остеопат удерживает это состояние и затем отпускает ткани, когда ощущает начало их фасциального раскручивания.

3. Пальцы остеопата, стоящие на коже пациента, остаются в исходном положении, а стоящие на мышечном уровне, разводят по виртуальной диагонали в противоположные стороны от ожоговой раны. Такой мануальный прием, выполняемый в ритме тканей пациента, вновь вводит ткани в состояние напряжения, так как создает растяжение тканей, но уже в другом направлении с одновременным эффектом скручивания. Остеопат удерживает это состояние и отпускает ткани, когда начинается их фасциальное раскручивание.

4. Пальцы остеопата, стоящие на коже пациента, остаются в исходном положении, а стоящие на мышечном уровне, сближают по виртуальной диагонали к центру ожоговой раны. Остеопат вновь удерживает это состояние и отпускает ткани, когда начинается их фасциальное раскручивание.

При выполнении техники главное - ввести правильно ткани в состояние напряжения и дождаться начала фасциальное раскрутки тканей. Движения рук остеопата следуют за ней с практически невидимой амплитудой. Чем сложнее выглядит зона спаивания тканей, тем деликатнее следует работать. Траекторию и амплитуду коррекции задают только пораженные ткани пациента.

При разделении тканей остеопат может идти как снаружи вовнутрь, отделяя ткани ожоговой раны от мышечных, как было описано выше, так и наоборот, изнутри кнаружи, отделяя уже мышечные ткани от тканей ожоговой раны. Эти приемы отличаются уровнями погружения рук в ткани пациента, а также местом приложения силы при выполнении лечения.

Последний прием, чаще применяемый при остеопатическом лечении ожоговых ран конечностей, является более мощным. Например, при поражении ожогом передней поверхности голени остеопат, захватывая дистальный и проксимальный ее концы между I и III пальцами кистей обеих рук соответственно погружает их в ткани до костного уровня и осуществляет либо движение скручивания по типу выжимания тряпки, либо разводит концы кости в разные стороны, пытаясь удлинить ее, либо сближает эти концы, вводя костную ткань в состояние сжатия по типу пружины, не переходя тканевые барьеры. Эти движения с кости передается на мышцы, а далее на кожные покровы и позволяют остеопату произвести разделение тканей.

Аналогичным образом выполняют лечение при ожоговых поражениях головы, т.е. работают на костях свода черепа, усиливая их движение в разных фазах первичного дыхательного механизма, используя принятые в остеопатии захваты.

Указанные варианты выполнения способа не являются исчерпывающими и могут включать другие остеопатические приемы.

При работе остеопат должен хорошо визуализировать зону воздействия на основании знания анатомии и проводить лечение, используя необходимые пальпаторные навыки.

После окончания выполнения техники проводят ретестирование и выявляют участки, где подвижность не удалось восстановить на первом сеансе. Для таких участков технику повторяют через сутки еще 1-2 раза или же подтверждают необходимость операции, четко описывая «проблемные» зоны ожоговой раны.

Способ иллюстрируется следующими клиническими примерами.

1. Пациентка СИ., 46 лет.- вылила на ногу горящий спирт. Клинический диагноз: Ожог правой нижней конечности 12%(7%) II-III ст. При подсчете общей площади ожога комбустиолог и остеопат были солидарны. Комбустиологами наибольшие изменения отмечены в области голеностопного сустава и Ахиллова сухожилия. С момента поступления ими решался вопрос о необходимости операции в этой проблемной зоне, и он долгое время оставался открытым.

Остеопатическая диагностика, проведенная в первые сутки, выявила, что площадь, в пределах которой ожоговые раны спаяны с подлежащими тканями, составила примерно 80% от общей площади ожоговой раны.

Процесс спаивания тканей, в основном, носил сплошной характер и лишь в небольшом проценте - гнездный. По передней поверхности бедра на 30% ожоговой раны в процесс были вовлечены два мышечных слоя, а в других зонах ноги - один слой. Вид тканей, вовлеченных в процесс на передней поверхности бедра, - мышцы в области голеностопного сустава, Ахиллова сухожилия и обеих поверхностей правой стопы - сухожилия.

Также остеопатом было установлено, что ткани правой нижней конечности находятся в состоянии патологического натяжения, возникшего после серьезной травмы - удара копытом лошади по передней поверхности голени. Выявленные патологические натяжения в тканях правой ноги ухудшали микроциркуляцию в зоне ожога, замедляли регенерацию ожоговой раны и требовали остеопатической коррекции.

Зону правого голеностопного сустава пациентки считали проблемной комбустиологи, но и с остеопатической точки зрения она также заслуживала повышенного внимания. В данной ситуации предложенный остеопатом способ коррекции являлся патогенетически обоснованным. С остеопатической точки зрения проблемность этой зоны заключалась в том, что данное поражение являлось двойным, а именно: на давние постравматические патологические натяжения тканей правой ноги наложилось ожоговое поражение. Коррекция в этой зоне тоже была двухэтапной и направленной на ликвидацию обоих повреждений, что позволило достичь наилучшего результата.

Остеопатом было высказано мнение, что оперативное лечение в данном случае возможно, но оно для пациентки не будет являться оптимальным, так как имеющиеся у нее давние патологические натяжения в тканях будут противодействовать приживлению лоскута даже при идеально проведенном хирургическом вмешательстве комбустиологов.

Выявленные остеопатом патологические натяжения в тканях этой зоны и высказываемые пациенткой жалобы на дискомфорт в правой ноге при ходьбе в течение многих лет в обычной обуви и особенно в обуви на каблуках эквивалентны друг другу и являются следствиями травмы.

Пациентке проведены 3 процедуры через день: на 1, 3 и 5 дни.

Была выполнена остеопатическая коррекция ожоговой раны, коррекция патологических натяжений в зоне бедра, голени и стопы и общее остеопатическое лечение. В результате проведенного лечения у пациентки уменьшились, а к третьему сеансу прекратились боли, уменьшилось отделяемое с поверхности ожоговой раны, произошло разделение тканей ожоговой раны от подлежщих мышц и сухожильных волокон. На фоне остеопатического лечения сформировался тонкий сухой струп, плотно спаянный с ожоговой раной.

Уже после первого сеанса лечения остеопатом в отношении дальнейшего ведения пациентки было высказано мнение, что лечение в данном случае будет консервативным, что в дальнейшем полностью подтвердилось. Отсутствие необходимости в оперативном лечении в большой степени способствовало поддержанию состояния психологического комфорта у пациентки.

Однако на 10 день после ожога хирургом было выполнено удаление струпа со всей ожоговой поверхности, что привело к ухудшению состояния пациентки. У нее вновь возникли боли, нарушились начавшиеся процессы регенерации тканей. Следует отметить, что тонкий сухой струп, сформировавшийся в результате остеопатического лечения, существенно отличается от формирующегося при классическом лечении ожога влажного струпа, под которым продолжается экссудация и имеется высокая вероятность нагноения. Поэтому в данной ситуации снятие струпа было необоснованным, оно удлинило сроки лечения до 1 месяца и потребовало проведения дополнительных сеансов остеопатического лечения.

После проведенного остеопатического лечения была полностью восстановлена функция обожженной конечности пациентки без операции и применения ЛФК.

2. Пациентка А.С., 68 лет. Ожог лица, шеи 5%(1,5%) II-III ст. пламенем газовой плиты. Давность - 1 сутки. Поражение было неоднородным по глубине, с выраженной экссудацией по всей поверхности.

Вследствие ожога губ было невозможно достаточно широко открывать рот во время еды. Пациентка могла употреблять только жидкости через трубочку.

При остеопатической диагностике выявлена спаянность тканей ожоговой раны с подлежащими тканями в единый конгломерат. Площадь ожоговой раны, в пределах которой подлежащие ткани были спаяны, составляла 80-90% ожоговой раны. Слипание тканей в основном носило сплошной характер и лишь в небольшой части - гнездный. В процесс слипания был вовлечен в основном один мышечный слой.

Также было установлено, что у пациентки в зоне левой половины лица имелись патологические натяжения тканей, требующие коррекции. Причиной натяжения тканей оказалось удаление верхнего левого моляра месяц назад.

На первом сеансе остеопат ликвидировал имеющиеся патологические натяжения тканей и одновременно выполнил разделение и практически полностью восстановил подвижность тканей, применив технику остеопатической коррекции ожоговой раны, что сразу же значительно уменьшило отделяемое со всей поверхности лица и отек губ. К вечеру прием пищи уже не доставлял пациентке проблем, исчезли ощущение маскообразного лица, а также и болевые ощущения, восстановилась полноценная способность принимать любую пищу. Осуществленное остеопатом лечение было патогенетически оправданным, а соответственно, эффективным.

На втором сеансе лечебный эффект был закреплен.

На ранних сроках удалось полностью разделить ткани ожоговой раны от подлежащего мышечного слоя, что клинически подтвердилось прекращением экссудации с поверхности лица, восстановлением подвижности тканей лица, их функций. При выписке: цвет кожи лица пациентки - без пигментации, удалось добиться самостоятельной эпителизации всех ран, в том числе диагностированных при поступлении как ожоговые повреждения III степени.

Таким образом, заявленный способ позволяет с помощью остеопатических мануальных приемов:

- отделить подлежащие жизнеспособные ткани от тканей ожоговой раны, восстановить их подвижность, тем самым разрушить образовавшийся конгломерат. Это сразу приводит к ликвидации отечности тканей, восстановлению микроциркуляции в них и как следствие - к уменьшению экссудативной реакции с поверхности ожоговой раны;

- предотвратить развитие рубцово-спаечного процесса, так как прерванная экссудтивная реакция не сменяется фибриноидной, а потом рубцово-спаечным процессом с развитием деформаций. Это особенно важно для кистей, стоп голеней и предплечий, где вовлечение в рубцово-спаечный процесс сухожильного аппарата мышц и связочного аппарата суставов приводит к необратимым последствиям и резко уменьшает вероятность полноценного восстановления функции;

- значительно уменьшить боль за счет уменьшения воздействия на болевые рецепторы отека подлежащих тканей;

- сформировать тонкий сухой струп, плотно прилегающий к поверхности ожоговой раны. Струп напоминает папиросную бумагу. Он является преградой - защитой внутренних слоев от окружающей среды. Под ним идут процессы регенерации тканей. Струп при ожогах II степени отторгается без боли на 15-19 сутки, попытки удалить его раньше не только болезненны и задерживают окончательную эпителизацию ран, но и могут вызвать образование гипертрофических рубцов;

- создать пациенту атмосферу максимально возможного психологического комфорта.

1. Способ лечения термических ожогов II-III степени, отличающийся тем, что не позднее трех суток после повреждения проводят процедуру разделения и восстановления подвижности относительно друг друга слоев жизнеспособных тканей, спаянных под воздействием термического повреждения, используя технику остеопатической коррекции ожоговой раны, которая заключается в использовании следующих мануальных приемов:

погружают большие, указательные и средние пальцы обеих рук в неповрежденные ткани пациента кнаружи от границ ожоговой раны, чем вводят ткани раны в состояние напряжения; усиливают данное воздействие растяжением тканей с одновременным их скручиванием с минимальной амплитудой по типу отжимания тряпки; при этом: одна рука остеопата перемещает ткани к себе, другая - от себя;

удерживают ткани в таком положении с последующим возвращением их в исходное, а потом выполняют прием скручивания тканей в противоположном направлении также с последующим возвращением их в исходное положение;

процедуру выполняют до ощущения начала раскручивания тканей;

прием осуществляют на тканях разного уровня в зависимости от глубины поражения,

на курс лечения проводят не менее двух процедур, выполняемых через день.

2. Способ по п. 1. отличающийся тем, что дополнительно проводят остеопатическую коррекцию выявленных в процессе диагностики в теле пациента механических нарушений, которые вызывают другие патологические фасциальные натяжения в области ожоговой раны.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицинской технике. Круговое сшивающее устройство для сшивания ткани содержит сшивающую головку, выполненную с возможностью выталкивания скобок по направлению к упору для формирования в виде круговой структуры.
Изобретение относится к медицине, а именно к урологии и физиотерапии, и может быть использовано для профилактики рубцово-склеротических осложнений после оперативного лечения на верхних мочевых путях.

Изобретение относится к области медицины, в частности к травматологии и ортопедии, и предназначено для использования при лечении больных со свежими переломо-вывихами Монтеджа у детей.

Изобретение относится к медицине, а именно к челюстно-лицевой хирургии и стоматологии, и предназначено для использования при лечении больных с врожденными расщелинами твердого и мягкого неба.

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии. Выделяют селезеночную и левую почечную вены.

Изобретение относится к медицинской технике и может быть использовано с хирургическим инструментом для наложения скобок. Концевой эффектор содержит кожух, который сконструирован для функционального соединения с хирургическим инструментом, и узел статуса для указания на корпусе линейного расположения, по меньшей мере, первого и второго исполнительных механизмов концевого эффектора.

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, травматологии, пластической хирургии, комбустиологии, и может быть использовано у пациентов с ранами на голове различного происхождения и их последствиями.
Изобретение относится к медицине, в частности к онкологии, урологии, хирургии. Непосредственно перед лапароскопической операцией под рентген-контролем выполняют селективную почечную артериографию.
Изобретение относится к медицине, торакальной хирургии, предназначено для проведения оперативных вмешательств по поводу панлобулярной эмфиземы легких. Для определения уровня резекции у больного эмфиземой легких за 1,5-2 часа до оперативного вмешательства больному проводят ингаляцию 10% раствора 5-аминолевулиновой кислоты.

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для нанесения двухкомпонентного клеящего вещества или тканевого клея до установки скобок при помощи кругового хирургического сшивающего инструмента.
Изобретение относится к медицине, а именно к оториноларингологии, и может быть использовано для хирургического лечения болезни Меньера. Производят забор фасции височной мышцы и фрагмента аутохряща из ушной раны. Отсепаровывают мягкие ткани и кожу верхней, задней и нижней стенок наружного слухового прохода. Далее производят каналопластику с последующей тимпанотомией и ревизию барабанной полости. Накладывают промонториальное продольное окно 2×3 мм. Осуществляют вскрытие эндолимфатического пространства. Устанавливают дренажную силиконовую трубку диаметром просвета 1 мм и длиной 3 мм. По периферии созданного окна укладывают аутохрящ в виде кольца таким образом, чтобы дистальный конец трубки свободно выходил в барабанную полость выше аутохряща на 1 мм. Поверх аутохряща и дренажной трубки укладывают несколько фрагментов гемостатической губки, пропитанных гипертоническим раствором хлорида натрия. Поверх губки раскладывают аутофасцию височной мышцы. После чего ее фиксируют по периметру слизистой оболочкой промонториума. Способ обеспечивает стойкую регрессию и профилактику вестибулярных расстройств в отдаленном послеоперационном периоде, а также позволяет эффективно дренировать эндолимфатическое пространство внутреннего уха за счет формирования промонториального продольного окна и дополнительного резервуара под аутофасцией, использования дренажной силиконовой трубки и гемостатической губки. 1 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно к оториноларингологии, и может быть использовано для хирургического лечения пациентов с хронической вторичной сенсоневральной тугоухостью. Проводят тимпанотомию. Проводят ревизию всех отделов барабанной полости. Оценивают степень подвижности звукопроводящей системы среднего уха. Ложками или шаберами снимают навес над окном улитки до полной визуализации всей ее поверхности. Из ушной раковины производится забор аутохряща. Из аутохряща моделируют аутопротез размерами 5.50-5.70 мм с вырезом на дистальном конце, в который вставляют поперечную балку из аутохряща. Протез устанавливают проксимальным концом в нишу окна улитки на вторичную мембрану, дистальным концом - под барабанную перепонку. Меатотимпанальный лоскут укладывается на место. Операция заканчивается укладкой на место разреза латексной резины и рыхлой тампонадой слухового прохода ватными шариками, пропитанными антибиотиком. Способ обеспечивает улучшение слуховой функции за счет создания дополнительного пути подачи звуковой энергии к структурам внутреннего уха через вторичную мембрану и тимпанальную лестницу дополнительно к существующему «естественному» пути через слуховые косточки. 5 ил., 4 табл., 2 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии идиопатической сколиотической деформации позвоночника в виде двойной грудной дуги у детей. Выполняют с вогнутых сторон верхней и нижней дуги деформации грудного отдела позвоночника остеотомии дугоотростчатых суставов на протяжении трех позвонков. Устанавливают редукционные транспедикулярные опорные элементы в три позвонка с вогнутой стороны верхней дуги деформации грудного отдела позвоночника. Устанавливают редукционные транспедикулярные опорные элементы в три позвонка с вогнутой стороны нижней дуги деформации грудного отдела позвоночника. В остальные позвонки устанавливают стандартные транспедикулярные опорные элементы. Устанавливают по выпуклой стороне верхней дуги искривления и вогнутой стороне нижней дуги искривления первый стержень, предварительно изогнутый по физиологическому кифозу грудного отдела позвоночника с осуществлением трехмерной коррекции нижней дуги деформации грудного отдела позвоночника путем выполнения деротации позвонков за счет редукционных винтов и сегментарной контракции на вершине нижней дуги деформации. Одновременно выполняют установку второго стержня, предварительно изогнутого по физиологическому кифозу грудного отдела позвоночника с противоположной стороны относительно линии остистых отростков с осуществлением трехмерной коррекции верхней дуги деформации грудного отдела позвоночника путем выполнения деротации позвонков за счет редукционных винтов и сегментарной контракции на вершине верхней дуги деформации. Способ восстанавливает физиологический профиль грудного отдела за счет трехмерной коррекции. 7 ил.

Изобретение относится к медицине, а именно к ортопедии, и предназначено для использования при лечении врожденного ложного сустава ключицы. В предоперационном периоде выполняют, в режиме 3D-моделирования, компьютерную томограмму ключицы. В условиях операционной производят продольный разрез в проекции ключицы. Выделяют зону ложного сустава. Стернальный и акромиальный концы ключицы выделяют поднадкостнично, включая вершину деформации. Концы костных фрагментов ключицы резецируют до кровоточащей кости. На вогнутой поверхности на вершине деформации осуществляют кортикотомию костного фрагмента до 2/3 его толщины. Затем выполняют его остеоклазию с сохранением целостности нижележащей кортикальной пластинки. Определяют размер аутотрансплантата. Производят забор костного аутотрансплантата. Причем длина заимствованного трансплантата на 1,5-2 см превышает длину диастаза между концами костных фрагментов ключицы. На концах костного аутотрансплантата формируются пазы глубиной 0,7-1 см и шириной, соответствующей поперечному размеру концов костных фрагментов, таким образом аутотрансплантат приобретает форму в виде буквы «Н». Через костный аутотрансплантат и ретроградно через дистальный фрагмент проводится спица с двухсторонней заточкой. Конец дистального фрагмента при этом погружается в сформированный в костном аутотрансплантате паз. Конец спицы выводится чрескожно наружу. Далее в сформированный в костном аутотрансплантате паз погружается конец проксимального фрагмента и антеградно фиксируется до акромиально-ключичного сочленения спицей. Выстоящий из тканей конец спицы скусывается и загибается в виде крючка. Осуществляют иммобилизацию верхней конечности в течение 2 месяцев. Способ позволяет устранить деформации фрагментов ключицы, обеспечивает стабильную фиксацию костных фрагментов и отсутствие рецидивов заболевания. 3 ил.

Изобретение относится к медицине, а именно к челюстно-лицевой хирургии и хирургической стоматологии, и предназначено для использования при остеосинтезе перелома нижней челюсти с одновременным устранением адентии и дальнейшей имплантацией зубов. Проводят обследование, включающее компьютерную томографию 3D для оценки состояния нижней челюсти. Моделируют титановую минипластину. После премедикации под эндотрахеальным наркозом выполняется разрез выше слизисто-десневой линии на 5 мм, на уровне сегмента нижней челюсти, захватывающего область перелома и отсутствующих зубов, скелетируется наружная поверхность нижней челюсти. Производится репозиция костных фрагментов в правильное анатомическое положение. Через имеющиеся отверстия в титановой минипластине создаются перфорационные отверстия на костных фрагментах перпендикулярно к линии перелома. В челюсти дополнительно выполняют ложе под горизонтальный участок Г-образного выступа титановой минипластины в области вторичной адентии. Осуществляется остеосинтез перелома челюсти. Титановую минипластину устанавливают на челюсть, совмещая выполненные перфорационные отверстия с отверстиями на титановой минипластине. Фиксируют титановую минипластину к отломкам челюсти по краям от щели перелома к кости шурупами, которые устанавливают в отверстия. В верхней части титановая минипластина имеет Г-образный выступ, направленный кнутри, с возможностью опоры горизонтальным участком на нижнюю челюсть, который помещают в заранее сформированное ложе. От горизонтального участка Г-образного выступа перпендикулярно отходят имплантаты для установки конструкции после репозиции костных фрагментов на уровне утраченных зубов. Рану укрывают лоскутами, накладывают швы. Способ позволяет надежно, стабильно фиксировать перелом с одновременным проведением операции по восстановлению частичной вторичной адентии в области перелома за одну операцию, не дожидаясь консолидации перелома, что сокращает реабилитационный период, ускоряет сроки ортопедического лечения; увеличить площадь опоры и равномерно распределить нагрузку; исключает дополнительное формирование каналов для установки имплантатов; жесткая фиксация имплантатов на Г-образном выступе исключает их подвижность при нагрузках. 1 ил., 1 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно к кардиохирургии, и может быть использовано при проведении оценки состояния миокарда при кардиохирургических вмешательствах в условиях кардиоплегической защиты. Для этого осуществляют оценку сократимости миокарда по значениям давления, развиваемым левым желудочком (ДР ЛЖ), показателю среднего давления в левом желудочке (СД ЛЖ), конечно-диастолическому давлению в левом желудочке (КДД), интенсивности флуоресценции никотинамиддинуклеотида (НАДН). Дополнительно оценивают показатели свободно-радикального окисления по уровню оксида азота и лактата, измеренных в оттекающей от сердца перфузионной жидкости. Измерение параметров проводят сразу после восстановления кровообращения. При одновременном снижении ДР ЛЖ менее 80 мм рт. ст., снижении СД ЛЖ менее 40 мм рт ст, увеличении КДД более 9 мм рт. ст., увеличении уровня оксида азота более 20 мкмоль/л и лактата более 12 ммоль/л, снижении уровня коэффициента флуоресценции НАДН менее 0,4 определяют наличие повреждений миокарда ишемического и реперфузионного характера. Способ обеспечивает раннее выявление повреждений миокарда ишемического и реперфузионного характера за счет оценки патогенетически значимых показателей. 5 табл., 2 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно к урологии. До наложения швов непосредственно на шейку мочевого пузыря визуализируют устья обоих мочеточников через отверстие в шейке мочевого пузыря для контроля поступления мочи и исключения возможности попадания последних в шов. Производят ушивание дефекта стенки мочевого пузыря через все слои без выворачивания слизистой мочевого пузыря до расстояния 1-2 см дистальнее устьев мочеточников, в дорсальном направлении, начиная с дистального края резецированной шейки мочевого пузыря, с его вентральной поверхности непрерывным атравматическим швом. Выворачивают слизистую оболочку мочевого пузыря и в первую часть шва захватывают все стенки мочевого пузыря кроме слизистой оболочки. Затем перед каждым последующим выколом иглы подхватывают отдельно слизистую оболочку, делая вкол иглы глубже в подслизистый слой, выворачивая слизистую, формируют отверстие диаметром 20 (по шкале Шаррьера) с выворачиванием слизистой оболочки и продолжают накладывать непрерывный шов спереди-назад в обратном направлении, подхватывая в первой порции шва адвентицию мочевого пузыря и паравезикальную клетчатку. Во второй части шва подхватывают все слои стенки, формируя второй ряд швов до первой инициальной точки вкола, нити связывают между собой, сформированный узел располагают дистальнее и кзади от зоны формирования везико-уретрального анастомоза. Способ снижает риск развития несостоятельности анастомоза и его стриктуры за счет более анатомичного сопоставления слизистой оболочки уретры и мочевого пузыря. 1 пр., 18 ил.

Изобретение относится к медицине, хирургии. При хирургическом лечении разрывов гребешков крупных бронхов производят эндоскопическое эндобронхиальное клипирование на срок от 10 до 14 суток. Плевральную полость дренируют. Способ позволяет под общим или местным обезболиванием плотно сблизить края разрыва бронха, прекратить поступление через него воздуха при дыхании и кашле, герметизировать легкое, достичь аэростаза. Способ обеспечивает герметизм легкого, условия для расправления легкого и органосохраняющего лечения. 10 ил., 1 табл., 1 пр.

Изобретение относится к медицине, а именно травматологии и ортопедии, и может быть использовано для лечения незаживающих ран области ахиллова сухожилия у больных, страдающих системной склеродермией. Способ включает освобождение раны от фиброзных и рубцовых тканей, обработку раны порошкообразным ферментом химотрипсин шестикратно с интервалом 1-2 дня, обработку раны линиментом по Вишневскому, винилином, а также облепиховым маслом до появления ярких грануляций по всей поверхности раны. В последующем проводят пересадку в дефект кожи дерматомного трансплантата толщиной 0,15 мм, полученного в области средней трети бедра той же ноги. Наносят на пересаженный трансплантат спрей пантенола с перевязкой через 3-4 дня. Одновременно проводят внутривенное введение растворов Д-пеницилламина и колхицина. Используют в течение 3-х недель мази, содержащие тридерм, преднизолон, актовегин. Проводят облучение области ахиллова сухожилия ультрафиолетовыми лучами в течение 1 минуты 7 дней. Нагрузку на ногу начинают через один месяц после операции. Способ обеспечивает приживление пересаженного дерматомного трасплантата на незаживающую рану области ахиллова сухожилия у больных, страдающих системной склеродермией. 1 пр., 3 ил.

Изобретение относится к области медицины, а именно к эндоскопии. Ведущий конец нити захватывают 4 и 5 пальцем руки, а ведомый - обвивают вокруг 2 и 3 пальца по часовой стрелке, делая 4,5 витка. Затем, придерживая 1 пальцем получившуюся спираль, проводят ведомый конец нити по тыльной поверхности пальцев в отверстие, сформированное спиралью, после чего, обвивая конец ведущей нити вокруг 4 пальца и проводя его по тыльной поверхности пальцев в отверстие спирали, формируют петлю. Далее, придерживая свободные концы нити другой рукой, снимают спираль с пальцев и затягивают узел, натягивая большим пальцем ведомую нить петли под прямым углом к оси спирали. Способ позволяет обеспечить надежное лигирование сосудов ножки полипа до момента некроза и отторжения тканей культи ножки полипа. 23 ил.

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, травматологии, комбустиологии и остеопатии. Не позднее трех суток после повреждения проводят процедуру разделения и восстановления подвижности относительно друг друга слоев жизнеспособных тканей, спаянных под воздействием термического повреждения, используя технику остеопатической коррекции ожоговой раны. Используют следующие мануальные приемы: погружают большие, указательные и средние пальцы обеих рук в неповрежденные ткани пациента кнаружи от границ ожоговой раны, чем вводят ткани раны в состояние напряжения. Усиливают данное воздействие растяжением тканей с одновременным их скручиванием с минимальной амплитудой по типу отжимания тряпки; при этом: одна рука остеопата перемещает ткани к себе, другая - от себя. Удерживают ткани в таком положении с последующим возвращением их в исходное, а потом выполняют прием скручивания тканей в противоположном направлении также с последующим возвращением их в исходное положение. Процедуру выполняют до ощущения начала раскручивания тканей. Прием осуществляют на тканях разного уровня в зависимости от глубины поражения. На курс лечения проводят не менее двух процедур, выполняемых через день. В частном случае дополнительно проводят остеопатическую коррекцию выявленных в процессе диагностики в теле пациента механических нарушений, которые вызывают другие патологические фасциальные натяжения в области ожоговой раны. Способ позволяет отделить подлежащие жизнеспособные ткани от тканей ожоговой раны, восстановить их подвижность, уменьшить экссудативную реакцию с поверхности ожоговой раны, предотвратить развитие рубцово-спаечного процесса. 2 пр.

Наверх