Способ прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы


 


Владельцы патента RU 2446400:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Астраханская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию" (ГОУ ВПО АГМА Росздрава) (RU)

Изобретение относится к области медицины, а именно к терапии, и может быть использовано для прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы. Сущность способа: в плазме крови больного методом иммуноферментного анализа определяют уровень фракталкина. Затем рассчитывают длительность обострения бронхиальной астмы (нг/мл) по формуле, полученной методом множественного регрессионного анализа: Т=В1+В2×Фракталкин, где Т - длительность обострения бронхиальной астмы (дни), В1 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 8,022120, В2 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 6,625970, Фракталкин - уровень фракталкина. Использование способа позволяет повысить точность прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы. 2 табл., 3 пр., 1 ил.

 

Изобретение относится к области медицины, а именно к терапии, и может быть использовано для прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы (продолжительности приступного периода) по уровню плазменного фракталкина.

Успехи практической медицины, в частности пульмонологии, в настоящее время определяются возможностью предотвращения, раннего распознавания и своевременной коррекции формирующихся осложнений заболевания. При этом основной задачей лечения бронхиальной астмы (БА) является достижение и поддержание контроля над симптомами. Контроль над течением БА заключается, прежде всего, в умении врача и пациента справляться с обострениями заболевания: по возможности предотвращать их, прогнозировать длительность и исход обострений для подбора адекватной терапии.

Зачастую охарактеризовать обострение затруднительно: не только клиническая симптоматика, но и объективные методики исследования функции легких (например, пиковая скорость выдоха или ОФВ1) не дают четкой информации даже о тяжести обострения, тем более не позволяют строить прогнозы о его длительности.

Современный этап изучения бронхиальной астмы отличается поиском чувствительных и специфических биомаркеров, позволяющих усовершенствовать диагностику ранних стадий осложнений болезни, прогнозировать течение и оптимизировать лечение БА. Исследованиями зарубежных и отечественных авторов убедительно доказано, что воспаление дыхательных путей, являющееся основным морфологическим признаком бронхиальной астмы, реализуется за счет гуморальных иммунологических механизмов, в которых участвует большой спектр цитокинов, отвечающих за активацию, пролиферацию и хемотаксис различных клеток. При этом среди всех цитокинов выделяют группу небольших по размеру (8-10 кД) белков, обладающих способностью вызывать направленный хемотаксис близлежащих клеток и получивших название "хемокины" (А.Ф.Возианов, А.К.Бутенко, К.П.Зак. Цитокины. Биологические и противоопухолевые свойства. - 1998. - 315 с.). Таким образом, при бронхиальной астме представляется перспективным целенаправленное изучение клинико-диагностического и прогностического значения цитокинов-хемокинов.

Позднее всех была открыта группа хемокинов СХЗС, в которых между двумя цистеиновыми группами присутствуют три аминокислоты. В настоящее время к этому семейству относят только один хемокин - CX3CL1, фракталкин. (Bazan JF, Bacon KB, Hardiman G et al. A new class of membrane-bound chemokine with a СХ3С motif. Nature 1997; 385 (6617): 640-4). Важная патогенетическая роль фракталкина и его рецептора уже была продемонстрирована на примере многих заболеваний: ревматоидного артрита, воспалительных поражений кишечника, диабетической нефропатии, волчаночного нефрита, гранулематоза Вегенера, онкопатологии, псориаза, септических поражений, неврологических заболеваний (Sawai H, Park YW, He X et al. Fractalkine mediates Т cell-dependent proliferation of synovial fibroblasts in rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum 2007; 56 (10): 3215-25; Sans M, Danese S. Enhanced recruitment of CX3CR1+T cells by mucosal endothelial cell-derived fractalkine in inflammatory bowel disease. Gastroenterology 2007; 132 (1): 139-53; Ruster С, Wolf G. The role of chemokines and chemokine receptors in diabetic nephropathy. Front Biosci 2008; 13: 944-55; Yoshimoto S, Nakatani K. Elevated levels of fractalkine expression and accumulation of CD16+monocytes in glomeruli of active lupus nephritis. Am J Kidney Dis 2007; 50 (1): 47-58; Hatori К, Nagai A, Heisel R et al. Fractalkine and fractalkine receptors in human neurons and glial cells. J Neurosci Res 2002; 69 (3): 418-26). При этом в ряде случаев фракталкин рассматривается не только как маркер активности воспалительного процесса, но и как возможная цель при лечении заболеваний.

Уникальность фракталкина (ФК) заключается в том, что, существуя в двух формах - растворимой и фиксированной, он функционирует не только как хемоаттрактант, но и как молекула адгезии. Растворенный в крови фракталкин вызывает миграцию макрофагов и эффекторных цитотоксических лимфоцитов, тогда как фиксированный ФК экспрессируется при активации провоспалительными цитокинами на мембране эндотелиальных и эпителиальных клеток и служит в качестве молекулы адгезии: обеспечивает захват и усиленную миграцию в стенку сосуда лейкоцитов, моноцитов и Т-лимфоцитов, а также активацию их с возрастанием цитотоксичности (Schall Т. Fractalkine-a strange attractor in the chemokine landscape. Immunol Today 1997; 18 (4): 147).

Таким образом, нами предлагается по уровню плазменного фракталкина судить об активности и о длительности воспалительного процесса, в том числе при обострении бронхиальной астмы.

В доступной нам литературе мы не встретили ни одного способа прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы. Следовательно, до сих пор отсутствовали как классификационные, так и терапевтические подходы к оценке продолжительности обострения БА.

Наиболее близким к предлагаемому нами способу является характеристика обострения БА, опирающаяся лишь на классификацию степени его тяжести, которая представлена в основополагающем документе «Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы» под редакцией академика РАМН, профессора А.Г.Чучалина (GINA, пересмотр 2006 года). Эта классификация основывается на оценке ряда клинических характеристик (ограничение двигательной активности, разговор, сознание, частота дыхательных движений, участие вспомогательной мускулатуры в акте дыхания, свистящее дыхание, данные аускультации, характеристики пульса) и некоторых функциональных параметров: пиковая скорость выдоха после приема бронходилататора, газы артериальной крови, насыщение крови кислородом (Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы / Под ред. А.Г.Чучалина. - М.: Атмосфера, 2006. - 160 с.).

Недостатками указанного способа являются:

- некоторая субъективность признаков, положенных в основу классификации (прежде всего клинических характеристик);

- неудобство оценки характера обострения БА (данная классификация обострения бронхиальной астмы отражает только градацию по степеням тяжести);

- невозможность предположить продолжительность обострения (при исходно одинаковой степени тяжести обострения БА длительность его может варьировать в широких пределах);

- отсутствие четких количественных критериев, на основании которых можно прогнозировать исход обострения с целью своевременного подбора адекватной терапии (конкретная терапевтическая схема, дозы лекарственных средств, при необходимости своевременной коррекции изначальной терапии);

- сложность интерпретации полученных результатов. Предлагаемое изобретение направлено на повышение точности прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы.

Указанный технический результат достигается тем, что в плазме крови больного методом иммуноферментного анализа определяют уровень фракталкина и по формуле, полученной методом множественного регрессионного анализа T=B1+B2×Фракталкин,

где T - длительность обострения бронхиальной астмы (дни),

B1 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 8,022120,

B2 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 6,625970,

Фракталкин - уровень фракталкина в плазме крови (нг/мл), рассчитывают длительность обострения бронхиальной астмы.

Для того чтобы оценить зависимость длительности обострения бронхиальной астмы от ряда клинико-лабораторных показателей (пола, возраста, курения, длительности заболевания, частоты приступов удушья, степени выраженности одышки, частоты дыхательных движений, объема форсированного выдоха за 1 секунду в процентах от должного значения (ОФВ1%), ОФВ1% от должного после ингаляции бронхолитика, суточных колебаний пиковой скорости выдоха (при поступлении), сатурации кислорода в крови, уровня плазменного фракталкина, интерлейкина-8, мы воспользовались методом множественного регрессионного анализа.

Данный метод позволяет рассмотреть одностороннюю зависимость случайной зависимой переменной от нескольких независимых переменных. Независимые переменные называются факторами или предикторами, а зависимая переменная - результативным признаком или откликом.

Согласно поставленной цели, мы применили множественный регрессионный анализ для прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы (таблица 1).

Величина Бета коэффициентов позволяет сравнить вклады каждого предиктора в предсказание отклика. Как видно из таблицы 1, наибольший вклад в диагностику длительности обострения заболевания вносит показатель фракталкин. Значение Бета коэффициента для фракталкина - 0,692046, уровень его значимости p=0,000000. Положительный знак коэффициента означает, что с нарастанием уровня плазменного фракталкина увеличивается продолжительность приступного периода заболевания. Остальные Бета коэффициенты, представленные в таблице, статистически незначимы, поэтому их включение в модель прогнозирования длительности обострения нецелесообразно.

Построенное уравнение регрессии имеет вид Т=В1+В2×Фракталкин,

где Т - длительность обострения бронхиальной астмы (дни),

B1 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 8,022120,

B2 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 6,625970, Фракталкин - уровень фракталкина в плазме крови (нг/мл).

Уровень фракталкина в образцах плазмы определялся с помощью иммуноферментного набора для количественного определения фракталкина (CX3CL1) в биологических жидкостях с применением тест-системы «RayBio® Human Fractalkine», фирмы «RayBiotech, Inc.», США. Данный тест основан на методе иммуноферментного анализа.

В таблице 2 приведены исходные значения отклика (длительность обострения) и прогнозируемое значение отклика по регрессионной модели для первых 10 больных. По количеству несовпадений можно судить об адекватности модели для прогнозирования длительности обострения. Из 67 наблюдений имелось 5 несовпадений исходной и прогнозируемой длительности обострения, т.е. 7,5%. При этом во всех 5 случаях имело место увеличение прогнозируемой длительности обострения на 1-2 дня относительно исходной. Небольшой процент ошибочных классификаций еще раз подчеркивает адекватность модели и указывает на целесообразность использования ее для прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы.

Для оценки влияния показателя «фракталкин» на значения продолжительности обострения была построена диаграмма парных зависимостей (фиг.1).

Прямая линия на диаграмме - это линия линейной парной регрессии, кривые линии - это границы 95-процентных доверительных интервалов. Из представленной диаграммы следует, что увеличение значения предиктора «Фракталкин» ведет к увеличению значения отклика «Длительность обострения».

Предлагаемый способ был успешно апробирован на клинической базе кафедры внутренних болезней педиатрического факультета ГОУ ВПО АГМА Росздрава в терапевтическом отделении МУЗ ГКБ №4 имени В.И.Ленина в 2008-2010 гг.

Обследовано 92 человека, из них 67 больных бронхиальной астмой (БА) и 25 соматически здоровых лиц Астраханского региона в качестве контрольной группы. Возраст обследованных пациентов с БА колебался от 20 до 59 лет (средний возраст 37,25±1,4 года), среди них мужчин было 30 человек (44,8%), женщин - 37 (55,2%). Средняя длительность заболевания составила 15,8±1,5 лет. Лица контрольной группы были сопоставимы по полу и возрасту с обследованными больными БА.

Ниже приводятся результаты апробации.

В группе соматически здоровых лиц были проведены общеклинические исследования, а также дополнительно производился забор крови для определения уровня плазменного фракталкина. Уровень плазменного фракталкина в группе соматически здоровых лиц составил 0,32 нг/мл при стандартном отклонении 0,01 нг/мл.

Пример №1

Больной Ж. (карта стационарного больного №65), 30 лет, находился на стационарном лечении в терапевтическом отделении МУЗ ГКБ №4 имени В.И.Ленина с 03.08.10 по 17.08.10 с диагнозом:

Бронхиальная астма, смешанная форма (эндо- и экзогенная), среднетяжелое персистирующее течение, фаза обострения.

Хронический бронхит, обострение. ДН I.

При поступлении предъявлял жалобы на приступы удушья, возникающие 2-3 раза в день и 1 раз ночью, провоцирующиеся физической нагрузкой, резкими запахами, пылью, запахам рыбных блюд, приступообразный сухой кашель, одышку при незначительной физической нагрузке, повышение температуры до 37,8°.

Анамнез: болен в течение 8 лет, когда впервые стали возникать приступы удушья. Аллергологический анамнез: при проведении кожных проб у аллерголога выявлена гиперчувствительность к аллергену рыбы, домашней пыли. Наследственный анамнез отягощен: родная сестра больна БА. Ухудшение состояния около 2 недель, когда после переохлаждения поднялась температура, появился насморк, кашель, участились приступы удушья, усилилась одышка.

Объективно: состояние средней тяжести. Акроцианоз. Частота дыхательных движений 28 в минуту. Перкуторно над легкими легочный звук. При аускультации на фоне ослабленного везикулярного дыхания выслушиваются разнокалиберные сухие хрипы по всем легочным полям. ЧСС 95 в минуту. АД на обеих руках 120/80 мм рт.ст.

В общем анализе крови (от 04.08.10) и общем анализе мочи (от 04.08.10) без патологических особенностей.

Анализ мокроты (от 05.08.10): цвет серый, слизистая, вязкая, микроскопия: лейкоциты - 3-2-3 в поле зрения, из них нейтрофилов 70%, лимфоцитов - 30%, плоский эпителий - 4-5 в поле зрения. В посеве мокроты на флору: обильный рост смешанной микрофлоры, в том числе Streptococcus viri-dans.

R-графия органов грудной клетки (от 05.08.10): Легочные поля без инфильтративных и очаговых изменений. Легочный рисунок усилен за счет перибронхиальных изменений. Корни структурны. Диафрагма четкая. Синусы свободны. Средостение без особенностей.

По данным спирографии (от 3.08.10): ОФВ, - 2,76 л/сек (70,6%), ЖЕЛ - 4,52 л (98,4%), ОФВ1/ЖЕЛ - 61,7%. Умеренные нарушения вентиляционной функции по обструктивному типу.

Спирография (от 16.08.10): ЖЕЛ - 4,89 л (106%), OФB1 - 4,00 (102%), ОФВ1/ЖЕЛ - 96%. Вентиляционная функция легких не нарушена.

ПОСвыд при поступлении 296 л/мин (при должном значении 783 л/мин). Лучшее значение ПОСвыд - 522 л/мин. Суточная вариабельность 34%.

Биохимическое исследование крови (от 04.08.10): Общий холестерин 3,5 ммоль/л, глюкоза крови - 3,9 ммоль/л, общий белок - 75 г/л, СРБ - слабоположительный, серомукоид - 0,31 ед, ПТИ - 100%.

Иммунологическое исследование (от 11.08.10): ЦИК- 26, общий Jg E -97 МЕ/мл.

ЭКГ (от 03.08.10) и ЭХО-КС (от 09.08.10) - без патологии.

Уровень плазменного фракталкина составил 0,327 нг/мл.

В стационаре больной получал глюкокортикостероиды (ГКС): преднизолон per os 30 мг в сутки, в/в 90 мг с последующим снижением дозы и переводом на ИГКС: беклометазон дипропионат (Беклоджет) - 1000 мкг в сутки, эуфиллин 2,4% 10 мл в/в капельно на физиологическом растворе, ингаляции беродуала через небулайзер в режиме «по требованию», лазолван через небулайзер, антибактериальную терапию - цефотаксим по 1 грамму 2 раза в день, ДМВ на грудную клетку.

Длительность обострения БА фактически составила 9 дней. Прогнозируемая с помощью уравнения регрессии длительность обострения БА составила

Т=8,022120+6,625970×Фракталкин (нг/мл)=8,022120+6,625970×0,327=10,19 дня.

Таким образом, предсказанная нами по формуле длительность обострения бронхиальной астмы близка к фактической.

Пример №2

Больная К. (карта стационарного больного №49), 40 лет, находилась на стационарном лечении в МУЗ ГКБ №4 им. В.И. Ленина с 08.02.10 по 23.02.10 с диагнозом:

Бронхиальная астма, смешанная форма (экзогенная и эндогенная), стероидозависимая, среднетяжелое персистирующее течение, фаза обострения.

Хронический необструктивный бронхит в стадии обострения.

Поливалентная аллергия. Вазомоторный ринит.

При поступлении предъявляла жалобы на участившиеся приступы удушья (до 3 раз в сутки), возникающие чаще по утрам, ощущение тяжести в груди, сухой удушливый кашель со свистящими хрипами в грудной клетке, одышку с затрудненным выдохом, слабость, снижение физической активности.

Анамнез: приступы удушья беспокоят с 20 лет, провоцируются вдыханием пыли, дыма сигарет, запахом резких духов, шерстью домашних животных, имеют инфекционную зависимость (при обострении бронхита и во время ОРВИ). Бронхиальная астма диагностирована в 1989 году. Аллергологический анамнез: при проведении кожных проб у аллерголога выявлена гиперчувствительность к домашней пыли, шерсти домашних животных. Наследственный анамнез не отягощен. Обострения заболевания носят сезонный характер: состояние ухудшается к концу осени и середине весны. В течение месяца ежедневно пользуется ингаляционными глюкокортикостероидоми (симбикорт 160/4,5 мкг по 1 ингаляции утром и вечером), ингалятором «Беродуал» по требованию. Настоящее ухудшение наступило 6 дней назад.

Объективно: состояние неудовлетворительное. Положение активное. Шейные вены не набухают. Периферических отеков, цианоза нет. Частота дыхательных движений 23 в минуту. В акте дыхания участвует вспомогательная мускулатура. Перкуторно над легкими легочный звук. При аускультации дыхание жесткое, выслушиваются рассеянные сухие жужжащие и свистящие хрипы. ЧСС=110 в минуту. АД на обеих руках 125/80 мм рт.ст.

В общем анализе крови (от 09.02.10): эритроциты - 4,50×1012/л, гемоглобин - 138 г/л, лейкоциты - 3,6×109/л; эозинофилы - 4%, сегментоядерные нейтрофилы - 52%, лимфоциты - 40%, моноциты - 4%; СОЭ - 15 мм/час.

В общем анализе мочи (от 09.02.10) - без патологических особенностей.

Анализ мокроты (от 12.02.10): характер - прозрачная, слизистая, вязкая. Лейкоциты - 16-14-10 в поле зрения, альвеолярный эпителий 4-4-3 в поле зрения.

Биохимическое исследование крови (от 11.02.10): Общий холестерин - 4,2 ммоль/л, триглицериды - 1,30 ммоль/л, ЛПВП - 1,19 ммоль/л, ЛПНП - 2,50 ммоль/л, глюкоза крови - 4,64 ммоль/л.

R-графия органов грудной клетки (от 03.02.10, проведена в амбулаторных условиях): Легочные поля без видимых патологических изменений, повышенной прозрачности. Корни структурны. Купол диафрагмы четкий. Синусы свободны. Сердечно-сосудистая тень в пределах нормы.

По данным амбулаторной спирографии (от 03.02.10): снижение функции внешнего дыхания по смешанному типу.

Пикфлоуметрия: ПОСвыд при поступлении 50% от должного значения. Суточная вариабельность 38%.

По данным пульсоксиметрии (от 11.02.10): сатурация О2=96%, Ps=100 в минуту.

ЭКГ (от 08.02.10): ритм синусовый, правильный, синусовая тахикардия, электрическая ось сердца не отклонена.

Уровень плазменного фракталкина при поступлении составлял 0,624 нг/мл.

В стационаре больная К. получала системные глюкокортикостероиды (преднизолон 30 мг внутривенно с постепенным снижением дозы), небулайзер с пульмикортом 0,5×2 раза в день, небулайзер с беродуалом 1,0×2 раза в день, эуфиллин 2,4%-10 мл в/в капельно на физиологическом растворе, лазолван 30 мг 2 раза в день, ДМВ на грудную клетку, сегментарный массаж легких, ИРТ, ЛФК, дыхательная гимнастика.

Длительность обострения заболевания фактически составила 12 дней. Прогнозируемая длительность заболевания, вычисленная с помощью предложенного нами уравнения регрессии, выведенного с помощью множественного регрессионного анализа, составила

Т=8,022120+6,62 5970×Фракталкин (нг/мл)=8,022120+6,625970×0,624-12,15 дней.

Таким образом, длительность обострения бронхиальной астмы, предсказанная нами по формуле, и действительная длительность обострения БА совпали.

Пример №3

Больной Ф. (карта стационарного больного №59), 56 лет, находился на стационарном лечении в МУЗ ГКБ №4 им. В.И.Ленина с 06.05.10 по 28.05.10 с диагнозом:

Бронхиальная астма, смешанная форма (экзогенная и эндогенная), стероидозависимая, тяжелое персистирующее течение, фаза обострения. Хронический необструктивный бронхит в стадии обострения. Хроническая крапивница в стадии ремиссии. Поливалентная аллергия. При поступлении предъявлял жалобы на приступы удушья (до 5-6 раз в сутки), возникающие в течение дня, ощущение тяжести в груди, сухой удушливый кашель со свистящими хрипами в грудной клетке, одышку с затрудненным выдохом в покое, слабость, снижение физической активности.

Из анамнеза заболевания: больным себя считает с 17 лет, когда впервые появились приступы удушья. Приступы провоцируются вдыханием пыли, при употреблении в пищу цитрусовых, клубники, рыбных продуктов. Имеют инфекционную зависимость (при обострении бронхита и во время ОРВИ). В армии не служил из-за диагноза - бронхиальная астма. Аллергологический анамнез: при проведении кожных проб у аллерголога выявлена гиперчувствительность к домашней пыли, шерсти домашних животных, цитрусовым, на многие виды пыльцы растений. Наследственный анамнез не отягощен. Обострения заболевания частые. В течение месяца ежедневно пользуется ингаляционными глюкокортикостероидами (симбикорт 160/4,5 мкг по 1 ингаляции утром и вечером), ингалятором «Беродуал» по требованию. Настоящее ухудшение наступило пятнадцать дней назад.

Объективно: состояние неудовлетворительное. Периферические лимфатические узлы не увеличены. Положение активное. Шейные вены набухают. Периферических отеков нет, цианоз носогубного треугольника. Частота дыхательных движений 28 в минуту. В акте дыхания участвует вспомогательная мускулатура. Перкуторно над легкими легочный звук. Аускультативно дыхание жесткое, выслушиваются рассеянные сухие свистящие и жужжащие хрипы. Границы относительной сердечной тупости не расширены. ЧСС 110 в минуту. АД на обеих руках 135/95 мм рт.ст. Печень по Курлову перкуторно 9-8-7 см.

Диагноз верифицирован ранее. Состоит на учете у пульмонолога, аллерголога, дерматолога.

В общем анализе крови (от 07.05.10): эритроциты - 4,50×1012/л, гемоглобин - 145 г/л, лейкоциты - 3,7×109/л; эозинофилы - 6%, сегментоядерные нейтрофилы - 55%, лимфоциты - 35%, моноциты - 4%; СОЭ - 18 мм/час.

В общем анализе мочи (от 07.05.10) - без патологических особенностей.

Анализ мокроты (от 07.05.10): характер - прозрачная, слизистая, вязкая. Лейкоциты - 10-12-9 в поле зрения, альвеолярный эпителий 4-4-3 в поле зрения.

Биохимическое исследование крови (от 07.05.10): Общий холестерин 4,4 ммоль/л, триглицериды-1,33 ммоль/л, ЛПВП - 1,17 ммоль/л, ЛПНП - 2,56 ммоль/л, глюкоза крови - 4,7 ммоль/л.

R-графия органов грудной клетки (от 20.04.08, проведена в амбулаторных условиях): Легочный рисунок усилен в прикорневых отделах. Поля без видимых патологических изменений, повышенной прозрачности. Корни легких уплотнены. Купол диафрагмы четкий. Синусы свободны. Сердечно-сосудистая тень в пределах нормы.

По данным амбулаторной спирографии (от 15.04.10): снижение функции внешнего дыхания по смешанному типу.

Пикфлоуметрия: ПОСвыд при поступлении 50% от должного значения. Суточная вариабельность 33%.

По данным пульсоксиметрии (от 12.05.10): сатурация O2=97%, Ps=100 в минуту.

ЭКГ (от 07.05.10): ритм синусовый, правильный, синусовая тахикардия, электрическая ось сердца не отклонена.

Уровень плазменного фракталкина при поступлении составил - 2,140 нг/мл.

В стационаре больному проведено лечение в объеме базисной терапии соответственно тяжелой форме течения бронхиальной астмы. Больной Ф. получал системные глюкокортикостероиды (преднизолон 30 мг внутривенно с постепенным снижением дозы), небулайзер с пульмикортом 0,5×2 раза в день, небулайзер с беродуалом 1,0×2 раза в день, эуфиллин 2,4%-10 мл в/в капельно на физиологическом растворе 10 дней, лазолван 30 мг ×2 раза в день, хлорид кальция 10% по 5,0 в/в струйно, ДМВ на грудную клетку, сегментарный массаж легких, ИРТ, ЛФК, дыхательная гимнастика.

Длительность обострения заболевания фактически составила 21 день. Прогнозируемая длительность заболевания, вычисленная с помощью предложенного нами уравнения регрессии, выведенного с помощью множественного регрессионного анализа, составила

Т=8,022120+6,625970×Фракталкин (нг/мл)=8,022120+6,625970×2,14=22,2 дня.

Таким образом, предсказанная нами по формуле длительность обострения бронхиальной астмы близка к фактической.

При проведении регрессионного анализа было определено важное клинико-диагностическое значение исследования уровня плазменного фракталкина во взаимосвязях с другими показателями лабораторно-инструментальных методов исследования больных бронхиальной астмой.

Предлагаемым способом достигается возможность с точностью до 1-2 дней прогнозировать длительность обострения бронхиальной астмы. Способ удобен в применении, так как не требует громоздких математических вычислений: достаточно вставить в формулу значение только одного показателя - плазменного фракталкина. Информация о предполагаемой длительности приступного периода бронхиальной астмы поможет подобрать объем терапии для сокращения продолжительности обострения и скорейшего достижения ремиссии заболевания.

Таблица 1
Стандартизированные (Бета) и нестандартизированные (B) регрессионные коэффициенты (веса), их стандартные ошибки (Стд. Ош), значения t-критерия (t) и уровни значимости (p-уров.)
n=67 БЕТА Стд. Ош. БЕТА B Стд. Ош. B t p-уров
Свободный член 8,022120 5,926591 1,35358 0,181725
ФКН 0,996953 0,035499 6,625970 0,235933 28,08409 0,000000
Ил-8 -0,011688 0,037142 -0,005034 0,015996 -0,31468 0,754261
Возраст -0,025621 0,029080 -0,008919 0,010123 -0,88106 0,382338
Пол -0,027393 0,036069 -0,324454 0,427224 -0,75945 0,451014
Курение -0,005138 0,035470 -0,062803 0,433528 -0,14486 0,885378
Длительность заболевания -0,007714 0,026221 -0,003621 0,012309 -0,29420 0,769775
Частота приступов удушья 0,000159 0,033874 0,000618 0,131503 0,00470 0,996270
Степень одышки (1-5) -0,045884 0,032724 -0,239229 0,170618 -1,40213 0,166818
ЧДД 0,028148 0,032330 0,050044 0,057480 0,87064 0,387953
ОФВ1% 0,059076 0,034302 0,023737 0,013783 1,72221 0,090975
ОВФ1%проба -0,041707 0,026949 -0,012061 0,007793 -1,54764 0,127773
ПСВ суточ. колебания 0,020723 0,027607 0,008480 0,011297 0,75064 0,456253
Сатурация O2 -0,039016 0,027540 -0,077236 0,054517 -1,41672 0,162529
Таблица 2
Исходные и предсказанные значения длительности обострения бронхиальной астмы (количество дней)
№ исследования (пациент) Исходное значение отклика (длительность обострения) Прогнозируемое значение отклика (по регрессионной модели)
1. 13 13,41
2. 7 7,48
3. 14 13,68
4. 12 13,15
5. 3 3,17
6. 3 3,48
7. 13 13,35
8. 6 6,11
9. 7 7,48
10. 4 4,44

Способ прогнозирования длительности обострения бронхиальной астмы путем клинических и лабораторно-инструментальных методов исследования пациента, отличающийся тем, что в плазме крови больного методом иммуноферментного анализа определяют уровень фракталкина и по формуле, полученной методом множественного регрессионного анализа Т=В1+В2·Фракталкин,
где Т - длительность обострения бронхиальной астмы (дни),
B1 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 8,022120,
В2 - стандартизированный Бета коэффициент, равный 6,625970,
Фракталкин - уровень фракталкина в плазме крови (нг/мл), рассчитывают длительность обострения бронхиальной астмы.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине, а именно к онкологии, и может быть использовано для прогнозирования метастазирования у больных раком желудка с разной морфологической структурой.

Изобретение относится к области биотехнологии и касается способа определения бактериальных липополисахаридных антигенов в почве. .

Изобретение относится к медицине, а именно к педиатрии, и может быть использовано для прогнозирования риска снижения уровня резистентности организма к острым респираторным заболеваниям у детей в возрасте 3-7 лет.
Изобретение относится к медицине, а именно к акушерству, и может быть использовано для прогнозирования невынашивания беременности на ранних сроках инфекционного генеза.
Изобретение относится к медицине, в частности к офтальмологии. .
Изобретение относится к медицине, а именно к пульмонологии, и может быть использовано для прогнозирования осложненного течения у больных внебольничной пневмонией.
Изобретение относится к медицины, а именно к венерологии, и может быть использовано для неспецифической серологической диагностики серонегативных форм течения заболевания сифилисом.
Изобретение относится к медицине, а именно к гинекологии, и касается способа прогнозирования восстановления менструальной функции у пациенток с аменореей, связанной с нервной анорексией (НА) после достижения нормального индекса массы тела (ИМТ) на этапе редукции нервной анорексии.
Изобретение относится к области медицины, а именно к акушерству, и может быть использовано для прогнозирования дискоординации родовой деятельности
Изобретение относится к области медицины, а именно к курортологии
Изобретение относится к клинической медицине, а именно фтизиатрии, и касается способа оценки эффективности лечения и динамики деструктивных изменений в легочной ткани при туберкулезе легких

Изобретение относится к прикладной биохимии, медицине, ветеринарии и клинической лабораторной диагностике и касается способа определения активности тканевых, бактериальных, вирусных и грибковых протеиназ, расщепляющих иммуноглобулины различных классов
Изобретение относится к медицине, а точнее к онкологии, и может быть использовано для своевременного выявления метахронно развивающихся очагов рака толстой кишки
Изобретение относится к области биотехнологии и касается способа стабилизации антител в водных растворах

Изобретение относится к медицине, конкретно к венерологии, и касается способа прогнозирования нейросифилиса
Изобретение относится к области медицины, а именно перинатологии, неонатологии и неврологии
Изобретение относится к области медицины, а именно к эндокринологии, и может быть использовано для верификации диагноза феохромоцитомы и/или параганглиомы
Наверх