Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной



Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной
Способ сироты осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной

 


Владельцы патента RU 2572804:

Сирота Владимир Анатольевич (RU)

Заявленное изобретение относится к способу осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной. Осуществление взрывной реакции в заявленном способе предусмотрено путем периодического подрыва взрывного устройства (7) в массиве расплава металла (2) или массиве нагретого пара воды, размещенного внутри прочного корпуса (1), через который осуществляют отбор теплоты, аккумулированной в указанных массивах расплава металла или нагретого пара воды. При этом взрывное устройство подают в указанные массивы через канал с затворным устройством (4, 5, 6), открываемым при проходе взрывного устройства внутрь массива и закрываемым после этого прохода, причем до наступления момента взрыва взрывного устройства. Используемым материалом в массиве, аккумулирующим в себе тепловую энергию периодически осуществляемых в нем взрывов взрывных устройств, в заявленном способе может быть иное вещество, кроме металла или нагретого пара воды, пригодное для требуемого нагрева в состоянии его расплава или пара; в массив каждого типа такого материала или смеси таких материалов выстреливается взрывное устройство в виде снаряда, с фиксацией его взрыва в требуемой зоне внутреннего пространства указанного массива. Техническим результатом является повышение эффективности аккумулирования тепловой энергии, выделяющейся в результате взрыва. 1 з.п. ф-лы, 13 ил.

 

Изобретение относится к энергетике.

Известно решение получения тепловой энергии согласно патенту Украины (№86306 спосiб здiйснення вибухової реакцiї ядерної або термоядерної). Суть этого решения состоит в том, что способ осуществления ядерной или термоядерной реакции включает подрыв заряда всередине массивного металлического тела, размещенного внутри прочного корпуса, энергия взрыва превышает энергию теплоты для расплавления металлического тела, а теплоту, создаваемую взрывом, утилизируют через прочный корпус. При этом, по мере охлаждения тела, взрывы в нем периодически повторяют. Каждый следующий взрыв осуществляют после перехода его в твердое состояние.

Недостатком этого способа является достаточно непростая технология подготовки внутри металлического массивного тела каждого очередного взрывного устройства. Кроме того, потеря времени на охлаждение его расплава, для перехода тела в твердое состояние, является весьма существенным негативом в общей технологии данного решения.

Более эффективным является способ по патенту Украины (№79846 споciб сироти для здiйснення вибухової реакцiї, в тому числi ядерної або термоядерної). Особенность его состоит в том, что расплав металла в прочном корпусе не переводится в стадию затвердения, устраняя таким образом потери времени. Т.е., процедура периодических взрывов сохраняется, но она осуществляется более динамично при требуемом охлаждении этого расплава, внутрь которого помещается очередное взрывное устройство. В результате происходит постоянная периодическая закачка тепловой энергии в этот расплав. Данное решение принято в качестве прототипа. Но, функцию такого прототипа может выполнять также решение по патенту Украины (№86307 cпociб здiйснення керованого термоядерного синтезу сироти). Это решение в целом сохраняет технологический принцип патента Украины 79846. Но его особенностью является то, что вместо металлического расплава внутри прочного корпуса используется вода, заполняющая этот корпус, и превращенная в паровую субстанцию после первого взрыва.

Таким образом, представленный прототип являет собой способ аккумуляции тепловой энергии, образуемой в результате периодически осуществляемых взрывов взрывных устройств, подаваемых внутрь массива материала, размещаемого внутри прочного корпуса. Поэтому, указанный массив материала в виде металлического расплава либо в виде нагретого пара воды, размещаясь внутри прочного корпуса, передает аккумулированную в себе теплоту корпусу, от которого и через который аккумулированная теплота утилизируется для требуемых надобностей.

Но такой прототип, являясь наиболее целесообразным и эффективным решением, в том числе и решением управляемого термоядерного синтеза, имеет ряд факторов, устранение которых позволит значительно повысить его целесообразность и эффективность.

В частности, прежде всего, речь о следующем.

Внутри нагреваемого массива материала, размещенного в прочном корпусе, температура весьма высокая, более 1500÷2000 градусов Цельсия. Ясно, что все технологические процедуры по подаче взрывного устройства в столь высокотемпературную среду должны осуществляться в предельно сжатое и приемлемое время. Чтобы требуемая работоспособность взрывного устройства не была ликвидирована - вследствие разрушения этого взрывного устройства до его взрыва. Не менее очевидно, что известные существующие технологические возможности решения этой задачи либо отсутствуют, либо оказываются неприемлемыми, из-за невозможности обеспечить указанный временной параметр, в результате чего поставленная задача оказывается невыполнимой. Либо выполнение ее возможно лишь при весьма низких температурных параметрах массива материала, внутри которого периодически осуществляются взрывы, тепловая энергия которых аккумулируется указанным массивом материала. Т.е., если этот массив материала будет нагреваться в пределах 500÷600°C, это означает многократное снижение мощности решения, представленного принятым прототипом.

Вторым фактором, снижающим целесообразность и эффективность прототипа, является ограничение номенклатуры материалов, из которых создается массив аккумулирования тепловой энергии, образуемой при периодических взрывах взрывных устройств. Причем, как будет далее показано, это обстоятельство важно не только (и даже не столько), с точки зрения расширения технологических возможностей рассматриваемого способа осуществления таких специфичных взрывных процессов. Более важным является решение многих проблем и последствий этой специфичности, особенно, имея в виду ядерные и термоядерные реакции.

Техническим результатом предлагаемого изобретения является устранение указанных негативов прототипа.

Задача решается тем, что в способе осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной, путем периодического подрыва взрывного устройства в массиве расплава металла или массиве нагретого пара воды, размещенного внутри прочного корпуса, через который осуществляют отбор теплоты, аккумулированной в указанных массивах расплава металла или нагретого пара воды, при этом взрывное устройство подают в указанные массивы через канал с затворным устройством, открываемым при проходе взрывного устройства внутрь массива и закрываемым после этого прохода, но до наступления момента взрыва взрывного устройства, согласно изобретению, в массив расплава выстреливают взрывное устройство в виде снаряда. Кроме вариантов устройства массива расплава из металла или массива нагретого пара воды, этот массив могут выполнять из стекла или стеклоподобного материала

Суть предлагаемого решения поясняется чертежом, представленном на 13-ти фигурах. Изображение схематичное, для максимального упрощения изложения главной сущности изобретения. Поэтому масштабность и форма изображения условные, с использованием минимальных графических средств. На чертеже представлено два варианта решения поставленной задачи, с последующим изложением в описании изобретения всех иных возможностей решения этой же задачи. Кроме того, на чертеже представлено решение в последовательном представлении главных пунктов осуществления всего процесса предлагаемого способа.

На фигуре 1 представлена исходная ситуация, где показан прочный корпус 1, внутри которого имеется металлический расплав 2, в прочном корпусе имеется канал 3, через который взрывное устройство (о нем скажем дальше) должно попадать внутрь массива расплава 2. Внутренне пространство, где размещен массив расплава 2, как частный случай в упрощенном виде показано в виде куба, хотя может иметь и любую иную требуемую форму - шар, цилиндр и пр., в зависимости от конкретной ситуации. В канале 3, на его выходе, имеется затворное устройство 4, закрывающее и отделяющее этот канал от массива расплава металла 2. Канал 3 имеет и верхнее затворное устройство, на данной фигуре 1 не показанное. Т.е., в исходной позиции отсутствие верхнего затворного устройства (о нем скажем на следующих фигурах чертежа) фиксирует ситуацию готовности для следующих подготовительных процедур. В частности, на фигуре 2 показан результат этой первой подготовительной процедуры, который заключается в том, что в канал 3 вставлено устройство, состоящее из гильзы 6 с порохом внутри нее и, с снарядом 7, запрессованным в эту гильзу с нижнего ее конца. Т.е., это вариант наиболее распространенный в огнестрельном оружии, типа, например, артиллерийских орудий. Боеприпас такого рода показан в более крупном масштабе на фигуре 3. Завершается указанная подготовительная процедура закрытием канала 3 верхним затвором 5. Следующий момент показан на фигуре 4, где канал 3 открыт нижним затворным устройством 4 (на данной фигуре это устройство не показано). На фигуре 5 показана ситуация, когда осуществлен выстрел снаряда 7, в результате чего сам снаряд 7 оказался в нужном месте внутри массива расплава металла 2. При этом, после данного выстрела нижнее затворное устройство 4 закрывает канал, внутри которого остается гильза 6, а верхнее затворное устройство 5 еще закрывает канал 3. На фигуре 6 ситуация аналогична на фигуре 5, но она показывает момент взрыва снаряда 7 - сам взрыв обозначен позицией 8. На фигуре 7 ситуация после взрыва 8, где нижнее затворное устройство 4 остается на прежнем месте, а верхнее затворное устройство открыло канал 3, из которого извлечена гильза 6. Т.е., фигура 7 возвращает нас в исходную позицию, показанную на фигуре 1, с которой начали рассматривать предлагаемое решение. Первый вариант с металлическим расплавом 2 внутри корпуса 1 реактора представлен таким образом, что между верхним уровнем расплава и корпусом реактора имеется зазор, надобность которого поясняется в дальнейшем тексте описания изобретения при пояснении его особенностей.

Рассмотрим следующие шесть фигур, представляющих вариант предлагаемого решения, отличающегося от предыдущего варианта заменой массива материала, внутри которого производится периодическое взрывание взрывного устройства. Т.е., все остается без изменения, кроме того, что вместо расплава 2 внутри прочного корпуса имеется массив нагретого пара воды, обозначенного позицией 9. Характеризовать, что собой являет водяной пар, нагретый до температуры порядка 1500°C (при потребности, можно и более) не будем, ибо эта ситуация полностью переносится из прототипа (патент Украины 86307), так что любой желающий может самостоятельно прояснить этот вопрос. Все остальные позиции сохранены прежними из рассмотренного предыдущего варианта, поэтому повторять уже рассмотренные технологические процедуры нет надобности, кроме одного фактора, о котором скажем особо. А чтобы ясность восприятия представленного варианта была обеспечена достаточным образом, изложим соответствие между фигурами предыдущего варианта и данного. В частности, фигуре 1 соответствует фигура 8, фигуре 2 соответствует фигура 9, фигуре 4 соответствует фигура 10, фигуре 5 соответствует фигура 11, фигуре 6 соответствует фигура 12, фигуре 7 соответствует фигура 13, возвращающая в исходную позицию ситуацию, представленную на фигуре 8. Т.е., в общем, мы показали полное соответствие выше изложенной особенности предлагаемого способа, в котором расплав металла 2, заменен на нагретый пар воды 9. Кроме выше упомянутого фактора, к которому возвращаемся, сравнивая фигуру 4 и фигуру 10. Имеется в виду, что в этих двух ситуациях различие состоит в том, что, если после открытия канала 3 затворным устройством 4 уровень расплава металла 2 сохраняется, то в варианте с нагретым паром, при открытии канала 4, пар заполняет пространство канала 3. Однако эта технологическая особенность не меняет главную сущность предлагаемого способа, о чем скажем еще подробнее.

Что имеем?

Прежде всего, необходимо должным образом осознавать смысл существенного технологического фактора - выстреливают взрывное устройство в виде снаряда.

Исходить следует из официального трактования понятия выстрел, выстреливание, выстреливать, фиксируемого толковыми словарями.

Значение слова Выстрел по Ефремовой: Выстрел - 1. Выбрасывание снаряда (пули, мины и т.п.) из канала ствола огнестрельного оружия в результате взрыва заряда. //

Выбрасывание чего-л. с помощью какого-л. устройства. // 2. Совокупность боеприпасов, необходимых для производства стрельбы из орудия, миномета, гранатомета (в военном деле).

Значение слова Выстрел по Ожегову: Выстрел - Взрыв заряда в канале ствола огнестрельного оружия, выбрасывающий пулю, снаряд на определенную дальность

Значение слова Выстрел по словарю Ушакова: ВЫСТРЕЛ, выстрела, м. Выпуск заряда (пули, снаряда) из оружия или орудия взрывом пороха.

Значение слова Стрелять по словарю Даля: Стрелять стрельнуть и сев. вост. стрелить во что, стреливать. пускать из лука стрелу; палить, метать пули, ядра из всякого стрельного, метательного оружия;

Исходя из выше сказанного, приведенный на чертеже вариант выстреливания взрывного устройства в виде снаряда является частным случаем из всего возможного многообразия выстреливания, официально обозначенного представленными толковыми словарями. Это означает, что количество вариантов требуемого выстреливания может быть практически неограничиваемым, как неограничиваемы варианты конкретных ситуаций, в которых решается данная задача предлагаемым способом. Но во всем этом безграничном пространстве возможностей указанный существенный признак нашего изобретения остается незыблемым, обеспечивая возможность в максимально сжатое время доставить снаряд в требуемую точку пространства внутри массива материала, периодически подогреваемого теплотой взрывов такого заряда. А максимально сжатое время, необходимое для этой технологической процедуры, диктуется жестким требованием предотвратить разрушение этого заряда от действия на него высокой температуры среды массива материала, который должен подогреваться взрывом заряда внутри него. Ибо, если устройство данного заряда разрушится до его взрыва, то вполне понятна бессмысленность всей затеи. Естественно, устройство самого снаряда должно иметь оболочку, необходимую и достаточную, чтобы максимально способствовать сохранности заряда для выполнения своего предназначения в предлагаемом способе. Задача данной оболочки много аспектная, начиная от выдерживания динамической нагрузки при вхождении на большой скорости в массив материала 2 или 9, и защите внутреннего своего объема от высокой температуры этого массива, обеспечивая при этом минимальные затраты на свое изготовление, как в отношении расходуемого для этого металла, так и трудоемкости изготовления оболочки. Понятно, что это лишь обозначение некоторых наиболее очевидных проблем, все множество которых будет выявляться в процессе конкретного проектирования и конструирования предлагаемой технологии. Но можно утверждать, что весь возможный комплекс этих проблем и возникающих из них задач вполне доступен и посилен современных знаниям и накопленному опыту проектирования, как взрывных устройств, так и пользования ими для конкретных надобностей.

Возвращаясь к отмеченному многообразию возможных вариантов выстреливания взрывного устройства, необходимо добавить следующее. Технологически и конструктивно эту процедуру можно представлять множеством решений, которые вряд ли можно очертить или ограничить. Ибо метательного оружия (терминология по словарю Даля) уже наработано достаточно много, и можно не сомневаться, что его развитие и совершенствование будет не только продолжаться, но и интенсифицироваться - в общем процессе научно-инженерного прогресса. Однако мы назовем некоторые возможности применения этой технологии применительно к нашему изобретению.

Например, вполне вероятна целесообразность и эффективность использования принципов так называемого помпового оружия, где снаряд выстреливается не пороховыми газами, а сжатым воздухом. Этот вид оружия появился в конце еще 19-го века и получил мощнейшее развитие, результатом чего явились не только разнообразнейшие вариации стрелкового оружия, но и в более серьезных видах вооружений типа гранатометов, обеспечивающих емкость магазина выстрелов порядка 3-4, при начальной скорости гранаты 100 метров в секунду (см. гранатомет ГМ-93/94). Этого примера достаточно, чтобы гарантировать возможность создания аналогичного метательного устройства для предлагаемого способа осуществления взрывной реакции. Ибо, в отличие от указанного оружия, мы не ограничены параметрами массы данного устройства, создавая его энергетическую мощность требуемого уровня.

Нельзя не сказать о том, что, показанный на чертеже или упомянутый помповый вариант метательного устройства, обладают особенностью, не вполне желательной для предлагаемого способа. В случае огнестрельного варианта, представленного на чертеже, при каждом выстреле пороховые газы вместе с снарядом 7 будут попадать внутрь реактора, работающего по нашей технологии, для которой надобности в этих газах естественно никакой не имеется. Поэтому возникает необходимость предпринимать определенные меры, чтобы избавляться от сего негатива, что в любом случае является усложняющим фактором. При использовании помпового варианта ситуация несколько упрощается, так как речь идет не о пороховых газах, а о воздухе. Однако это упрощение не снимает проблему полностью, сохраняя главные технологические требования удаления воздуха из нашего реактора. Поэтому для устранения указанных негативов, уместно вспомнить об интенсивно разрабатываемых и исследуемых электропушках, представляющих собой импульсный электродный ускоритель, использующий силу Лоренца для разгона снаряда. Для нашего способа этот вид орудия, используемого нами в мирных целях, является идеальным устройством, чтобы обеспечить максимум позитива, устраняя все неудобства традиционных метательных машин. Что, однако, не исключает поиск и разработку иных устройств, которые могли бы не менее эффективно решать поставленную задачу. В частности, выстреливание снаряда в требуемую точку в нашем способе возможно осуществлять механическим устройством, которое может иметь разные варианты конструктивного и технологического оформления, где производится предварительная аккумуляция потенциальной энергии, разряжаемой в нужное время для метания снаряда. В этом смысле, прежде всего приходит мысль о принципе арбалета, обеспечивающего начальную метаемого скорость снаряда более 100 метров в секунду. Причем, в нашем случае арбалетный принцип предполагает множество вариантов, обеспечивающих требуемые условия метания снаряда, где все метательное устройство может быть достаточно компактным, имея в виду применение различных типов пружин вместо тетевы. Так что, мы коснулись лишь части, наиболее вероятных метательных устройств, для использования их в предлагаемом способе осуществления взрывной реакции. Понимая, что эта тема есть, и всегда будет оставаться открытой, в смысле поиска, разработки и исследование еще более эффективных устройств и способов метания снаряда, применительно к нашим специфическим условиям.

Что же касается самой специфики этих условий, то о них необходимо сказать следующее.

Частично в общих чертах, мы уже касались этой темы выше. Но дополним ее, в увязке с соображениями о средствах доставки взрывного устройства в требуемую точку. В частности, если исходить из вариантов, представленных на чертеже, то многофакторность данной задачи должна увязывать все атрибуты, участвующие в обеспечении поставленной цели. Т.е., силовое воздействие на снаряд 7 должно быть таким, чтобы он после выстрела, преодолев сопротивление среды массива 2 или 9 остановился в требуемой точке, где и должен произойти его взрыв (см. фиг. 6 и фиг. 12). При этом указанная процедура должна быть четко увязана с функционированием затворного устройства 4. Т.е., это выполнение во времени и пространстве всех обстоятельств, обеспечивающих безопасное осуществление предлагаемого способа, который после изложенных процедур должен завершиться подготовкой к следующему циклу аналогичных технологических операций - см. фиг. 7 и фиг. 13.

К сказанному необходимо добавить о некоторых возможностях варьирования в представленной последовательности операций.

Понятно, что рассчитать все необходимые факторы, определяющие взрыв снаряда 7 в требуемой точке, в момент его остановки в этой точке, это задача достаточно сложная, исходя из необходимости обеспечения абсолютной безопасности. Поэтому должны быть изучены все иные варианты. Например, снаряд 7 можно взорвать без остановки его в процессе своего движения в массиве материала 2 или 9. Т.е., попав в эту среду, взрыв снаряда 7 происходит таким образом, чтобы с одной стороны не повредить верхнюю часть внутреннего пространства реактор, и вместе с тем, не приблизиться сверх допустимого к нижней части этого пространства реактора. Понятно, что решение такой задачи может оказаться многократ надежней и безопасней при реакторах значительных размеров. При меньших параметрах, необходимо предпринимать меры дополнительного обеспечения взрыва снаряда 7 в требуемом месте. Например, могут применяться решения устройств, ударяясь о которые, снаряд 7 взорвется только там, где это требуется. Можно продолжать и далее размышлять на эту тему, но во всех случаях, нет ни малейших оснований считать, что сия задача не решаема, или даже трудно решаема при современном уровне знаний. Взрывотехника всех типов и видов оперирует временными параметрами, на многие порядки превышающими малость времени, определяющего гарантию требуемого взрывного процесса. Но даже, если возникнут определенные сложности, затрудняющие гарантирование надежности и безопасности выше изложенного технологического процесса (повторимся, такое не исключается при уменьшении параметров реактора, что сопряжено с устройством реакторов небольшой мощности, о чем еще скажем особо), то из этого следует лишь необходимость создания метательного устройства, которое как раз при уменьшении размеров реактора становится абсолютно надежным и безопасным. Имеется в виду, устройство механического метального устройства, где снаряд 7, становясь элементом этого устройства, стопроцентно попадет в требуемую зону реактора и взорвется именно в этой зоне. Детали такого метательного устройства не излагаем, ибо вариантов может быть весьма много, и кроме того, работая над этой темой, решаем задачу ее оптимизации, чтобы из всего множества возможностей выделить наиболее целесообразные и эффективные, по которым готовится соответствующая патентная защита. Хотя, приходится убеждаться, что эта оптимизация вряд ли будет достаточно надежной, ибо беспрерывный научно-инженерный прогресс привносит все новые возможности в части использования в таком метательном устройстве новых материалов, новых регистрирующих и контролирующих приспособлений и комплектующих, новых возможностей влияния на сам взрывной процесс, и много прочего, что сегодня невозможно оценить в полной мере, без выполнения специальных исследований.

Исключительно важным существенным фактором предлагаемого решения, является материал массива, аккумулирующего в себе тепловую энергию периодически взрываемых в нем взрывных устройств. Кроме расплавленного металла или нагретого пара воды, показанных на чертеже, может быть иное вещество, пригодное для требуемого нагрева в состоянии его расплава или даже смеси нескольких материалов. Что касается металла, могут быть разные варианты. Если исходить из прототипа (патент Украины 79846), где применен свинец, этот вариант весьма привлекателен по множеству причин, включая фактор радиационной защиты. Не менее интерес вариант нагретого пара воды (патент Украины 86307). Поэтому для конкретного решения требуется всесторонний анализ и соответствующие исследования. Но при этом следует не забывать, что указанные два материала, не ограничивают, и, тем более, не закрывают возможности применения иных материалов в предлагаемом способе. Причем повторимся, проработки и исследования могут определять сочетания в одном реакторе нескольких материалов. Ибо, массив материалов, аккумулирующих теплоту взрывов, выполняет одновременно многоаспектную функцию защиты реактора от радиационного воздействия, если используются ядерные или термоядерные взрывные устройства. Многоаспектность заключается во всем комплексе радиационного излучения, от которого необходимо защищать реактор, обеспечивая его должную безопасность и работоспособность. Но не менее важным является, что будет происходить за пределами реактора, имея в виду, что массив материала в реакторе, накапливающий в себе радиоактивность, необходимо будет периодически подвергать соответствующему воздействию снижения этой радиоактивности. Имеется в виду следующее.

Одним из вариантов такого воздействия является периодический выпуск из реактора части массива насыщенного радиацией материала с одновременной заменой его чистым соответствующим объемом этого же материала. Выпущенный же материал подвергается наиболее целесообразным и эффективным методам обработки либо захоронения. Решение данной задачи зависит от вида материала, полагая, что современные средства трансмутации могут обеспечить необходимую безопасность для многих материалов. Это является задачей оптимизации всего предлагаемого технологического комплекса, в свою очередь зависящего от конкретных условий, где главными факторами будут являться параметры самого реактора, места его размещения и возможностей осуществлять трансмутацию. Поэтому, все варианты невозможно даже предвидеть, без данной конкретики. Но можно заострить внимание на некоторых наиболее важных обстоятельствах. Не повторяя особенностей принятых прототипов, обращаем особое внимание на использование внутри реактора массива водного пара (патент Украины 86307). Во-первых, это решение обеспечивает полную защиту от нейтронного излучения, образуемого как при ядерном, так и термоядерном взрывном устройстве. Но что еще важнее, при периодической замене части этого массива чистым материалом, выпущенный объем воды становится сырьем для извлечения из него дейтерия. Т.е., при использовании взрывных устройств дейтериевого типа, сам реактор нарабатывает себе дейтерий для последующего использования его в взрывных устройствах, применяемых в этом же реакторе. Что касается радиационной очистки воды, эти технологии известны и достаточно полно и надежно отработаны. Однако предлагаемое изобретение не только создает благоприятные условия для использования известных и надежно наработанных технологий дезактивации, но, что не менее важно, обеспечивает еще более эффективную и надежную радиационную безопасность. Имеется в виду, что применяемый в реакторе массив материла, выполнив свою защитную функцию непосредственно в реакторе, после выпуска из реактора становится максимально действенным гарантом для захоронения этого отработанного массива материала, если для этого будут иметься наиболее благоприятные условия и обстоятельства. Например, если массив материала, аккумулирующий энергию теплоты, выполнить из стекла, превращая его в соответствующий расплав, то после выпуска из реактора, такой материал, вобравший в себя радиацию, после его остывания обеспечивает наиболее надежную возможность изоляции этой радиации от внешней среды, создавая также наиболее удобные и эффективные способы захоронения такого материала.

Т.е., речь идет об известной технологии остекловывания радиоактивных отходов, являющейся самым надежным способом решения данной проблемы (см. Технологии 26 апреля 2012 1402 Применение стекол при иммобилизации радиоактивных отходов Тематика: Хранение РАО136, Переработка РАО108. Остекловывание РАО31 Источник: Безопасность Окружающей Среды №1-2010: Обращение с ОЯТ - Век XX нашел стеклам совершенно иное применение - изолировать от окружающей среды ядерные отходы. Чем же стекла так привлекательны для иммобилизации радиоактивных отходов? Своей стойкостью к коррозии в водных средах, прочностью, малой восприимчивостью к действию радиации и, конечно же, универсальностью к составам отходов, а значит малой чувствительностью к изменениям химического состава иммобилизуемых материалов. Если для кристаллических веществ соблюдение стехиометрии и ограничений на размеры замещаемых ионов в решетке синтезируемого вещества - головная боль, а малейшая вариация в составе приводит к синтезу нежелательных побочных материалов, то стекло прекрасно удерживает в своем составе почти все элементы таблицы Менделеева. … Стекла стабильны и долговечны. Природные силикатные стекла со дна океанов за миллион лет прокорродировали всего на десятую долю миллиметра: кажется, сама природа подсказывает, что для иммобилизации опасных радионуклидов из радиоактивных отходов, вряд ли можно найти более универсальный и стойкий материал. … Стекло в этих хранилищах - идеальный материал, который из-за высокой коррозионной стойкости, практически не загрязняет грунтовые воды ни химическими, ни радиоактивными токсикантами.).

Так что, предлагаемый способ открывает совершенно невообразимые дополнительные возможности расширения применимости технологии остекловывания, повышая при этом эффективность и ее безопасность. Именно температурный режим предлагаемого способа работы реактора в циклическом взрывном процессе (1500÷2000 градусов Цельсия, можно и более) обеспечивает беспрецедентную целесообразность технологии остекловывания. Понимая при этом, что состав расплава стекла должен получать все необходимые ингредиенты, повышающие защитные свойства его массива, как для реактора, так и для выполнения всех процедур при удалении расплава из реактора для дальнейшей его подготовки к окончательному захоронения. В этом смысле, одним из наиболее предпочтительных является свинец, являющийся вполне доступным и практически бесконечным по срокам сохранения своей эффективности и надежности.

Приведенный пример остекловывания, лишь одна из частностей выше отмеченной существенности предлагаемого изобретения. Полагая при этом, что эта отличительная существенность может воплощаться практически в неограниченном количестве вариантов, как неограничены возможности сочетания в разных соотношениях разных материалов в одном расплаве, соединяющем в себе эти виды материалов. Но неограниченность вариаций на эту тему, требует соответствующих проработок и исследований, чтобы этот процесс оптимизировать, выявляя наиболее эффективные сочетания для конкретных ситуаций. Все это в свою очередь в значительной степени зависит от мощности и параметров реактора, в котором осуществляется предлагаемый способ. Но с самого начала должно быть понятно, что предлагаемая технология предполагает преимущественно создание крупных теплогенераторов, присущих современной теплоэнергетике. Хотя одно, не исключает и противоположного подхода, о чем также разговор впереди.

Особое внимание следует обратить на тип взрывного устройства, применяемого в предлагаемом изобретении, на представленном чертеже - снаряд 7. Прежде всего, мы не претендуем на какое-либо новшество в этом деле (имеется в виду описание данного изобретения), полностью принимая все возможные наработки взрывотехники, предусмотренные принятым нами прототипом. Поэтому нет надобности повторять соображения на этот счет, приведенные в патентах Украины 79846 и 86307. Однако особенность нашего решения состоит в том, что чрезвычайно важно вернуться к этой теме, проработанной и исследованной на предыдущем этапе рассматриваемого направления теплоэнергетики, названной ВЗРЫВНОЙ ДЕЙТЕРИЕВОЙ ЭНЕРГЕТИКОЙ (ВДЭ). Это мощная разработка крупнейшего в мире ядерного центра (ныне РФЯЦ-ВНИИТФ им. акад. Е.И. Забабахина, г. Снежинск, Челябинской обл.), явившаяся отправным пунктом для нашего прототипа. Воплотилась эта разработка в известное понятие КОТЕЛ ВЗРЫВНОГО СГОРАНИЯ (КВС), вызвавшее серьезнейшую тревогу в среде специалистов и ученых, причастных к ядерной и термоядерной энергетике. Тревога в том, что в циклопическом сооружении КВС (параметры по высоте и в плане измеряются многими сотнями метров) предлагается периодически (через полчаса) взрывать термоядерные взрывные устройства мощностью 10 кт, 50 кт и даже 100 кт в тротиловом эквиваленте. Несмотря на почти сказочные показатели получения тепловой энергии для выработки электроэнергии, научно-инженерная общественность была встревожена, говоря точнее, напугана, радикальностью данного направления, поименованного ВДЭ. Именно это обстоятельство легло в основу необходимости разработки патентов РФ 2496158 и Украины 79846 и 86307. Но, нельзя игнорировать того, что при всей грандиозности критического восприятия Снежинской ВДЭ, невозможно не видеть, и не понимать совершенно явное и бесспорное превосходство ВДЭ над всеми вместе взятыми разработками и исследованиями так называемого мирного, управляемого термоядерного синтеза. Эта глобальная эпопея, концентрированно воплотившаяся в интернациональный проект ИТЭР, продолжается безрезультатно почти семь десятилетий. И конца этому не видно, хотя инициаторы и вдохновители сего недоразумения продолжают обещать осчастливить мир лет через 30÷40, да и то, лишь первым экспериментальным успехом, который знающие люди называют блефом, продолжающим транжирить колоссальные материально-финансовые ресурсы, в дополнение к уже бессмысленно потраченным сотням миллиардов долларов.

Все сказанное, к тому, чтобы осознать значимость предлагаемого изобретения, позволяющего уникальность Снежинских КВС освободить от навеянного ими ужаса, и явных негативов, вызвавших это устрашение. Имеется в виду следующее.

Рассматривая предлагаемое изобретение, необходимо осознавать, что ранее созданные решения наших патентов, принятых за прототип, как уже отмечено, устраняют устрашающие негативы Снежинских КВС. Но это устранение, недостаточно выраженное, и главное, в определенной мере ограниченное, в силу нерешенности технологических проблем подачи зарядов в реактор должным образом. Именно эту недоработку решает предлагаемое изобретение, открывающее ВДЭ через Снежинские КВС перспективы, о которых разработчики этого уникального направления не смели даже помыслить. Чтобы в полной мере ощутить и осознать значимость данного утверждения, покажем, что можно сотворить из Снежинских КВС.

Во-первых, напомним, что нижний уровень мощности термоядерного взрыва в такого рода реакторе предполагался 10 кт в тротиловом эквиваленте, осуществляемого каждые полчаса. Это базовый вариант, названный КВС-10. Чтобы воспринимать термодинамические удары такой мощности, реактор выполняется циклопическим конусообразной формы, при среднем диаметре 110 метров и высоте 140 метров, с толщиной железобетонных стен 30 метров, облицованных изнутри сталью толщиной 20 см (см. интернет, Подборка материалов по взрывной дейтериевой энергетике. Далекая от завершения история одной сумасшедшей идеи, стр. 13). Кроме того, все засыпается мощным слоем грунта, значительно увеличивая гигантскость этого монстра. Про весь технологический комплекс КВС, взбудоражившего научно-инженерную общественность, и охарактеризованного сном разума, умалчиваем. При нынешних информационных возможностях каждый может самостоятельно это прочувствовать. Но мы обязаны сообщить о наработках Снежинского ядерного центра в части дейтериевых термоядерных взрывных устройств. В частности, речь идет о том, что номенклатура таких зарядов содержит не только увеличение более 10 кт тротилового эквивалента, т.е., указанные 50 кт и 100 кт. Выполнены разработки и в обратном направлении. Рассказывает руководитель проекта по созданию КВС-электростанции, доктор физико-математических наук Геннадий Алексеевич Иванов - См. НАУКА И ЖИЗНЬ №7, 2002 г. ВЗРЫВНАЯ ЭНЕРГЕТИКА ВМЕСТО УПРАВЛЯЕМОГО ТЕРМОЯДЕРНОГО СИНТЕЗА В.ПАРАФОНОВА (Снежинск - Москва).

- Чем привлекательна идея КВС?

- В ее осуществлении нет принципиальных проблем. Большая часть того, что нужно для создания экспериментального КВС, уже сделана. Производить термоядерные взрывы дейтерия мощностью в десятки тонн и даже одну килотонну научились давно. Проблема создания сверхвысоких температур и давлений, необходимых для "управляемых" взрывов мощностью в тонны тротилового эквивалента, при этом снимается, поскольку горение дейтерия инициируется небольшим взрывом заряда, состоящего из урана-233. В природе он не встречается; его получают из достаточно распространенного в природе тория. Причем тория и урана для взрывной энергетики требуется в тысячи раз меньше, чем для работы АЭС той же мощности. Соответственно в сотни раз уменьшается количество радиоактивных отходов, а химические загрязнения практически отсутствуют.

Но, после такого заявления руководителя проекта КВС, возникает естественный вопрос - почему же разработчики этого направления не пошли в сторону уменьшения мощности дейтериевых термоядерных зарядов, продолжая устрашающую гигантоманию? Ответ возможен в единственном очевидном варианте - разработчики Снежинского КВС не дошли до решения, нами предлагаемого, как в патенте РФ 2496158 и Украины 79846 и 86307, так и тем более в изобретении, представляемом данным описанием. Не имея же этих решений, бессмысленно было снижать разовую мощность термоядерных зарядов, ибо ликвидировались главные преимущества КВС, при многократном увеличении технологических сложностей, связанных с утилизацией тепловой энергии, выделяющейся при термоядерных взрывах. Правомерность данного утверждения, подтверждается тенденцией разработчиков КВС по наращиванию разовой мощности термоядерных зарядов. Ибо КВС-10 лишь отправной пункт, за которым должны последовать КВС-50 и КВС-100. Что естественным образом еще более нагнетало инстинктивный страх людей перед этой мощью, не мыслимой без ужаса не только из источников информации, но и уже дважды реализованной в натуре, с убийством многих сотен тысяч людей. И никакие, весьма вроде бы убедительные опровержения этого страха, не дали ни малейшего шанса поколебать неприятие Снежинских КВС (см. КВС - энергия устойчивого развития Г.А. Иванов д.ф.м.н., лауреат Госпремии).

Тем более, что имеется достаточно обоснованной критика технологических негативов КВС, - см. напр. Герман Лукашин НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ как квалифицирующий системный признак пригодности.

(полная и дополненная версия статьи) В сокращенном виде статья опубликована в апрельском номере за 2005 г. журнала «Атомная стратегия - XXI», которую можно найти и на сайте: http://www.proatom.ru/

Однако технологический прорыв снежинцев невозможно ничем дискредитировать. Ибо самые жесткие критические подходы, как правило (исключения лишь усиливают это правило) лишают способности заглядывать дальше очерченных рамок понимания критикуемого объекта. Мы же проявили желание и способность выйти за пределы подобного критицизма, и нашли возможность не просто реанимировать уникальную идею ВДЭ через Снежинские КВС, но и придаем этому прорывному направлению мощь, девальвирующую все, вместе взятые, безуспешные и бесполезные попытки решить в мирных целях использование термоядерной энергии. Что естественно не может и не должно устранять дальнейшие поиски решения этой проблемы в других направлениях и вариантах, но без бессмысленного многодесятилетнего топтания в тупиковых ловушках, не только бесполезно сжигающих огромные материально-финансовые ресурсы, но и вследствие этого, через высшие властные структуры, фактически блокирующих разумное многообразие направлений поисков и исследований. Ныне же, смеем утверждать, что предлагаемое изобретение фиксирует решение давно искомого мирного термояда, решающего энергетическую проблему мировой экономики. Будет ли найдено еще более эффективное решение, жизнь покажет. Но пока, как минимум в обозримой перспективе, альтернативы Снежинским КВС, осуществляемых нашим способом, не имеется. Значимость данного утверждения, проиллюстрируем самым общим и кратким численным анализом. Но прежде, отметим следующее обстоятельство, являющееся чрезвычайно важным позитивом предлагаемого изобретения.

Имеется в виду, что это решение позволяет многократно увеличить частоту подачи в реактор взрывных устройств. Т.е., при любом возможном варианте этого решения, присущий ему принцип выстреливания заряда, обеспечивает возможность максимально сократить время между выстрелами. Это значит, что в отличие от всех известных предыдущих способов осуществления взрывной реакции внутри реактора, можно при увеличении частоты взрывов внутри реактора, уменьшать мощность каждого взрыва. Но при этом что особенно важно и позитивно, а технологически неожиданно, уменьшением мощности взрывного заряда мощность реактора не только можно не снижать, но и кратно увеличивать. А это уже совершенно чрезвычайное преимущество перед всеми известными способами осуществления управляемого термоядерного синтеза. Ибо, с одной стороны, не отказываясь от взрывной технологии, мы мощность ее сохраняем и даже можем увеличить, многократно уменьшая параметры реактора. Это обеспечивается повышением равномерности взрывного воздействия на реактор, путем распределения этого воздействия во времени. Что касается, конструктивно-технического оформления этого процесса, то повторимся, множество возможных вариантов вряд ли можно ограничить, и эта задача сводится к разработкам и исследованиям, являющихся оптимизацией, позволяющей из множества возможностей выделить наиболее целесообразные и эффективные для конкретных ситуаций, которых также может быть значительное множество. Это естественный процесс создания всего нового, и нам его не избежать.

Но беспрецедентное преимущество предлагаемого изобретения можно уже сегодня продемонстрировать следующими соображениями с приведением ряда численных параметров.

Для аналога возьмем упомянутый выше Снежинский КВС-10, где предполагается в течение часа осуществлять два термоядерных взрыва по 10 кт каждый, т.е., общей мощностью 20 кт в тротиловом эквиваленте. Вернемся к выше приведенному сообщению руководителя проекта по созданию КВС-электростанции, доктора физико-математических наук Геннадий Алексеевич Иванов о том, что в Снежинском ядерном центре давно разработаны термоядерные заряды много меньшей мощности, начиная от десятков тонн тротилового эквивалента. Значит, исходя из предыдущих соображений, в нашем способе можем воспользоваться этой возможностью, и в качестве примера предлагаемой иллюстрации примем мощность разового взрыва снаряда 7 равной 0,1 кт тротилового эквивалента. Из этого следует, что в случае применения расплава свинца 2 (см. Фиг. 1, фиг. 2, фиг. 4, фиг. 5) температурой 1500 градусов Цельсия, выполняющего функцию аккумулирования тепловой энергии от взрывов снаряда 7, так вот объем такого массива расплава свинца 2 должен быть 172 метра кубических - это куб со стороной грани 5,55 метра, либо шар диаметром порядка 7 метров. Понятно, что закачка теплоты в массив расплава свинца должна быть сбалансирована с отводом этой теплоты из данного массива, в соответствии с периодичностью осуществления взрывов снарядов 7. Из этого, в свою очередь, следует, что увеличение частоты взрывания снарядов 7 должно прямо пропорционально увеличивать теплосъем с реактора, внутрь которого теплота взрывов накачивается. Например, если установим периодичность взрывов 10 секунд, отвод теплоты от реактора должен равняться объему теплоты, которая в этом реакторе образуется при следующем взрыве снаряда 7. А это не много, не мало - теплота от взрыва 100 тонн тротила. Задача не простая, в том смысле, что съем теплоты необходимо выполнять с довольно компактного объекта. Но, за пределами массива расплава 2 имеется прочный корпус реактора, оборудованный системой теплоотвода, значительно увеличивающей площадь теплосъема. Уровень знаний и богатейший опыт в сфере теплотехники, вполне достаточны, чтобы все рассчитать и спроектировать с необходимой степенью надежности и безопасности, применяя требуемые материалы и технологии для должного отвода теплоты от реактора. Но если, в силу какой-либо конкретной ситуации, возникнут проблемы или сложности для выполнения данного задания, объем массива свинца 2 и параметры прочного корпуса 1 можно соответственно увеличить. И допустим, мы в два раза увеличили указанный объем массива расплава свинца 2, т.е., что принимаем не 172, а 344 метра кубических. Что из этого следует?

В течение часа, общая мощность термоядерных взрывов, произведенных внутри реактора, составляет 36 кт в тротиловом эквиваленте, обеспечивая выработку 36 миллионов киловатт электрической мощности и 72 миллионов киловатт - тепловой. Сразу же, для сравнения - Снежинский КВС-10 дает лишь 20 миллионов киловатт электрической мощности и 40 - тепловой. Но при этом Снежинский КВС-10 имеет внутренний объем реактора 1,35 млн.м3, против наших 344 м. Как видим, разница ошеломительная. Учитывая еще и то, что наша технология полностью устраняется не только взрывные ужасы Снежинских КВС, но и избавляет ВДЭ от технологического кошмара, связанного с использование внутри КВС сотен тысяч тонн жидкого натрия, защищающего гигантский корпус реактора от термоядерных взрывов и выполняющего функцию теплоносителя, пугающего специалистов и ученых не менее, чем много десятикилотонные и даже стокилотонные термоядерные взрывы. Управиться с такой 550-ти градусной массой жидкого металла, да еще постоянно насыщаемого радиацией, задача невообразимой сложности и опасности. Предлагаемое изобретение, позволяет нашими же предыдущими решениями, не проигрывая сказочным позитивам КВС, многократ усилить потенциал ВДЭ, полностью устраняя ее негативы, и превращая в реальность мечту о термоядерном энергетическом изобилии.

Чтобы еще более ощутить мощь этого технологического прорыва, вспомним о продолжающихся многие десятилетия, и планируемые на не меньший срок дальнейшие мучения с токамаками, интернационально сконцентрированными на осуществляемом проекте ИТЭР. Не повторяя множество сомнений знающих свое дело крупнейших ученых и специалистов, относительно успешного финала этой, как минимум столетней эпопеи, если она не прервется ранее, так вот, даже в случае осуществления надежд и чаяний инициаторов и апологетов этой затеи, не имеющей аналога в научных исследованиях, даже в этом случае, мы обязаны внести ясность, что к чему и что по чем.

Напомним официальное трактование этого мероприятия.

**ITER (изначально аббревиатура International Thermonuclear Experimental Reactor - Международный Термоядерный Экспериментальный Реактор) - международный исследовательский и инженерный проект в области физики плазмы и управляемого термоядерного синтеза. Цель проекта - долгожданный переход от экспериментальных установок по удержанию плазмы к полномасштабному источнику электроэнергии на основе термоядерной реакции.

В качестве площадки для реализации проекта выбран город Кадараш на юге Франции. Проект находится в стадии активного строительства. Финансирование проекта осуществляется семью странами-участницами: Европейский Союз, Индия, Япония, Китай, Россия, Южная Корея и США. Вклад Европейского Союза, как основного участника составляет 45%, наряду с 9% вкладом других стран-участниц. Проектная выходная термоядерная мощность составляет 500 мегаватт, при 50 мегаватт вводимой мощности.

Строительство установки началось в 2007 году, первая плазма ожидается к 2019. На момент своего запуска, ИТЭР будет крупнейшей термоядерной установкой с магнитным принципом удержания плазмы. Длительность разряда плазмы - 1000 с., объем тороидальной вакуумной камеры 840 м3, стоимость всего проекта составляет 15 млрд евро.

Даже минимально представленная официальная информация позволяет сделать весьма серьезные выводы, сравнивая ее с тем, что показано выше по нашему изобретению.

Начнем с объема тороидальной вакуумной камеры 840 м3.

В нашем реакторе приняли внутренний объем реактора 344 м3.

Но при уменьшении в сравнении с токомаком внутреннего объема реактора почти в 2,5 раза, даем общую мощность (электрическая плюс тепловая) 108000 Мет, а токомак только 500 Мет, из которых надобно 50 Мет вычесть, ибо они расходуются для работы токомака. Уж молчим, про все остальные технологические сложности, немало из которых по сей день не преодолены - в надежде на русское АВОСЬ (и это в центре Европы), мол как-то еще удастся выкрутиться (см. Интернет Термоядерное послезавтра 14.08.13 09:46). У нас же этих сложностей по определению нет и быть не может. Даже, если ИТЭР, после всех еще предстоящих много десятилетних мучений и страданий, в несколько раз повысит свою эффективность (допустим выход энергии будет не 1:10, а 1;20 и даже 1:30, что вообще-то из области фантастики), то и в этом случае токамачная идеология остается научно-инженерным убожеством в сравнении с ВДЭ Снежинских КВС, модернизированных нашим изобретением.

Убожеством, ибо изначально это тупиковое направление, противоречащее гениальности Природы. Ведь, ухищряясь вырывать у Природы термоядерную энергию, токаматчики, в случае вожделенного ими успеха, превратят успех этот в Пиррову победу. Где каждый ватт добытой энергии будет даваться такими издержками, что никакая нормальная экономика этого не выдержит. К чему весь этот высоконаучный, сверхсложный, практически неработоспособный и баснословно дорогостоящий хлам? Еще ни кола, ни двора, а уже на полном серьезе, ученые слепцы с умнейшим видом не только размышляют, но и тратят уйму средств и усилий, чтобы создавать роботы для ремонта нутра реактора, разрушаемого мощнейшими нейтронными потоками. И это только один из примеров в прорве проблем, в сущности должным образом не только не поставленных, но и не осознанных. Сегодня, в пылу страстей и борьбы больших умельцев науки за выколачивание материально-финансовых ресурсов для ИТЭР, практически никто даже не, пытается размышлять на эту тему. Тему будущих сверх тяжких издержек на будущий ТОКАМАК. Критика же, нами вскользь констатируемая, сотворенная до нас и без нас, не прекращая появляться в более резких выражениях. И не исключено, что проблема указанных издержек самопоедания токамачной энергетики получит наконец-то должное внимание. Пока же, уникальная своей бессмысленностью эпопея ИТЭР, особенно ярко и рельефно подтверждает утверждение Даниила Гранина - Как ни странно, многие ученые страдают болезнью бездумья. Орган, заставляющий мыслить, у них атрофирован. Тем более что бездумье нисколько не мешает их научным показателям.

Вместе с тем, должно стать всеобщим достоянием осознание того, что взрывная дейтериевая энергетика Снежинских КВС - в нашей постановке, максимально согласуется с Природой, демонстрируя ЕЕ же принцип ВСЕ ГЕНИАЛЬНОЕ ПРОСТО. Именно этот подход максимально проявляет ГЕНИАЛЬНОСТЬ ПРИРОДЫ, наследуя ЕЕ в главном принципе - создание энергетического ядра внутри массива материи, с распространением энергии на внешнюю периферию этого массива. Все же остальное, не только ИТЭР, но и прочие попытки, в том числе типа термоядерного зажигания американцами двухмиллиметровой горошины, - не что иное, как высоконаучная гордыня собственной значимости ума человеческого, оборачивающегося в итоге своим посрамлением и ничтожностью получаемых результатов. Американцы со своей термоядерной горошиной один к одному копируют высоконаучную бессмысленность проекта ИТЭР, выставляя на смех и позорище громогласные декларации покорения управляемого термояда в перспективе ближайших десятилетий.

Вот мы и заявляем тем и другим.

Зачем же мучиться еще несколько десятилетий, выбрасывая кобыле под хвост баснословные материально-финансовые ресурсы?

Если, принимая Снежинские КВС, в постановке данного изобретения, совершенно реально приступить немедленно к освоению мирного термояда в глобальной энергетике.

Повторимся еще, ибо этого требует сие архиважное дело.

Рассказывает руководитель проекта по созданию КВС-электростанции, доктор физико-математических наук Геннадий Алексеевич Иванов - См. НАУКА И ЖИЗНЬ №7 2002 г. ВЗРЫВНАЯ ЭНЕРГЕТИКА ВМЕСТО УПРАВЛЯЕМОГО ТЕРМОЯДЕРНОГО СИНТЕЗА В. ПАРАФОНОВА (Снежинск - Москва).

- Чем привлекательна идея КВС?

- В ее осуществлении нет принципиальных проблем. Большая часть того, что нужно для создания экспериментального КВС, уже сделана. Производить термоядерные взрывы дейтерия мощностью в десятки тонн и даже одну килотонну научились давно.

Проблема создания сверхвысоких температур и давлений, необходимых для "управляемых" взрывов мощностью в тонны тротилового эквивалента, при этом снимается, поскольку горение дейтерия инициируется небольшим взрывом заряда, состоящего из урана-233. В природе он не встречается; его получают из достаточно распространенного в природе тория. Причем тория и урана для взрывной энергетики требуется в тысячи раз меньше, чем для работы АЭС той же мощности. Соответственно в сотни раз уменьшается количество радиоактивных отходов, а химические загрязнения практически отсутствуют.

Прошло двенадцать лет после заявления Геннадия Алексеевича Иванова. Сдвинулась ли проблема управляемого термояда (в реальном смысле, а не пустыми декларативными посулами) в интернациональном проекте ИТЭР и в американском проекте NIF???

Заявление Г.А. Иванова сделано не под прикрытием фигового листка высоконаучных блефов ИТЭР и NIF, а на основе результатов реальнейших и серьезнейших исследований в крупнейшем и вне конкурентном ядерном центре мира (ниже еще добавим). Сегодня это заявление приобретает форму требования к мировой общественности. Требования - безотлагательно приступать к освоению взрывной дейтериевой энергетики, для сворачивания, и в итоге, прекращения углеводородной энергетики, преступную бессмысленность которой еще 150 лет назад заклеймил Д.И. Менделеев. Это требование усиливает наше изобретение, представленное данным описанием, которое подводит принципиальный итог почти столетних поисков мирного применения термоядерного синтеза. Принципиальный в смысле, четко и однозначно выраженном:

«- Чем привлекательна идея КВС?

- В ее осуществлении нет принципиальных проблем. Большая часть того, что нужно для создания экспериментального КВС, уже сделана.»

Наше изобретение этот смысл доводит до абсолюта, утверждающего - не «Большая часть того, что нужно для создания экспериментального КВС, уже сделана.», а ВСЕ, что нужно для создания экспериментального КВС, уже СДЕЛАНО.

В этой связи необходимо подчеркнуть следующее.

При современном уровне знаний и технологических возможностей, проверенных и доказанных огромной практикой, Создание экспериментальных КВС должно с самого начала предусматривать всю номенклатуру объектов генерирования тепловой энергии - от относительно малых потребностей, типа отдельного здания, до самых мощных потребителей, как в производственной, так и социальной сфере. Разработанные в Снежинском ядерном центре дейтериевые термоядерные заряды, начиная от малой мощности в несколько тонн тротилового эквивалента, в нашей постановке реализации КВС вполне обеспечивают такую постановку вопроса, чтобы охват энергетических потребностей всей жизнедеятельности был практически стопроцентным. При этом не следует забывать, что в ведущих ядерных центрах идут интенсивные поиски и исследования малых термоядерных взрывных устройств, которые станут целесообразными не только из-за доступности для любых, самых небольших потребителей тепловой энергии, но, вдобавок ко всему, приобретут в буквальном смысле слова статус абсолютно чистых - в отношении отсутствия радиоактивного загрязнения. С учетом данного обстоятельства, КВС, обеспечиваемые нашим изобретением, становятся всепроникающими во все сферы жизнедеятельности. При этом, особо следует выделить транспортную сферу, имея в виду прежде всего морские и речные суда, интенсивность развития и повышение роли которых идет по возрастающей. И не исключено, что именно через этот вид транспорта начнется массовое освоение взрывной дейтериевой энергетики (ВДЭ). Причем, в психологическом отношении, при нашей постановке и решении термоядерной энергетики, пугающий термин ВЗРЫВНОЙ должен подвергнуться определенной коррекции. Т.е., авторы и инициаторы Снежинских КВС уже затрагивали эту тему в том смысле, что, в сущности буквально вся энергетика является взрывной, начиная от взрыва отдельных атомов или ядер, либо взрывного процесса в химических реакциях сгорания топлива в цилиндрах автомобилей, и всех прочих ДВС.

Так вот, наше изобретение обеспечивает конвертацию Снежинских КВС в этот привычный, давно никого не пугающий режим энергетических устройств, позволяющий совершенно правомерно - вместо ВДЭ (взрывная дейтериевая энергетика) применять термин ДЭ (дейтериевая энергетика). Повторимся столько, сколько потребуется, - важнейшим техническим результатом данного изобретения является возможность распределять взрывную энергию во времени с требуемой степенью ее градации. Ведь в ядерном реакторе АЭС использована эта же идея, но совершенно в другой постановке, в результате чего мгновенный взрыв ядерного устройства распределяется во времени множеством мельчайших взрывов ядер, безопасных для окружающей ситуации. У нас градация взрывов неизмеримо крупнее, чем в ядерном реакторе, но и способ осуществления нашего решения таков, что обеспечивает требуемую безопасность осуществления взрывной реакции при ликвидации всех традиционных негативов, как ядерной, так и термоядерных технологий. Далее мы коснемся и градации взрывного процесса, не уступающего ядерному реактору. Но пока зададимся вопросом - чем, и каким позитивом это оборачивается при уже рассмотренном варианте? Ответ дан в выше приведенном численном анализе, где Снежинский КВС-10 мы превращаем из циклопического монстра в объект, геометрические параметры которого уменьшены почти в четыре тысячи раз. В это не просто поверить с ходу, но факт бесспорный, который к тому же, в сооружении, уменьшенном до неправдобоподобия против Снежинского КВС, позволяет почти удвоить выработку тепловой энергии в сравнении с (и без того чудовищной) энергией гигантской махины КВС-10. К этому следует привыкать, ибо приведенный численный анализ не исчерпывает еще более разительных преимуществ предлагаемого способа, которые будут выявлены в процессе указанных Г.А. Ивановым экспериментальных разработках КВС. Разработках, призванных стать исследовательским процессом оптимизации предлагаемой технологии. И когда, в ближайшем десятилетии, наиболее вероятным результатом первоочередного прорыва дейтериевой энергетики станет массовым морской и речной флот на этом термоядерном потенциале, свидетелям этого явления будет невдомек, почему мировая элита физиков-ядерщиков столь длительное время не только не видела этой возможности, но и не желала ничего знать подобного, оставаясь в плену заблуждений ИТЭР и NIF.

Относительно скорострельности предлагаемого способа необходимо добавить следующее.

Этот параметр в выше приведенном примере принят - периодичность выстрелов десять секунд. Понятно, что, повышение скорострельности, позволяет соответственно снижать мощность снаряда 7. Что в свою очередь повышает равномерность передачи энергии взрывов в аккумулирующий эту энергию массив расплава 2, и соответственно снижает динамичную нагрузку на корпус реактора 1. А вот - до какой степени можно повышать эту равномерность? Ответ дадут экспериментальные разработки и исследования, указанные Г.А. Ивановым. Ответ также будет зависеть от минимальной разовой взрывной мощности термоядерных взрывных устройств. Понятно, что, имея выше указанные общие соображения на это счет Снежинских разработчиков, всего мы не знаем. Что касается гарантированности разработки устройств, выстреливающих снаряды 7, и обеспечивающих при этом требуемую скорострельность, эта проблема вообще не должна возникать, имея более чем столетний богатейший опыт создания и использования скорострельного оружия, в том числе артиллерийского. Даже, если по каким-либо специфическим причинам в нашем способе возникнут свои сложности на этот счет. Ведь масса снаряда 7 (учитывая необходимость его гарантированной защиты от высокой температуры) может в ряде случаев оказываться достаточно не малой. Так это обстоятельство для обеспечения требуемой скорострельности в нашем способе также не существенно, из-за того, что стволов для стрельбы может быть столько, сколько потребуется, полагая естественно, что последовательность пользования этими стволами распределяется должным образом не только в пространстве, но и во времени. Так что, в этом отношении практическая реализуемость предлагаемого способа не имеет никаких противопоказаний, требуя лишь грамотного проектирования и осуществления данного решения.

Не сложно видеть, что предлагаемый способ, кроме закачки тепловой энергии от взрыва снарядов 7 в аккумулирующий массив 2 или 9 (могут быть и другие варианты материалов для расплава данного массива, что являет собой существеннейший отличительный признак, увеличивающий возможности осуществления данного изобретения) эти взрывы создают накапливание материала, из которого состоит защитная конструкций снаряда 7, т.е., это преимущественно материал защитной оболочки, внутри которой размещается непосредственно взрывное устройство. Так вот, накапливающийся материал всех этих защитных приспособлений будет естественно переходить в расплавленное состояние после взрыва снаряда. Если речь идет о варианте, где аккумулирующим массивов является расплав свинца 2, то наиболее вероятно, что материал защитных приспособлений для снаряда (допустим, какая-либо сталь высокопрочная) - так вот сталь имеет плотность меньше плотности свинца. Следовательно, образуемый расплав стали будет плавать на поверхности свинцового расплава 2. Именно поэтому на чертеже на фигурах 1, 2, 4, 5, 6 и 7 показан зазор между верхним уровнем расплава 2 и реактором, т.е., в этом пространстве предусматривается возможность накопления расплава от остатков защитной оболочки снаряда 7. Из чего следует, что по мере накопления этого расплава стали сверх определенного допустимого количества, его можно выпускать из реактора способом выливания, как это широко используется в металлургии. В случае же варианта, где аккумулирующим массивом 9 является водяной пар, понятно, что указанный расплав стали будет не плавать, а опускаться на дно реактора. Так что, при необходимости удаления его из реактора можно поступать аналогично предыдущему варианту со свинцом, но устраивая слив стального расплава в нижней части реактора, образуя для него соответствующее сборник-углубление, из которого расплав стали и выливается за пределы реактора. Во всех остальных случаях, при использовании других материалов для устройства из них массива аккумулирующего расплава, ситуация может быть одной из двух выше представленной, в зависимости от соотношения плотностей защитных материалов для снаряда 7 и плотности массива аккумулирующего теплоту материала.

Таким образом, мы рассмотрели все основные технологические и конструкторско-технические особенности предлагаемого изобретения, позволяющие утверждать о гарантированной возможности его осуществления. Т.е., более чем достаточно оснований для подтверждения необходимости переориентации глобальной энергетики с углеводородной на дейтериевую. Нет вроде бы надобности дополнять уже изложенные позитивы нашего решения. Но все же завершить эту тему необходимо соображениями, которые должны стать основой для научно-инженерной идеологии, обязанной очищать засоренное сознание не только высокой науки, но и всех людей способных мыслить. Для этого воспользуемся информацией статьи ВЗРЫВНАЯ ДЕЙТЕРИЕВАЯ ЭНЕРГЕТИКА, Л.И. Шибаршов, Н.П. Волошин, А.С. Ганеев, Г.А. Иванов, Ф.П. Крупин. С.Ю. Кузьминых, Б.В. Литейное, А.И. Свалухин. РФЯЦ-ВНИИТФ им. Акад. Е.И. Забабахина а/я 245, г. Снежинск, Челябинская обл., 456770, 2006 Scientik Technical Centre «ТАТА». В этой информации имеются повторения ряда уже выше изложенных соображений. Но это, то повторение, которое МАТЬ УЧЕНИЯ.

К этому затем добавим несколько своих соображений.

Что такое ВДЭ?

Как уже сказано, настоящую термоядерную энергетику нельзя построить на использовании трития (впрочем, вряд ли кто-нибудь сомневается). А поскольку синтез чистого дейтерия протекает в 100 раз медленнее, чем синтез его смеси с тритием, то в УТС на пути перехода от трития к дейтерию лежит непреодолимая пропасть. По крайней мере. Если основываться на любых видных сегодня принципиальных решениях (ТОКОМАК, ЛТС, ионные пучки и пр.). Может быть, когда-нибудь произойдет открытие, которое радикально изменит к лучшему ситуацию с УТС? Делать все ставки на такую удачу перед лицом серьезной угрозы человечеству было бы опрометчиво.

Намного более реалистичным путем построения термоядерной энергетики представляется получение энергии в термоядерных взрывах дейтерия масштаба 10-100 килотонн, мы склоняемся к масштабу взрыва 100 кт. Впрочем, «взрывная» не означает «неуправляемая».

Очень важно, что для создания ВДЭ не нужно решать проблему преодоления физического порога «breakeven». Она была давно кардинально решена испытанием промышленных дейтериевых зарядов с высоким «коэффициентом термоядерности» (КТ - отношение энергии, выделившейся в термоядерных реакциях, к энергии ядерного запала), а решение проблемы надежного удержания взрыва только на первый взгляд может показаться неподъемным. В принципе, это аналогично сгоранию горючей смеси в цилиндре двигателя, различие лишь в масштабах, которые пугают некоторых людей, как и вообще ядерные взрывы, хотя они уже давно использовались в мирных целях.

Чтобы управлять взрывом дейтериевого энергозаряда, его нужно проводить в КВС, «котле взрывного сгорания». Это подземная полость диаметром 100-150 м, облицованная стальной оболочкой. Для самых больших КВС, выдерживающих взрывы масштаба 100 кт, нужно устроить полость с объемом около 10 млн. м3 и затратить столько же бетона. Это немало, но масштабы строительства, затраты материалов, себестоимость вырабатываемой электроэнергии будут не выше, чем у ГЭС той же электрической мощности - в диапазоне 10-100 ГВт (если бы существовали соответствующие им реки).

КВС не имеют проверенные практикой близких прототипов, но в теоретическом плане их примерный облик определен путем расчетных исследований, базирующихся на большом опыте проведения подземных ядерных испытаний и мирных ядерных взрывов.

Идея прямого использования энергии ядерных/термоядерных взрывов не нова, она высказывалась еще в 50-х годах учеными ВНИИЭФ (г. Саров), позже открыто публиковалась как у нас, так и в других странах. Например, в 1977 г. была опубликована статья А.Д. Сахарова, в которой упоминалось такого рода предложение Ю.Н Бабаева, Ю.А. Трутнева, А.В. Певницкого, сделанное на 15 лет раньше.

Но если речь идет о радикальном решении проблемы энергетики как ближнего, так и далекого будущего, то использоваться должны именно дейтериевые заряды.

Энергозаряды для ВДЭ

Термоядерный взрыв дейтерия инициируется с помощью «запала», т.е. малого выделения энергии в цепных реакциях деления делящегося материала (ДМ), например, урана-233 или плутония-239. Израсходованные ДМ будут заново воспроизводиться за счет поглощения термоядерных нейтронов в сырьевых материалах (торий для урана-233 или уран для плутония-239). На каждое израсходованное ядро ДМ образуется, в зависимости от КТ, 102-103 нейтронов, так что во взрыве обеспечивается теоретический коэффициент воспроизводства ДМ до нескольких сотен. Большой КТ позволяет расходовать на выработку энергии относительно мизерное количество ДМ и в конечном счете сырьевого материала.

КВС

КВС представляет собой большую подземную полость облицованную стальной оболочкой и заполненной инертным газом. Оболочка служит для герметизации и смягчает удар по толстому бетонному слою между полостью и грунтом. В свою очередь, она защищается завесой из фонтанов жидкого натрия от нейтронов и прямого действия излучения огненного шара, образующегося при взрыве; завеса также смягчает удар. Энергия взрыва уходит на нагрев натрия, в дальнейшем играющего роль теплоносителя первого контура. По расчетам. Квазистатическое давление внутри камеры после взрыва составит всего несколько десятков атмосфер и по мере испарения натрия будет спадать примерно до 1 атм.

Температура натрия перед взрывом примерно 500°C. После взрыва он циркулирует в 1-м контуре системы теплообмена АЭС (примерно так, как это происходит сейчас на Белоярской АЭС), охлаждаясь до проведения следующего взрыва. Предполагается, что КВС будут выдерживать с достаточным запасом проведение многих взрывов. Их тепловая мощность является произведением энергии взрывов на их частоту; в одном КВС предполагается производить взрывы энергозарядов несколько раз в сутки.

Функционирование КВС обеспечивается его специальным техническим оснащением: шлюзы для опускания очередного энергозаряда в полость, устройства постоянной и периодической очистки натрия, каналы поступления натрия (включая фонтаны), каналы вывода натрия и очистки дна камеры от твердых остатков.

Радиационная и сейсмическая безопасность. Вопросы экологии

В КВС будет осуществляться взрывная технология под еще более жестким контролем, чем при проведении проходческих работ или ядерных взрывов в промышленных целях (1965-1988 гг).

Вопросы радиационной опасности рассматривались с учетом опыта, накопленного в сотнях подземных ядерных испытаний. В данном случае герметизирующая оболочка КВС исключает возможность даже тех аварийных нештатных выбросов радиоактивности в атмосферу, которые наблюдались в нескольких случаях, но не представляли реальной опасности для населения, поскольку количество выброшенных кюри было на много порядков ниже, чем в случае Чернобыля.

Достаточно серьезной аварией может явиться нарушение герметичности стальной оболочки. Например из-за появления трещины в результате накопившейся усталости металла под действием многочисленных повторений ударных нагрузок. Тогда выход радиоактивности в атмосферу, если и произойдет, то будет малозначительны. Здесь спасает не только подземное расположение КВС, но и относительно малое количество радиоактивности внутри камеры, в среднем на 3-4 порядка ниже, чем в реакторе АЭС. Это связано с короткими периодами очистки КВС от радиоактивных продуктов и с КТ-100, благодаря которому в КВС на единицу выработанной энергии образуется в 100 раз меньше опасных радиоактивных веществ, чем на АЭС.

Отдельным вопросом является сейсмическая безопасность на территории, прилегающей к КВС. В этом отношении огромное преимущество дает проведение взрывов в большой полости и демпфирующее действие натриевых фонтанов. Что сильно снижает перемещение грунта за КВС по сравнению с взрывами в грунте при ядерных испытаниях. Связанное с полостью резкое гашение сейсмического эффекта хорошо известно и в литературе носит специальное название «декаплинг». Оценки показывают, что уже в нескольких километрах от КВС не будет ощущаться ни малейших толчков, связанных с проводимыми взрывами.

Вопросы нераспространения ЯО

Ядерные энергозаряды не должны быть доступны для террористов.

Существенному снижению риска хищения должно способствовать подземное расположение пристанционного завода по производству энергозарядов и путей их подвоза до КВС. Кроме того. Энергозаряды предполагается собирать в виде, препятствующем похищению по имеющимся путям, а также максимально непригодным ни для проведения терактов, ни в качестве оружия.

Чтобы террористы не смогли похитить ДМ энергозаряда и использовать его для ядерно-взрывного устройства, предполагается наделить его чрезвычайно высокой радиоактивностью. Это не только воспрепятствует обращению с ДМ без специального оборудования, но и исключит возможность находиться рядом с ядерно-вхрывным устройством после его «заправки» ДМ без получения смертельной дозы радиации. К тому же такие ЯВУ должны обнаруживаться на весьма больших расстояниях.

Наконец, энергозаряды предполагается немедленно использовать после сборки и не хранить.

ВДЭ, общественное мнение и ДВЗЯИ

Уже для строительства и эксплуатации экспериментального КВС потребуется подготовить общественность как нашей страны, так и всего мира.

Известно в целом отрицательное отношение большинства людей к ядерной энергетике. Вызванное рядом известных событий, хотя если наступит мировой энергетический кризис, то его последствия окажутся несравнимо более плачевными. Будущий кризис почти никого не тревожит. Трудно убедить людей в том, что если не начать решительные действия против него буквально сегодня, то его не только не удастся избежать, но и хотя бы достаточно смягчить, в силу огромной инерционности глобальной энергетики.

Всем кажется, что как-нибудь обойдется, раз до сих пор обходилось, впереди еще много времени, ученые успеют придумать что-нибудь спасительное. Однако для энергетики нельзя использовать ничего другого, кроме искусственной разницы температур (химическое или ядерное топливо с известными запасами) и естественной разницы (известные возобновляемые источники). Кроме дейтериевой энергетики, все они ограничены либо по ресурсам, либо по мощности.

Конечно, человеческий ум не стоит на месте, и нельзя на 100% исключить революционного открытия. Кардинально меняющего ситуацию, например, прорыв в УТС, когда физики случайно наткнутся на какой-то идеальный способ стабилизации замагниченной плазмы. Но лучше заранее «подстелить соломку» разработкой проекта ВДЭ, чем опрометчиво рассчитывать только на везение и наблюдать, как неотвратимо тают драгоценные запасы нефти и газа.

Ядерные эксперименты в КВС можно будет начать только после заключения соответствующего международного договора. Пока их не допускает Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), подписанный большей частью стран мира. Но один из его пунктов разрешает спустя 10 лет после его ратификации всеми странами-участницами начать переговоры о разрешении мирных ядерных взрывов. По условиям Договора, такое разрешение нужно будет принимать консенсусом, а это далеко не просто. Только осознание всей серьезности проблемы энергетики, а значит и выживания, большей частью человечества может способствовать ее решению.

Список литературы

1. Г.А. Иванов, Н.П Волошин, А.С.Танеев, Ф.П Крупин, С.Ю. Кузьминых, Б.В. Литейное, А.И. Свалухин, Л.И. Шибаршов. Взрывная дейтериевая энергетика (второе издание). // Изд. РФЯЦ-ВНИИТФ, г. Снежинск. 2004 г.

Приведенная информация не только подтверждает и усиливает выше представленные соображения относительно предлагаемого изобретения, определяющего, как было сказано, принципиальное решение управляемого термояда, обеспечивающего необходимость глобального перехода от углеводородной энергетики к дейтериевой. Научно-инженерной основой этой дейтериевой энергетики являются Снежинские КВС в постановке нашего изобретения. Это позволяют устранить в буквальном смысле все негативы КВС, превращая их в генераторы тепловой энергии с позитивными свойствами, о которых апологеты ИТЭР и NIF не смеют мечтать, даже если их проекты осуществятся в вожделенном ими качестве. Но до этого вожделения мало кому из ныне живущих удастся дожить, а ныне живущие, и не оболваненные ученые и специалисты высочайшего уровня, реально осознающие суть проблемы термоядерного синтеза, однозначно утверждают - ИТЭР и NIF это высоконаучная халтура, крах которой на всеобщую нашу беду неизбежен. Даже если из этого тупика что-то и выйдет, это будет в конечном итоге известная ситуация, определяемая тремя словами: ОВЧИНКА ВЫДЕЛКИ НЕ СТОИТ.

Но наша концепция, при всей отмеченной беспрецедентно и чрезвычайно высокой эффективности и целесообразности, сохраняет серьезнейший фактор сдерживания и противодействия не только осуществлению ее, но даже постановки вопроса об этом. Об этом Снежинцы утверждают без всяких прикрас не только в этой, но во многих иных публикациях. Хотя в нашей постановке, это обстоятельство превращается в формальность, которую можно и нужно было бы отнести к проявлению диалектики, исключающей появление нового без сопротивления и торможения старого, свое отжившее. Поэтому, грамотно и системно поставленная работа, в части (как было отмечено) очищения сознания не только большой науки, но и всех людей мыслящих, превращает фактор острастки противоядерного распространения в конечно же не простую формальность, но все же - в вполне и должным образом глобально осуществимую, обязательную учебно-воспитательную процедуру для всех живущих на Земле людей. Так же, как каждый грамотный человек должен знать предназначение Солнца, обеспечивающего жизнь на Земле.

В конечном итоге, это необходимые издержки преодоления высоконаучного мракобесия, всегда досадного атрибута прогресса. Но даже, если бы, высоконаучные мракобесы-термоядерщики всего мира обладали непреодолимыми и необоримыми орудиями защиты своего заблуждения, а ведь ситуация сегодня именно такова - высокая наука вкупе с властью верховной всего мира творят, что считают нужным, попирая, либо в упор не замечая ничего кроме своей блажи, так вот, даже в этом случае, эта неприступная крепость мракобесия является пустым местом против мощи интеллекта. Интеллекта, которому нет надобности не только тратить усилия, но даже смотреть в сторону этой пустоты без разума.

Имеется в виду следующее.

Выше уже было отмечено, что ведущие ядерные лаборатории интенсивно ведут поиски и исследования решений абсолютно чистых термоядерных взрывных устройств. Причем, предпочтение отдается маломощным зарядам. Так что, не исключено, что в случае успеха, эти заряды могут и не попасть в градацию, обусловленную запретом ДВЗЯИ. Хотя, хозяева мира, опекающие большую науку, могут мгновенно сориентироваться и наложить требуемые для них запреты. Но это предположение, несмотря на его абсолютную правомерность, все же, как и все остальные возможности власть и финансы имущих, остается крупным пустяком в сравнении с упомянутой мощью интеллекта. Ибо уже говорилось, наше ошеломляющее превосходство над всеми иными известными способами решения проблемы управляемого термояда, состоит в том, что мы неограниченно может дробить дейтериевый заряд, как в пространстве, так и во времени. Но не просто дробить, а обеспечивать суммарную мощность взрывов такой, какова нам требуется. Никто в мире этого делать не догадался. А если американский NIF вроде бы тоже, на то похоже, так это уродливое искажение сего технологического принципа, имеющее лишь внешнее, весьма искаженное подобие, из которого США, так же, как и ИТЭР в своем заблуждении, не выберутся, как минимум в 21-м столетии.

Вслед за этим решением, принимая его за прототип, готовим следующее изобретение, где указанный технологический принцип доведен до совершенства, которое в обозримой перспективе вряд ли кому удастся превзойти. И дело даже не в нашем, в общем-то естественном авторском апломбе, либо самоуверенности. Наше решение диктуется общей тенденцией развития ядерной физики, которую высоконаучные бездумки (по терминологии Даниила Гранина) не желают видеть. Так вот, в нашей ДЭ обеспечивается не просто чистый, а чистейший термояд, опускающийся по мощности дейтериевого заряда много меньше энергии американской термоядерной горошины. И какие в этом случае могут быть претензии и запреты, заложенные в ДВЗЯИ??? Тем более, если наши термоядерные снаряды ни теоретически, ни практически вообще руконеприкасаемы, не только для террористов любых мастей, но и для любого, живого человека.

Поэтому, выражаем абсолютную уверенность - как минимум, в ближайшем десятилетии предлагаемая технология мирного термоядерного синтеза станет массовым глобальным явлением, закрывающим преступную эпоху углеводородной энергетики, испохабившей Землю и уничтожившей навсегда множество видов флоры и фауны. А высоконаучным интернациональным токаматчикам и американским NIFистам, намерившихся еще лет 30÷40 упражняться в исследованиях ПЕРЕЛИВАНИЯ ИЗ ПУСТОГО В ПОРОЖНЕЕ, надобно узнать, что, наше предстоящее одно десятилетие, является временным параметром много большим во всех смыслах, при соизмерении его с предыдущими технологическими прорывами ядерной и термоядерной физики. Когда грандиозные и сложные задачи и проблемы решались в течение значительно меньшего количества лет. У нас все серьезнее и важнее для человечества. Так что предстоящее десятилетие - это гигантский срок, который будет насыщен и наполнен работой, не имеющей ничего подобного в истории человечества.

Поэтому уверены, энергия интеллекта, определившая предлагаемые результаты, преодолеет любые сложности, в том числе и высоконаучное и властно-финансовое мракобесие, взгромоздившимся бревном на пути прогресса.

1. Способ осуществления взрывной реакции, в том числе ядерной или термоядерной, путем периодического подрыва взрывного устройства в массиве расплава металла или массиве нагретого пара воды, размещенного внутри прочного корпуса, через который осуществляют отбор теплоты, аккумулированной в указанных массивах расплава металла или нагретого пара воды, при этом взрывное устройство подают в указанные массивы через канал с затворным устройством, открываемым при проходе взрывного устройства внутрь массива и закрываемым после этого прохода, но до наступления момента взрыва взрывного устройства, отличающийся тем, что в массив расплава выстреливают взрывное устройство в виде снаряда.

2. Способ по п. 1, отличающийся тем, что кроме вариантов устройства массива расплава из металла или массива нагретого пара воды этот массив могут выполнять из стекла или стеклоподобного материала.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к области ядерной техники, в частности, с использованием ядерных взрывных устройств в мирных целях. .

Изобретение относится к области экологической безопасности, в частности к уничтожению боевых отравляющих веществ (БОВ). .

Изобретение относится к утилизации радиоактивных отходов (РАО). .

Изобретение относится к обращению с высокоактивными отходами (ВАО) ядерной энергетики и ядерного оружейного комплекса захоронения крупногабаритных загрязненных фрагментов ядерных энергетических установок (центральных зон транспортных реакторов и реакторов АЭС, баков, компрессоров, труб теплообменников, бетона биологической защиты реакторов и пр.), фрагментов ядерных боеприпасов, образующихся при их утилизации в соответствии с Договорами СНВ-1, СНВ-2 или при их ликвидации, отходов ядерной энергетики, в том числе облученного топлива, не подлежащего переработке (реакторов типа РБМК, дефектных тепловыделяющих сборок), и продуктов переработки облученного топлива (шлама, супершлама, материалов оболочек твэлов).
Наверх