Способ лечения больных шизофренией


 


Владельцы патента RU 2415666:

Общество с ограниченной ответственностью "Научно-производственная фирма "Материа Медика Холдинг" (RU)
УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ МЕДИЦИНСКИХ НАУК НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАМН (RU)

Предлагаемое изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и касается лечения шизофрении. Для этого в дополнение к адекватной психотропной терапии вводят анаферон в дозе по 2 таблетки 4 раза в день через равные промежутки времени вне связи с приемом пищи в течение 25-35 дней. Такое комплексное лечение, включающее введение иммуномодулятора анаферона в разработанном режиме и дозах, обеспечивает позитивную динамику в системе иммунитета, а также улучшение клинических показателей, регистрируемых по шкалам PANSS, AIMS и CGI. 7 табл.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и может быть использовано для лечения больных шизофренией.

Известен способ лечения больных шизофренией, обычно используемый в клинике, заключающийся в том, что больным проводится психофармакотерапия, адекватная их психическому состоянию. Назначаются нейролептики антипсихотического и седативного действия, антидепрессанты [1]. В последние годы в лечении больных шизофренией применяются атипичные нейролептики [2]. Данный способ является наиболее близким к заявляемому по технической сущности и достигаемому результату и выбран в качестве прототипа. Описанные способы обладают следующими недостатками: при длительном лечении как типичными, так и атипичными нейролептиками нередко возникают разнообразные побочные проявления и осложнения [3], что снижает эффективность лечения больных шизофренией.

Учитывая тяжесть шизофренического процесса, необходимость длительного, в большинстве случаев пожизненного приема психотропных препаратов, приоритетным остается совершенствование методов и расширение арсенала лекарственных средств, повышающих эффективность терапии больных шизофренией.

Задачей предлагаемого изобретения является повышение эффективности лечения больных шизофренией, а именно улучшение клинических показателей, регистрируемых по шкалам PANSS (шкала выраженности психопатологической симптоматики), AIMS (шкала патологических, непреднамеренных движений в процессе терапии) и CGI (шкала общего клинического впечатления).

Поставленная задача решается путем дополнительного назначения больным шизофренией в комплекс адекватной психотропной терапии анаферона по 2 таблетки на прием 4 раза в день через равные промежутки времени вне зависимости от приема пищи; длительность назначения анаферона 25-35 дней.

Новым является использование анаферона в комплексе терапии больных шизофренией в дозе по 2 таблетки на прием 4 раза в день через равные промежутки времени вне зависимости от приема пищи в течение 25-35 дней.

Анаферон (ООО «НПФ «МАТЕРИЛ МЕДИКА ХОЛДИНГ») выпускается в форме таблеток (для рассасывания), содержит антитела к гамма-интерферону человека, аффинно очищенные: смесь гомеопатических разведений C12, C30, C200; разрешен фармакологическим комитетом к применению в медицинской практике в качестве иммуностимулирующего гомеопатического средства (P №003362/01 от 10.03.2009).

В последние годы все большую значимость приобретает нейроиммунная модель шизофрении, согласно которой в качестве важнейших звеньев патогенеза рассматриваются как изменения в нейрохимических структурах головного мозга и регулирующего влияния ЦНС на иммунитет, так и нарушение иммунокомпетентными клетками продукции цитокинов, играющих ключевую роль в передаче сигналов между нервной и иммунной системами [4-9]. Учитывая эти данные, целесообразным, перспективным и безопасным может быть использование для лечения больных шизофренией анаферона, содержащего антитела к интерферону в сверхмалых дозах, поскольку основной характеристикой этого препарата является способность индуцировать функцию эндогенных интерферонов, оказывая «щадящее», сбалансированное терапевтическое воздействие.

В заявляемой совокупности новые признаки выявили новые свойства анаферона, явным образом не вытекающие из уровня техники в данной области и не являющиеся очевидными для специалиста. В научно-медицинской и патентной литературе не обнаружено указаний на использование анаферона в комплексе терапии больных шизофренией.

Изобретение может быть использовано в клинической практике с целью повышения эффективности лечения больных шизофренией.

Исходя из вышеизложенного следует считать предлагаемое изобретение соответствующим критериям «Новизна», «Изобретательский уровень» и «Промышленная применимость».

Способ осуществляется следующим образом. Больным шизофренией в комплекс психотропной терапии дополнительно включают анаферон в дозе по 2 таблетки 4 раза в день через равные промежутки времени вне связи с приемом пищи в течение 25-35 дней.

В качестве иллюстрации приводим клинический пример.

Больной П-ов Р.Н., 1982 г.р., история болезни №330.

Анамнез: Наследственность манифестными формами психозов не отягощена. Родился первым ребенком в семье. Беременность и роды у матери протекали физиологично. Рос и развивался соответственно возрасту. В детстве перенес паратотит, краснуху без осложнений, дважды болел воспалением легких. Со слов родителей пациента, с детства был тихим, замкнутым, очень скромным, малообщительным, старался держаться в стороне от сверстников, но при этом отличался особой любознательностью. Рано начал читать, писать. В школу пошел с 6 лет, учился очень хорошо, с интересом. При этом в общественной жизни школы не участвовал, со сверстниками в общении был избирательным. Всегда был робким и застенчивым по отношению к противоположному полу. Любил тихое, спокойное времяпрепровождение, очень много читал. Любимыми писателями были Ф.Достоевский и М.Булгаков. Близких друзей не было, контакты носили крайне формальный характер. Учителя его всегда ставили в пример перед другими одноклассниками за отличную успеваемость и примерное поведение. При окончании 9 классов школы в аттестате были все пятерки; 10 и 11 классы заканчивал в Гуманитарном лицее. Учился по-прежнему хорошо, после чего поступил в ТГУ на исторический факультет. С этого времени очень сильно изменился по характеру, стал еще более замкнутым, прекратил встречаться с приятелями, начал пропускать занятия, потерял интерес к учебе, подолгу мог сидеть за одной книгой, при этом не понимая, что в ней написано, терял основную мысль: «витал где-то далеко», либо смотрелся в зеркало. Через полгода учебу оставил. На следующий год поступил в ТПУ на факультет общественных связей, но учиться не смог: «мысли путались, обрывались, не мог сконцентрировать внимание, ухудшилась память…». В группе был «изгоем», с ним никто не общался, подсмеивались над ним в связи с его странным поведением. Перестал следить за внешним видом, стал неряшливым, ленивым, отказывался умываться, заправлять постель. Большую часть времени проводил лежа на диване, «мечтал о любимой девушке», мастурбировал. Говорил родителям о том, что не сможет учиться, т.к. у него нет любимой подруги, близкого человека, но реального действия познакомиться с девушкой не предпринимал.

В 2000 году поступил на Юридический факультет ТГУ, но проучился там один месяц и вновь перестал ходить на занятия. Часто жаловался на отсутствие цели в жизни, стал высказывать пассивные суицидальные мысли. Кроме того, появилась несвойственная ранее раздражительность, отказывался выполнять домашние поручения. В поведении стал несколько дурашливым, начал нелепо улыбаться, смеяться, появились странности в движениях и речи.

С 2001 года родители устроили пациента в коммерческую школу на бухгалтерские курсы, с трудом проучился в течение 2 месяцев. Говорил, что трудно сосредоточиться, «нет мыслей в голове». Сказал отцу о том, что причиной того, что с ним происходит, является: «желание родителей убить его в детстве».

По инициативе родителей был проконсультирован психотерапевтом в «Биоинтермеде», откуда был направлен в клиники НИИПЗ СО РАМН и госпитализирован во 2 отделение, где впервые находился на лечении с 05.06.2001 по 06.07.2001 с диагнозом: Шизотипическое расстройство, шифр F21 (реабилитационный). На момент поступления соматически патологии внутренних органов не было выявлено. Неврологически выявлялись резидуальные микрознаки, вероятно, антенатального генеза. При поступлении вел себя несколько нелепо, неадекватно, на лице часто возникала неадекватная теме разговора улыбка, заинтересованности в беседе не проявлял. Говорил, что ему трудно сосредоточиться, подобрать нужное слово, т.к. в голове: «пустота и нет мыслей». Жаловался на апатию, лень, отсутствие интересов, сонливость. Периодически возникали раздражительность, ощущение насильственного смеха. Сообщал, что окружающие раздражают его, т.к. могут подсмеиваться над ним: «замечая, что я сумасшедший». Испытывал желание подолгу смотреться в зеркало, т.к. считал, что изменился внешне, мешала улыбка на лице. Ощущал, что мир вокруг стал нереальным: «как будто вокруг туман». Периодически беспокоили головные боли, неустойчивое настроение. Мышление аморфное, непоследовательное, наблюдались частые соскальзывания, шперрунги, элементы разорванности. В отделении держался обособленно, большую часть времени проводил лежа в кровати, бесцельно смотрел в потолок. Получал лечение: азалептин 150 мг/сут, галоперидол 10 мг/сут, циклодол 2 мг/сут, хлорпротиксен 100 мг/сут. Через две недели после госпитализации повысилась температура до 39 градусов, снижалась до субфебрильной только при назначении литической смеси. Пациент был выписан в сопровождении родителей для дообследования в соматическом стационаре.

После обследования вновь поступил в клинику 25.06.2001 г. Был вял, монотонен, безинициативен; периодически возникали раздражительность, злобность, ощущение, что к нему предвзято относятся. На фоне лечения состояние улучшилось, дезактуализировались идеи отношения, стал живее, активнее, подвижнее. В мышлении отмечались единичные шперрунги и расплывчатость. Проводились дополнительные обследования, на ЭЭГ были выявлены нарушения процессов корково-подкорковых взаимоотношений на фоне умеренных общих изменений биоэлектрической активности. Гипореактивность на внешние сенсорные стимулы. Смещения срединных структур головного мозга не было выявлено. Состояние постепенно улучшилось, прошла раздражительность, идеи отношения дезактуализировались, стал живее, активнее, подвижнее. По просьбе родителей был выписан из стационара.

Вторая госпитализация в психиатрическую больницу г.Томска, где находился с 13.08.2006 по 30.08.2006. Из выписного эпикриза из истории болезни №486 известно, что получил 2 группу инвалидности по психическому заболеванию, был выписан с диагнозом: Шизофрения, параноидная форма, непрерывно-прогредиентное течение (F20.00), ремиссия C по гипоаффективному типу. Был взят на «Д» учет в ПНД с диагнозом: Параноидная шизофрения, неоднократно получал стационарную психиатрическую помощь. Госпитализация была вызвана сменой психического состояния, когда нарушился сон, появились мысли о собственной никчемности, ущербности, стал раздражительным, конфликтовал с сестрой, родителями. Считал, что самое важное в жизни, единственное, для чего стоит жить, - это секс и все, что с ним связано, все остальное «ерунда». Со слов сопровождающего пациента в психиатрическое отделение отца, сын прекратил прием медикаментозной терапии после выписки из стационара, не получал инъекции пролонгированных препаратов. Около месяца назад нарушился ритм ночного сна - спал в течение всего дня и бодрствовал ночами. Был госпитализирован в порядке скорой помощи. При поступлении в отделение настроение было снижено, молчалив, подавлен с его загруженностью психопатологическими переживаниями. Отмечал, что сложно «переключиться на другие темы», не может не думать о своей никчемности, только о сексуальной неудовлетворенности. Мимика застывшая, двигательно скован. Присутствуют наплывы мыслей и их звучание в голове. В мышлении шперрунги, ментизмы, соскальзывания. Критика к своему состоянию носила формальный характер. Был загружен собственными переживаниями, негативистичен. Суицидальные тенденции отрицал, но тут же поправлял себя: «в жизни все бывает, сегодня - нет, а завтра - да…». Мышление паралогичное. Испытывал чувство открытости - «мои мысли голые». Мимика скудная, гипомимичен. Временами цинично высказывался: «у всех секс, мне нужен секс…». Был выписан с рекомендацией приема инъекции галоперидола-деканоата 50 мг в/м ежемесячно, азалептин 50 мг/сут.

Повторно находился на лечении во 2 отделении клиники НИИПЗ СО РАМН с 13.09.2006 по 06.12.2006 с диагнозом: Шизофрения, параноидная форма, непрерывно-прогредиентное течение (F20.00). К этому времени пациент находился на инвалидности, лечение после выписки из психиатрического стационара не принимал. Пытался продолжить учебу, однако учиться не смог, почему, точно объяснить не может. Считает, что психическое состояние ухудшилось из-за постоянного прослушивания рок-музыки, неудачных отношений с девушкой. Сообщал, что после выписки из психиатрического стационара г.Северска был заторможенным, не мог учиться и работать. Целыми днями сидел дома, иногда помогал родителям, но в основном ничем не занимался. За несколько дней до поступления в стационар нарушился сон, стал считать себя неудачником, объявил родителям, что они неправильно его воспитывали и из-за этого у него нарушены отношения с девушками, неоднократно набрасывался на родителей с кулаками, после чего самостоятельно попросил вызвать скорую помощь.

Поступал в психиатрический стационар г.Северска, там в течение 17 дней получал галоперидол 20 мг/сут, азалептин 50 мг/сут, состояние улучшилось. Но после выписки оставались страхи, боялся оставаться один дома, казалось, что вот-вот должен появиться мертвец, снились кошмарные сновидения. В связи с этим состоянием был госпитализирован в клиники НИИПЗ СО РАМН. В психическом состоянии присутствовали навязчивые страхи фантастического и нелепого содержания на фоне тревожного аффекта. Так, например, пациент подолгу мог рассказывать о том, что боится появления чудовищ в квартире или мертвецов, которые должны появиться, якобы, с целью напугать «до смерти». Постоянно видит кошмарные сны фантастического, ужасающего содержания, например как мертвецы бродят с отрезанными головами, вместе с ними разные чудовища и т.д. В мышлении отмечались аморфность, амбивалентность и выраженные эмоционально-волевые расстройства. Обследовался специалистами, окулистом было выявлено умеренное расширение вен сетчатки; терапевтом был выставлен диагноз ахолазии пищевода, синусовая тахикардия. После выписки из стационара, со слов отца пациента, по предложенной научной программе врачом-психиатром ПНД принимал сертиндол 12 мг/сут до осени 2007 года. Чувствовал себя относительно удовлетворительно. Затем в связи с окончанием программы был переведен на риссет 4 мг/сут. В течение месяца состояние оставалось стабильным, а затем постепенно стал отмечать пассивность. Дома больше лежал, ничем не занимался. В течение двух недель в феврале тайком от родителей прекратил лечение. Состояние ухудшилось еще больше, стал раздражительным, нетерпимым. Возобновил прием рисполепта 4 мг/сут, возникло ощущение внутреннего напряжения, состояние не улучшилось. В связи с этим обратился во 2 отделение клиники НИИПЗ СО РАМН.

В стационаре находился с 28.02.2008 по 09.04.2008 с диагнозом: Шизофрения, параноидная форма, непрерывно-прогредиентное течение (F20.00). Давность расстройства составляет 7 лет. С 2001 по 2008 годы у пациента было пять госпитализаций в Томскую областную клиническую психиатрическую больницу, психиатрический стационар г.Северска и НИИ психического здоровья СО РАМН.

Психический статус на момент поступления: Все виды ориентировки сохранены. Одет небрежно, в помятую одежду, волосы сальные, растрепанные. Движения несколько замедленные, неловкие, «роботоподобные». На беседу подходит неохотно, только по приглашению. Избегает визуального контакта. Взгляд устремлен в пол либо в сторону. Во время беседы сидит в однообразной позе. Пантомимика скудная, маловыразительная, лицо гипомимичное. На вопросы отвечает неохотно, отдельными словами, короткими фразами с длительными паузами. Негативно относится к медикаментозному лечению, критика к своему состоянию отсутствует. В месте нахождения, во времени, собственной личности ориентирован верно. Наличие обманов восприятия выявить не удается. Речь отрывистая, в беседе старается не участвовать, стремится закончить разговор и уйти. При этом во время беседы часто забывает, о чем говорил, теряет основную мысль, не может вспомнить, без всякого логического перехода перескакивает с одной темы на другую, вплоть до разорванности: «почему ахолазия пищевода кроме как оперативно не лечится, почему на улице неприятно пахнет, что родственники сказали, не пойму, что-то не то…». При этом раздражителен, озлоблен. Возмущается по различным поводам. В отделении держится отгороженно, практически ни с кем не общается, инициативы не проявляет; большую часть времени проводит в палате в пределах постели, укрывшись с головой одеялом и отвернувшись к стене. Просьбы медперсонала выполняет с недовольством, однако при этом пассивно подчиняем.

Таким образом, в психическом состоянии на первый план выходят выраженные специфические расстройства в ассоциативной сфере в виде паралогичности, соскальзываний, амбивалентности, обрывов мыслей, шперрунгов, вплоть до разорванности, с выраженным эмоционально-волевым снижением, обеднением, эмоциональной выхолощенностью по типу апато-абулической симптоматики и негативизмом, а также нарастанием социальной изоляции-аутизации. Выраженность психопатологической симптоматики (по шкале PANSS): сумма баллов негативных симптомов - 25 баллов, позитивных симптомов - 13 баллов, общих симптомов - 41 балл, общий балл - 79. Общий балл симптоматики по шкале патологических, непреднамеренных движений (AIMS) составил 3 балла; наблюдались следующие патологические непреднамеренные движения: постукивания стопой об пол, удары пяткой, переступание с ноги на ногу, движения лба, бровей.

Соматическое состояние: Заключение терапевта - гиперстенического телосложения, избыточного питания, рост 180 см, вес 104 кг. Кожные и слизистые покровы физиологической окраски. Язык обложен белым налетом. В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. Тоны сердца ясные, ритмичные. Артериальное давление 135/71 мм рт.ст, пульс 71 уд./мин. Живот мягкий, безболезненный. Печень выступает на 1 см из под края реберной дуги, безболезненная. С-м поколачивания отрицательный с обеих сторон. Физиологически отправления в норме. Диагноз: Ахолазия пищевода. Ожирение I ст. Жировой гепатоз. ЭКГ - нарушение процессов реполяризации в миокарде желудочка. ЭЭГ - очаг патологической активности не регистрируется. Данных за эпиактивность нет. Пароксизмальная активность не выявлена. Слабо выраженные общие изменения биоэлектрической активности коры головного мозга с удовлетворительными показателями реактивности на внешние сенсорные стимулы. Заключение невролога - резидуальная микроорганическая симптоматика, вероятно, антеперинатального генеза. Заключение окулиста - диски зрительных нервов ровные, зрачки четкие, умеренно расширенные зрачки; вены сетчатки, периферия б/о.

Общий анализ крови: на момент начала комбинированной терапии наблюдается лейкоцитоз (13,8·109/Л), нейтрофилия (сегментоядерные лейкоциты 80%), относительная лимфопения (15%).

Иммунологическое обследование: выявлена вторичная иммунная недостаточность со снижением относительного количества Т-лимфоцитов (CD3+) - 1,12·109/Л (54%), соотношения CD4/CD8 за счет повышения цитотоксических Т-лимфоцитов (CD8+) - 0,95·109/Л (46%); снижением уровня циркулирующих иммунных комплексов (31 ус.ед.). Остальные показатели в пределах нормы: лимфоциты абсолютные - 2,07·109/Л; Т-лимфоциты CD2+ - 1,55·109/Л (75%); Т-хелперы-индукторы (CD4+) 0,95·109/Л (46%); лимфоциты HLA-DR+-фенотипа - 0,23·109/Л (11%); B-лимфоциты CD20+ - 0,08·109/Л (4%); натуральные киллеры CD16+ - 0,10·109/Л (5%); IgM - 0,70 г/л; IgA 1,76 г/л; IgG - 12,36 г/л; фагоцитарная активность лейкоцитов - 74%). Митогениндуцированная продукция ИФН-гамма составила 1640,24 пкг/мл/106 МНК, спонтанная продукция ИФН-гамма - 0,00 пкг/мл/106 МНК, уровень сывороточного ИФН-гамма - 2,00 пкг/мл.

Больному назначена адекватная психическому состоянию психофармакотерапия: сертиндол 16 мг/сут, хлорпротиксен 50 мг/сут, финлепсин 150 мг/сут. Дополнительно к психотропной терапии назначен анаферон по 2 табл. 4 раза в день через равные промежутки времени вне связи с приемом пищи в течение 29 дней.

Через 29 дней комбинированной терапии психофармакологическими препаратами и анафероном у пациента наблюдалось значительное уменьшение апато-абулической симптоматики, пациент стал активнее, начал проявлять больше инициативы, стал помогать медперсоналу, общаться с другими пациентами. В домашнем отпуске занимался домашним хозяйством. Эмоционально стал более откликаем, мягче, говорил о том, что скучает по своим родственникам, особенно по сестре.

Динамика изменения выраженности психопатологической симптоматики (по шкале PANSS) на протяжении терапии характеризуется снижением суммы баллов негативных симптомов с 25 до 9; позитивных симптомов - с 13 до 8; общепсихопатологических симптомов - с 41 до 20; общий балл снижается с 79 до 37, что говорит о значительном улучшении клинического состояния пациента.

В ходе лечения по «Шкале общего клинического впечатления» CGI отмечается значительное улучшение психического состояния с индексом эффективности 4,0 (выраженный терапевтический эффект, значительное улучшение; полная/почти полная ремиссия всех симптомов).

Динамика изменения выраженности патологических, непреднамеренных движений в процессе терапии по шкале AIMS характеризуется снижением общего балла с 3 до 0: наблюдаемые в первой точке исследования непреднамеренные движения полностью редуцировались.

У пациента в ходе 29-дневной комбинированной терапии психофармакологическими препаратами и анафероном выявлена благоприятная динамика показателей крови и иммунитета: снижение количества лейкоцитов с 13,8·109/Л до 7,5·109/Л, повышение количества лимфоцитов с 2,07·109/Л (15%) до 3,08·109/Л (41%), повышение абсолютного и относительного содержания натуральных киллеров (CD16+) с 0,10·109/Л (5%) до 0,22·109/Л (7%), снижение цитотоксических Т-лимфоцитов (CD8+) с 0,95·109/Л (46%) до 0,92·109/Л (30%), повышение числа антителопродуцирующих B-лимфоцитов (CD20+) с 0,08·109/Л (4%) до 0,22·109/Л (7%), нормализовался уровень ЦИК (57 ус.ед.). У пациента отмечено повышение спонтанной продукции ИФН-гамма - с 0,00 до 59,86 пкг/мл/106 МНК и уровня сывороточного ИФН-гамма - с 2,00 до 24,00 пкг/мл.

Пациент выписан из отделения со значительным улучшением психического состояния, сформировалась ремиссия C по гипоаффективному типу.

Предлагаемый авторами способ был применен у 20 больных шизофренией (основу группы составили больные параноидной шизофренией с эпизодическим типом течения с нарастающим и стабильным дефектом) и позволил получить выраженный положительный клинический эффект.

Клиническое состояние пациентов в ходе терапии оценивали по динамике психопатологической симптоматики с помощью шкалы PANSS, учитывая среднее снижение суммарного балла, баллов позитивной и негативной симптоматики; динамике патологических непреднамеренных движений, регистрируемых по шкале AIMS; улучшению состояния в ходе лечения - по шкале CGI.

Регистрация клинической симптоматики по шкале PANSS в основной группе пациентов, принимающих анаферон, и в группе плацебо (группа больных шизофренией, сопоставимая с основной группой по клиническим и половозрастным характеристикам, принимающая плацебо на фоне адекватного лечения шизофрении психотропными препаратами) показала, что используемый комплекс терапии оказывал выраженный клинический эффект. В конце терапии в обеих группах пациентов отмечено достоверное снижение средних значений суммы баллов позитивных, негативных симптомов, общих симптомов и общего балла шкалы PANSS (табл.1, 2).

Суммарное значение симптомов патологических непреднамеренных движений более 3 баллов по шкале AIMS (умеренно и сильно выраженные) в первой точке исследования зарегистрированы у 7 пациентов группы плацебо

Таблица 2
Динамика психопатологической симптоматики по шкале PANSS у больных шизофренией, принимающих анаферон (n=20)
Симптомы 1 точка M±m σ min-max 2 точка M±m σ min-max Достоверность P между 1 и 2 точками
t-критерий Стюдента Непараметрический Манна-Уитни
Сумма баллов позитивных симптомов 17,60±1,30 σ=5,80 13,25±0,97 σ=4,34 <0,05 (=0,01) <0,05 (=0,014)
(3-33) (0-24)
Сумма баллов негативных симптомов 25,25±1,56 σ=6,97 21,20±1,67 σ=7,47 >0,05 (=0,084) <0,05 (=0,025)
(9-44) (7-42)
Сумма баллов общих симптомов 46,15±2,73 σ=11,31 (30-88) 36,25±2,73 σ=12,20 (19-60) <0,05 (=0,011) <0,05 (=0,012)
Общий балл 89,00±4,50 σ=20,14 (59-135) 70,70±4,92 σ=21,99 (37-118) <0,01 (=0,0098) <0,05 (=0,008)

и 8 пациентов группы анаферона (табл.3). В конце терапии в первой группе количество больных с данными характеристиками клинической симптоматики осталось прежним, во второй группе зарегистрировано у 3 пациентов, т.е. суммарное значение умеренно и сильно выраженных симптомов патологических непреднамеренных движений в группе пациентов, принимающих анаферон, снизилось в 2,7 раза.

Таблица 3
Динамика симптоматики патологических непреднамеренных движений (шкала AIMS) в группах обследуемых пациентов в процессе терапии
Количество пациентов
Общий балл Группа плацебо Группа анаферон
1 точка 2 точка 1 точка 2 точка
0 8 10 11 15
1 4 2 1
2 1 2
3 1 4 1
4 1 3
5 3
6 1 2 1
7 1 1 1
8 1
9 1
10
11 1
12 1
13 1
Число пациентов с количеством балов >3 7 7 8 3

Оценка эффективности терапии по шкале общего клинического впечатления CGI (табл.4) показала, что значительное и существенное улучшение в динамике терапии отмечено у 12 пациентов группы плацебо (63,2%). В группе больных, принимавших анаферон, значительное и существенное улучшение отмечалось у 17 пациентов (85,0%). Незначительное улучшение отмечено у 7 (36,8%) и 3 (15%) больных той и другой группы соответственно.

Таблица 4
Критерии эффективности комбинированной терапии больных шизофренией, оцениваемой по шкале общего клинического впечатления CGI
Критерии эффективности Количество пациентов группы плацебо Количество пациентов группы анаферон
Значительное улучшение 3 2
Существенное улучшение 9 15
Незначительное улучшение 7 3
Итого: значительное и существенное улучшение: абс./% 12/63,2% 17/85,0%

Клинический эффект комплексной терапии с включением анаферона сопровождался позитивной динамикой показателей иммунитета.

Сравнительный анализ данных показал, что у пациентов группы плацебо в конце комбинированной терапии достоверно к 1 точке обследования снижалось количество лимфоцитов, натуральных киллеров CD16+ (относительное - на уровне тенденции, абсолютное - достоверно), повышался процент цитотоксических Т-лимфоцитов CD8+ (табл.5).

Таблица 5
Динамика показателей иммунитета у больных шизофренией группы плацебо в процессе комбинированного лечения
Показатели Больные шизофренией Достоверность P между 1 и 2 точками
1 точка (n=20) 2 точка (n=19)
Лимфоциты, % 32,90±2,23 25,74±2,16 <0,05 (=0,027)
Лимфоциты, абс. 2,15±0,11 1,79±0,16
CD2+, % 70,65±2,37 73,47±2,18
CD2+, aбc. 1,53±0,09 1,34±0,14
CD4+, % 38,74±2,98 41,39±2,99
CD4+, абс. 0,84±0,08 0,76±0,08
CD8+, % 21,95±2,18 28,47±2,28 <0,05 (=0,046)
CD8+, aбc. 0,46±0,05 0,50±0,06
HLA-DR+, % 25,50±2,21 25,74±1,78
HLA-DR+, абс. 0,57±0,07 0,46±0,06
CD20+, % 10,95±1,62 11,05±0,92
CD20+, абс. 0,24±0,04 0,20±0,03
CD16+, % 9,65±1,12 7,26±0,94
CD16+, абс. 0,20±0,03 0,13±0,02 <0,05 (=0,032)
Ig M, г/л 1,36±0,10 1,46±0,10
Ig G, г/л 14,30±0,71 13,79±0,68
Ig A, г/л 2,05±0,14 1,95±0,15
ЦИК, ус.ед. 89,15±6,98 92,68±6,54
ФИ, % 65,70±3,39 65,26±3,38

В основной группе больных, принимающих в комплексе терапии анаферон (табл.6), выявлена благоприятная динамика параметров иммунитета: отсутствие снижения (тенденция к повышению) количества лимфоцитов, повышение к первой точке исследования как относительного, так и абсолютного содержания натуральных киллеров CD16+ фенотипа, активация гуморального иммунного ответа на терапию с достоверным повышением числа антителопродуцирующих B-лимфоцитов CD20+- фенотипа и концентрации IgG.

Таблица 6
Динамика показателей иммунитета у больных шизофренией группы анаферона в процессе комбинированного лечения
Показатели Больные шизофренией Достоверность P между 1 и 2 точками
1 точка (n=20) 2 точка (n=20)
Лимфоциты, % 30,35±2,61 32,80±1,57
Лимфоциты, абс. 1,92±0,13 2,05±0,12
CD2+, % 74,60±1,94 73,05±2,17
CD2+, aбc. 1,46±0,12 1,49±0,09
CD4+, % 42,89±3,22 40,11±3,49
CD4+, абс. 0,80±0,09 0,83±0,09
CD8+, % 27,10±2,50 25,65±1,61
CD8+, aбc. 0,53±0,06 0,54±0,05
HLA-DR+, % 23,00±1,84 21,40±1,62
HLA-DR+, абс. 0,43±0,04 0,44±0,05
CD20+, % 10,00±1,11 12,00±0,77
CD20+, абс. 0,18±0,02 0,24±0,02 <0,05 (=0,042)
CD16+, % 7,00±0,66 10,75±1,21 <0,01 (=0,0096)
CD16+, абс. 0,13±0,01 0,21±0,02 <0,01 (=0,007)
Ig M, г/л 1,49±0,15 1,43±0,17
Ig G, г/л 12,60±0,52 14,74±0,75 <0,05 (=0,025)
Ig A, г/л 1,63±0,08 1,73±0,13
ЦИК, ус.ед. 83,80±7,75 82,10±5,09
ФИ, % 61,30±2,97 65,50±3,06

Проведен корреляционный анализ взаимосвязей между уровнем гамма-интерферона и эффективностью проводимой терапии с использованием рангового критерия Спирмана в группе больных шизофренией, принимающих дополнительно в комплексе психотропной терапии анаферон (табл.7). Анализировались две группы пациентов: 1 группа - со значительным и существенным улучшением клинической симптоматике по шкале CGI; 2 группа - незначительное улучшение.

Таблица 7
Корреляционные взаимосвязи уровня ИФН-гамма и эффективности терапии в группе больных шизофренией, принимавших анаферон (n=20)
Митогениндуцированная продукция ИФН-гамма, 1 точка Митогениндуцированная продукция ИФН-гамма, 2 точка Спонтанная продукция ИФН-гамма, 2 точка
R=0,522 R=0,449 R=0,389
p=0,018 p=0,046 p=0,08
Примечание: R - ранговый коэффициент корреляции Спирмана

Анализ показал, что высокая митогениндуцированная продукция ИФН-гамма коррелировала со значительным и существенным улучшением клинической симптоматики (коэффициент корреляции Спирмана 0,522 и 0,449 в 1 и 2 точках соответственно, p<0,05).

Установлена также корреляционная взаимосвязь между уровнем спонтанной продукции гамма-интерферона и эффективностью терапии во второй точке исследования (ранговый коэффициент корреляции Спирмана 0,389; p=0,08).

Выявленные корреляционные взаимосвязи между уровнем продукции гамма-интерферона и клиническими критериями эффективности терапии наряду с позитивной динамикой параметров иммунитета позволяют говорить об участии анаферона в механизмах психонейроиммуномодуляции в процессе лечения больных шизофренией.

Таким образом, включение в комплекс психофармакотерапии больных шизофренией анаферона приводило к позитивным изменениям в системе иммунитета и существенному улучшению клинических показателей (позитивных, негативных, общих симптомов), регистрируемых по шкале PANSS; более благоприятной по сравнению с группой плацебо динамике показателей по шкале AIMS и по шкале общеклинического впечатления CGI и в целом способствовало повышению эффективности лечения больных шизофренией.

Литература

1. Авруцкий Г.Я., Недува А.А. Лечение психически больных. - М.: Медицина. - 1988. - 528 с.

2. Мосолов С.Н., Калинин В.В., Еремин А.В. Сравнительная эффективность и переносимость нового поколения антипсихотических средств при лечении обострений шизофрении (метаанализ оригинальных исследований оланзапина, рисперидона, кветиапина, клозапина и галоперидола). Новые достижения в терапии психических заболеваний. Под. ред. проф. С.Н.Мосолова. М. - 2002. - С.82-94.

3. Мосолов С.Н., Рыбкин П.В., Сердитов О.В. и др. Метаболические побочные эффекты современной антипсихотической фармакотерапии // Соц. и клинич. психиатрия. - 2008. - №3. - С.75-90.

4. Найденова Н.Н. Система интерферона и психические заболевания // Итоги науки и техн. ВИНИТИ. Сер. Иммунология. - 1991. - Т.28. - С.127-149.

5. Kronfol Z., Remick D.G. Cytokines and the brain: implications for clinical psychiatry. Review. // Am. J. Psychiatry. - 2000. - Vol.157. - №.5. - 683-694.

6. Ветлугина Т.П., Лобачева O.A., Найденова H.H., Невидимова Т.И., Семке А.В. Психонейроиммуномодуляция при шизофрении // Патогенез. - 2006. - Том.4. - №1. - С.42.

7. Лобачева О.А., Найденова Н.Н., Ветлугина Т.П. Цитокины при шизофрении // Патогенез. - 2006. - Том.4. - №1. - С.59-60.

8. Nawa Н., Takei N. Recent progress in animal modeling of immune inflammatory processes in schizophrenia: implication of specific cytokines // Neurosci Res. - 2006. - Vol.56. - №1. - 2-13.

9. Na K.S., Kim Y.K. // Monocytic, Th1 and Th2 cytokine alterations in the pathophysiology of schizophrenia // Neuropsychobiology. - 2007. - Vol.56. - №2-3. - P.55-63.

Способ лечения больных шизофренией, заключающийся в назначении адекватной психотропной терапии, отличающийся тем, что больным дополнительно назначают анаферон в дозе по 2 таблетки 4 раза в день через равные промежутки времени вне связи с приемом пищи в течение 25-35 дней.



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к медицине, а именно к оториноларингологии, неврологии. .

Изобретение относится к медицине и фармацевтической промышленности, а именно к фармацевтическим составам на основе клозапина, относящимся к группе атипичных нейролептиков для лечения различных форм шизофрении.

Изобретение относится к соединениям формулы (I): в которой R означает дигидроксизамещенную С2-С6алкильную группу, и Су представляет собой спиро[4.5]дец-6-ил, спиро[2.5]окт-4-ил, спиро[3.5]нон-5-ил, 3,3-диметилбицикло[2.2.1]гепт-2-ил или 1-спиро(бицикло[2.2.1]гептан-2,1'-циклопропан)-3-ил-группу.

Изобретение относится к новым производным ацетиленил-пиразоло-пиримидина общей формулы (I), обладающих свойствами антагонистов mGluR2 (метаботропных глутаматных рецепторов).
Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и касается лечения шизофрении, резистентной к фармакотерапии. .

Изобретение относится к области фармакологии и медицины. .

Изобретение относится к применению 3,11b-цис-дигидротетрабеназина или его фармацевтически приемлемых солей для получения лекарственного средства для профилактики или лечения шизофрении.

Изобретение относится к медицине и фармацевтической промышленности, а именно к комбинации, содержащей ацетоциклопропил-таксотер и трастузумаб, предназначенной для лечения рака молочной железы, для лечения разновидностей рака, резистентных к таксоидам.
Изобретение относится к ветеринарии, а именно к терапии внутренних незаразных болезней, в частности к препаратам для профилактики гепатоза у кур. .

Изобретение относится к биотехнологии. .

Изобретение относится к биотехнологии, генной инженерии и медицине и может быть использовано для создания растений - суперпродуцентов антител, в частности антител против фактора роста сосудистого эндотелия, которые могут быть использованы, например, для снижения микрососудистой проницаемости при различных опухолях человека, включая рак ободочной кишки, молочной железы, поджелудочной железы и предстательной железы.
Изобретение относится к медицине, онкологии, и может быть использовано для фотодинамической терапии опухолей. .

Изобретение относится к лекарственным средствам и касается лекарственного средства для предотвращения реакции отторжения органа или клетки при трансплантации, содержащего 2-амино-2-[4-(3-бензилоксифенилтио)-2-хлорфенил]этил-1,3-пропандиол в количестве от 0,01 мг до 100 мг в сутки или его фармацевтически приемлемую соль или гидрат в сочетании с ингибитором кальциневрина или микофенольной кислотой.
Наверх