Фармацевтическая композиция для профилактики и лечения пароксизмальных состояний


 


Владельцы патента RU 2469722:

Балабаньян Вадим Юрьевич (RU)
Авакян Георгий Гагикович (RU)
Воронина Татьяна Александровна (RU)
Неробкова Любовь Николаевна (RU)
Авакян Гагик Норайрович (RU)

Изобретение относится к области медицины. Фармацевтическая композиция содержит в качестве биологически активного вещества 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат, сорбированный на полимерном носителе, в качестве которого используются полибутилцианоакрилатные наночастицы или наночастицы на основе сополимера молочной и гликолевой кислот, и фармацевтически приемлемые вспомогательные вещества при следующем соотношении компонентов, вес %: полимерный носитель - 0.1-10, 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат - 0.1-5, вспомогательные вещества - остальное. Заявленная композиция высокоэффективна при лечении пароксизмальных состояний, обладает незначительными побочными эффектами. 6 табл., 8 пр.

 

Группа изобретений относится к области медицины и касается обладающего противосудорожной активностью лекарственного средства, предназначенного для профилактики и лечения пароксизмальных состояний (эпилепсии), и способов его получения.

Среди применяемых современных противоэлептических препаратов наиболее известны вальпроевая кислота и карбамазепин.

Вальпроевая кислота применяется для профилактики практически всех форм эпилепсии: генерализованных и парциальных. Механизм действия препарата обусловлен блокадой натриевых каналов мембран нейронов в эпилептогенном очаге. Кроме того, вальпроевая кислота увеличивает содержание ГАМК в тканях головного мозга. При применении вальпроевой кислоты отмечают тошноту, рвоту, диарею, боли в желудке, диплопию, анемию, тромбоцитопению. Вальпроевая кислота вызывает сонливость. Препарат противопоказан при нарушении функции печени и поджелудочной железы.

Карбамазепин широко применяется для профилактики генерализованных и парциальных судорог. Противосудорожное действие препарата обусловлено блокадой натриевых каналов мембран нейронов. Преимуществом этого препарата является то, что противоэпилептический эффект сочетается у него с благоприятным психотропным действием. Последнее проявляется в том, что после приема карбамазепина у больных улучшается настроение, они становятся более общительными, деятельными, это облегчает их социальную и профессиональную реабилитацию. Вместе с тем, прием карбамазепина сопровождается рядом побочных эффектов. К ним относятся диспептические расстройства, головная боль, головокружение, сонливость, нарушение аккомодации и др. Препарат угнетает психомоторные реакции в связи с чем его не рекомендуют назначать водителям транспорта и представителям подобных профессий. В ряде случаев препарат может вызывать лейкопению или тромбоцитопению. В связи с возможностью последних двух осложнений необходим систематический контроль состава периферической крови.

Существующие на сегодняшний день подходы к медикаментозному лечению эпилепсии не всегда позволяют купировать пароксизмальные состояния вследствие невозможности достижения достаточной концентрации применяемого препарата в области эпилептогенного очага. Кроме того, необходимое для эффективного лечения длительное применение (минимум в течение 2-3 лет) многих антиконвульсантов сопровождается значительными побочными эффектами со стороны различных органов и систем, что, в свою очередь, еще больше снижает качество жизни пациентов.

Известен (Энциклопедия лекарств РЛС-аптекарь, 2010 г.) широко применяемый в медицинской практике России в качестве противоишемического, нейропротекторного, ноотропного и анксиолитического средства 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат (Мексидол). Известно (Воронина Т.А. Мексидол: основные нейропсихотропные эффекты и механизм действия. Фарматека, 2009, т.180, №6, с.1-4; Дюмаев К.М., Воронина Т.А., Смирнов Л.Д. Антиоксиданты в профилактике и терапии патологий ЦНС. Издат. института биомедицинской химии РАМН, 1995, 271 с.) также, что данный препарат обладает незначительно выраженным противосудорожным действием. Мексидол является ингибитором свободнорадикальных процессов, уменьшает перекисное окисление липидов (ПОЛ), повышает активность эндогенной антиоксидантной системы, стабилизирует биологические мембраны, вызывает конформационные изменения в протеиновых компонентах мембраны и модулирует функционирование бензодиазепинового и ГАМК рецепторов (Воронина Т.А. Мексидол: основные нейропсихотропные эффекты и механизм действия. Фарматека, 2009, т.180, №6, с.1-4; Дюмаев К.М., Воронина Т.А., Смирнов Л.Д., Антиоксиданты в профилактике и терапии патологий ЦНС. Издат. института биомедицинской химии РАМН, 1995, 271 с.).

В эксперименте (Воронина Т.А. Антиоксидант мексидол: основные нейропсихотропные эффекты и механизм действия. Психофармакол. Биол. Наркол, 2001, т.1, №1, с.2-12; Воронина Т.А., Смирнов Л.Д., Алиев А.Н. и др. Зависимость между химическим строением и противосудорожной активностью производных 3-оксипиридина. Фармакология и Токсикология, 1987, №1, с.27-30) установлено, что мексидол в субстанции и таблетках обладает способностью ослаблять судороги, вызванные введением коразола, бемегрида, бикукуллина, тиосемикарбазида, пикротоксина и проведением максимального электрошока. Под влиянием мексидола наблюдалось уменьшение числа животных с судорожными припадками, увеличивалось латентное время наступления судорог и снижалась длительность судорожного припадка. На модели парциальной эпилепсии было установлено (Авакян Г.Н. и соавт. Экспериментальная и клиническая эпилептология. Глава в коллективной монографии «Эпилепсия», под общей редакцией Н.Г.Незнанова, 2010 г. - С-Петербург, с.215-242; Дюмаев К.М., Воронина Т.А., Смирнов Л.Д. Антиоксиданты в профилактике и терапии патологий ЦНС, Издательство института биомедицинской химии РАМН, 1995), что в стадии генерализации мексидол уменьшает длительность разрядов.

Следует отметить, что мексидол уступает по противосудорожной активности многим традиционным современным противоэпилептическим препаратам (вальпроаты, карбамазепин и др.) и применяется в клинической практике только в комбинации с ними. Кроме того, при повышении доз мексидола возникают нежелательные побочные эффекты с нарушением моторных функций, что лимитирует применение препарата в качестве противосудорожного средства.

Однако несмотря на указанные выше недостатки данного препарата, он в отличие, например, от карбамазепина и вальпроевой кислоты обладает минимальными побочными эффектами со стороны различных органов и систем, что чрезвычайно важно при длительном (пожизненном) его применении, и химической структурой, позволяющей его включать в систему доставки для обеспечения направленного транспорта, положенную в основу заявленного изобретения.

Задача, на решение которой настоящее изобретение, заключается в расширении арсенала существующих лекарственных средств, обладающих противосудорожной активностью.

Единый технический результат, который может быть получен при осуществлении заявленной группы изобретений, заключается создании нового, обладающего незначительными побочными эффектами, эффективного противоэпилептического средства указанного назначения способами (варианты), характеризующимися незначительными потерями носителя и лекарственного вещества.

Данный технический результат для объекта «фармацевтическая композиция» достигается за счет того, что фармацевтическая композиция для профилактики и лечения пароксизмальных состояний содержит в качестве биологически активного вещества 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат, сорбированный на полимерном носителе, в качестве которого используются полибутилцианоакрилатные наночастицы или наночастицы на основе сополимера молочной и гликолевой кислот, и фармацевтически приемлемые вспомогательные вещества при следующем соотношении компонентов, вес.%:

- полимерный носитель - 0.1-10

- 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат - 0.1-5

- вспомогательные вещества - остальное

Крайние количественные показатели интервалов указанных ингредиентов определяются технологией получения формы с учетом возможных потерь при синтезе.

При использовании субстанции или таблеток в кровоток попадает низкомолекулярный мексидол, и различие заключается только в скорости и полноте всасывания мексидола из желудочно-кишечного тракта. При использовании же в качестве носителя мексидола указанных полимерных носителей меняется фармакокинетика мексидола именно в кровотоке, поскольку известно, что наносомальный носитель определяет фармакокинетику и биораспределение сорбированного на нем вещества, в частности, обеспечивает транспорт вещества в головной мозг.

Таким образом, использование в новом лекарственном средстве указанных полимеров в качестве носителей 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцината а) облегчает транспорт сорбированного на них 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцината через гематоэнцефалический барьер, б) целенаправленно доставляет препарат к органам -мишеням. Это отдельные механизмы, обеспечивающие повышение избирательности препарата.

Полимер-носители мексидола в заявленной фармацевтической композиции:

- Поли(бутил) цианоакрилатные (ПБЦА) наночастицы, полученные в результате полимеризации алкилцианоакрилата (мономер);

- Наночастицы на основе сополимера молочной и гликолевой кислот - PLGA 50/50 (характеристическая вязкость в гексафторизопропаноле 0.37, серия D02025 - Absorbable Polymers International), который широко используется для создания пролонгированных микро- и наносомальных лекарственных форм.

Размер используемых в фармацевтической композиции наночастиц не превышает 1000 нм.

Все реактивы и растворители, используемые при получении наносомальных форм мексидола и приведенные ниже в примерах получения этих форм, являются принятыми в фармацевтической промышленности вспомогательными веществами, имеют чистоту не ниже «хч».

В качестве стабилизаторов в заявленной композиции могут применяться любые водорастворимые стабилизаторы, в частности полисахариды, в частности любые декстраны. В качестве ПАВ - любые синтетические ПАВы-сополимеры этиленоксида и пропиленоксида, в частности полоксамеры.

Фармацевтически приемлемые вспомогательные вещества, рекомендуемые для использования в составе фармацевтической композиции с PLGA:

- Pluronic F68 (полоксамер 188), Sigma, каталожный номер Р1300 - используется в качестве поверхностно-активного вещества (ПАВ);

- Лецитин с содержанием фосфатидилхолина 80% (Phospholipon S80, ALC Co) используется в качестве стабилизатора;

- Radia 7104 - глицерол-три-С8-С10 (56 к 43), номер партии OE60614D (2/205929/00) (в дальнейшем - масло) - дополнительный стабилизатор;

- Oleon Radia Oleochemicals, полисорбат 80 (твин-80) - Sigma Aldruch, каталожный номер Р1754 - дополнительный стабилизатор.

Фармацевтически приемлемые вспомогательные вещества, рекомендуемые для использования в составе фармацевтической композиции с ПБЦА:

- декстран с молекулярной массой 70 kDa, CAS Number 9004-54-0 (декстран-70) используется в качестве поверхностно-активного вещества;

- маннит (маннитол), CAS Number 69-65-8 используется в качестве криопротектора;

- Oleon Radia Oleochemicals, полисорбат 80 (твин-80) - Sigma Aldruch, каталожный номер Р1754 - дополнительный стабилизатор.

В таблице 1 представлены возможные составы заявленной фармацевтической композиции (составы образцов).

Таблица 1
Состав фармацевтической композиции
Код образца Описание Объем суспензии Состав
Мексидол PLGA 50/50, Pluronic F68 Phospholipon S80, Radia 7104 ПБЦА, декстран-70, маннит Твин 80
М1 Мексидол-PLGA 12,3 мл 6,4 мг/мл +
М2 Мексидол-PLGA-твин 10,9 мл 6,4 мг/мл + 20 мг/мл
M3 Мексидол-PLGA-лецитин 12,4 мл 6,4 мг/мл + +
М4 Мексидол-PLGA-лецитин-твин 10,9 мл 6,4 мг/мл + + 20 мг/мл
М5 Мексидол-ПБЦА 12,6 мл 5,4 мг/мл +
M6 Мексидол-ПБЦА-твин 15,3 мл 5,4 мг/мл + 20 мг/мл

Проявления противосудорожной активности мексидола на наночастицах PLGA с лецитином и добавлением твина, его преимущества перед мексидолом в субстанции подтверждены в нижеприведенных примерах.

Примеры 1 и 2 иллюстрируют применение наносомальной формы мексидола для профилактики эпилепсии (мексидол вводили до создания судорожного состояния), примеры 3 и 4 - применение для лечения (мексидол вводили на фоне развившихся судорог).

Пример 1. Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином на судороги, вызванные максимальным электрошоком

Тест максимального электрошока (МЭШ) является базисной методикой при оценке действия веществ с противосудорожной активностью (Воронина Т.А., Неробкова Л.Н. Методические указания по изучению противосудорожной активности фармакологических веществ. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ, М., 2005, с. 277-294; Loscher et al. The role of technical, biological and pharmacological factors in the laboratory evaluation of anticonvulsant drugs. II. Maximal electroshock seizure models, Epilepsy Res., 1991, v.8, p.79-94; Swinyard E.A. - Laboratory evaluation of antiepileptic drugs. Review of laboratory methods, Epilepsia, 1969, v.10, pp.107-119). В этой методике судороги вызываются электрическим воздействием, и методика моделирует первично-генерализованные судороги - так называемые «большие» (Grant mal) судорожные припадки. Основной оцениваемой компонентой судорог при максимальном электрошоке является тоническая экстензия задних конечностей.

Исследование мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином-80 проводили в опытах на белых беспородных мышах-самцах, массой 20-26 г. Максимальный электросудорожный припадок (МЭШ) создавали путем проведения через корнеальные электроды электрических стимулов (50 Hz, 50 mA длительностью 0,2 секунды) (Воронина, Неробкова, 2005). Непосредственно после проведения МЭШ у всех (100%) мышей возникает тоническая экстензия задних и передних конечностей и затем клонические судороги и гибель животных. Противосудорожный эффект вещества оценивали по его способности предупреждать тоническую экстензию и гибель животных. Регистрировали число (процент) животных, у которых наблюдается защитный противосудорожный эффект, и процент выживших после МЭШ мышей после введения мексидола в различных дозах. На основании полученных данных методом пробит-анализа (Litchfield, Wilcoxon) рассчитывали ЭД50 - дозу, при введении которой противосудорожный эффект наблюдался у 50% животных и ЭД16 - дозу, при введении которой противосудорожный эффект наблюдался у 16% животных.

В качестве препарата сравнения использовали мексидол в субстанции. Исследуемые вещества вводили внутрибрюшинно за 30 минут до начала эксперимента.

Установлено, что мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином устраняет как развитие тонической экстензии, так и гибель животных, вызванную проведением максимального электрошока (Таблица 2).

Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином зависит от дозы препарата и усиливается с ее повышением. В малой дозе 12,8 мг/кг мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин с твином) устраняет гибель 16% мышей, в дозе 27 мг/кг - у 20%, в дозе 64 мг/кг - у 40% и в дозе 112 мг/кг - у 70% мышей.

Таблица 2
Влияние мексидола на наночастицах на судороги, вызванные максимальным электрошоком (МЭШ)
Препарат Доза мг/кг, В/б Процент животных с тоническими судорогами Процент выживших животных ЭД16 ЭД50
МЭШ - 100 (10/10) 0
Мексидол Субстанция + МЭШ 100 100 (8/8) 12.5 (1/8) 120.30 (100,25÷144,96 229.72 (191,0÷294,97)
200 75 (6/8) 37,5 (3/8)
300 37,5 (3/8) 75 (6/8)
Мексидол-PLGA-лецитин-твин + МЭШ 12,8 100 (6/6) 33.3 (2/6) 24.14 (20,11÷28,96) 85.11 (70,92÷102,13)
27 80 (8/10) 20 (2/10)
64 80 (8/10) 30 (3/10)
112,8 60 (6/10) 70 (7/10)

Доза, при которой наблюдается купирование судорог, предупреждение судорог и гибель 16% мышей (ЭД16), составляет для мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином 24.14 (20,11÷28,96) мг/кг, а доза, при которой наблюдается предупреждение судорог и гибель 50% мышей (ЭД50), - 85.11 (70,92+102,13) мг/кг (Таблица 2).

По противосудорожной активности в тесте максимального электрошока мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином значительно превосходит мексидол в субстанции. Доза, при которой наблюдается предупреждение судорог и гибель 16% мышей (ЭД16), составляет для мексидола в субстанции 120.3 (100,25÷144,96) мг/кг, а доза, при которой наблюдается предупреждение судорог и гибель 50% мышей (ЭД50), - 229.72 (191,02÷294,97) мг/кг (Таблица 2).

Таким образом, мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином обладает выраженным противосудорожным действием, предупреждая, купируя как развитие тонической экстензии, так и гибель животных, вызванную максимальным электрошоком. Противосудорожный эффект мексидола является дозозависимым и увеличивается с повышением дозы. По противосудорожной активности в тесте максимального электрошока мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином значительно (в несколько раз) превосходит мексидол в субстанции: по показателю ЭД50 в 2,7 раза, а по показателю ЭД16 в 5 раз.

Пример 2. Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином на судороги, вызванные коразолом

Тест антагонизма с коразолом является, так же как и тест максимального электрошока, базисной методикой при оценке действия веществ с противосудорожной активностью (Воронина Т.А., Неробкова Л.Н. Методические указания по изучению противосудорожной активности фармакологических веществ. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ. М., 2005, с.277-294; Loscher et al. The role of technical, biological and pharmacological factors in the laboratory evaluation of anticonvulsant drugs. III. Pentylenetetrazol seizure models. Epilepsy Res., 1991, v.8, p.171-189). В этой методике судороги вызываются химическим воздействием и моделируют первично-генерализованные судороги при так называемых «малых» (Petit mal) судорожных припадках. Основной оцениваемой компонентой судорог, вызванных коразолом, являются клонические судороги.

Исследование мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином-80 в тесте антагонизма с коразолом проводили в опытах на белых беспородных мышах-самцах, массой 20-26 г. Коразол в дозе, вызывающей судороги у 97% животных (ЭД97), вводили подкожно в область шейного отдела спины. В связи с высокой гигроскопичностью коразола и нестабильностью действующей дозы на первом этапе исследования определяли кривую зависимости доза-эффект для коразола. Животных наблюдали в течение 60 минут после инъекции коразола и регистрировали процент животных с наличием генерализованных клонических судорог с утратой рефлекса переворачивания. На основе полученных данных рассчитывали методом пробит-анализа (Litchfield, Wilcoxon) дозу коразола, вызывающую судороги у 97% животных (ЭД97).

Для определения судорожной активности коразола в дозе ЭД97 вводили подкожно через 30 минут после мексидола (на пике максимального эффекта мексидола) и затем осуществляли регистрацию судорог в течение 60 минут отдельно у каждого животного. Животных, у которых не наблюдалось (после введения вещества и затем коразола) в течение 60 минут повторяющихся клонических судорог передних и/или задних конечностей длительностью более чем 3 секунды без потери и с потерей рефлекса переворачивания, тонические судороги и гибель, считали защищенными. Регистрировали число генерализованных клонических судорог с утратой рефлекса переворачивания в среднем у животного, латентное время 1-го генерализованного приступа и процент выживших животных, число (процент) животных, у которых наблюдается защитный противосудорожный эффект мексидола, вводимого в различных дозах. На основании полученных данных методом пробит-анализа (Litchfield, Wilcoxon) рассчитывали ЭД50 - дозу, при введении которой противосудорожный эффект наблюдался у 50% животных и ЭД16 - дозу, при введении которой противосудорожный эффект наблюдался у 16% животных.

В качестве препарата сравнения использовали мексидол в субстанции. Исследуемые вещества вводили внутрибрюшинно за 30 минут до коразола.

Установлено, что у контрольных животных после введения коразола в дозе 90 мг/кг генерализованные клонические судороги и гибель наблюдаются у 50% мышей, в дозе 100 мг/кг - у 70% мышей и в дозе 105 мг/кг - у 90% мышей.

Рассчитанная доза коразола, при введении которой судороги и гибель возникает у 97% животных (ЭД97) составляет 105 мг/кг. У контрольных животных после введения коразола в дозе ЭД97 судорожные проявления развивались в следующей последовательности. 1. Одно или более миоклонических подергиваний всего тела. 2. Повторяющиеся клонические судороги передних и/или задних конечностей длительностью более чем 3 секунды без потери рефлекса переворачивания. 3. Генерализованные клонические судороги передних и задних конечностей с утратой рефлекса переворачивания. 4. тоническая экстензия передних конечностей с потерей рефлекса переворачивания. 5. тоническая экстензия передних и задних конечностей с утратой рефлекса переворачивания. 6. Гибель животных. Основным показателем при оценке противосудорожного эффекта препарата является предупреждение генерализованных клонических судорог передних и задних конечностей с утратой рефлекса переворачивания и предупреждение гибели животных, что и оценивалось в настоящем исследовании.

Установлено, что мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин с твином) купирует предупреждает как развитие генерализованных клонических судорог, так и гибель животных, вызванную введением коразола (Таблица 3).

Таблица 3
Влияние мексидола в субстанции и на наночастицах на генерализованные клонические судороги и гибель животных, вызванные коразолом (105 мг/кг, подкожно).
Препарат Доза Мг/кг Число судорог у одного животного Латентное время 1-го приступа (в минутах) Процент выживших животных ЭД16 ЭД50
Коразол (контроль) 105 1,5±0.22 5,3±0,7 10(1/10)
Мексидол субстанция + коразол 120 2,210.26 9.1312,1 30 (3/10) ЭД16 - 89,5 (74,5÷107,4) ЭД50 - 166,81 (139,1÷200,2)
160 1,9±0.27 10.312,9 50 (5/10)
200 1,8±0.20 9.112,1* 80 (8/10)
Мексидол-PLGA-лецитин-твин + коразол 64 1,3±0.2 7.210,6 16,6 (1/6) ЭД16 - 65.51 (54,59÷78,61) ЭД50 - 110.9 (92,38÷133,03)
112 1±0.25 10.112,3* 50 (3/6)
128 2.5±0.34* 19.812,7* 66,6 (4/6)
*P<0,05 в сравнении с контролем.

Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином зависит от дозы препарата и усиливается с ее повышением. В дозе 64 мг/кг мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином устраняет судороги и гибель 16% мышей, в дозе 96 мг/кг - у 33%, в дозе 112 мг/кг - у 50% и в дозе 128 мг/кг - у 66,6% мышей. Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин с твином) в значительной степени достоверно увеличивает время наступления первого генерализованного приступа: в дозе 96 мг/кг - 2 раза, а в дозе 128 мг/кг - 3,7 раза.

Доза, при которой наблюдается предупреждение судорог и гибели 16% мышей (ЭД16), составляет для мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин с твином) - 65.51 (54,5÷78,61) мг/кг, а доза, при которой наблюдается предупреждение судорог и гибель 50% мышей (ЭД50) - 110.8 (92,38÷133,03) мг/кг (Таблица 3).

По противосудорожной активности в тесте антагонизма с коразолом мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином значительно превосходит мексидол в субстанции. Доза, при которой наблюдается предупреждение судорог и гибель 16% мышей (ЭД16), составляет для мексидола в субстанции 89,5 (74,58÷107,4) мг/кг, а доза, при которой наблюдается предупреждение судорог и гибель 50% мышей (ЭД50) - 166,81 (139,08÷200,17) мг/кг (Таблица 3). Следовательно, мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином по противосудорожной активности в тесте антагонизма с коразолом превосходит мексидол в субстанции по показателю ЭД50 в 1,4 раза, а по показателю ЭД16 в 1,5 раза. Наряду с этим, мексидол в субстанции достоверно повышает латентное время наступления первого приступа только в дозе 200 мг/кг, тогда как мексидол на наночастицах достоверно увеличивает время наступления первого приступа в дозе 96 мг/кг.

Таким образом, мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин с твином) обладает выраженным противосудорожным действием в тесте антагонизма с коразолом, увеличивая время наступления первого генерализованного приступа и предупреждая развитие генерализованных клонических судорог и гибель животных. Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах является дозозависимым и увеличивается с повышением дозы. По противосудорожной активности в тесте антагонизма с коразолом мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин с твином) значительно превосходит мексидол в субстанции.

Пример 3. Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином на вторично-генерализованные судороги у крыс с кобальт-индуцированным эпилептогенным очагом

Эпилептогенный очаг создавался аппликацией порошка металлического кобальта на поверхность двигательной области (сенсомоторной) коры левого полушария мозга крыс (Воронина Т.А., Неробкова Л.Н. Методические указания по изучению противосудорожной активности фармакологических веществ. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ, М., 2005. - С.277-294; Walton N.Y. et al., Lamotrigine vs. phenytoin for treatment of status epilepticus: comparison in an experimental model. Epilepsy Res., 1996, v.24, pp.19-28). С этой целью в кости черепа на расстоянии 1.2 мм вперед от брегмы и 1.5 мм в сторону от сагиттального шва просверливалось трепанационное отверстие, в которое вводилась стеклянная канюля с порошком кобальта. Диаметр канюли соответствовал диаметру отверстия и не превышал 1,5 мм. Канюля опускалась на поверхность коры (твердая мозговая оболочка предварительно вскрывалась тонкой инъекционной иглой). Операцию проводили в условиях анестезии под нембуталовым наркозом (40 мг/кг, внутримышечно). Канюлю закрепляли на поверхности черепа при помощи висват-цемента. Одновременно в мозг крысы вживляли электроды, изготовленные из нихромовой проволоки (диаметром 90-120 микрон), в лаковой изоляции для регистрации электрограмм. Концы электродов припаивали к посеребренным штырькам, которые закрепляли на кости черепа, так же как и канюлю. Электроды вживляли в ипсилатеральную и контрлатеральную (по отношению к очагу) зону сенсомоторной коры и структуры лимбико-гипоталамического комплекса (гиппокамп и гипоталамус). Индифферентный электрод вживляли в носовую кость черепа.

Биоэлектрическую активность исследуемых структур регистрировали у свободно передвигающихся животных ежедневно начиная со 2-го дня после аппликации кобальта. В развитии эпилептиформной активности крыс с кобальтовым эпилептогенным очагом можно выделить стадии, различающиеся по электрофизиологическим и нейрохимическим характеристикам. Аппликация кобальта на кору головного мозга крысы вызывает гиперактивность нейронов, локализованных в месте введения, что выражается в появлении эпилептиформных пароксизмальных разрядов на ЭЭГ. Формирующийся эпилептогенный очаг является началом развития динамической постоянно усложняющейся структурно-функциональной системы. Ежедневное мониторирование электрической активности мозга крыс позволяет выявить особенности развития эпилептической системы в различные сроки после аппликации эпилептогена и выбрать наиболее информативные периоды для воздействия антиэпилептическими средствами.

Установлено, что у контрольных животных с кобальтовым очагом в первые 2 дня после операции в электрограммах всех исследуемых областей отмечаются эпилептиформные разряды, доминирующие, в основном, в элетрограммах, записанных с поверхности двигательной коры в непосредственной близости от «эпилептогенного» очага. В это время у крыс отмечаются отдельные подергивания передней правой лапы или головы. При этом на протяжении одного опыта в электрограммах одной и той же крысы присутствуют разнообразные пароксизмы: сгруппированные острые волны, высокоамплитудные острые волны, множественные пики, комплексы острых волн и комплексы «пик-волна». К 3-4 дню после аппликации кобальта отмечается тенденция к генерализации эпилептиформной активности в зеркальный очаг (в противоположном полушарии) и подкорковые структуры.

К 5-7 дню после операции у всех крыс с кобальтовым эпилептогенным очагом регистрируются генерализованные эпилептиформные разряды, одинаковые по амплитуде и синхронно возникающие во всех исследуемых структурах, и в этот период у животных отмечаются подергивание правой и левой передних лап, головы и туловища. Генерализованная активность сохраняется в течение нескольких дней, с постепенным нарастанием ее в электрограммах подкорковых образований. Затем отмечается постепенное ослабление ЭпА в «истинном» очаге и некоторое усиление в «зеркальном» очаге и подкорковых структурах. К концу второй недели после аппликации кобальта эпилептиформная активность в электрограммах всех исследуемых областей ослабевает, возникая лишь при световой или звуковой стимуляции.

Таким образом, в развитии ЭпА в электрограммах мозга контрольных крыс с кобальтовым эпилептогенным очагом в сенсомоторной области коры можно выделить три стадии: 1-й этап - начало развития эпилептической активности с наличием пароксизмальных разрядов в электрограммах коры ипсилатерального полушария и значительно меньшей выраженностью ее в других отведениях (24-48 часов после аппликации кобальта), 2-й этап - наличие вторичных генерализованных эпилептиформных разрядов как в контралатеральном полушарии, так и в подкорковых структурах (5-7 сутки), 3-й этап - уменьшение эпилептических разрядов в кортикограммах первичного (истинного) очага и сохранность их в электрограммах зеркального очага и подкорковых структур (14 суток).

Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином оценивали по способности вещества ослаблять вторично-генерализованные судороги у крыс с кобальт-индуцированным эпилептогенным очагом на второй стадии формирования эпилептической системы на 7 день после аппликации кобальта. Эта стадия характеризуется наличием вторичной генерализованной эпилептиформной активности (ЭпА) в различных структурах мозга со стабильным уровнем синхронизированных пароксизмальных разрядов. Регистрировали число вторично-генерализованных эпилептиформных разрядов (отдельных пароксизмов), за минуту и длительность разрядов за минуту и длительность одного разряда в электрограммах зеркального (контрлатерального) очага и подкорковых структур (дорзальный гиппокамп и латеральный гипоталамус).

Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином вводили внутрибрюшинно в дозе 44 мг/кг. В качестве препаратов сравнения использовали субстанцию мексидола в дозе 100 мг/кг внутрибрюшинно. Исследуемые вещества вводили однократно, через 15 минут после начала регистрации ЭЭГ.

Таблица 4
Влияние мексидола на наночастицах на число вторично-генерализованную эпилептиформную активность у крыс с кобальт-индуцированным эпилептогенным очагом на второй генерализованной стадии формирования эпилептической системы
Показатель Контроль (до введения веществ) Мексидол на наночастицах, 44 мг/кг Мексидол в субстанции, 100 мг/кг
Число разрядов в мин 17,1±4,95 5,5±0,57* 13,6±3,12
Длительность разрядов в мин 2,75±0,55 3,04±0,08 2,2±0,47
Длительность одного разряда 0,74±0,025 0,76±0,03 0,62±0,04
*P<0,01 по сравнению с контролем.

Регистрацию вторичной генерализованной эпилептиформной активности проводили в течение часа после введения веществ.

Установлено, что мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином в дозе 44 мг/кг обладает выраженной способностью ослаблять вторично-генерализованные судороги у крыс с кобальт-индуцированным эпилептогенным очагом на второй стадии формирования эпилептической системы (наличие стабильной генерализованной эпилептиформной активности в различных структурах мозга). Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином достоверно уменьшал (в 3 раза) число судорожных разрядов (Таблица 4).

Мексидол в субстанции не обладал достоверными противосудорожными эффектами на данной модели и существенно уступал мексидолу на наночастицах по активности (Таблица 4).

Таким образом, мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином обладает выраженной способностью достоверно уменьшать (в 3 раза) число судорожных разрядов на модели парциальной эпилепсии у крыс с кобальт-индуцированным эпилептогенным очагом с вторично-генерализованными судорогами. Мексидол в субстанции не обладает противосудорожным эффектом, достоверным по данной модели.

Пример 4. Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином при эпилептическом статусе

Эксперименты проводили на белых беспородных крысах-самцах массой тела 220-250 г с хронически вживленными электродами и кобальт-индуцированным эпилептогеннным очагом в сенсомоторной области коры. Эпилептогенный очаг создавали по методике, описанной в примере 3. Начиная с 4-го дня после аппликации кобальта ежедневно проводили ЭЭГ-мониторинг. На 7-8 день после аппликации кобальта, когда у всех крыс отмечаются стойкие изменения электрической активности клонические подергивания передних лап или головы проводили провокацию эпилептического статуса по методике, описанной ранее (Воронина Т.А., Неробкова Л.Н. Методические указания по изучению противосудорожной активности фармакологических веществ. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ. - М., 2005. - С.277-294; Walton N.Y. et al. Lamotrigine vs. phenytoin for treatment of status epilepticus: comparison in an experimental model. Epilepsy Res., 1996, v.24, pp.19-28).

Эпилептический статус вызывали внутримышечным введением тиалактона гомоцистеина (DL-homocysteine thiolactone, НСТ) в дозе 5,5 ммоль/кг, разводимого в 3.5 мл/кг нормального физиологического раствора непосредственно перед использованием. Мониторирование электрической активности проводили сразу после инъекции НСТ и до конца эксперимента, что позволяет определить точное время наступления генерализованных клонико-тонических приступов (ВГКТП) и определить временные интервалы между последовательными приступами. Для оценки способности веществ устранять развившийся статус исследуемые вещества вводили за 15 минут до введения нейротоксина (сразу после регистрации фоновой активности).

Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином вводили внутрибрюшинно в дозе 44 мг/кг. В качестве препаратов сравнения использовали субстанцию мексидола в дозе 100 мг/кг внутрибрюшинно. Исследуемые вещества вводили однократно, через 15 минут после начала регистрации ЭЭГ. Регистрацию вторичной генерализованной эпилептиформной активности проводили в течение часа после введения веществ.

Биоэлектрическую активность мозга крыс регистрировали в течение 15 минут до (фоновая регистрация) и в течение 2 часов после введения нейротоксина. Контрольной группе животных в те же сроки вводили физиологический раствор в равных объемах. Способность веществ устранять эпилептический статус оценивали по уменьшению числа ВГКТП и латентного времени наступления ВГКТП, а в межприступный период оценивали моторные проявления судорог, характеризующиеся комплексными подергиваниями и "барабанным боем". Кроме того, регистрировали гибель животных.

Установлено, что мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином в дозе 44 мг/кг существенно достоверно уменьшает (в 7,8 раз) число вторично-генерализованных клонико-тонических приступов (ВГКТП), уменьшает (в 3 раза) процент животных с ВГКТП и снижает (в 10 раз) процент погибших животных (Таблица 5).

Мексидол в субстанции в дозе 100 мг/кг недостоверно уменьшает число вторично-генерализованных клонико-тонических приступов (ВГКТП) и практически не влияет на процент животных с ВГКТП и процент погибших животных (Таблица 5).

Таким образом, мексидол на наночастицах значительно превосходит мексидол в субстанции по противосудорожной активности в тесте эпилептического статуса.

Таблица 5
Противосудорожный эффект мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином при эпилептическом статусе
Вещества Доза мг/кг, внб Число ВГТП за 2 часа % животных с ВГТКП % погибших животных
Контроль - 3,9±0,24 100 100
Мексидол на наночастицах 44,0 0,5±0,03* 30* 10*
Мексидол в субстанции 100,0 2,4±0,12 80 80
*P<0,01 по сравнению с контролем.
Таблица 6
Влияние мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином на моторные нарушения (приступы по типу «барабанного боя»), возникающие в межприступный период при эпилептическом статусе
Вещества Латентное время наступления приступов по типу «барабанного боя» Число приступов по типу «барабанного боя»
Контроль (НСТ) 1060±181,17 4,1±0,38
Мексидол (субстанция), 100 мг/кг 1659,25±231,14 2,75±0,25
Мексидол на наночастицах 44 мг/кг 2972,67±299,23* 2,0±0,37*
*P<0,01 по сравнению с контролем.

Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином в дозе 44 мг/кг оказывает выраженное влияние на моторные судорожные проявления, возникающие при эпилептическом статусе в межприступный период и характеризующиеся комплексными подергиваниями и "барабанным боем". Под влиянием мексидола на наночастицах достоверно уменьшается (в 1,5 раз) число судорожных приступов по типу "барабанного боя" и увеличивается (в 2,8 раз) латентное время наступления этих моторных судорожных проявлений (Таблица 6).

Мексидол в субстанции в дозе 100 мг/кг не оказывает существенного влияния на межприступные моторные судорожные проявления при эпилептическом статусе, характеризующиеся комплексными подергиваниями и "барабанным боем", и, таким образом, значительно уступает по активности мексидолу на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином (Таблица 6).

Таким образом, при эпилептическом статусе, вызванном введением нейротоксина тиолактона гомоцистеина крысам с кобальтовой эпилепсией, мексидол на наночастицах (мексидол-PLGA-лецитин-твин) достоверно уменьшает (в 7,8 раз) число вторично-генерализованных клонико-тонических приступов (ВГКТП), уменьшает (в 3 раза) процент животных с ВГКТП, снижает (в 10 раз) процент погибших животных и ослабляет моторные судорожные проявления, возникающие при эпилептическом статусе в межприступный период, что характеризуется достоверным уменьшением (в 1,5 раз) числа судорожных приступов по типу "барабанного боя" и увеличением (в 2,8 раз) латентного времени наступления моторных судорожных проявлений.

Пример 5. Побочные нейротоксические эффекты мексидола на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином

Оценку нейротоксичности (ухудшение моторной функции) проводили у мышей по нарушению координации движений в тесте вращающегося стержня (Воронина, Неробкова, 2005). Использовали стержень диаметром 2,5 см и скоростью вращения 6 оборотов в минуту. Животных помещали на вращающийся стержень, и они, перебирая лапами, удерживались на нем. Неспособность животных удерживаться на вращающемся стержне в течение 1 минуты, хотя бы один раз из 3-х попыток, учитывалась как показатель нарушения координации движений. Кроме того, осуществляли визуальное наблюдение за животными с регистрацией нарушения походки, поз, мышечного тонуса.

Установлено, что контрольные мыши удерживаются на вращающемся стержне по несколько минут и у них не наблюдается нарушения походки, поз, мышечного тонуса.

Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином в дозах 50, 100, 150 мг/кг (внутрибрюшинно) не вызывает нарушений координации движений мышей на вращающемся стержне, нарушений походки и мышечного тонуса, что свидетельствует об отсутствии у препарата способности вызывать нарушение моторных функций.

Мексидол в субстанции в дозе 100 мг/кг (внутрибрюшинно) вызывает у мышей нарушение координации движений на вращающемся стержне и нарушение походки у 30% мышей, а в дозе 150 мг/кг - у 50% животных.

Таким образом, мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином, в отличие от мексидола в субстанции, не вызывает нейротоксических эффектов, выражающихся в изменении моторных функций, о чем свидетельствует отсутствие нарушений координации движений мышей на вращающемся стержне, нарушений походки и мышечного тонуса.

Выполненные исследования показали, что мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином обладает выраженным противосудорожным действием. Мексидол на указанных наночастицах предупреждает развитие тонической экстензии и гибель животных в базисном тесте максимального электрошока, моделирующем первично-генерализованные судороги по типу «больших» (Grant mal) судорожных припадков и купирует предупреждает развитие генерализованных клонических судорог и гибель животных в тесте антагонизма с коразолом, моделирующем генерализованные судороги по типу «малых» (Petit mal) судорожных припадков. Противосудорожный эффект мексидола является дозозависимым и увеличивается с повышением дозы. По противосудорожной активности в тестах максимального электрошока и антагонизма с коразолом мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином значительно превосходит мексидол в субстанции. Так, по противосудорожной активности в тесте максимального электрошока мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином превосходит мексидол в субстанции по показателю ЭД50 - в 2,7 раза, а по показателю ЭД16 - в 5 раз.

Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином обладает выраженной способностью достоверно уменьшать (в 3 раза) число судорожных разрядов на модели парциальной эпилепсии у крыс с кобальт-индуцированным эпилептогенным очагом с вторично-генерализованными судорогами в противоположность мексидолу в субстанции, который не обладает достоверным эффектом по данной модели.

При эпилептическом статусе, вызванном введением нейротоксина тиолактона гомоцистеина крысам с кобальтовой эпилепсией, мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином достоверно уменьшает (в 7,8 раз) число вторично-генерализованных клонико-тонических приступов (ВГКТП), уменьшает (в 3 раза) процент животных с ВГКТП, снижает (в 10 раз) процент погибших животных и ослабляет моторные судорожные проявления, возникающие при эпилептическом статусе в межприступный период, что характеризуется достоверным уменьшением (в 1,5 раз) числа судорожных приступов по типу "барабанного боя" и увеличением (в 2,8 раз) латентного времени наступления моторных судорожных проявлений. Мексидол в субстанции не оказывает противосудорожного действия на модели эпилептического статуса.

Мексидол на наночастицах (PLGA-лецитин) с твином в отличие от мексидола в субстанции не вызывает нарушения моторных функций нейротоксических эффектов, выражающихся в изменении моторных функций.

Таким образом, наносомальная форма мексидола на PLGA с лецитином обладает широким спектром противосудорожных эффектов, оказывая защитное действие при первично-генерализованных судорогах при моделировании больших и малых судорожных припадков и на моделях парциальной эпилепсии (вторично-генерализованные судороги) и эпилептического статуса. 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат на наночастицах PLGA с лецитином и добавлением твина (Мексидол на наночастицах) принципиально отличатся по противосудорожным эффектам от мексидола в субстанции, что выражается в том, что мексидол на начостицах обладает, в отличие от мексидола в субстанции, эффективностью при эпилептическом статусе и не оказывает при этом, в отличие от мексидола в субстанции, нейротоксических эффектов в виде нарушения моторных функций.

Ниже представлены примеры конкретных фармацевтических композиций

Пример 6

Фармацевтическая композиция, представляющая собой наносуспензию мексидола в качестве активного вещества, сополимеры молочной и гликолевой кислот в качестве полимерного носителя и вспомогательные вещества, содержащая ингредиенты в следующих количествах:

- мексидол 150 мг
- PLGA 300 мг
- лецитин 150 мг
- масло 150 мг
- твин 600 мг
- маннит 1000 мг
- вода 30 г

Пример 7

Фармацевтическая композиция, представляющая собой наносуспензию мексидола в качестве активного вещества, полибутилцианоакрилат в качестве полимерного носителя и вспомогательные вещества, содержащая следующие ингредиенты в следующих количествах:

- Мексидол 150 мг
- ПБЦА 300 мг
- янтарная кислота 300 мг
- декстран-70 300 мг
- твин-80 600 мг
- маннит 1000 мг
- вода 30 г

Известен (А.Е.Gulyaev, S.Е.Gelperina, I.N.Skidan, A.S.Antropov, G.Y.Kivman and J.Kreuter. Significant transport of doxorubicin into the brain with polysorbate 80-coated nanoparticles, Pharm. Res., 16 (1999) 1564-1569) способ получения наносомальной формы лекарственного вещества (доксорубицина), где в качестве полимерного носителя использовались поли(бутил)цианоакрилатные наночастицы, полученные методом эмульсионной полимеризации мономера (алкилцианоакрилата). Недостаток известной технологии заключался в том, что для получения лекарственной формы без потерь носителя и лекарственного вещества (ЛВ) последнее вводилось после начала полимеризации (после введения мономера), что увеличивало долю ЛВ, сорбированного на поверхности частиц, а не внутри.

Указанный выше технический результат, заключающийся в сокращении потерь полимерного носителя и лекарственного вещества при осуществлении способа (первый вариант) получения заявленной фармацевтической композиции, достигается за счет того, что при получении фармацевтической композиции для профилактики и лечения пароксизмальных состояний на основе биологически активного вещества путем его иммобилизации на наночастицах, полученных методом эмульсионной полимеризации алкилцианоакрилата, используемый в качестве активного вещества 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат вводят в кислую среду до начала полимеризации.

Известно, что наличие в водной среде нуклеофильных агентов (гидроксид-ионов, лекарственных веществ) инициирует полимеризацию мономера и образование наночастиц. Таким образом, лекарственное вещество с нуклеофильными группами может выступать в качестве инициатора полимеризации, что, в свою очередь, может привести к неконтролируемому образованию полимерной массы, т.е. к потерям по массе как носителя, так и лекарственного вещества: при избытке нуклеофильных агентов в полимеризационной среде полимеризация проходит слишком быстро, и вместо тонкой наносуспензии образуется грубый осадок (Behan N, Birkinshaw C, Clarke N. Poly n-butyl cyanoacrylate nanoparticles: a mechanistic study of polymerisation and particle formation Biomaterials. 2001 Jun; 22(11): 1335-44; Vauthier C, Dubernet C, Fattal E, Pinto-Alphandary H, Couvreur P. Poly(alkylcyanoacrylates) as biodegradable materials for biomedical applications: Adv Drug Deliv Rev. 2003 Apr 25; 55(4): 519-48).

Исключение инициализации за счет уменьшения гидроксид-ионов уменьшает потери носителя (он может выпадать в виде аморфного осадка). Для уменьшения количества гидроксид-ионов, выступающих в качестве инициаторов полимеризации, синтез проводится в кислой среде. С этой целью возможно использование, например, раствора лимонной кислоты с pH<<7, то есть с концентрацией ионов водорода >>10-7 и концентрацией гидроксид-ионов <<10-7. При такой низкой концентрации гидроксид-ионов инициация и последующая полимеризация проходят медленно (контролируемо). Лекарственное вещество в этом случае водорастворимо, т.е. его потери от рН не зависят.

Опытным путем было установлено, что введение мексидола до начала полимеризации (введения мономера в кислую водную среду) не препятствует проведению контролируемой полимеризации и способствует сорбции данного ЛВ на полимеризующемся алкилцианоакрилате, которая предположительно проходила по всему объему частиц, а не только по поверхности. Следовательно, мексидол не обладает нуклеофильными свойствами либо этих свойств недостаточно, чтобы в кислой среде помешать проведению контролируемой эмульсионной полимеризации указанного мономера.

В заявленном способе (первый вариант) в качестве мономера может быть использован любой полиалкилцианоакрилат, например - бутилцианоакрилат (Sickhel Werke, Германия).

Предложенный способ получения полибутилцианоакрилатных наночастиц с мексидолом лишен недостатков прототипа: осадка при полимеризации практически не образовывалось, образовавшаяся молочно-белая суспензия очень легко фильтровалась через фильтр «белая лента» (размер пор 3 мкм). Отсутствие осадка свидетельствует о том, что практически весь полибутилцианоакрилат перешел в форму легко фильтруемых наночастиц субмикронного размера, то есть синтез прошел без потерь по полибутилцианоакрилату (носитель).

Возможные фармацевтически приемлемые вспомогательные вещества, используемые при получении указанного средства:

- декстран с мол. массой 70 кДа и/или маннит - в качестве стабилизаторов;

- лимонная или янтарная кислоты;

- твин-80 (полисорбат-80) - в качестве поверхностно-активного вещества.

Ниже на конкретном примере приводятся доказательства осуществления заявленного способа получения вышеуказанных наночастиц с мексидолом с получением вышеуказанного технического результата.

Пример 8

302 мг янтарной кислоты, 304 мг декстрана-70 (стабилизатор), 150 мг 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцината (мексидол, активная субстанция) растворяли в 30 мл воды (вспомогательное вещество). К полученному раствору по каплям добавляли 300 мкл бутилцианоакрилата (мономер). Начиналась полимеризация бутилцианоакрилата, в процессе которой мексидол сорбировался на полимеризующемся бутилцианоакрилате.

Синтез вели 1.5 часа при легком нагревании, суспензию фильтровали от частично осадившегося полимера с помощью бумажного фильтра «белая лента» (размер пор 3 мкм). В полученной суспензии наночастиц растворяли 1 г маннита (стабилизатор), после чего суспензию делили на 2 части, в одну из которых добавляли твин-80 (поверхностно-активное вещество) до концентрации 20 мг/мл.

Известен (Santos-Magalhaes N.S et al.: International Journal of Pharmaceutics 208 (2000) 71-80 - описано получение наночастиц PLGA с бензатинпенициллином, G) способ получения лекарственного средства на основе биологически активного вещества путем его иммобилизации на наночастицах методом нанопреципитации.

Указанный выше технический результат, заключающийся в сокращении потерь полимерного носителя и лекарственного вещества в заявленном способе (второй вариант) получения заявленной фармацевтической композиции, достигается за счет того, что в при получении фармацевтической композиции для профилактики и лечения пароксизмальных состояний на основе биологически активного вещества путем его иммобилизации на наночастицах сополимера молочной и гликолевой кислот, используемый в качестве активного вещества 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат, сополимер молочной и гликолевой кислот и стабилизатор растворяют в ацетоне и полученный раствор при постоянном перемешивании вводят в водный раствор поверхностно-активного вещества, после чего удаляют ацетон до получения суспензии.

Компоненты, используемые в частном случае заявляемого способа по второму варианту исполнения способа:

- 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцината - биологически-активное вещество;

- сополимер молочной и гликолевой кислот - PLGA (PLGA 50/50, характеристическая вязкость в гексафторизопропаноле 0.37, серия D02025 - Absorbable Polymers International), используемый в качестве полимера-носителя лекарственного вещества;

- Pluronic F68 (полоксамер 188), используемый в качестве поверхностно-активного вещества, - Sigma, каталожный номер Р1300;

- лецитин с содержанием фосфатидилхолина 80% (Phospholipon S80, ALC Co), используемый в качестве стабилизатора.

- Radia 7104 - глицерол-три-С8-С10 (56 к 43), номер партии OE60614D (2/205929/00) (в дальнейшем - масло).

- Oleon Radia Oleochemicals, полисорбат 80 (твин-80) - Sigma Aldruch, каталожный номер Р1754.

Порядок осуществления заявленного способа (второй вариант):

Приготовление органической фазы: мексидиол (150 мг), PLGA (300 мг), лецитин (0-150 мг) в качестве дополнительного стабилизатора и масло (0-150 мг) растворяют в ацетоне (15 мл). Выбор ацетона обусловлен, во-первых, низкой токсичностью, во-вторых, смешиваемостью с водой, в-третьих, способностью растворять мексидол, PLGA, лецитин.

Приготовление водной фазы: полоксамер 188 (300 мг), играющий роль поверхностно-активного вещества, растворяют в воде (30 мл).

Для приготовления композиции методом нанопреципитации органическую фазу при постоянном перемешивании по каплям добавляют к водной фазе. Ацетон удаляют при небольшом нагревании, суспензию концентрируют и фильтруют через бумажный фильтр «белая лента» (размер пор 3 мкм). В фильтрате растворяли полисорбат-80 (твин-80) до концентрации 20 мг/мл (для образцов без твина-80 эту стадию опускали).

Конечным продуктом способа является гомогенная молочно-белая суспензия, очень легко фильтруемая через фильтр «белая лента» (размер пор 3 мкм); осадка практически не наблюдалось.

Как и для полибутилцианоакрилатных наночастиц, предложенный способ получения мексидола на наночастицах PLGA обеспечивает высокий выход как по лекарственному веществу, так и по вспомогательным (в первую очередь PLGA) компонентам. По сравнению с прототипами способа удалось увеличить количество полимера и соотношения ЛВ/полимер в композиции.

1. Фармацевтическая композиция для профилактики и лечения пароксизмальных состояний, содержащая в качестве биологически активного вещества 2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат, сорбированный на полимерном носителе, в качестве которого используются полибутилцианоакрилатные наночастицы или наночастицы на основе сополимера молочной и гликолевой кислот, и фармацевтически приемлемые вспомогательные вещества при следующем соотношении компонентов, вес.%:

полимерный носитель 0,1-10
2-этил-6-метил-3-оксипиридин сукцинат 0,1-5
вспомогательные вещества остальное

2. Фармацевтическая композиция по п.1, отличающаяся тем, что размер используемых наночастиц не превышает 1000 нм.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к фармацевтической композиции, обладающей противосудорожной активностью, на основе фенобарбитала и нестероидного противовоспалительного средства (фенамата), взятых в молярном соотношении 23:5.
Изобретение относится к медицине, а именно к неврологии, и может быть использовано при лечении спастичности мышц у пациентов со спинномозговой травмой. .

Изобретение относится к аморфной форме N-{2-фтор-5-[3-(тиофен-2-карбонил)-пиразоло[1,5-а]-пиримидин-7-ил]-фенил}-N-метил-ацетамида, способам ее получения, фармацевтическим композициям для ингибирования GABA-рецепторов, включающим указанную форму, а также к ее применению в качестве лекарственного средства для лечения и/или предупреждения тревоги, эпилепсии, нарушений сна и бессонницы, для индукции седативно-гипнотического эффекта, для анестезии и расслабления мускулатуры и для модулирования времени, необходимого для индукции сна и его продолжительности.

Изобретение относится к новому соединению, а именно N-(5-хлорфуран-2-илкарбонил)-3,7-диазабицикло[3.3.0]октану или его фармацевтически приемлемым солям, фармацевтическим композициям для лечения состояний и расстройств, связанных с дисфункцией центральной нервной системы, содержащих это соединение, а также способам лечения.

Изобретение относится к соединениям общей формулы II, где R1, R2 и R3 независимо выбраны из группы, состоящей из водорода, галогена и низшего алкила, содержащего 1-6 атомов углерода; R4 представляет собой остаток, представленный в формуле изобретения; R5 представляет собой водород или метил; R10 выбран из группы, состоящей из: (i) водорода; (ii) (C1-С 10)алкила; (iii) (С1-С10)алкила, замещенного одним или несколькими заместителями, независимо выбранными из группы, состоящей из -N(СН3)2, морфолинила, (C1-C4)алкокси, гидроксила, -CON(CH 3)2 и галогена; (iv) моноциклического (С 3-C8)циклоалкила, содержащего один гетероатом N; (v) 9-метил-9-азабицикло[3.3.1]нонана; (vi) фенила; (vii) фенила, замещенного одним или несколькими (С1-С 4)алкокси; R11 выбран из группы, состоящей из водорода и (С1-С10)алкила; или R10 , R11 и атом азота, к которому они присоединены, взятые вместе, образуют азотистый гетероцикл или замещенный азотистый гетероцикл, такие, как представлены в формуле изобретения.
Изобретение относится к химико-фармацевтической промышленности и представляет собой средство, обладающее адаптогенным, тонизирующим и общеукрепляющим действием, содержащее аскорбиновую кислоту, никотинамид, рибофлавин, пиридоксин, отличающееся тем, что дополнительно содержит экстракт гуараны сухой, магния глюконат, магния цитрат, кальция пантотенат, тиамина гидрохлорид, фолиевую кислоту, фруктозу, лимонную кислоту, ароматизатор, подсластитель, консервант, воду, причем компоненты в средстве находятся в определенных соотношениях в мас.%.
Изобретение относится к химико-фармацевтической промышленности и представляет собой композицию, обладающую адаптогенным, общеукрепляющим и повышающим работоспособность действием, содержащую никотинамид, альфа-токоферола ацетат, пиридоксина гидрохлорид, рибофлавин, бета-каротин, фолиевую кислоту, биотин, цианокабаломин, коэнзим Q10, гидроортофосфат калия, инозитол, холин, соевый лецитин, цинка глюконат, кальция пантотенат, тиамина гидрохлорид, витамин Д, фруктозу, лимонную кислоту, аскорбиновую кислоту, консервант, подсластитель, ароматизатор, воду, причем компоненты в композиции находятся в определенном массовом соотношении.

Изобретение относится к медицине и касается применения эритропоэтической молекулы для получения лекарственного средства для лечения нейродегенеративных расстройств головного и спинного мозга введением эффективного количества лекарственного средства в кровяное русло пациента, нуждающегося в таком лечении, в котором эритропоэтическая молекула включает часть молекулы эритропоэтина, имеющую по меньшей мере одну свободную аминогруппу, выбранную из группы, включающей эритропоэтин человека и его аналоги, которые имеют последовательность эритропоэтина человека, модифицированную добавлением 1-6 сайтов гликозилирования или реаранжировкой по меньшей мере одного сайта гликозилирования; указанная часть молекулы эритропоэтина ковалентно связана с «n» группами полиэтиленгликоля формулы -CO-(CH2)x-(OCH2CH 2)m-OR с -СО каждой группы полиэтилена, формирующей амидную связь с одной из указанных аминогрупп.

Изобретение относится к соединению, представляющему собой ковалентный конъюгат интерферона с производным N-оксида политриэтилендиамина, и может использоваться для приготовления препаратов противовирусного действия, обладающих противовирусной и иммунотропной активностью.

Изобретение относится к медицине, в частности к противомикробной композиции. .

Изобретение относится к новому клатратному комплексу (соединению включения) -циклодекстрина с производным 5-гидрокси-4-аминометил-1-циклогексил(или циклогептил)-3-алкоксикарбонилиндола: -циклодекстрин от 1:1 до 1:5, предпочтительно, при соотношения от 1:1 до 1:3.

Изобретение относится к области медицины. .

Изобретение относится к области биохимии и молекулярной биологии и может быть использовано в медицине. .

Изобретение относится к области химико-фармацевтической промышленности, медицины и ветеринарии, а именно к новым лекарственным средствам, в форме геля для лечения воспалительных заболеваний различного генеза.
Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, и может быть использовано для лечения острых тромбофлебитов нижних конечностей. .
Наверх