Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре



Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре
Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре

 


Владельцы патента RU 2499789:

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт химической биологии и фундаментальной медицины Сибирского отделения Российской академии наук (ИХБФМ СО РАН) (RU)
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова Сибирского отделения Российской академии наук (НИОХ СО РАН) (RU)

Изобретение относится к новым фторированным производным 1,4-нафтохинона, содержащим алкилирующие группы, общей формулы (I), где R1, R2=SCH2CH2Cl, или R1, R2=OCH2CH2Cl, или R1=OCH2CH2Cl, R2=F, или R1=SCH2CH2Cl, R2=OCH3, которые обладают цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре. 1 ил., 2 табл., 5 пр.

 

Изобретение относится к области биоорганической химии и молекулярной биологии, а именно к алкилирующим аналогам фторированных производных 1,4-нафтохинона общей формулы (I):

где:

1) R1, R2=SCH2CH2Cl,

2) R1, R2=OCH2CH2Cl,

3) R1=OCH2CH2Cl, R2=F,

4) R1=SCH2CH2Cl, R2=OCH3,

обладающих цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре.

Для передачи внеклеточного сигнала к внутриклеточным мишеням клетки человека и млекопитающих обычно используют обратимое фосфорилирование остатков тирозина в белках. Известно, что нарушение медиаторов передачи сигнала через фосфорилирование белков, а именно протеинкиназ и фосфатаз, связано с развитием большого числа заболеваний человека, включая раковые заболевания. Так, Cdc25A и Cd25B фосфатазы активируют циклинзависимые киназы, которые играют важную роль в регуляции пролиферации клеток. Эти ферменты важны для контроля клеточного цикла человека; они обладают онкогенными свойствами и гиперэкспрессированы в различных раковых клетках человека. Учитывая это, они представляют интерес как мишени для антираковых препаратов [Boutros R., Dosier C., Ducommun B. Curr. Opin. Cell. Biol. 2006. V.18, P.185; Kristjansdottir К., Rudolf J. J. Chem. Biol., 2004. V.11. P.1043].

Было исследовано большое число различных соединений. Однако только некоторые производные нафтохинона обладали способностью эффективно ингибировать Cdc25A фосфатазу [Eckstein J.W. Invest. New. Drugs. 2000. V.18, P.149; Pesttell К.Е., Ducruet A.P., Wipf P., et al. Oncogene., 2002. V.19. P.6607] и особенно нафтохинон NSC 95397 из National Cancer Institute library [Lazo J.S., Nemoto K., Pestell K.E. et al., Mol. Pharmacol., 2002. V.61. P.720].

В зависимости от структуры различные соединения, включая ингибиторы Cdc25 фосфатаз, могут быть полифункциональными и взаимодействовать не только с основной мишенью, но и с другими компонентами клеток, а также проявлять общую цитотоксичность, быть мутагенами, канцерогенами или проявлять защитно-антиокислительные свойства. Кроме того, они могут различаться по способности проникать в различные органы, ткани, клетки, клеточные органеллы (митохондрии, ядра). В этой связи совершенно очевидно, что одним из перспективных направлений развития терапии раковых заболеваний является создание новых соединений, проявляющих высокую активность при минимальных концентрациях в отношении основной мишени, но с низкой общей цито- и генотоксичностью. Еще одним преимуществом антираковых препаратов является их способность не только подавлять рост раковых клеток, но и параллельно служить антиоксидантами, подавляющими окислительный стресс, который, как считается, является одним из основных путей появления раковых клеток.

Известен 2-(2-меркаптоэтанол)-3-метил-5,6,7,8-тетрафтор-1,4-нафтохинон (фторированный Cpd 5), который обладает более высокой активностью в подавлении роста Нер3В клеток, чем нефторированный аналог Cpd 5 (Ham W.Н. et al., 2004, Bioorg. Med. Chem. Lett., 2004, V.14. Р.4103-4105). Фторированный Cpd 5 был получен по реакции 2-метил-3,5,6,7,8-пентафтор-1,4-нафтохинона (II) с 2-меркаптоэтанолом.

Недостатками известных Cpd 5 и фторированного Cpd 5 являются их высокая токсичность.

Известны фторированные производные 1,4-нафтохинона, содержащие аминокислотные фрагменты, общей формулы (III):

где:

1) R=NHCH2COOH,

2) R=NHCH2COOC2H5,

3) R=NH(CH2)5COOH,

4) R=NH(CH2)3COOH,

5) R=NH(CH2)2COOH,

6) R=OOC(CH2)3NH2,

обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре, а также в меньшей степени подверженные реакциям с образованием токсичных для клеток радикальных производных в процессах окислительного стресса (патент RU 2443678 С1, 27.02.2012).

Приведенные выше соединения получают взаимодействием гексафтор-1,4-нафтохинона или хинона (II) с азот- и кислородцентрированными нуклеофилами, соответствующими заместителям, вводимым вместо атома фтора в исходный нафтохинон.

Ближайшими к заявляемым соединениям (прототипом) являются фторированные производные 1,4-нафтохинона общей формулы (IV):

где: 1) NHC(CH3)3, R2, R3=F; 2) R1=NHCH2CH2SCH3, R2, R3=F; 3) R1=N(CH2CH3)2, R2, R3=F; 4) R1=N(CH2CH2)2O, R2, R3=F; 5) R1=NHCH2CH2CH2CH3, R2, R3=F; 6) R1=NHC6H5, R2, R3=F; 7) R1=N(CH3)CH2CH2OH, R2, R3=F; 8) R1, R3=NHCH2CH2CH2CH3, R2=F; 9) R1=N(CH2CH2OH)2, R2, R3=F; 10) R1=NHC6H5, R2=CH3, R3=F; 11) R1=OCH3, R2, R3=F; 12) R1=NH(CH2)2SS(CH2)2NH(2-пентафтор-1,4-нафтохинонил), R2, R3=F; 13) R1=NHC2H5, R2, R3=F; 14) R1=N+C5H5, R2-, R3=F; 15) R1=NHCH2CH2OH, R2, R3=F; 16) R1, R2=OCH3, R3=F, обладающее цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре (патент RU 2387635 С1, 27.04.2010).

Известные соединения получают взаимодействием гексафтор-1,4-нафтохинона или хинона (II) (для соединения 10) с азот- и кислородцентрированными нуклеофилами.

Недостатком известных соединений является то, что они сильно различаются по эффективности ингибирования роста раковых клеток разных типов и некоторые из них подавляют рост раковых и обычных клеток при близких концентрациях. Кроме того, эти соединения взаимодействуют с фосфатазами обратимо и не способны модифицировать их необратимо.

Задачей данного изобретения является создание фторированных производных 1,4-нафтохинона, содержащих алкилирующие группы, способные модифицировать белки, к которым они имеют сродство типа Cdc25A и Cd25B фосфатаз, и обладающие цитотоксичностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре, а также антиоксидантными свойствами.

Технический результат - повышение эффективности ингибирования роста раковых клеток.

Поставленная задача достигается предлагаемыми алкилирующими фторированными производными 1,4-нафтохинона общей формулы (I), где:

1) R1, R2=SCH2CH2Cl,

2) R1, R2=OCH2CH2Cl,

3) R1=OCH2CH2Cl, R2=F,

4) R1=SCH2CH2Cl, R2=OCH3.

Предлагаемые соединения получают взаимодействием гексафтор-1,4-нафтохинона (для 1-3) или 2-метоксипентафтор-1,4-нафтохинона (для 4) с хлорэтилмеркаптаном (для 1 и 4) или этиленхлоргидрином (для 2 и 3) и характеризуют с помощью методов элементного анализа или масс-спектроскопии высокого разрешения, спектров ЯМР 1Н и 19F.

Предлагаемые фторированные производные 1,4-нафтохинона, содержащие алкилирующие группы, способные модифицировать белки, к которым они имеют сродство, в меньшей степени подвергаются реакциям с образованием токсичных для клеток радикальных производных в процессах окислительного стресса за счет индукционного эффекта электроотрицательных атомов фтора. Поэтому они могут быть более перспективными соединениями для направленного подавления развития раковых клеток, синтезирующих в повышенных количествах онкогенные протеинкиназы и фосфатазы. Кроме того, в отличие от ранее описанных соединений, эффективность воздействия алкилирующих производных фторированных нафтохинонов может быть усилена за счет возможности их взаимодействия с Cdc25A и Cd25B фосфатазами с образованием неактивных ковалентных аддуктов.

В таблице 1 представлены заявляемые фторированные производные 1,4-нафтохинона, содержащие алкилирующие группы, и их структурные формулы.

Изобретение иллюстрируется следующими примерами конкретного получения предлагаемых соединений.

Пример 1. Получение 2,3-бис(2-хлорэтилтио)-5,6,7,8-тетрафтор-1,4-нафтохинона (1)

Смесь гексафтор-1,4-нафтохинона (0.050 г, 0.179 ммоль), 2-хлорэтилмеркаптана (0.052 г, 0.537 ммоль), Et3N (0.036 г, 0.358 ммоль) и хлороформа (10 мл) перемешивали 1 ч при комнатной температуре в атмосфере аргона. Добавляли воду (~10 мл), органический слой отделяли, растворитель удаляли в вакууме, очищали колоночной хроматографией (CH2Cl2), после чего осаждали из CH2Cl2 гексаном. Выход хинона (1) 0.06 г (71%), желтые кристаллы, т. пл. 114.3°С. Найдено, %: С 40.13; Н 1.91; S 15.23. C14H8Cl2F4O2S2. Вычислено, %: С 40.11; Н 1.92; S 15.30. Спектр ЯМР, δ/м.д. (J/Гц): 19F 24.6 м (F5, F8), 17.6 м (F6, F7); 1H 3.76 т (4Н, 2СН2, 6.8), 3.55 т (4Н, 2СН2, 6.8).

Пример 2. Получение 2,3-бис(2-хлорэтокси)-5,6,7,8-тетрафтор-1,4-нафтохинона (2)

Смесь гексафтор-1,4-нафтохинона (0.100 г, 0.376 ммоль), этиленхлоргидрина (0.061 г, 0.752 ммоль), Et3N (0.076 г, 0.752 ммоль) и ацетонитрила (2 мл) перемешивали 5 ч при комнатной температуре. Добавляли воду (8 мл), осадок отделяли на центрифуге, промывали водой (2×4 мл) и сушили в вакууме (0.03 мм рт. ст.). Кристаллизовали из гексана с добавлением нескольких капель CH2Cl2 Выход хинона (2) 0.106 г (73%), желтые кристаллы, т. пл. 124.2°С. Найдено, %: С 43.94; Н 2.23. C14H8Cl2F4O4. Вычислено, %: С 43.44; Н 2.08. Спектр ЯМР, δ/м.д. (J/Гц): 19F 24.3 м (F5, F8), 17.8 м (F6, F7); 1Н 4.63 т (4Н, 2СН2, 5.5), 3.86 т (4Н, 2СН2, 5.5).

Пример 3. Получение 2-(2-хлорэтокси)-3,5,6,7,8-пентафтор-1,4-нафтохинона (3)

Смесь гексафтор-1,4-нафтохинона (0.100 г, 0.376 ммоль), этиленхлоргидрина (0.030 г, 0.376 ммоль), Et3N (0.038 г, 0.376 ммоль) и ацетонитрила (2 мл) перемешивали 30 мин при комнатной температуре. Добавляли воду (10 мл), осадок отделяли на центрифуге, промывали водой (2×2 мл). Переосаждали из CH2Cl2 гексаном. Выход хинона (3) 0.096 г (78%), желтые кристаллы, т. пл. 168.8°С. Найдено [М-Cl, - H]+ 290.0005. Вычислено [М-Cl, - H] 289.9997. Спектр ЯМР, δ/м.д. (J/Гц): 19F 22.5 м (F3), 25.7 или 26.0 д.д.д (J5,6 19.5, J5,7, J5,8 11-12) (F5), 19.4 д.д.д.д (J5,6, /6,7 -19.5, J^ 12.0, J^ 3.9) (F6), 18.9 д.д.д J6,7~19.5, J6,8 12.0, J3,6 3.9) (F6), 18.9 д.д.д (J6,7, J7,8~19.5, J5,7 11.5) (F7), 26.0 или 25.7 д.д.д (J7,8 19.5, J5,8, J6,8 11-12) (F8); 1Н 4.68 т.д (2Н, СН2, 5.5, JH,F 2.1,), 3.82 т (2Н, СН2, 5.5).

Пример 4. Получение 2-(2-хлорэтилтио)-3-метокси-5,6,7,8-тетрафтор-1,4-нафтохинона (4)

Смесь 2-метоксипентафтор-1,4-нафтохинона (0.050 г, 0.179 ммоль), 2-хлорэтилмеркаптана (0.069 г, 0.716 ммоль) и ацетонитрила (~2 мл) перемешивали 8 суток при комнатной температуре в атмосфере аргона. Добавляли воду (~5 мл), экстрагировали хлористым метиленом и очищали методом ТСХ (пластины «MERCK» на алюминиевой подложке, хлороформ). Выход хинона (4) 0.05 г (80%), оранжевые кристаллы, т. пл. 91.0°С. Найдено [M]+ 353.9747. C13H7F4ClO3S. Вычислено М353.9735. Спектр ЯМР, δ/м.д. (J/Гц): 19F 24.2 д.д.д, 24.4 д.д.д (J5,6, J7,8,~19, J5,8~13, J5,7, J6,8~11) (F5, F8), 18.0 или 17.2 д.д.д (J5,6, J6,7~19, J6,8~11) (F6), 17.2 или 18.0 д.д.д (J5,7~11, J6,7, J7,8~19) (F7); 1H 4.20 с (3Н, СН3), 3.73-3.66 м (2Н, СН2, 0.7), 3.48-3.40 м (2Н, СН2, 0.7).

Пример 5

Проводили испытание влияния предлагаемых соединений на рост различных линий раковых клеток в культуре. Клетки аденокарциномы молочной железы человека MCF-7 выращивали в среде IMDM, клетки миеломы человека (линия RPMI 6228) выращивали с использованием среды RPMI 1640 с 40 мкг/мл гентамицина и в присутствии 10% эмбриональной бычьей сыворотки производства фирмы "Биолот" в атмосфере с 5% СО2 в 96-луночных планшетах.

Для сравнения относительной активности всех соединений в одинаковых условиях их растворяли в ДМСО в высокой концентрации (10 мг/мл), а затем стоковый раствор разбавляли ДМСО для получения серии растворов с нужной концентрацией. При использовании клеток аденокарциномы молочной железы после формирования 50-70% монослоя в культуральную среду добавляли исследуемые препараты фторированных производных 1,4-нафтохинона (объем добавляемых реагентов составлял 1/100 общего объема культуральной среды, количество ДМСО составляло 1% от конечного объема) и следили за ростом клеточной культуры в течение 3-х суток.

При использовании клеток линии миеломы человека, которая является суспензионной культурой, клетки рассевали в 96-луночный планшет в количестве 100 мкл на лунку, концентрация 2×105 клеток/мл; через 12-24 ч добавляли исследуемые препараты фторированных производных 1,4-нафтохинона (объем добавляемых реагентов составлял 1/100 общего объема культуральной среды, количество ДМСО составляло 1% от конечного объема смеси в лунке).

Действие фторированных производных 1,4-нафтохинона на клетки MCF-7 и RPMI 6228 в культуре и подавление их роста проводили с помощью теста, основанного на способности митохондриальных дегидрогеназ конвертировать водорастворимый 3-(4,5-диметилтиазол-2-ил)-2,5-дифенил-2Н-тетразолиум бромид (МТТ) в формазан (МТТ-тест), который кристаллизуется внутри клетки. Так как у нежизнеспособных клеток ферменты не функционируют и отсутствуют кофакторы этого превращения, они не окрашиваются МТТ. Образовавшийся осадок формазана в жизнеспособных клетках растворяли в изопропаноле и его количество определяли спектрофотометрически по поглощению на длине волны λ=560 нм.

В качестве положительного контроля использовали клетки, которые выращивали в отсутствие фторированных производных 1,4-нафтохинона. Было установлено, что ДМСО в использованной концентрации (1%) заметного влияния на рост раковых клеток не оказывает. Кроме того, установлено, что исследуемые соединения не влияют на окраску клеток в МТТ-тесте, если они добавлены в лунки с клетками непосредственно перед проведением теста.

Для оценки относительной активности всех предлагаемых соединений в подавлении роста раковых клеток были исследованы зависимости количества живых клеток от концентрации этих соединений. В качестве примера на фиг.1 приведены данные для четырех исследованных соединений. Определение концентрации соединений (C50), при которой происходит подавление (ингибирование) роста клеток на половину (50%), проводили с помощью МТТ-теста. Количество живых клеток в контроле (инкубация клеток без соединений) принимали за 100%.

С помощью таких кривых определяли концентрацию соединения (С50), при которой происходит подавление (ингибирование) роста клеток наполовину. Данные по влиянию заявляемых соединений (ингибирование на 50%, С50) на рост раковых клеток миеломы человека (RPMI 6228) и аденокарциномы человека (MCF-7), а также контрольных клеток мышиных фибробластов линии LMTK после инкубации в течение 48 ч приведены в таблице 2.

Из таблицы 2 видно, что предлагаемые соединения подавляют рост раковых клеток миеломы (RPMI 6228) и аденокарциномы человека (MCF-7) в культуре при концентрациях 1,2-5,1 мкМ.

Фторированные производные 1,4-нафтохинона являются ингибиторами Cdc25A и Cd25B фосфатаз, которые играют важную роль в регуляции пролиферации клеток и гиперэкспрессированы в различных раковых клетках человека. Поскольку модификация киназ должна вести к гибели клеток, фторированные производные 1,4-нафтохинона проявляют цитотоксичность (как и другие известные антираковые препараты) как по отношению к раковым, так и по отношению к нормальным соматическим клеткам млекопитающих. Однако фторированные 1,4-нафтохиноны в большей степени ингибируют именно раковые клетки, а не обычные клетки млекопитающих.

Из табл.2 также видно, что подавление роста раковых клеток на 50% с помощью соединений 1-4 происходит при концентрациях в 1,3-5,3 раз более низких, чем клеток нормальных фибробластов. Большая часть описанных ранее фторированных производных нафтохинона (Патенты RU 2387635 С1, 27.04.2010 и RU 2443678 С1, 27.02.2012) проявляют сильное ингибирование роста раковых клеток (за исключением нескольких соединений) при относительно высоких концентрациях (6-60 мкМ), проявляя небольшое различие в ингибировании роста различного типа раковых и обычных клеток. Как видно из табл.2, четыре новых полифторированных производных нафтохинона ингибируют рост RPMI 6228 и MCF-7 раковых клеток при существенно более низких и сопоставимых концентрациях. Это может указывать в пользу более выраженной универсальности алкилирующих фторированных нафтохинонов по отношению к раковым клеткам различных типов. Кроме того, соединения 1-4 могут необратимо алкилировать Cdc25A и Cd25B фосфатазы и лишать их ферментативной активности за счет химической модификации этих ферментов.

Таким образом, предлагаемые новые алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона являются более эффективными ингибиторами роста раковых клеток, чем описанные ранее соединения, и являются потенциально перспективными для их использования в антираковой терапии.

Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона, обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре

Таблица 1
1
2,3-Бис(2-хлорэтилтио)-5,6,7,8-тетрафтор-1,4-нафтохинон
2
2,3-Бис(2-Хлорэтокси)-5,6,7,8-тетрафтор-1,4-нафтохинон
3
2-(2-Хлорэтокси)-3,5,6,7,8-пентафтор-1,4-нафтохинон
4
2-(2-Хлорэтилтио)-3-метокси-5,6,7,8-тетрафтор-1,4-нафтохинон

Алкилирующие фторированные производные 1,4-нафтохинона общей формулы:

где:
1) R1, R2=SCH2CH2Cl,
2) R1, R2=OCH2CH2Cl,
3) R1=OCH2CH2Cl, R2=F,
4) R1=SCH2CH2Cl, R2=OCH3,
обладающие цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к органической химии, конкретно к способу получения 6,7-замещенных производных 2,3,5,8-тетрагидрокси-1,4-нафтохинонов (спиназаринов), которые могут найти применение в медицине и косметологии.

Изобретение относится к средству, представляющему собой фторированные производные 1,4-нафтохинона общей формулы (I), обладающему цитотоксической активностью по отношению к раковым клеткам человека в культуре.

Изобретение относится к способу получения 2,3,5,7,8-пентагидрокси-6-этил-1,4-нафтохинона (эхинохрома А), который используется в качестве активной субстанции лекарственных препаратов серии «Гистохром» и для производства активных добавок «Тимарин», «Хитохром-С», «Золотой рог».

Изобретение относится к фармацевтическим средствам и касается способа получения 2,3,5,7,8-пентагидрокси-6-этил-1,4-нафтохинона (эхинохрома). .

Изобретение относится к органической химии, конкретно к способу получения 5,8-дигидрокси-2,6,7-триметокси-3-этил-1,4-нафтохинона, который является полупродуктом в синтезе 2,5,6,7,8-пентагадрокси-3-этил-1,4-нафтохинона (эхинохрома А), действующего начала кардиопротекторного и офтальмологического препарата гистохром.

Изобретение относится к новым химическим веществам, конкретно к арилзамещенным нафто- и антрахинонам формулы I: где а)-ж) R=Н; з) R=ОМе; а) Х=7-гидрокси-2-метил-1,4- нафтохинон-5-ил; б) Х= 7-гидрокси-2-метил-6-этоксикарбонил-1,4-нафтохинон-5-ил; в) Х=3-гидрокси-9,10-антрахинон-1-ил; г) Х= 8-гидрокси-3-триметил-силокси-2-этоксикарбонил-1,1а, 4,4а-тетра-гидро-9,10-антрахинон-1-ил; д) Х=8-гидрокси-3-оксо-1,2,3,4-тетрагидро-9,10-антрахинон-1-ил; е) Х=3-гидрокси-2-этоксикарбо-нил-4,4а-дигидро-9,10-антрахинон-1-ил; ж) Х= 3,8-дигидрокси-2-этоксикарбонил-4,4а-дигидро-9,10-антрахинон-1-ил; з) Х= 3-гидрокси-2-этоксикарбонил-4,4а-дигидро-9,10-антрахинон-1 -ил, обладающие анти-ВИЧ активностью.

Изобретение относится к усовершенствованному способу получения 2,5,8-тригидрокси-6,7-дихлор-1,4-нафтохинона циклоацилированием 1,2,4-триметокси-3,5-диэтилбензола дихлормалеиновым ангидридом в присутствии хлористого алюминия и хлорида натрия.

Изобретение относится к циклическим кетонам, в частности к получению антрахинона или его производных ф-лы Q иу 1 К V где R,, R2-H, -С(СН,)Э, -С(СН) CzHf, Clif Br, Ph, ипн Rj-Cl, , Rj-H, „ли К,-Н, RZ-CH}, Rj-Cl, U Hi K(+ К2-(, R,-H, которые используют как катализаторы в производстве перекиси водорода и в производстве целлюлозы, а также в качестве полупродуктов в производстве красителей .

Изобретение относится к светочувствительным материалам, проявляемым методом химического осаждения металлов из растворов физических проявителей, которое может быть использовано для записи информации, формирования фотоселективных токопроводящих структур и в других областях техники.
Наверх