Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью



Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью
Средство, обладающее актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью

 


Владельцы патента RU 2460529:

Яснецов Владимир Викторович (RU)
Яснецов Виктор Владимирович (RU)
Скачилова Софья Яковлевна (RU)
Цублова Елена Геннадьевна (RU)

Предложено применение 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината в качестве средства, обладающего актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью. Средство предназначено, в частности, для повышения физической работоспособности как в обычных, так и в экстремальных условиях, а также для лечения острых и хронических нарушений мозгового кровообращения, в том числе ишемического инсульта и других состояний и заболеваний, сопровождающихся снижением когнитивных функций и нейродегенерацией, в том числе при старении. Показано, что актопротекторная активность этого химического соединения в дозе 1 мг/кг превосходит активность ближайшего аналога заявляемого средства мексидола в дозе 5 и 10 мг/кг. Термопротекторная активность этого вещества в дозе 5 мг/кг вдвое превосходит активность ближайшего аналога заявляемого средства мексидола в дозе 50 и 100 мг/кг. Противогипоксическая, нейропротекторная и антиамнестическая активность заявленного средства у животных на разных моделях превосходит и/или не уступает ближайшему аналогу мексидолу и другим препаратам сравнения. 10 табл.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к созданию средства, обладающего актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью, предназначенного, в частности, для повышения физической работоспособности как в обычных, так и в экстремальных условиях, а также для лечения острых и хронических нарушений мозгового кровообращения, в том числе ишемического инсульта и других состояний и заболеваний, сопровождающихся снижением когнитивных функций и нейродегенерацией, в том числе при старении.

В последние годы учащается воздействие на человека различных экстремальных факторов, возникающих при природных катаклизмах и в результате техногенной деятельности человека, а также увеличивается число людей, деятельность которых связана с работой в чрезвычайных и осложненных ситуациях: военнослужащие, сотрудники МЧС России (Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий), МВД (Министерство внутренних дел Российской Федерации), ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации), спасатели, спортсмены, альпинисты и др. [5, 17, 18, 21]. Поэтому необходим поиск и изучение новых эффективных веществ с актопротекторной активностью.

Также одна из актуальных проблем современной медицины - изыскание и разработка новых средств, способных эффективно защищать мозг. Актуальность этого определяется, в частности, высокой летальностью при инсульте, а также тем, что применяемые при нем препараты разных фармакологических групп, как правило, не являются средствами патогенетической терапии, малоэффективны и имеют серьезные побочные эффекты [7, 8, 19].

Ближайший аналог заявляемого средства (как по химическому строению, так и по фармакологическим свойствам) - отечественный лекарственный препарат мексидол (этилметилгидроксипиридина сукцинат: 2-этил-6-метил-3-оксипиридипа сукцинат), который является производным 3-оксипиридина и обладает нейротропной, нейропротекторной и антиоксидантной активностью, из-за чего его широко используют в неврологии при острой и хронической недостаточности мозгового кровообращения и связанных с ней заболеваниях, в том числе при инсульте и его последствиях [3, 6, 7, 14, 20]. Однако препарат оказывает незначительное или умеренное актопротекторное и противогипоксическое действие [3, 22]. Кроме того, установлено, что в клинике и эксперименте мексидол не всегда эффективен при этой патологии. Например, мексидол давал положительный клинический эффект лишь у 63% больных, который преобладал у пациентов с дисциркуляторной эпцефалопатией атеросклеротического генеза [16]. Более того, мексидол обладает недостаточной ноотропной активностью.

Поэтому необходимо изыскание в ряду производных 3-оксипиридина новых веществ, имеющих широкий спектр фармакологического действия и способных повышать физическую работоспособность как в обычных, так и в экстремальных условиях, а также действовать более эффективно, в частности, на модели инсульта в эксперименте.

В связи с изложенным задачей настоящего изобретения является создание нового средства, обладающего актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью.

Поставленная цель достигается применением в качестве нового средства 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината (ОА) в эффективных количествах, имеющего выраженное актопротекторное действие в сочетании с противогипоксической, нейропротекторпой, антиамнестической и термопротекторной активностью.

Изобретение иллюстрируется следующими ниже примерами. При этом примеры 2-6 иллюстрируют эффективность ОА в качестве актопротекторного, противогипоксического, термопротекторного, антиамнестического и нейропротекторного средства в сравнении с ближайшим аналогом мексидолом, а также другими препаратами сравнения.

Пример 1. В трехгорлую колбу, снабженную мешалкой, термометром и холодильником, загружают 10 мл воды, затем при перемешивании постепенно добавляют 1,37 г (0,01 М) 2-этил-6-метил-3-оксипиридина и 1,33 г (0,01 М) L-аспарагиновой кислоты.

Реакционную массу тщательно перемешивают, нагревают до 90-95°C и выдерживают при перемешивании в течение 20-30 минут. Полученный раствор фильтруют, затем охлаждают до комнатной температуры, приливают 2 мл спирта, тщательно перемешивают и кристаллизуют при температуре 5-10°C. Осадок сушат до постоянного веса при 80-85°C.

Получают 2,0 г белого кристаллического порошка с Т.пл. 295-297°C (с разложением).

Найдено, %: С 55,29; Н 6,77; N 10,37. C12H18N2O5

Вычислено, %: С 55,33; Н 6,66; N 10,40

ИК-спектр (ν, см-1): 3280 (NH), 2450 (N+), 1720 (C=O), 1610 (С=С, аром.), 1560 (NHCO)

При выполнении экспериментальной части работы (опыты на животных - примеры 2-6) в соответствии с Российскими национальными правилами исследований («Правила лабораторной практики в Российской Федерации»; приказ Минздрава России №267 от 19.06.2003; и др.) и международными требованиями были использованы модели и методы, рекомендованные Фармакологическим комитетом для проведения подобных исследований, утвержденные Министерством здравоохранения и социального развития РФ и соответствующие рекомендациям ВОЗ, касающимся правил надлежащей лабораторной практики (GLP - "Good Laboratory Practice") [11]. Животных получали из Центрального питомника лабораторных животных РАМН («Столбовая», Московская область). Содержание животных соответствовало правилам GLP и осуществлялось в соответствии с нормативным документом «Санитарные правила по устройству, оборудованию и содержанию вивариев», утвержденным Главным государственным санитарным врачом 06.04.1973 г. №1045-73, и приказом МЗ РФ №267 от 19.06.2003.

Пример 2. Актопротекторное действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината (ОА) по тестам бега мышей в третбане и плавания в бассейне в обычных и экстремальных условиях (табл.1-2)

Исследования выполнены на белых нелинейных мышах-самцах массой 20-25 г. Физическую работоспособность мышей в обычных и экстремальных условиях оценивали по тестам бега в третбане (скорость движения ленты составляла 32 м/мин) [13] и плавания в бассейне с грузом, составляющим 7% (в обычных условиях) или 5% (в условиях острой гипоксии с гиперкапнией) массы животных (температура воды 28°С) [12]. Гипертермию моделировали в термокамере (температура воздуха 40°С и относительная влажность 50%), а острую нормобарическую гипоксическую гипоксию с гиперкапнией - в гермокамере с бассейном (объем воздушного пространства составлял 250 см3, воды - 1750 см3) [1].

Исследуемые фармакологические вещества вводили однократно внутрибрюшинно (в/б) за 60 минут (мин) до опыта. Животным контрольных групп вводили в/б 0,9% раствор натрия хлорида (NaCl) в том же объеме. Об эффективности веществ судили по увеличению продолжительности бега в третбане и плавания в бассейне подопытных животных по сравнению с мышами контрольных групп.

В качестве препаратов сравнения были взяты оригинальный отечественный препарат мексидол, родоначальник класса актопротекторов бемитил и актопротектор с психо- и иммуностимулирующим действием бромантан [3, 10, 15, 19].

Было обнаружено, что ОА в дозах 1, 5 и 10 мг/кг значимо увеличивал продолжительность бега мышей в третбане на 50%, 128% (p<0,05) и 127% (p<0,01) соответственно (табл.1).

Препарат сравнения мексидол в дозах 1, 10, 50 и 100 мг/кг достоверно не влиял на этот показатель. Актопротектор бемитил в дозе 25 мг/кг также достоверно не изменял этот показатель, а в дозах 50 и 100 мг/кг значимо увеличивал продолжительность бега животных на 64% (p<0,01) и 34% (p<0,05) соответственно по сравнению с контролем. Актопротектор бромантан в дозе 25 мг/кг достоверно не влиял на продолжительность бега мышей в третбане, а в дозах 50 и 100 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал этот показатель на 56% и 42% соответственно (табл.1).

По выраженности действия на продолжительность бега мышей ОА (10 мг/кг) значимо превосходил препараты сравнения - мексидол (50 мг/кг) в 2 раза, бемитил (50 мг/кг) в 1,4 раза и бромантан (50 мг/кг) в 1,5 раза (p<0,001).

ОА в дозах 1, 5 и 10 мг/кг значимо увеличивал продолжительность плавания мышей в бассейне в обычных условиях на 24% (p<0,05), 51% (p<0,01) и 37% (p<0,05) соответственно (табл.1).

Среди препаратов сравнения эффективным оказался только бемитил в дозе 50 мг/кг, который увеличивал физическую работоспособность на 27% в сравнении с контролем.

По выраженности влияния на продолжительность плавания в бассейне в обычных условиях ОА значимо превосходил препараты сравнения: в дозе 1 мг/кг - мексидол (50 мг/кг) и бромантан (50 мг/кг) в 1,2 раза (p<0,05); в дозе 5 мг/кг - бемитил (50 мг/кг) в 1,2 раза (p<0,05), а мексидол (50 мг/кг) и бромантан (50 мг/кг) в 1,4 раза (p<0,001); в дозе 10 мг/кг - мексидол (50 мг/кг) и бромантан (50 мг/кг) в 1,3 раза (p<0,001).

ОА также повышал физическую работоспособность мышей в экстремальных условиях (табл.2). Так, ОА в дозе 5 мг/кг значимо (p<0,01) увеличивал на 109% продолжительность бега в третбане при гипертермии.

Напротив, бемитил и бромантан были эффективны в небольшой степени только в высокой в дозе (100 мг/кг), а мексидол (50 и 100 мг/кг) достоверно не влиял на этот показатель (табл.2).

При этом по выраженности актопротекторного действия (в условиях гипертермии) ОА значимо (p<0,001) превосходил препараты сравнения: мексидол (50 мг/кг) в 2 раза, бемитил (100 мг/кг) в 1,8 раза и бромантан (100 мг/кг) в 1,7 раза.

ОА в дозе 5 мг/кг значимо (p<0,05) на 49% увеличивал продолжительность плавания мышей в бассейне в условиях острой нормобарической гипоксии с гиперкапнией (в гермокамере). Напротив, мексидол, бемитил и бромантан были неэффективны.

При этом по выраженности актопротекторного действия (в гермокамере) ОА значимо превосходил препараты сравнения: мексидол (50 мг/кг) в 1,5 раза, бемитил (50 мг/кг) в 1,4 раза и бромантан (50 мг/кг) в 1,3 раза (p<0,001).

Итак, ОА способен повышать физическую работоспособность мышей в обычных и экстремальных условиях, превосходя по выраженности актопротекторного действия такие препараты сравнения как мексидол (его ближайший аналог) и актопротекторы бемитил и бромантан.

Пример 3. Противогипоксическое действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината (ОА) на разных моделях острой гипоксии у мышей (табл.3)

Исследования выполнены на белых нелинейных мышах-самцах массой 20-28 г по методикам, описанным в «Методических рекомендациях по экспериментальному изучению препаратов, предлагаемых для клинического изучения в качестве антигипоксических средств» [9] и «Руководстве по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ» [11].

Острую гипобарическую гипоксию моделировали у мышей в проточно-вытяжной барокамере; животных поднимали со скоростью 50 м/с до "высоты" 11000 м. Острую нормобарическую гипоксическую гипоксию с гиперкапнией воспроизводили путем помещения мышей (поодиночке) в гермокамеру. Регистрировали продолжительность жизни животных. Исследуемые вещества вводили однократно в/б за 30 (эталонный антигипоксант амтизол) или 60 минут (все остальные вещества) до опыта. Животным контрольных групп вводили в/б 0,9% раствор NaCl в том же объеме.

На модели острой гипобарической гипоксии ОА в дозах 5, 10 и 25 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал продолжительность жизни мышей на 31%, 35% и 39% соответственно (табл.3).

Препарат сравнения мексидол в дозе 50 мг/кг достоверно не влиял, а в дозе 100 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал данный показатель на 33%. Эталонный антигипоксапт амтизол в дозе 10 мг/кг также достоверно не влиял на продолжительность жизни мышей, а в дозе 25 мг/кг значимо (p<0,01) увеличивал ее на 68%. Актопротектор бемитил в дозах 50 и 100 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал этот показатель на 32% и 48% соответственно (табл.3).

При этом по выраженности противогипоксического действия на модели острой гипобарической гипоксии ОА (25 мг/кг) не уступает препаратам сравнения: мексидолу (100 мг/кг), амтизолу (25 мг/кг) и бемитилу (50 и 100 мг/кг).

На модели острой нормобарической гипоксической гипоксии с гиперкапнией (в гермокамере) ОА в дозах 5 и 10 достоверно не изменял, а в дозе 25 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал продолжительность жизни мышей на 26% (табл.3).

Мексидол в дозе 50 мг/кг достоверно не влиял, а в дозе 100 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал данный показатель на 23%. Амтизол в дозе 10 мг/кг также достоверно не влиял на продолжительность жизни мышей, а в дозе 25 мг/кг значимо (p<0,01) увеличивал ее на 25%. Бемитил в дозе 50 мг/кг достоверно не изменял этот показатель, а в дозе 100 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал его на 22%.

При этом по выраженности противогипоксического действия на модели острой нормобарической гипоксической гипоксии с гиперкапнией ОА (25 мг/кг) не уступает препаратам сравнения; мексидолу (100 мг/кг), амтизолу (25 мг/кг) и бемитилу (100 мг/кг).

Итак, ОА способен увеличивать продолжительность жизни мышей на двух моделях острой гипоксии, не уступая при этом по выраженности противогипоксического действия таким препаратам сравнения как мексидол (его ближайший аналог), эталонный антигипоксант амтизол и актопротектор бемитил.

Пример 4. Термопротекторное действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината (ОА) у мышей (табл.4)

Гипертермию моделировали у белых нелинейных мышей-самцов массой 20-24 г в термокамере (температура воздуха 45°C и относительная влажность 70%), передняя стенка которой была выполнена из прозрачного органического стекла для визуальной регистрации поведенческих реакций и продолжительности жизни животных. Продолжительность жизни мышей регистрировали с помощью секундомера (до остановки дыхания) в минутах (с точностью до 0,1 мин). Исследуемые вещества [ОА и препараты сравнения (мексидол и известный актопротектор бемитил)] и 0,9% раствор NaCl (контроль) вводили однократно в/б за 60 мин до помещения мышей в термокамеру. Выбор актопротектора бемитила в качестве препарата сравнения был обусловлен тем, что хорошо известна его способность повышать устойчивость организма человека и животных к нежелательному воздействию высоких температур [1, 15].

Было обнаружено, что ОА в дозе 30 мг/кг дает отчетливый термопротекторный эффект, увеличивая на 27% (p<0,02) продолжительность жизни мышей в термокамере (табл.4).

Мексидол в дозе 50 мг/кг достоверно не влиял, а в дозе 100 мг/кг значимо (p<0,05) увеличивал продолжительность жизни животных в термокамере на 23%. Бемитил в дозе 100 мг/кг значимо (p<0,02) увеличивал этот показатель на 30%.

При этом по выраженности термопротекторного действия ОА (30 мг/кг) не уступает препаратам сравнения мексидолу (100 мг/кг) и бемитилу (100 мг/кг).

Итак, ОА способен увеличивать продолжительность жизни мышей в термокамере, не уступая при этом по выраженности термопротекторного действия мексидолу и бемитилу.

Пример 5. Антиамнестическое действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината (ОА) на различных моделях амнезии у мышей и крыс (табл. 5-8)

Исследования выполнены на белых нелинейных мышах-самцах массой 20-28 г. Влияние ОА и препаратов сравнения (мексидол, традиционный ноотроп пирацетам, оригинальное отечественное ноотропное средство семакс и эталонный антигипоксант амтизол) на процессы обучения и памяти у животных исследовали, используя условную реакцию пассивного избегания (УРПИ) электрокожного раздражения [2]. Выработку УРПИ у мышей производили на основе электрокожного подкрепления по методу Cumin et al. (1982) [23] с учетом рекомендаций Mondadori et al. (1990) [25]. Мышей подвергали воздействию электросудорожного шока (ЭСШ) (50 Гц, 50 мА, 0,3 с, транспиннеально) сразу после обучения УРПИ [11]. У животных контрольной группы вызывали псевдоЭСШ. Для воспроизведения модели скополаминовой амнезии м-холиноблокатор вводили мышам в/б в дозе 1 мг/кг сразу после обучения УРПИ [11], Острую нормобарическую гипоксическую гипоксию с гиперкапнией воспроизводили путем помещения мышей (поодиночке) в гермокамеру. В качестве комплексного экстремального воздействия использовали плавание мышей в холодной воде (ПМХВ) с одновременным вращением колеса до изнеможения. Исследуемые вещества вводили однократно в/б за 10 (семакс), 30 (амтизол) или 60 мин (все остальные вещества) до обучения мышей. Семакс на модели амнезии, вызванной ЭСШ, вводили в/б в период генерализованных судорог. Животные контрольных групп получали (в/б) в том же объеме 0,9% раствор NaCl. Сохранность УРПИ проверяли через 24 часа после амнезирующего воздействия.

На модели амнезии, вызванной электросудорожным шоком, было обнаружено, что у мышей ОА (30 мг/кг) существенно ослаблял выраженность амнезии УРПИ в 2,9 раза (p<0,01).

Препарат сравнения мексидол (50 мг/кг) также значимо (p<0,01) ослаблял амнестический эффект в 2,3 раза, а пирацетам (800 мг/кг) почти полностью предупреждал развитие амнезии УРПИ. Мексидол (30 мг/кг), семакс (0,025, 0,1 и 0,2 мг/кг), пирацетам (200 мг/кг) и эталонный антигипоксант амтизол (30 мг/кг) существенно не влияли на амнезию УРПИ (табл.5).

При этом по выраженности антиамнестического действия ОА (30 мг/кг) не уступает препаратам сравнения мексидолу (50 мг/кг) и пирацетаму (800 мг/кг).

На модели скополаминовой амнезии было обнаружено, что у мышей ОА (30 мг/кг) существенно ослаблял выраженность амнезии УРПИ в 2,5 раза (p<0,05).

Препарат сравнения мексидол (50 мг/кг) также значимо (p<0,01) ослаблял амнестический эффект в 2,2 раза. Ноотропы пирацетам (800 мг/кг) полностью и семакс (0.1 мг/кг) почти полностью предупреждали развитие амнезии УРПИ. Мексидол (30 мг/кг), семакс (0,025 и 0,2 мг/кг), пирацетам (200 мг/кг) и эталонный антигипоксант амтизол (30 мг/кг) существенно не влияли на амнезию УРПИ (табл.6).

При этом по выраженности антиамнестического действия ОА (30 мг/кг) не уступает препаратам сравнения мексидолу (50 мг/кг), семаксу (0,1 мг/кг) и пирацетаму (800 мг/кг).

На модели амнезии, вызванной острой нормобарической гипоксической гипоксией с гиперкапнией (в гермокамере), было обнаружено, что у мышей ОА (30 мг/кг), препараты сравнения мексидол (50 мг/кг) и пирацетам (800 мг/кг) практически полностью предупреждают развитие амнезии УРПИ (табл.7). Эталонный антигипоксант амтизол (30 мг/кг) был менее эффективным - ослаблял выраженность амнезии в 2,1 раза (p<0,05). Мексидол (30 мг/кг) и пирацетам (200 мг/кг) существенно не влияли на амнезию УРПИ.

При этом по выраженности антиамнестического действия ОА (30 мг/кг) не уступает препаратам сравнения мексидолу (50 мг/кг) и пирацетаму (800 мг/кг).

На модели амнезии, вызванной ПМХВ с одновременным вращением колеса до изнеможения, было обнаружено, что у мышей ОА (30 мг/кг) существенно ослаблял выраженность амнезии УРПИ в 2,3 раза (p<0,01).

Препарат сравнения мексидол (50 мг/кг) также значимо (p<0,05) ослаблял амнестический эффект в 1,9 раза. Ноотропы пирацетам (800 мг/кг) полностью и семакс (0,2 мг/кг) почти полностью предупреждали развитие амнезии УРПИ. Мексидол (30 мг/кг), семакс (0,025 и 0,1 мг/кг), пирацетам (200 мг/кг) и эталонный антигипоксант амтизол (30 мг/кг) существенно не влияли на амнезию УРПИ (табл.8).

Итак, на разных моделях амнезии ОА оказывает выраженное антиамнестическое действие, не уступая в этом отношении мексидолу (его ближайший аналог), ноотропам семаксу и пирацетаму и эталонному антигипоксанту амтизолу.

Пример 6. Нейропротекторпое действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината (ОА) (табл.9-10)

В I серии опытов исследовали пейропротекторное действие ОА и препаратов сравнения у крыс (массой 220-260 г) с экспериментальной ишемией головного мозга. В качестве препаратов сравнения были выбраны мексидол, широко используемый сегодня в неврологии при лечении ишемического инсульта, и эталонный антигипоксант амтизол. Ишемию головного мозга у крыс воспроизводили путем одномоментной перевязки (под эфирным наркозом) обеих общих сонных артерий. У ложнооперированных животных (контрольная группа №1) операция была ограничена этапом доступа к общим сонным артериям. В контрольной группе №2 крысы получали только 0,9% раствор NaCl. В подопытных группах животным вводили в/б различные вещества (ОА и препараты сравнения) 1 раз в сутки (сут) в течение 7 сут; в первые сутки - через 1 час (ч) после операции. Животных после операции наблюдали в течение 2 недель с учетом выживаемости крыс. Неврологический дефицит у животных определяли (слепым методом) по шкале McGraw et al. [24] (в баллах) каждый час в течение 24 ч, а затем 1 раз в сутки. Тяжесть состояния определяли по сумме соответствующих баллов. У ложнооперированных животных неврологический дефицит отсутствовал.

Результаты исследования нейропротекторного действия веществ представлены в табл.9. Из нее видно, что у крыс контрольной группы №2 неврологический дефицит был наиболее выражен (8,9±0,1 балла) через 2 сут после двусторонней перевязки общих сонных артерий; при этом в контроле наблюдалась гибель 31% (15 крыс из 49) животных.

Было установлено, что ОА в дозе 30 мг/кг/сут оказывает нейропротекторное действие - уменьшает летальность крыс до 12% (погибли 3 крысы из 25; p<0,05) и значимо (p<0,05) ослабляет выраженность неврологического дефицита в 1,4-1,5 раза.

Препарат сравнения мексидол в дозе 50 мг/кг/сут оказывал нейропротекторное действие - уменьшал летальность крыс до 11% (погибли 3 крысы из 27; p<0,05). Сходные достоверные изменения происходили под влиянием мексидола и с неврологическим дефицитом (ослабление в 1,4-1,6 раза, p<0,05).

Другой препарат сравнения - амтизол в дозе 30 мг/кг/сут оказал незначительное благоприятное действие: незначимо (p>0,05) снижал летальность крыс до 18% и несколько уменьшал (p<0,05) неврологический дефицит (в 1,2-1,3 раза).

Итак, можно заключить, что наиболее выражено действуют ОА (30 мг/кг/сут) и мексидол (50 мг/кг/сут). При этом ОА по влиянию на летальность и неврологический дефицит не уступает препарату сравнения мексидолу. Более того, ОА значимо (p<0,05) превосходит эталонный антигипоксант амтизол по влиянию на неврологический дефицит в 1,1-1,2 раза.

Во II серии опытов исследовали нейропротекторное действие ОА и препаратов сравнения у крыс на модели гравитационной перегрузки. Опыты проводили на белых нелинейных крысах-самцах массой 220-290 г. Гравитационную радиальную перегрузку создавали в кранио-каудальном направлении с помощью специальной центрифуги диаметром 2 м [4]. Для этого бодрствующих крыс помещали в контейнеры центрифуги в строго кранио-каудальном направлении относительно вектора центростремительного ускорения, величина которого составляла 10 g в течение 6 мин. После центрифугирования у животных определяли неврологический дефицит, как описано выше в I серии опытов. Фармакологические вещества вводили (до воздействия) в/б 4 раза (1 раз/сут в течение 3 сут и за 45 минут до начала центрифугирования). Животные контрольной группы получали 0,9% раствор NaCl.

Из 55 животных контрольной группы после 6-минутного центрифугирования (ускорение 10 g) погибли 10 крыс (18%). После центрифугирования у контрольных крыс проявлялся неврологический дефицит в виде вялости, замедленности движений, тремора конечностей, полуптоза/птоза, пареза/паралича одной или нескольких конечностей (табл.10). Однако через 6 ч после центрифугирования визуально уже не выявлялись признаки неврологического дефицита.

ОА в дозе 30 мг/кг/сут значимо (p<0,05) снижал летальность до 3% (из 30 крыс погибла 1) и ослаблял выраженность неврологического дефицита в 1,7 раза.

Из препаратов сравнения мексидол в дозе 90 мг/кг/сут оказал значимое (p<0,05) защитное действие, снижая летальность до 0% и ослабляя выраженность неврологического дефицита в 1,7 раза (табл.10). Мексидол и амтизол в дозе 30 мг/кг/сут значимо (p<0,05) ослабляли выраженность неврологического дефицита в 1,5 раза, но летальность уменьшали только до 6-10% (p>0,05).

По выраженности действия в отношении неврологического дефицита ОА (30 мг/кг/сут) значимо (p<0,05) превосходил мексидол и амтизол в дозе 30 мг/кг/сут в 1,1 раза и не уступал мексидолу в дозе 90 мг/кг/сут.

Значит, ОА оказывает нейропротекторное действие на модели ишемии головного мозга, вызванной у крыс воздействием гравитационной перегрузки, превосходя по выраженности действия в отношении неврологического дефицита эталонный антигипоксант амтизол и не уступая мексидолу (в дозе в 3 раза выше).

Таким образом, на разных моделях ишемии головного мозга у крыс ОА оказывает нейропротекторное действие, превосходя по его выраженности эталонный антигипоксант амтизол и не уступая другому препарату сравнения - мексидолу (в более высоких дозах).

Итак, ОА способен повышать физическую работоспособность мышей в обычных и экстремальных условиях, превосходя по выраженности актопротекторного действия такие препараты сравнения как мексидол (его ближайший аналог) и актопротекторы бемитил и бромантан.

На двух моделях острой гипоксии (острой гипобарической гипоксии и острой нормобарической гипоксической гипоксии с гиперкапнией) ОА способен увеличивать продолжительность жизни мышей, не уступая при этом по выраженности противогипоксического действия мексидолу и другим препаратам сравнения - эталонному антигипоксанту амтизолу и актопротектору бемитилу.

ОА также способен увеличивать продолжительность жизни мышей в термокамере, не уступая при этом по выраженности термопротекторного действия мексидолу и бемитилу.

На разных моделях амнезии ОА оказывает выраженное антиамнестическое действие, не уступая в этом отношении мексидолу, ноотропам семаксу и пирацетаму и эталонному антигипоксанту амтизолу.

На разных моделях ишемии головного мозга у крыс (модель ишемического инсульта и ишемии, вызванной воздействием гравитационной перегрузки) ОА оказывает нейропротекторное действие, превосходя по его выраженности эталонный антигипоксант амтизол и не уступая другому препарату сравнения - мексидолу (в более высоких дозах).

Таким образом, на разных моделях ОА превосходит и/или не уступает ближайшему аналогу заявляемого средства мексидолу, а также другим препаратам сравнения.

Литература

1. Бобков Ю.Г., Виноградов В.М., Катков В.Ф. и др. Фармакологическая коррекция утомления. - М.: Медицина, 1984. - 208 с.

2. Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон П.Д. Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения: пер. с англ. / Под. ред. Батуева А.С. - М., Высш. шк., 1991. - 399 с.

3. Воронина Т.А. Отечественный препарат нового поколения мексидол: основные эффекты, механизм действия, применение. - М., 2004. - 21 с.

4. Гаевый М.Д., Аджиенко Л.М., Макарова Л.М., Абдулсалам А.А. Ишемия головного мозга, вызванная гравитационной перегрузкой // Экспер. и клин. фармакол. - 2000. - Т.63, №3. - С.63-64.

5. Гончаров С.Ф., Гармаш О.А., Власенко В.Ф. Служба специализированной (санитарно-авиационной) скорой медицинской помощи: состояние и перспективы развития // Медицина катастроф. - 2008. - №1. - С.5-10.

6. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. - М.: Медицина, 2001. - 328 с.

7. Инсульт: диагностика, лечение, профилактика / Под редакцией З.И.Суслиной, М.А.Пирадова - М. «МЕДпресс-информ», 2008. - 288 с.

8. Машковский М.Д. Лекарственные средства. 15-е изд. - М. «Новая Волна», 2008. - 1206 с.

9. Методические рекомендации по экспериментальному изучению препаратов, предлагаемых для клинического изучения в качестве антигипоксических средств / Под редакцией Л.Д.Лукьяновой. - М., 1990. - 18 с.

10. Морозов И.С., Климова Н.В., Сергеева С.А. и др. Производные адамантана, повышающие устойчивость организма к экстремальным воздействиям // Вестник Российской академии медицинских наук. - 1999. - №3. - С.28-32.

11. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ / Под редакцией Р.У.Хабриева. - М. Минздрав РФ, 2005. - 832 с.

12. Рылова М.Л. Методы исследования хронического действия вредных факторов в эксперименте. М.: «Медицина». - 1964. - 228 с.

13. Самойлов Н.Н., Стратиенко Е.П., Цеева Ф.Н. и др. Методика оценки физической работоспособности мышей в условиях гипоксии с гиперкапнией // Вестник Межд. акад. наук экологии и безопасности жизнедеятельности. - 2002. - №5. С.-189-191.

14. Скворцова В.И. Ишемический инсульт: патогенез ишемии, терапевтические подходы // Невролог. журн. - 2001. - Т.6, №3. - С.4-9.

15. Смирнов А.В. Актопротекторы как самостоятельный фармакологический класс // Николай Васильевич Лазарев и современная наука / Под ред. А.В.Смирнова и Г.А.Софропова. - СПб., 1997. - С.45-60.

16. Суслина З.А., Смирнова И.П., Танашян М.М. и др. Клиническая эффективность мексидола и влияние его на реологические свойства крови и гемоперфузию головного мозга при хронических формах цереброваскулярных заболеваний. - М., 2002. - 19 с.

17. Ушаков И.Б., Володин А.С., Чикова С.С., Зуева Т.В. Медицинские аспекты защиты здоровья населения от вредного воздействия факторов окружающей среды // Гигиена и санитария. - 2005. - №6. - С.29-34.

18. Ушаков И.Б., Зинкин В.Н., Солдатов С.К. и др. Влияние высокоинтенсивного авиационного шума на показатели гемодинамики инженерно-технического состава Военно-Воздушных Сил // Воен.-мед. журн. - 2007. - Т.328, №1. - С.52-57.

19. Федеральное руководство по использованию лекарственных средств (формулярная система). Выпуск XI // Под редакцией А.Г.Чучалина, Ю.Б.Белоусова, В.В.Яснецова - М.: «Эхо», 2010. - 944 с.

20. Федин А.И., Румянцева С.А., Миронова О.П., Евсеев В.П. Применение антиоксиданта мексидола у больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Методические рекомендации. - М., 2002. - 16 с.

21. Чиж И.М., Шелепов A.M., Максимов Г.К. и др. О законах (закономерностях) и принципах медицинского обеспечения Вооруженных Сил // Воен.-мед. журн. - 2004. - Т.325, №9. - С.4-10.

22. Яснецов Вик.В., Воронина Т.А. Исследование противогипоксических и антиамнестических свойств мексидола и семакса // Экспер. и клин. фармакол. - 2010. - Т.73, №4. - С.2-7.

23. Cumin R., Bandle E.F., Gamzu E., Haefely W.E. Effect of the novel compound antiracetam (Ro 13-5057) upon impared learning and memory in rodents // Psychopharmacol. - 1982. - Vol.78. - P.104-111.

24. McGraw С.P., Pashayan A.G., Wendel O.T. Cerebral infarction in the Mongolian gerbil exacerbated by phenoxybenzaminetreatment // Stroke. - 1976 - Vol.7, No 5. - P.485-488.

25. Mondadori С., Bhatnagar A., Borkovski J., Häusler A. Involvement of a steroidal component in the mechanism of action of piracetam-like nootropics // Brain Res. - 1990. - Vol.506 - P.101-108.

Применение химического соединения 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния L-аспарагината в качестве средства, обладающего актопротекторной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и термопротекторной активностью.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине, а именно к защитным композициям от ишемии/реперфузии, содержащим по меньшей мере одно кетоновое тело, выбранное из -гидроксибутирата, ацетоацетата и их фармацевтически приемлемых солей и мелатонина.

Изобретение относится к области медицины, конкретно - к новому химическому соединению, производное 3-(2,2,2-триметилгидразиний) пропионата - никотинат 3-(2,2,2-триметилгидразиний) пропионат калия, (CH3)3N+NHCH2 CH2COOKRCOO-, где , обладающее противоишемической активностью.

Изобретение относится к биологически активным пептидам, способным влиять на метаболическое и функциональное состояние сердца, а также к лекарственным средствам на их основе.

Изобретение относится к области медицины, конкретно к новому химическому соединению, производному 3-(2,2,2-триметилгидразиний)пропионата - 5-гидрокисиникотинат 3-(2,2,2-триметилгидразиний)пропионат калия, (CH3)3N+HCH2CH2COOKRCOO-, где обладающее противоишемической активностью.

Изобретение относится к области медицины, конкретно к новому химическому соединению, производному 3-(2,2,2-триметилгидразиний)пропионата - глицинату 3-(2,2,2-триметилгидразиний) пропионата калия, (CH3)3N +NHCH2CH2COOKRCOO-где , обладающему противоишемической активностью.
Изобретение относится к области фармацевтики. .

Изобретение относится к соединениям формулы I, а также к их физиологически приемлемым солям где: Х означает NH; R1 означает (С 1-С6)-алкил; R2 означает ОН; R2' означает Н; R5' означает (С1-С6)-алкилен-O-S(O) 2-R6; R3, R3', R4, R4' и R5 независимо друг от друга означают Н, ОН, (С1-С6)-алкилен-O-S(O) р-R6, O-(СН2)m-фенил; причем по меньшей мере один из радикалов R3, R3', R4, R4' и R5 имеет значение -O-(СН2)m-фенил; R6 означает ОН; m=1; р=2.

Изобретение относится к медицине, а именно к кардиологии, и может быть использовано для защиты миокарда от ишемического и реперфузионного повреждения. .

Изобретение относится к медицине, а именно к кардиологии, неврологии, терапии, лабораторной диагностике, и может быть использовано для оценки эффективности сосудистой терапии по содержанию аннексин-V позитивных и негативных эндотелиальных клеток в крови.

Изобретение относится к композиции для консервирования клеток, тканей и органов, включающей в качестве активного ингредиента соединения индола и индазола формулы (1), или их фармацевтически приемлемые соли или изомеры, которые являются эффективными для предотвращения повреждения органов, выделенных клеточных систем или тканей, вызванного хранением при низких температурах, операцией по трансплантации или посттрансплантационной реперфузией.
Изобретение относится к фармацевтической промышленности, в частности к противолучевому средству. .
Изобретение относится к химико-фармацевтической и пищевой промышленности, а именно к производству лекарственных средств и биологически активных добавок к пище из растительного сырья.

Изобретение относится к биохимии и представляет собой человеческое моноклональное антитело или его фрагмент, которые специфически связываются с GM-CSF приматов и нейтрализуют его.

Изобретение относится к новым соединениям формулы (I) или их фармацевтически приемлемым солям, возможно в виде (1S)-изомеров, обладающих свойствами ингибитора семейства поло-подобных киназ(серино-треониновых киназ) PLK1.

Изобретение относится к области клеточной молекулярной биологии и представляет собой применение 3-бромофаскаплизина в качестве средства, ингибирующего активность р53 ядерного фактора транскрипции и индуцирующего активность АР-1 ядерного фактора транскрипции.

Изобретение относится к созданию новых биологически активных соединений противосклеротического действия. .

Изобретение относится к способу получения магнитных железосодержащих наночастиц для использования в медицинских целях. .

Изобретение относится к медицине, а именно к физиотерапии, и может быть использовано для лазерофореза биологически активных веществ с большой молекулярной массой. .
Наверх