Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию



Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию
Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию
Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию
Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию
Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию
Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию
Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию
Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию

 


Владельцы патента RU 2438567:

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины" Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (RU)

Изобретение относится к медицине, кардиологии. Проводят суточное мониторирование ЭКГ с анализом ритмокардиограммы (РКГ). Одновременно пациент ведет дневник суточного мониторирования. Оценивают временные и спектральные характеристики суточного профиля вариабельности сердечного ритма (ВСР). Сравнивают участки суточного профиля ВСР в ночном и дневном периоде одинаковой длительности. Устанавливают наличие синдрома ночной гиперсимпатикотонии (синдрома ANDS). Определяют сроки развития артериальной гипертонии по оригинальной математической формуле. В результате использования изобретения достигается возможность надежно определять сроки развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию, по данным, полученным в результате изучения его сердечного ритма. 8 ил., 1 табл.

 

Известно, что у около одного миллиона пациентов без явных признаков ССЗ, из которых 70% жители Европейкой территории, повышение как систолического, так и диастолического АД обладает одинаковыми и независимыми предиктивными свойствами для развития инсульта и смертности от заболеваний коронарных артерий (2007 Guidelines for the management of arterial Hypertension. The Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). European Heart Journal (2007) 28, 1462-1536).

Отмечается также, что у гипертоников среднего и старшего возраста, имеющих факторы риска развития ССЗ, пульсовое давление (разница между систолическим и диастолическим АД) имеет убедительное предиктивное значение для сердечнососудистых исходов (Darne В, Girerd X, Safar M, Cambien F, Guize L. Pulsatile versus steady component of blood pressure: a cross-sectional analysis and a prospective analysis on cardiovascular mortality. Hypertension 1989; 13: 392-400. OS.; Benetos A, Safar M, Rudnichi A, Smulyan H, Richard JL, Ducimetieere P, Guize L. Pulse pressure: a predictor of long-term cardiovascular mortality in a French male population. Hypertension 1997; 30: 1410-1415. OS.; Gasowski J, Fagard RH, Staessen JA, Grodzicki T, Pocock S, Boutitie F, Gueyffier F, Boissel JP, INDANA Project Collaborators. Pulsatile blood pressure component as predictor of mortality in hypertension: a meta-analysis of clinical trial control groups. J Hypertens 2002;20:145-151. MA.; Blacher J, Staessen JA, Girerd X, Gasowski J, Thijs L, Liu L, Wang JG, Fagard RH, Safar ME. Pulse pressure not mean pressure determines cardiovascular risk in older hypertensive patients. Arch Intern Med 2000; 160: 1085-1089. MA.)

В рекомендациях 2003 г. по гипертонии Американского объединенного национального комитета "JNC 7" (Chobanian AV, Bakris GL, Black HR, Cushman WC, Green LA, Izzo L Jr, Jones DW, Materson BJ, Oparil S, Wright JT Jr, Roccella EJ, National Heart, Lung, Blood Institute; National High Blood Pressure Education Program Coordinating Committee. Seventh report of the Joint National Committee on Prevention, Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Pressure. Hypertension 2003; 42: 1206-1252. GL.) категории нормального и высокого нормального давления унифицированы в одну группу под названием предгипертония. Такое объединение базируется на результатах Фремингемского исследования, в котором у наблюдаемых из такой категории шанс развития АГ выше, чем у таковых с нормальным АД (<120/80 мм рт.ст.) во всех возрастных группах.

Необходимость изучения поздних последствий облучения отмечено в рекомендациях научного комитета ООН по действию атомной радиации на Генеральной Ассамблее (Клин. Мед., М 2001; 46(1); 28-47), в связи с участием 200 тыс людей, занятых в течение 1986-1987 гг. на восстановительных работах и получивших дозы от 0,01 до 0,5 Гр, а также в связи с еще большим числом людей, проживающих в загрязненных территориях. Состоянию сердечно-сосудистой системы и развитию артериальной гипертонии, в том числе, в отдаленном периоде у лиц, перенесших радиационное воздействие, посвящено множество работ, авторы которых сходятся во мнении о наличии в начальном периоде после облучения вегетососудистой дистонии. Через 13-14 лет после аварии частота нейроциркуляторной дистонии также уменьшается, но возрастает заболеваемость ИБС и гипертонической болезнью (Любченко П.Н., Ковалева Л.И. Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС при десятилетнем наблюдении. Рос.кардиол.журн. 1998; 6: 19-21).

В то же время в работе (Гуськова А.К. Десять лет после аварии на ЧАЭС (ретроспектива клинических событий и мер по преодолению последствий) Клин Мед М 1996; 74(3): 5-8.), посвященной вопросам систематизации исследования в этой области, отмечается, что типы исследований, привлекаемых для этих целей, были различными: одномоментные срезы, ретроспективные и реже проспективные программы, сплошные и когортные наблюдения. Это зависело от задач и реальных возможностей их осуществления (наличие равноценного предшествующего наблюдения или исходных данных, полнота охвата дозиметрической информацией и т.д.). Для ситуации "после Чернобыля" выделяются две группы литературных данных, резко различающихся по организации, качеству и выводам. Одни представляют собой произвольно сформированные выборки населения или участников ЛПА (группы лиц, обследованных впервые специалистами с применением параклинических методов или лечившихся в стационаре), иногда объединенных принадлежностью к определенной профессии (водители автотранспорта, вертолетов и др.). Изучение проблемы можно проводить и у подобных групп, но существенно улучшив организацию исследования строгим подбором групп сопоставления, анализом всей совокупности факторов (а не одного тенденциозно избранного при любом уровне доз), знанием типичных исходных для данного региона (группы лиц), медико-демографических показателей, выбором параметров наблюдения, адекватных сроку и уровню доз.

Этим требованиям в вопросах развития ССЗ и АГ, в частности, отвечают некоторые исследования из немногих проведенных в этом направлении.

При поэтапном 15-летнем клинико-инструментальном обследовании ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС (Белый ДА., Коваленко А.Н., Бебешко В.Г. Патологические состояния некоторых органов и систем у лиц, перенесших острую лучевую болезнь, в динамике: 15 лет после Чернобыльской аварии. Мед.радиол. М. 2004; 49(1):24-36.), отмечается, что в первые месяцы и годы после облучения у подавляющего большинства пострадавших отмечались явления ВСД, одним из проявлений которой было нарушение функционального состояния сердечно-сосудистой системы. В дальнейшем, несмотря на увеличение частоты ВСД у ликвидаторов, перенесших ОЛБ, по сравнению с ликвидаторами из группы сравнения (промежуточная доза РВ + субклиническая форма ОЛБ) достоверные различия в этих группах авторы выявили только на период 2-х лет после аварии на ЧАЭС. Максимальных значений частота ВСД достигала через пять лет после облучения, затем наблюдалось ее снижение. Исключение составили больные с тяжелой формой ОЛБ, у которых вслед за снижением частоты ВСД на втором этапе (5 лет после аварии) наблюдения отмечался ее подъем на третьем (10 лет после аварии) этапе. Уменьшение доли лиц с диагнозом ВСД объяснялось трансформацией этого заболевания в ГБ и ИБС.

В другом исследовании (Кательницкая Л.И. Факторная модель поражения сердечно-сосудистой системы у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской атомной станции. Российский национальный конгресс кардиологов. Кардиология, основанная на доказательствах. Тез.докладов. М. 2000:131.) отмечено, что у части ликвидаторов (70%), у которых в ранние сроки после облучения был дезинтеграционный синдром, клинически определяемый как синдром вегетативной дисфункции с его частным проявлением НЦД, произошла трансформация заболевания либо в гипертоническую болезнь (ГБ), либо в ИБС. Эта трансформация наблюдалась на фоне изменения суточного профиля АД, который, по данным суточного мониторирования АД, характеризовался высокой вариабельностью, недостаточным снижением его в ночные часы, продолжительностью и высокой степенью гипертензивной нагрузки. Данная картина сопровождается у ЛПА нарушениями суточного ритма функционирования симпато-адреналовой системы, проявляющимися смещением максимума экскреции адреналина на утренние часы и уменьшением амплитуды ночного снижения экскреции норадреналина.

Наиболее объемной современной работой, включавшей анализ 267 показателей сердечно-сосудистой и других систем, явилось сравнительное проспективное когортное исследование (Оганов Р.Г. и соавт. Новые приоритеты в концепции факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде по данным проспективного когортного исследования. РФК 2008, 4 (4): 6-11.; Шерашов B.C. и соавт. Отличительные особенности новой концепции факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде. Альманах Клинической Медицины. Москва 2006; Том X. с.202-208). В ходе этого исследования было впервые установлено, что у таких пациентов действует иная, отличная от традиционной, модель факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. При этом сроки развития артериальной гипертонии у ликвидаторов не исследовались.

Известно также, что наиболее мощным фактором, определяющим развитие сердечно-сосудистой патологии, в том числе и АГ у таких пациентов, является наличие специфичного синдрома ночной гиперсимпатикотонии (Шерашов B.C. и соавт. Клинико-инструментальное обоснование специфичности синдрома ANDS (Autonomic Nervous Dysfunction on hyperSympathetic type) или вегетативной дисфункции по гиперсимпатическому типу у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде, Альманах Клинической Медицины, Москва 2006; Том X, с.196-201; Оганов Р.Г. и соавт. Новые приоритеты в концепции факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде по данным проспективного когортного исследования, РФК, 2008, 4 (4):6-11).

Резкое снижение вариабельности сердечного ритма во время ночного сна относительно дневных характеризующих ее показателей указывает на сравнительно более высокий симпатический тонус ночью, чем днем, что и обозначается термином ночная гиперсимпатикотония. Однако ни одна из известных работ не позволяет определять сроки развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде с учетом ночной гиперсимпатикотонии у лиц, подвергшихся радиационному воздействию.

С этой целью разработан способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию, индивидуально для каждого из таких пациентов.

Для этого проводят суточное мониторирование ЭКГ с анализом ритмокардиограммы (РКГ) и с одновременным ведением пациентом дневника суточного мониторирования, в котором пациент фиксирует характер дневной жизнедеятельности, отражает период сна, периоды просыпания, оценивают временные и спектральные характеристики суточного профиля вариабельности сердечного ритма (ВСР), сравнивают участки суточного профиля ВСР в ночном и дневном периоде одинаковой длительности, не менее 30 минут, устанавливают наличие синдрома ночной гиперсимпатикотонии (синдрома ANDS) при снижении показателя SDNN в отобранном ночном периоде больше, чем в дневном, обозначая этот показатель как SDNNnANDS, причем в ночном периоде выбирают участок резкого снижения SDNN во время сна, а в дневном периоде выбирают участок, соответствующий физическому и эмоциональному покою, который определяют с помощью дневника суточного мониторирования, определяют сроки развития артериальной гипертонии (у) по формуле:

у=2,98+0,32х (в годах),

где х вычисляют по формуле:

x=(8,67+(-0,14)*z)/(1+(8,67+(-0,14)*z)),

где z - величина SDNNnANDS (в мсек).

Способ выполняется следующим образом.

Диагностический процесс выявления признаков специфического синдрома ночной гиперсимпатикотонии начинается с выполнения суточного мониторирования электрокардиограммы у лиц, подвергшихся радиационному воздействию, в отдаленном периоде. Используемая система суточного мониторирования должна быть оснащена дополнительно программой анализа вариабельности сердечного ритма и программой вариационной пульсометрии по Р.М.Баевскому. Анализировались следующие показатели, характеризующие как временные: SDNN, SDANN, RMSSD, pNN 50%, TI, индекс Баевского (ИБ), так и спектральные характеристики VLF, HF, LF/HF мощности спектра. Пациент заполняет во время всего периода бодрствования дневник, в котором отмечает время и характер дневной жизнедеятельности, свои жалобы и ощущения, прием лекарств, пищи, отражает период сна, периоды просыпания, чем они были вызваны. После анализа суточной записи ЭКГ, устранения артефактов из анализа и адаптивной коррекции обнаруженных нарушений сердечного ритма производится стандартный анализ вариабельности сердечного ритма с отображением результатов в виде графика, где по оси «X» - время суток в часах, а по оси «Y» - вариабельность длительности интервалов RR в миллисекундах. Полученная таким образом суточная интервалограмма или ритмокардиограмма (РКГ) пригодна для поиска синдрома ночной гиперсимпатикотонии. Подсчеты при этом должны позволять врачу измерять как минимум два различных по времени суток участка интервалограммы с автоматическим подсчетом параметров вариабельности на каждом участке в соответствии с международными рекомендациями по измерениям и интерпретации вариабельности сердечного ритма (Heart rate variability. Standards of measurement, physiological interpretation, and clinical use. Task Force of The European Society of Cardiology and The North American Society and Electrophysiology. Eur Heart J 1996; (17): 354-38L), а также отечественными рекомендациями (Баевский P.M. и соавт. Анализ вариабельности сердечного ритма при использовании различных электрокардиографических систем (Методические рекомендации). Вестник аритмологии. 2001; (24): 65-86.) Следует устанавливать строго одинаковую длительность сравниваемых участков. Первичная общая визуальная интерпретация интервалограммы опирается на оценку периода сна и периода бодрствования, определяемых по дневнику суточного мониторирования пациента.

В случае обнаружения резкого ночного снижения вариабельности во время сна пациента по сравнению со спокойным дневным периодом производится дальнейший анализ: выбирается участок ночной интервалограммы со сниженной вариабельностью и аналогичный ему по длительности дневной участок. Само понятие сниженной вариабельности сердечного ритма целиком зависит от индивидуальных особенностей вегетативной регуляции сердечной деятельности пациента, его возраста, наличия сопутствующих заболеваний, которые могут вызывать компенсаторную активацию симпатического отдела ВНС. Поэтому отбор ночного участка интервалограммы со сниженной вариабельностью производится с учетом сравнения его характеристик с дневными показателями вариабельности сердечного ритма (СР) на той же суточной интервалограмме. Характеристики отобранного врачом для анализа ночного участка или эпизода ночной гиперсимпатикотонии отражают более выраженный симпатический тонус, чем наблюдаемый в течение дневного времени на участке аналогичной длительности.

Далее производится сопоставление показателей, характеризующих вариабельность сердечного ритма (СР). Резкое снижение вариабельности сердечного ритма во время сна относительно дневных характеризующих ее показателей указывает на сравнительно более высокий симпатический тонус ночью, чем днем, что и обозначается термином ночная гиперсимпатикотония. Если гиперсимпатические модуляции начинаются с момента засыпания пациента, наблюдаются в течение всего периода сна и заканчиваются периодом просыпания, то отмечается наличие полного синдрома ночной гиперсимпатикотонии. В подавляющем проценте случаев (>90%) у обследованных в динамике отдаленного периода после радиационной травмы пациентов наблюдается полный синдром ночной гиперсимпатикотонии, когда сниженная вариабельность наблюдается в течение всего периода сна. Пациенты при этом отрицают нарушения сна. Однако встречаются интервалокардиограммы, когда ночное снижение вариабельности менее продолжительно и занимает не весь период ночи. В таком случае можно констатировать наличие неполного синдрома ночной гиперсимпатикотонии. Для установления неполного синдрома ночной гиперсимпатикотонии допускается учитывать эпизод сниженной вариабельности длительностью более 30 мин. Обоснование такого допуска заключается в необходимости исключения возможного влияния самой процедуры мониторирования на качество сна. Сокращенное обозначение признаков синдрома было представлено в виде приставки «nANDS», которая является акронимом и происходит от английских слов night Autonomic Nervous Dysfunction on hyperSympatetic type по первому упоминанию этого синдрома в мировой научной литературе - группа специфических показателей ночной гиперсимпатикотонии, которая впервые была представлена на VII Азиатско-тихоокеанском симпозиуме по электрофизиологии и кардиостимуляции, Беджин, 2001 г. в виде синдрома ANDS (Sherashov V. False signs ofventricular preexitation syndrome in the liquidators of consequences of a Chernobyl nuclear disaster with the symptoms of autonomic nervous dysfunction on hypersympathetic type. PACE; 2001, 24(9, Pt II):S39).

Для наглядности наличия синдрома ночной гиперсимпатикотонии целесообразно использовать и другие индексы, характеризующие симпатический тонус. Наиболее наглядным показателем, отражающим состояние стрессовой активности, является индекс Р.М.Баевского (ИБ), определяемый методом вариационной пульсометрии из того же ряда выбранных для анализа интервалов. В проспективном анализе изучались и другие показатели, характеризующие временные параметры вариабельности ритма: SDANN, RMSSD, pNN 50%, TI, так и спектральные ее характеристики VLF, HF, LF/HF мощности спектра. Однако они не имели существенного значения для прогнозирования развития ССЗ. Из числа всех характеризующих показателей самым информативным для негативного прогноза развития АГ оказался показатель SDNN (SDNNnANDS).

После установления у пациента наличия признаков синдрома ночной гиперсимпатикотонии определяют вероятное число лет, по прошествии которых будет диагностирована АГ.

Сроки развития артериальной гипертонии у обследованных лиц в отдаленном периоде, подвергшихся радиационному облучению, определяют по формуле:

у=2,98+0,32х (в годах),

где х вычисляют по формуле:

х=(8,67+(-0,14)*z)/(1+(8,67+(-0,14)*z)),

где z - величина SDNNnANDS (в мсек).

Всего по предложенному способу было обследовано 2000 человек, из них 1300 - ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Приводим конкретные примеры определения сроков развития артериальной гипертонии у лиц, подвергшихся радиационному воздействию в отдаленном периоде.

Клинический пример №1

На графике (Фигура 1) представлена интервалокардиограмма п-та Б-ва В.В., 60 л., и/б 764, отражающая данные вариабельности сердечного ритма за сутки 24.07.1997., через 11 лет после работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС (период пребывания на 4-м блоке ЧАЭС 30.05.1986-04.06.1986 г.). Анамнез: женат, обр. высш., работает, табакокурение отрицает, наследственность не отягощена. Рост - 181 кг, вес - 79 кг, ИМТ - 24, OX - 152 мг/дл (М<190 мг/дл), ХЛНП - 87 мг/дл (Н<130 мг/дл). Выявлена высокая толерантность к ФН. Осмотрен кардиологом, неврологом. Диагноз на момент обследования: вегетососудистая дистония по смешанному типу. Высокая толерантность к физической нагрузке. Начальные признаки нарушения кровообращения головного мозга. НК-0.

На графике суточной вариабельности сердечного ритма сразу после установки суточного монитора выделяется дневной период спокойного дневного бодрствования 12:10-15:30, соответствующий фоновой дневной активности симпатической нервной системы (по мониторному дневнику период проезда до дома и домашний отдых). Дальнейшие действия пациента с 15:30 до 00:00 включали повышенную физическую активность (тестовый ускоренный подъем на 14-й этаж высотного дома), статические эмоциональные нагрузки (работа за компьютером), что соответствует увеличению симпатической активности вегетативной нервной системы по уровню снижения вариабельности сердечного ритма. Период сна, зафиксированный пациентом, длился с 00:00 часов до 07:00 часов утра. Период, зафиксированный днем, как фоновая дневная симпатическая активность 12:10-15:30 сопоставлен по длительности с аналогичным периодом первой половины ночи с 00:30 до 03:50, когда наблюдалось отсутствие ожидаемого увеличения парасимпатического тонуса. Сопоставление цифровых характеристик обеих периодов указывает на наличие у пациента неполного синдрома ночной гиперсимпатикотонии в виде более выраженного снижения вариабельности СР по сравнению с дневными характеристиками. Показатель SDNNnANDS равен 34 мс.

В представленном клиническом примере у данного пациента на гиперактивацию симпатического тонуса в отмеченный ночной период по сравнению с аналогичным дневным периодом указывает также значение стресс-индекса или индекса Баевского или сокращенно ИБ, фигура 2. Значение этого показателя днем - 114, ночью - 123, что указывает не только на отсутствие должного парасимпатического тонуса (значение д.б. ниже), но и на патологическое повышение стрессовой ночной активности по сравнению с дневной, свойственной для данного конкретного пациента. Пациент во сне испытывает более выраженные симпатические стрессовые нагрузки, чем в дневное время.

В результате вычислений по соответствующим формулам вероятность развития артериальной гипертонии у этого пациента составляет 0,80 или 80%. Число лет, через которое будет выявлена артериальная гипертония с вероятностью 80%, составляет 3,24 года. Сопоставление вероятностных оценок с результатами ежегодных обследований:

Дата обслед. Возраст ИМТ ОХ/ХЛНП (мг/дл) АГ, степ. АД, мм рт.ст. Лечение АГ Период после выявления синд. ANBS (годы)
24.07.1997 60 26 152/87 0 115/80 - 0
06.10.1998 62 24 148/94 0 130/75 - 1
11.11.1999 63 23 144/88 0 120/75 - 2
26.04.2001 64 27 142/94 1 140/100 - 3,75
09.04.2009 72 26 - 3 160/100 +

В результате сопоставления расчетных результатов с данными клинико-инструментальных обследований получено полное совпадение. Одновременно наблюдение выявило наличие сочетанной сердечно-сосудистой патологии (ИБС, ЦВБ).

Клинический пример №2

Фигура 3 отображает график вариабельности сердечного ритма 10.10.2001 (через 15 лет после аварии) п-та А-ва А.П., 40 л., ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС, находившегося в зоне аварии в период с 20.10.1986 по 26.11.1986. Пациент -профессиональный радиохимик, хорошо осведомленный о способах радиозащиты и активно использовавший средства радиационной защиты в период нахождения в опасной зоне. На графике хорошо заметно наличие нормального физиологического парасимпатического тонуса в выделенный ночной период времени. Показатель SDNN в выделенный ночной период почти в два раза превышает дневное его значение, что указывает на отсутствие синдрома ночной гиперсимпатикотонии.

Дополнительным признаком, указывающим на отсутствие синдрома ночной гиперсимпатикотонии у того же пациента, является суточная динамика индекса Баевского от 10.10.2001, отображенная на графике, фигура 4. График подтверждает отсутствие ночной стрессовой активности. Цифровые значение ИБ ночью в четыре раза ниже дневных (34 у.е. против 121 у.е.).

Фигура 5. График вариабельности сердечного ритма того же п-та А-ва А.П., 45 л. от 01.02.2006 (уже через 20 лет после ликвидации последствий на Чернобыльской аварии). По прошествии 5 лет нарушений вегетативной регуляции нет. Синдром ночной гиперсимпатикотонии в динамике отсутствует. Результаты анализа вариабельности сердечного ритма не могут быть учтены для оценки вероятности развития АГ.

Фигура 6. График индекса Баевского того же пациента от 01.02.2006. Сохраняется наблюдаемый ранее преобладающий симпатический тонус днем и физиологический парасимпатический тонус ночью. Признаков стрессовой активности ночью нет.

Процесс клинико-инструментального ежегодного обследования и наблюдения с 2001-2009 гг., и соответственно в возрастной период 40-50 лет, не выявил признаков артериальной гипертонии у этого пациента.

Клинический пример №3

Фигура 7. График вариабельности сердечного ритма от 25.03.2000 (через 14 лет после аварии) п-та З-ва И.И., 38 л., и/б №382224, ликвидатора последствий аварии на 4-м блоке ЧАЭС в 1986 г. Профессия - водитель, с чем связана привычка необычно раннего начала периода бодрствования (05:00 утра). На графике выделены два одинаковых по длительности участка: утренний и ночной. Утренний участок соответствует спокойному утреннему бодрствованию (нахождение дома). Числовые данные аналогичного ночного периода по сравнению с дневными указывают на наличие более выраженной симпатической активности, что указывает на наличие синдрома ночной гиперсимпатикотонии. SDNNnANDS равно 25 мс.

Фигура 8. График индекса Баевского (стресс индекса) того же пациента за тот же период 25.03.2000. На графике представлены два аналогичных участка, числовые значения которых также подтверждают, что симпатическая активность ночью (136 у.е.) выше, чем днем (103 у.е.).

На момент обследования 25:03.2000 пациента возраст составлял 38 лет, рост - 170, масса тела - 84 кг, ИМТ - 29, соц.статус: разведен, образование среднее, курит до 10 сиг./день, наследственность не отягощена, ОХ-194; ХЛОНП-13; ХЛНП-123; ХЛВП-58, ТГ-63, средняя толерантность к ФН. Осмотрен кардиологом, неврологом. Диагноз: ВСД по гипертоническому типу, астеноневротический синдром тонического генеза, ГПОД, хр.гастрит, хр.холецистит, НК-0. Объективных данных за наличие АГ не выявлено. Значение SDNNnANDS равно 25 мс. В соответствии с расчетами по формулам, приведенным выше, у данного пациента вероятность развития (обнаружения) для АГ=0,84 или 84% через 3,25 года.

31.01.2002, т.е. через два года, при последующем обследовании по данным суточного мониторирования ЭКГ кардиологом установлен диагноз: АГ 1 степ.

17.02.2004, т.е. через почти 4 года пациент умер. Диагноз "postmortem": Острый обширный инфаркт миокарда на фоне АГ 3 ст. Полученные данные указывают на ускоренное развитие АГ в сочетании с ИБС, что подтверждает расчетные.

Преимущества заявленного изобретения

Данное изобретение позволяет принципиально иным образом решить имеющиеся проблемы, а именно:

1. Ранее для своевременного выявления ССЗ и АГ, в частности, у таких больных проводилось регулярное ежегодное обследование или диспансеризация (в зависимости от диагностической мощности мед.центра), включавшие комплексную клинико-инструментальную оценку сердечно-сосудистой системы, что являлось экономически затратным и выполнимым только в крупных, оснащенных медицинских центрах. В рамках заявленного изобретения диагностический процесс выявления синдрома ночной гиперсимпатикотонии не требует условий специализированных, диагностических клинико-инструментальных медицинских центров. Необходимо выполнение стандартного суточного мониторирования ЭКГ с оценкой вариабельности сердечного ритма. Эта методика универсальна и легковыполнима в первичных медицинских подразделениях (поликлиники, медсанчасти при АЭС), при этом врачебная деятельность не перегружается дополнительными обременяющими процедурами и диагностическими протоколами, отчетностью. Выполнение же расчетов по срокам развития АГ можно легко проводить с помощью простого калькулятора. Все это указывает на принципиальные экономические преимущества при применении изобретения.

2. Другой имеющийся недостаток при применении традиционной схемы длительного наблюдения за такими пациентами - всегда ретроспективный анализ данных, т.е. результатом проведения таких мероприятий является оценка изменений состояния сердечно-сосудистой системы, выявленных только на момент обследования. Эту проблему успешно решает заявленное изобретение, позволяющее спрогнозировать развитие АГ, а значит, проводить первичные, а не вторичные профилактические и лечебно-диагностические мероприятия.

3. Заявленное изобретение основывается на результатах проведенного на принципах доказательной медицины, длительного сравнительного проспективного когортного исследования факторов риска (ФР) развития ССЗ, и соответственно, на новую, специфическую для таких пациентов, концепцию ФР ССЗ, что позволяет дать строго обоснованный прогноз развития АГ, в отличие от проводимых в настоящее время лечебно-профилактических мероприятий, разработанных на основе традиционных концепций факторов риска развития ССЗ, малопригодных для таких пациентов.

4. Проведение традиционных схем лечения АГ не гарантирует результата, поскольку в процессе лечения не учитывался главный фактор, индуцирующий развитие АГ, а именно: ночная гиперсимпатикотония. Преимуществом заявленного изобретения является впервые установленная возможность определения сроков вероятного развития АГ в отдаленном периоде у лиц после радиационного воздействия, в зависимости от степени выраженности синдрома ночной гиперсимпатикотонии, являющегося основным пусковым механизмом развития АГ.

Способ определения сроков развития артериальной гипертонии в отдаленном периоде у лиц, подвергшихся радиационному воздействию, заключающийся в том, что проводят суточное мониторирование ЭКГ с анализом ритмокардиограммы (РКГ) и с одновременным ведением пациентом дневника суточного мониторирования, в котором пациент отмечает время, характер дневной жизнедеятельности, отражает период сна, периоды просыпания, оценивают временные и спектральные характеристики суточного профиля вариабельности сердечного ритма (ВСР), сравнивают участки суточного профиля ВСР в ночном и дневном периоде одинаковой длительности, составляющей не менее 30 мин, устанавливают наличие синдрома ночной гиперсимпатикотонии (синдрома ANDS) при снижении показателя SDNN в отобранном ночном периоде больше, чем в дневном, обозначая этот показатель как SDNNnANDS, причем в ночном периоде выбирают участок резкого снижения SDNN во время сна, а в дневном периоде выбирают участок, соответствующий физическому и эмоциональному покою, который определяют с помощью дневника суточного мониторирования, определяют сроки развития артериальной гипертонии (у) по формуле:
у=2,98+0,32х (в годах),
где х вычисляют по формуле:
x=(8,67+(-0,14)·z)/(1+(8,67+(-0,14·z)),
где z - величина SDNNnANDS, м/с.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к области медицины, в частности к электрокардиографии, и может быть использовано при обработке электрокардиосигналов. .

Изобретение относится к технике обеспечения безопасности оператора транспортных средств и может быть использовано в системах автоматического контроля состояния водителей мобильных средств и управления механизмами двигателя для предотвращения аварийного состояния.

Изобретение относится к измерительной системе, содержащей - датчик, выполненный с возможностью прикрепляться к субъекту для получения измеренного значения, представляющего физический или физиологический параметр субъекта, и - средство для выведения имеющего отношение к субъекту значения из измеренного значения.

Изобретение относится к кардиологии, сердечно-сосудистой хирургии, функциональной диагностике и клинической электрофизиологии сердца. .
Изобретение относится к медицине, а именно к терапии. .

Изобретение относится к области медицины, в частности к электрокардиографии, и может быть использовано при обработке электрокардиосигналов. .

Изобретение относится к медицинской технике, в частности к способу представления электрокардиосигнала. .

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для диагностики и лечения при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. .

Изобретение относится к медицине, а именно к кардиологии. .

Изобретение относится к медицине, в частности к кардиологии и физиологии. .

Изобретение относится к медицине, физиотерапии, кардиологии. .
Изобретение относится к области медицины, а именно к травматологии. .
Изобретение относится к области биологии и медицины, а именно к функциональной диагностике. .
Изобретение относится к области биологии и медицины, а именно к функциональной диагностике. .
Изобретение относится к кардиологии, в частности к способам прогнозирования жизнеопасных состояний при остром инфаркте миокарда. .

Изобретение относится к области медико-криминалистической и биометрической идентификации человека. .
Изобретение относится к медицинской технике и может быть использовано в трансплантологии. .
Изобретение относится к медицинской технике и может быть использовано в трансплантологии. .
Изобретение относится к медицине и может быть использовано для прогнозирования неблагоприятного годового прогноза инфаркта миокарда (ИМ) с подъемом сегмента ST. .
Изобретение относится к медицине, а именно к педиатрии, акушерству и гинекологии, и может быть применено для прогнозирования развития ишемически-гипоксического повреждения ЦНС у детей в первые месяцы жизни
Наверх