Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств



Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств
Применение производных оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств

 


Владельцы патента RU 2600845:

Общество с ограниченной ответственностью "Консорциум-ПИК" (RU)

Группа изобретений относится к химико-фармацевтической промышленности, в частности к созданию нового средства для лечения половых и сексуальных расстройств, и может быть использована в биохимии, физиологии и медицине. Предложены применение 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олата для лечения половых и сексуальных расстройств и включающая его фармацевтическая композиция того же назначения. Техническим результатом является высокая (87-94%) биодоступность средства при пероральном приёме и снижение его эффективной дозировки при лечении сексуальных расстройств. 2 н. и 2 з.п. ф-лы, 3 ил., 6 табл.

 

Группа изобретений относится к химико-фармацевтической промышленности, в частности, к созданию нового средства для лечения сексуальных расстройств, и может быть использовано в биохимии, физиологии и медицине.

УРОВЕНЬ ТЕХНИКИ

О самостоятельной роли сосудистого эндотелия в регуляции сосудистого тонуса было заявлено в статье Furchgott и Zawadzki, опубликованной в журнале "Nature" в 1980 г. [1]. Авторы статьи обнаружили способность изолированной артерии к самостоятельному изменению своего мышечного тонуса в ответ на ацетилхолин без участия центральных (нейрогуморальных) механизмов.

Последующие исследования доказали, что эндотелий - это не пассивный барьер между кровью и тканями, а активный орган, дисфункция которого является обязательным компонентом патогенеза практически всех сердечно-сосудистых заболеваний, включая атеросклероз, гипертонию, ишемическую болезнь сердца (ИБС), хроническую сердечную недостаточность (ХСН). Также он участвует в воспалительных реакциях, аутоиммунных процессах, диабете, тромбозе, сепсисе, росте злокачественных опухолей и т.д. [1].

В нормальных условиях клетки эндотелия реагируют усилением синтеза веществ, вызывающих расслабление гладкомышечных клеток сосудистой стенки, и в первую очередь, азота оксида (NO) и его дериватов (эндотелиальные факторы релаксации), а также простациклина и эндотелийзависимого фактора гиперполяризации. Важно отметить, что влияние NO не ограничивается дилатацией локального участка, а оказывает также антипролиферативное влияние на гладкомышечные клетки сосудистой стенки. Кроме того, в просвете сосуда влияние NO оказывает ряд важных системных эффектов, направленных на защиту сосудистой стенки и предупреждение тромбообразования: блокирование агрегации тромбоцитов, окисления липопротеидов низкой плотности (ЛНП), экспрессии молекул адгезии, «прилипания» моноцитов и тромбоцитов к стенке сосуда, продукции эндотелина. В определенных ситуациях клетки эндотелия становятся причиной вазоконстрикции, как за счет снижения продукции NO, так и вследствие усиленного синтеза веществ с вазоконстрикторным эффектом - эндотелиальных факторов констрикции: сверхокисленных анионов, вазоконстрикторных простаноидов типа тромбоксана А2, а также эндотелиина-1 (ЕТ-1). При длительном воздействии различных повреждающих факторов (гипоксия, интоксикация, воспаление, гемодинамическая перегрузка) происходит постепенное истощение и извращение компенсаторной дилатирующей способности эндотелия и преимущественным ответом эндотелиальных клеток на обычные стимулы становится вазоконстрикция и пролиферация. Важнейшим фактором эндотелиальной дисфункции является хроническая гиперактивация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) [1].

Основным вазодилатирующим агентом является молекула оксида азота (NO). В нормально функционирующем эндотелии низкие уровни NO постоянно высвобождаются для поддержания кровеносных сосудов в состоянии дилатации. Поиск эффективных средств коррекции нарушенной эндотелиальной функции у больных с ИБС остается одним из важных направлений современной кардиологии. В связи с этим имеет место интерес к изучению физиологического феномена, названного «прекондиционированием» со стороны как экспериментальной, так и практической медицины. Обнаружена устойчивость тканей к ишемии в результате прекондиционирования, вызванного короткими эпизодами ишемии - реперфузии. Существуют разные методы прекондиционирования.

С клинической точки зрения прекондиционирование фармакологическими средствами выглядит предпочтительнее, так как технологически проще и лишено потенциальной опасности ишемических эпизодов для патологически измененных тканей. В фармакологическом аспекте одним из наиболее перспективных гуморальных агентов, принимающих участие в реализации феномена прекондиционирования, является никорандил. Никорандил выгодно отличается от прочих препаратов отсутствием побочных эффектов, а также сам по себе является донатором оксида азота [2].

В работе Старосельцевой О.А. было установлено, что ишемическое прекондиционирование проявило выраженное эндотелио- и кардиопротективное действие на модели L-NAME-индуцированного дефицита NO, что выразилось в снижении коэффициента эндотелиальной дисфункции (КЭД) до 2,5±0,3 усл. ед., предупреждении снижения концентрации NO (4,8±0,29 мкмоль/л) и повышения концентрации С-реактивного белка (0,74±0,05 мг/дл), предотвращении развития гиперадренореактивности, а также в повышении сократимости миокарда до 87,1±6,4% при проведении пробы на нагрузку сопротивлением; прекондиционирование никорандилом в дозе 4 мг/кг проявило выраженное эндотелио- и кардиопротективное действие на модели L-NAME-индуцированного дефицита NO, что выразилось в снижении КЭД до 1,76±0,18 усл. ед., полном предупреждении снижения концентрации NO (6,2±0,25 мкмоль/л) и повышения концентрации С-реактивного белка (0,6±0,1 мг/дл), предотвращении развития гиперадренореактивности, а также в повышении сократимости миокарда до 77,2±8,3% при проведении пробы на нагрузку сопротивлением. Морфологические исследования обнаружили снижение развития мембранозной гломерулопатии, гипертрофии кардиомиоцитов и их некроза, деструктивных изменений эндотелия сосудов и признаков гипертрофии их стенок в почках и миокарде. Глибенкламид в дозе 4 мг/кг блокировал АТФ-зависимые калиевые каналы и нивелировал эндотелио- и кардиопротективные эффекты дистантного ишемического прекондиционирования, прекондиционирования инертным газом гелием, фармакологического прекондиционирования никорандилом при L-NAME-индуцированной модели дефицита оксида азота. Это выразилось в повышении КЭД до значений, близких к группе с введением L-NAME, снижении концентраций NO и повышении концентраций С-реактивного белка во всех группах [2].

Известно, что блокада NO-синтазы, вызванная семидневным введением L-NAME, приводит к выраженной артериальной гипертензии (средние значения: СД - 191,3±7,1, ДД - 146,0±4,2 мм рт. ст.), и увеличению коэффициента эндотелиальной дисфункции в 5 раз. Установлена эффективность комбинированного применения донатора NO -L-аргинина и ингибиторов аргиназы - L-норвалина и nor-NONA для коррекции L-NAME-индупированной эндотелиальной дисфункции, выражающейся в снижении КЭД и артериального давления. Наиболее эффективной оказалась комбинация L-аргинина 70 мг/кг и L-норвалина 10 мг/кг в виде ретардной формы с профилем высвобождения 12 часов.

Одним из основных физиологических механизмов расслабления гладких мышц сосудов является увеличение концентрации циклического нуклеотида - цГМФ. В настоящее время хорошо изучен NO-цГМФ-зависимый путь расслабления сосудов, опосредуемый активацией фермента растворимой гуанилатциклазой (рГЦ). В этом случае используются препараты, способные генерировать NO, что приводит к быстрому нарастанию концентрации цГМФ в гладкомышечных клетках сосудов на короткое время. Однако при повторяющемся приеме NO-доноров наблюдается десенситизация NO-цГМФ-зависимого пути и возникает толерантность, что делает их неэффективными при хроническом применении. Таким образом, поиск механизмов и препаратов, способных активировать рГЦ на длительный период, является одним из перспективных направлений в физиологии и фармакологии сердечно-сосудистой системы. В 1966 году впервые был обнаружен гипотензивный эффект препаратов производных оксатриазола на наркотизированных собаках. Механизм гипотензивного действия производных оксатриазолиум-5-олата исследован не был.

Одно из производных оксатриазолий-5-олата - 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олат (АС-6, азасиднон), - вызывает длительный гипотензивный эффект у бодрствующих животных линий SHR и Wistar. В данной работе для выяснения биохимического механизма действия АС-6 была исследована степень активации очищенного фермента рГЦ из легких кролика. В условиях in vitro 100 мкМ АС-6 активирует рГЦ в 30 раз по сравнению с базальной активностью фермента. Активация рГЦ увеличивается при увеличении концентрации АС-6, то есть эффект носит дозозависимый характер. АС-6 также приводит к активации синтеза цГМФ в аорте крыс линии Wistar в 13 раз по сравнению с базальным уровнем. Таким образом, АС-6 активирует синтез цГМФ как очищенным ферментом рГЦ, так и рГЦ в ткани аорты. Активация рГЦ носит дозозависимый характер [3].

В последнее время большое значение в генезе эректильной дисфункции придается дисфункции эндотелия [4, 5]. Этот феномен выражается в утрате эндотелием регуляторных свойств, прежде всего способности изменять тонус гладкой мускулатуры, граничащей с эндотелием, из-за снижения локальной продукции NO. Известно, что ключевая роль в возникновении, развитии и поддержании эрекции принадлежит усиленному выбросу NO [6].

Известно также фармацевтическое средство, используемое для улучшения потенции [7].

Однако такое фармацевтическое средство не может быть применено именно для лечения сексуальных расстройств, а его назначение носит профилактический характер.

Известно фармацевтическое средство, используемое для улучшения потенции [8].

Однако такое фармацевтическое средство применяется только по мере необходимости и его применение не носит лечебного характера.

За ближайший аналог принято фармацевтическое средство, используемое для кратковременного устранения одного из сексуальных расстройств - недостаточности генитальной реакции [9].

Однако такое фармацевтическое средство не обладает достаточно высокой биодоступностью (всего ~20%), что требует увеличения дозировки и приводит к возникновению нежелательных побочных эффектов, при приеме, связанных с возникновением метаболитов из-за высокой пресистемной элиминации (биотрасформации в печени и ЖКТ).

РАСКРЫТИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

В ходе проведенного авторами эксперимента по изучению фармакокинетики азасиднона ими неожиданно было обнаружено, что 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олат обладает высокой абсолютной биодоступностью при пероральном приеме (87-94%), быстро всасывается, максимальная концентрация Cmax в плазме крови достигается спустя около 30 минут, но не позднее 60 минут после приема. Терапевтический эффект азасиднона при этом наблюдался уже спустя 40 минут после приема.

В связи с вышесказанным, задачей настоящего изобретения является создание средства для лечения сексуальных расстройств, обладающего повышенной биодоступностью.

Техническим результатом настоящего изобретения является повышение биодоступности средства для лечения сексуальных расстройств. Другим техническим результатом является снижение эффективной дозировки средства для лечения сексуальных расстройств.

Технический результат достигается за счет применения, по меньшей мере, 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олата в качестве средства для лечения сексуальных расстройств.

Варианты осуществления настоящего изобретения относятся к применению, по меньшей мере, 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олата в качестве средства для лечения сексуальных расстройств, и фармацевтической композиции для лечения сексуальных расстройств, содержащей, по меньшей мере, 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олат.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ЧЕРТЕЖЕЙ

Фиг. 1 - График зависимости абсорбции эндотелина-1 (ЕТ-1) от концентрации аналита.

Фиг. 2 - График зависимости абсорбции сосудисто-эндотелиального фактора роста крысы (VEGF) от концентрации аналита.

Фиг. 3 - График зависимости абсорбции свободного азота оксида (NOx) от концентрации аналита.

ВАРИАНТЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Соответственно, одним из аспектов осуществления настоящего изобретения является применение, по меньшей мере, 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олата в качестве средства для лечения сексуальных расстройств.

Другим аспектом настоящего изобретения является фармацевтическая композиция для лечения сексуальных расстройств, содержащая в качестве активного вещества, по меньшей мере, 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олат.

ДЕТАЛЬНОЕ РАСКРЫТИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Для реализации настоящего изобретения могут быть использованы и иные соединения - производные оксатриазолий-5-олата, - которые так же, как и АС-6, обладают гипотензивными свойствами. Способы, которыми могут быть получены такие соединения, известны из уровня техники [3, 10, 11], и, соответственно, далее не описываются.

Получение фармацевтических композиций, содержащих, по меньшей мере, одно фармацевтически приемлемое производное оксатриазолий-5-олата известно из уровня техники и не нуждается в подробном описании. Такие композиции могут быть получены известными способами по известным технологиям (например, таблетирование) и могут представлять собой любые известные из уровня техники лекарственные формы (например, таблетки, жидкие формы, капсулы с наполнителем).

Для проверки правильности и применимости настоящего технического решения была проведена научно-исследовательская работа, направленная на изучение специфической фармакологической активности соединений. Несмотря на то что результаты далее будут представлены на примере АС-6, специалисту в данной области техники должно быть очевидно, что в качестве фармацевтически приемлемого производного оксатриазолий-5-олата может быть использовано любое соединение, описанное, в частности, в [3, 10, 11].

В соответствии со ст. 11 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств», №61-ФЗ, «Доклиническое исследование лекарственного средства для медицинского применения проводится путем применения научных методов оценок в целях получения доказательств безопасности, качества и эффективности лекарственного средства».

В тексте используются следующие сокращения:

ЕТ-1 - эндотелии-1 крысы;

L-NAME - N-омега-нитро-L-аргинин метилэстер, гидрохлорид;

NO - азота оксид;

NOx - свободный азота оксид;

VEGF - сосудисто-эндотелиальный фактор роста крысы;

АГ - артериальная гипертензия;

в/ж - внутрижелудочный путь введения;

ДД - диастолическое артериальное давление;

ЛПС - латентный период садки;

РААС - ренин-ангиотензин-альдостероновая система;

СД - систолическое артериальное давление;

ЧСС - частота сердечных сокращений;

ЭД - эндотелиальная дисфункция.

Материалы и методы экспериментальных исследований

Материалы и методы, используемые при оценке специфической активности АС-6 на экспериментальной модели артериальной гипертензии с эндотелиальной дисфункцией

При моделировании артериальной гипертензии с эндотелиальной дисфункцией вводили блокатор эндотелиальной NO-синтазы N-нитро-L-аргинин метиловый эфир (L-NAME), который применялся внутрибрюшинно 7 дней один раз в сутки, в дозе 25 мг/кг [2, 3]. Блокатор вводили на 3% растворе натрия хлорида из расчета 1 мл на 100 г массы тела. В такой комбинации ингибитора NO-синтазы с гипертоническим раствором происходит формирование активации РААС, выброс альдостерона, развитие задержки натрия и воды, поражение функций сосудистого эндотелия.

Для экспериментального моделирования использовали N-ω-нитро-L-аргинин метиловый эфир, гидрохлорид состава C7H15N5O4×HCl, M.w. 269.7 фирмы Sigma-Aldrich (США) и хлорид натрия фирмы Реахим (Россия).

В воде очищенной приготовляли раствор блокатора 250 мг в 100 мл 3% раствора натрия хлорида. Взвешивание реактивов осуществляли на аналитических весах GH-300 фирмы A&D (Япония).

Животные и их содержание, экспериментальные группы

Работа с лабораторными животными была организована в соответствии с «Санитарными правилами по устройству, оборудованию и содержанию экспериментально-биологических клиник (вивариев)» (РФ, утв. 06.04.1973); «Руководством по содержанию и использованию лабораторных животных» (USA, National Academy Press, Washington, D.C., 1996); «Руководством по содержанию и использованию лабораторных животных» (FELASA, 2010); «Лабораторные животные» (положение и руководство, Российская Академия Медицинских Наук, Москва, 2003).

Эксперименты выполнены на 40 белых крысах самцах линии Wistar с исходной массой тела 220-240 г и 20 белых виргинных крысах самках массой 180-200 г. Животные поступили из питомника «Рапполово», РАМН, Санкт-Петербург. Рацион грызунов, помимо комбикорма, включал хлеб.

Длительность карантина (акклиматизационного периода) для всех животных составляла 14 дней. В течение карантина проводили ежедневный осмотр каждого животного (поведение и общее состояние), дважды в день животных наблюдали в клетках (заболеваемость и смертность). Перед началом исследования животные, отвечающие критериям включения в эксперимент, были распределены на группы с помощью метода рандомизации. Животные, не соответствующие критериям, были исключены из исследования в течение карантина.

Клетки с животными были помещены в отдельные комнаты. Контроль параметров окружающей среды осуществляли ежедневно на всем протяжении исследования. Это включало в себя контроль температуры и влажности. Фотопериод 12 часов ночь - 12 часов день при искусственном освещении лампами дневного света. Температура воздуха поддерживалась в пределах 20-22°C, относительная влажность - 50-70%. Был установлен режим воздухообмена, обеспечивающий около 15 объемов помещения в час, концентрацию CO2 не более 0,15 объемных %, аммиака - не более 0,001 мг/л.

В течение исследования каждое животное осматривали ежедневно. Осмотр включал в себя оценку общего поведения и состояния животных. Метку каждому животному присваивали путем нанесения пикриновой кислоты на шерсть в случае крыс. Данные отражены в лабораторных записях.

В работе использовали субстанцию АС-6 серии 080909, содержащую 101,0% активного вещества согласно протоколу анализа №80-Пр от 25.09.09 (КАЛ ОКК ФГУП «СКТБ «Технолог»). Из субстанции приготовляли растворы для ежедневного перорального введения на физиологическом растворе натрия хлорида.

В качестве плацебо использовали физиологический раствор натрия хлорида. Введение растворов осуществляли 1 раз в сутки через атравматический металлический зонд с оплавленной оливой с помощью дозирующего шприца.

Животные были разделены на группы: 1 - интактные животные; 2 - контроль патологии, самцы (L-NAME+NaCl; плацебо - физиологический раствор), 3 - крысы самцы, которым вводили АС-6 в дозе 0.5 мг/кг (доза 1); 4 - крысы самцы, которым вводили АС-6 в дозе 5 мг/кг (доза 2); 5 - крысы самцы, которым вводили АС-6 в дозе 10 мг/кг (доза 3); 6 группа - виргинные крысы самки (только в оценке сексуальной активности). В каждую группу включали по 8 особей.

Материалы и методы, используемые при оценке показателей функционального состояния сердечно-сосудистой системы

Определение артериального давления у крыс проводили с помощью системы неинвазивного измерения кровяного давления у мелких животных в составе комплекса для электрофизиологических исследований (Полиграф) MP150WSW «BIOPAC Systems, Inc.» (США).

Процедура. Крыс помещали в специальные пеналы. ЧСС и артериальное давление (ДД и СД) регистрировали спустя несколько минут после стабилизации показателей. Показатели регистрировали на хвосте крысы с помощью пьезоэлектрического датчика и манжетки соответствующего размера через несколько минут после помещения животного на термостатированную пластинку, обеспечивающую поддержание температуры в клетке в пределах 26-27°C. Функциональные тесты сердечно-сосудистой системы проводили до (фон), после введения блокатора NO-синтазы и в конце терапии.

Материалы и методы, используемые при оценке показателей эндотелия

Биохимические показатели определяли с помощью готовых наборов фирм «USCN Life Science Inc.» (США), «Bender MedSystems GmbH» (Австрия), «R&D Systems» (США). Измерения проводили на мультифункциональном фотометре «Synergy-2)) фирмы «BioTek Instruments, Ino.» (США). Все исследования проводили в соответствии с современными правилами клинико-лабораторной диагностики [12-13].

Определение уровня эндотелина-1, сосудисто-эндотелиального фактора роста и азота оксида проводили в сыворотке крови крыс в конце эксперимента методом иммуноферментного и спектрофотометрического (азота оксид) анализа с использованием видоспецифичных (для крыс) антител.

Количественное определение эндотелина-1 (ЕТ-1) проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием набора фирмы «USCN Life Science Inc.» (США). В лунки планшета вносили по 50 мкл образцов сыворотки крови опытных животных и стандарты с известными концентрациями. Затем добавляли по 50 мкл детектирующего реактива А. Через 1 час инкубации при 37°C осуществляли 3-кратную промывку и вносили в каждую лунку по 100 мкл детектирующего раствора В и снова инкубировали планшет в течение 30 минут при 37°C. Планшет промывали 5 раз промывочным буфером и в лунки вносили по 90 мкл субстрата ТМБ. Инкубировали 15 минут при 37°C и добавляли по 50 мкл стоп-раствора. Реакцию учитывали при 450 нм. График зависимости абсорбции от концентрации аналита и параметры уравнения представлены на фиг. 1 и в Таблице 1.

Количественное определение сосудисто-эндотелиального фактора роста (VEGF) проводили методом твердофазного ИФА с использованием набора фирмы «Bender MedSystems GmbH» (Австрия). В лунки планшета вносили по 100 мкл калибровочных растворов; 50 мкл образцов сыворотки крови опытных животных и 50 мкл растворителя образцов. Затем добавляли по 50 мкл биотинового конъюгата. Через 2 часа инкубации при 20°C осуществляли 6-кратную промывку и вносили в каждую лунку по 100 мкл конъюгата стрептавидин-пероксидаза хрена и снова инкубировали планшет в течение 1 часа при 20°C. Планшет промывали 6 раз промывочным буфером и в лунки вносили по 100 мкл субстрата ТМБ. Инкубировали 30 минут при 20°C и добавляли по 100 мкл стоп-раствора. Реакцию учитывали при 450 и 620 нм. График зависимости абсорбции от концентрации аналита и параметры уравнения представлены на фиг. 2 и в Таблице 2.

Количественное определение свободного азота оксида проводили методом спектрофотометрии с использованием набора фирмы «R&D Systems» (США). Белки крови осаждали сульфатом цинка - гидроксидом натрия. В лунки планшета вносили по 50 мкл образцов супернатанта сыворотки крови опытных животных и стандарты с известными концентрациями. Затем добавляли по 50 мкл растворителя образцов, реактива Грисса 1 и реактива Грисса 2. Через 10 минут инкубации при 37°C реакцию учитывали при 540 и 690 нм. График зависимости абсорбции от концентрации аналита и параметры уравнения представлены на фиг. 3 и в Таблице 3.

Материалы и методы, используемые при оценке сексуальной активности

Тестирование сексуальной активности животных проводили после окончания курсового введения препарата (14 суток, см. таблицу 4). Тестируемого самца помещали в испытательную камеру (размером 40×40×30 см) за 5 минут до предъявления сексуально восприимчивой самки. К каждому самцу подсаживали по 1 самке. Исследование сексуального поведения проводили в темной комнате при тусклом красном освещении. Компоненты сексуальной активности регистрировали визуально в течение 30 минут: латентный период (ЛПС - время от момента посадки самки в клетку к самцу до момента первой садки самца) и количество садок и интромиссий [14, 15].

Материалы и методы, используемые при статистической обработке данных

Результаты наблюдений за животными, занесенные в лабораторные записи, результаты измерений и показания приборов при тестировании физиологических, и биохимических показателей вносили в матрицу первичных данных в программе Microsoft Excel 2003. Составляли многоуровневую таблицу, распределяя животных под номерами и соответствующими дозами препаратов.

Статистический анализ проводили с помощью пакета программ Statistica 8.0. При анализе данных, прежде всего, проводили проверку согласия показателей с нормальным распределением (критерий Шапиро-Уилка). Эта проверка установила, что показатели не являются нормально распределенными. Поэтому использовали непараметрические критерии - ранговый дисперсионный анализ Краскела-Уоллеса. Уровень значимости везде был выбран 0,05 [16, 17].

Результаты исследований

Результаты влияния АС-6 на показатели артериального давления у крыс на модели гипертензии с эндотелиальной дисфункцией

Результаты влияния различных доз АС-6 на показатели сердечно-сосудистой системы крыс на модели артериальной гипертензии с эндотелиальной дисфункцией отражены в Таблице 4.

На фоне экспериментальной модели происходило увеличение систолического артериального давления в среднем на 20 мм рт.ст. и диастолического на 10 мм рт.ст. АС-6 дозозависимо снижал повышенное артериальное давление, максимально выраженное при введении дозы 10 мг/кг в течение 7 дней. Не выявлено достоверного изменения частоты сердечных сокращений, как в контрольной, так и в опытных группах животных.

В дозе 0.5 мг/кг АС-6 не влиял на уровень СД и ДД (p>0,05=1). С увеличением дозы в 10 раз до 5 мг/кг происходило снижение повышенного уровня ДД при сохранении повышенного СД (p<0,05). В дозе 10 мг/кг АС-6 приводил к нормализации уровня артериального давления по сравнению с фоновыми значениями и экспериментальной моделью (различия значимы при p<0,05).

Результаты влияния АС-6 на показатели эндотелиальной дисфункции

Показатели, характеризующие состояние эндотелия на модели артериальной гипертензии с эндотелиальной дисфункцией в зависимости от дозы азасиднона, приведены в Таблице 5.

В контрольной группе животных, в условиях введения гипертонического раствора соли и блокатора NO-синтазы, происходило повреждение сосудистого эндотелия, что сопровождалось значимой и достоверной гиперэкспрессией эндотелина-1 - основного вазоконстриктора (p=0,0201 по сравнению с интактными крысами самцами), снижением продукции эндотелиального сосудистого фактора релаксации NO (p=0,0000 по сравнению с интактными крысами-самцами) и тенденцией к снижению продукции сосудисто-эндотелиального фактора роста VEGF (p=0,071 по сравнению с интактными крысами самцами).

Терапевтическая схема введения АС-6 способствовала достоверному позитивному изменению уровня эндотелина-1 (наиболее выраженные изменения отмечали при воздействии АС-6 в максимальной дозе 10 мг/кг: p=0,010 по сравнению с животными из контрольной группы патологии и p=0,015 по сравнению с 1 дозой АС-6 0,5 мг/кг). Также выявлена дозозависимая тенденция к нормализации продукции сосудисто-эндотелиального фактора роста VEGF (доза 10 мг/кг: p=0,116 по сравнению с контрольной группой крыс-самцов).

В отношении азота оксида NO на фоне введения АС-6 установлено также дозозависимое увеличение его продукции, превосходящее в случае дозы 10 мг/кг уровень даже интактных животных (p=0,0024 по отношению к интактным крысам самцам, p=0,0000 по отношению к контрольной группе, p=0,058 по отношению к дозе 0,5 и 5 мг/кг).

Анализ полученных результатов позволяет говорить о том, что АС-6 является косвенным донором азота оксида в организме животных (in vivo), так как это сопровождается достоверным изменением уровня определяемого нитрита в сыворотке крови, а также эндотелиопротекторным веществом, что выражается в нормализации продукции как эндотелина, так и тенденции к нормализации сосудисто-эндотелиального фактора роста крыс.

Результаты влияния АС-6 на сексуальную активность самцов

Результаты опытов представлены в Таблице 6.

У самцов из контрольной группы основные показатели сексуальной активности были снижены по сравнению с интактными животными. У большинства особей регистрировалось по 1 серии сексуальной активности в течение эксперимента. Период между сессиями сексуальной активности у этих крыс незначительно повышался по сравнению с интактными. Лишь у 12% самцов контрольной группы наблюдались интромиссии. В тоже время практически у всех интактных животных отмечалось по 2 сессии сексуальной активности и у 25% наблюдали интромиссии.

У крыс, получавших АС-6 во всех трех изученных дозах, отмечалась активация всех показателей нарушенного сексуального поведения: повышение количества садок и интромиссий, значимое уменьшение латентного периода садки (ЛПС). Период между сессиями сексуальной активности у животных оставался на уровне интактных.

По сравнению с контролем применение АС-6 в дозе 0,5 и 5 мг/кг привело к увеличению количества садок у 40% особей, интромиссий, наблюдаемых у 25% крыс, а также к снижению в 1,5 раза ЛПС.

Наиболее выраженный терапевтический эффект в отношении изучаемых показателей отмечался у животных, которым вводили препарат в дозе 10 мг/кг. Количество особей, у которых регистрировались интромиссии, увеличилось до 50% (у интактных крыс; животных, которым вводили препарат в дозах 0,5 и 5 мг/кг - 25%). Наблюдалось сокращение длительности ЛПС по сравнению с интактными и контрольными животными и тенденция снижения периода между сессиями сексуальной активности.

Таким образом, введение АС-6 снижало длительность латентного периода садки и незначительно увеличивало их количество. Максимальный эффект отмечали при введении субстанции в дозе 10 мг/кг, в результате чего повышалось число животных, у которых наблюдались интромиссии (в 4 раза по сравнению с контролем), увеличение количества сессий сексуальной активности, сокращение длительности ЛПС и интервала между садками.

На модели артериальной гипертензии с эндотелиальной дисфункцией в лаборатории лекарственной токсикологии изучена специфическая фармакологическая активность субстанции АС-6. Установлена дозозависимая гипотензивная активность субстанции, а также эндотелиопротекторные свойства, связанные с нормализацией продукции эндотелина-1 и увеличением уровня азота оксида в условиях блокады эндотелиальной NO-синтазы с помощью L-NAME.

По влиянию на сексуальную активность самцов дозовой зависимости не выявлено. Отмечено увеличение сексуальной активности в виде снижения латентного периода садок, периода между сессиями копуляций, увеличения числа интромиссий.

Полученные данные позволяют судить, что фармацевтически приемлемые производные оксатриазолий-5-олата позволяют применять его для лечения сексуальных расстройств (дисфункций), таких как: отсутствие или потеря сексуального влечения и недостаточность генитальной реакции.

Фармакокинетика

В ходе проведенного авторами эксперимента по изучению фармакокинетики азасиднона ими неожиданно было обнаружено, что 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олат обладает высокой абсолютной биодоступностью при пероральном приеме (87-94%), быстро всасывается, максимальная концентрация Cmax в плазме крови достигается спустя около 30 минут, но не позднее 60 минут после приема. Терапевтический эффект азасиднона при этом наблюдался уже спустя 40 минут после приема.

В сравнении с ближайшим аналогом, который обладает невысокой биодоступностью при пероральном приеме (~20%), азасиднон обладает очевидным преимуществом, позволяя использовать существенно меньшие эффективные дозировки. Повышенная биодоступность азасиднона также позволяет преодолеть возникновение нежелательных побочных эффектов при приеме ближайшего аналога, связанных с возникновением метаболитов из-за высокой пресистемной элиминации (биотрасформации в печени и ЖКТ).

Источники информации

1. Агеев Ф.Т., Овчинников А.Г., Мареев В.Ю., Беленков Ю.Н. Эндотелиальная дисфункция и сердечная недостаточность: патогенетическая связь и возможности терапии ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента // Consilium medicum том 3, п 2, 2001. - media/consilium/01_02/61.shtml::sunday, 22-apr-2001 15:01:07

2. Старосельцева О.А. Использование фармакологического прекондиционирования никорандилом … Автореф. дисс. к.м.н., Курск. - 2012.

3. Патент РФ RU 2351328 С1 (Общество с ограниченной ответственностью "Консорциум-ПИК"), 10.04.2009.

4. Bivalacyna T.I., Usta M.F., Champion Н.С. et al. // I. Androl. - 2003. - V.24,№6. - P. 17-37.

5. Solomon H., Man J.M., Jackson G. // Heart. - 2003. - V. 89. - P. 251-253.

6. Пырочкин B.M., Мирончик E.B. Эректильная дисфункция - новый симптом для кардиолога? // Медицинские новости. №10, 2010. - www.mednovosti.by

7. Международная заявка WO 2013100340 A1 (JEONNAM BIOINDUSTRY FOUNDATION), 04.07.2013.

8. Заявка США US 2012277200 A1 (EMOTIONAL BRAIN BV), 01.11.2012.

9. MILLER LN et al. A-350619: a novel activator of soluble guanylyl cyclase. Life Sci. 2003 Jan 17;72(9):1015-25.

10. T.L. Thomas, M. Fedorchuk, B.V. Shetty, E.E. Amderson. «The Synthesis and Activity of Some 3-Substituted l,2,3,4-Pseudooxatriazol-5-ones and Their Precursors and Related Compounds» // Pennwalt Corporation, Pharmaceutical Division, Department of Organic Chemistry, Rochester, New York, 11.08.1969.

11. Mary Q. Lurid, Lemont B. Kier, Richard A. Glennon, John L. Egle, Jr. «Preliminary Studies of Mesoionic 3-(Substituted-aryl)-ψ-oxatriazoles as Potential Antihypertensive Agents» // Department of Pharmaceutical Chemistry, School of Pharmacy, and Department of Pharmacology, Medical College of Virginia, Virginia Commonwealth University, Richmond, Virginia 23298, 12.04.1982.

12. Медицинские лабораторные технологии. Том 2 / Под редакцией проф. А.И. Карпищенко. - СПб: Интермедика, 2002. - 600 с.

13. Меньшиков В.В. Клиническая лабораторная аналитика: T.1, Т. 2., Частные аналитические технологии в клинической лаборатории. - М: Лабиринформ-РАМЛД, 1999. - 352 с. в 2-х томах.

14. Байрамов А.А., Зайченко И.Н., Богданова Л.А., Сапронов Н.С., Роль холинэргических механизмов в регуляции сексуальной активности при остром и хроническом стрессе. // Фармакология, Т. 7, 2006. - С. 18-28.

15. Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон Д.П., Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения. / Под. ред. Батуева А.С.-М.: «Высшая школа», 1991. - 399 с.

16. Гланц С. Медико-биологическая статистика. - М.: Изд-во «Практика», 1998. - 459 с.

17. Статистика: Фирменное руководство по программе Statistica 6.0. StatSoft, 1999. - 3756 с.

1. Применение 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олата для лечения сексуальных расстройств.

2. Применение по п. 1, характеризующееся тем, что сексуальные расстройства выбраны из группы: отсутствие или потеря сексуального влечения, недостаточность генитальной реакции.

3. Фармацевтическая композиция для лечения сексуальных расстройств, содержащая в качестве активного вещества, по меньшей 3-(3-[1,2,4]-триазоло)-оксатриазолий-5-олат.

4. Фармацевтическая композиция по п.3, характеризующаяся тем, что сексуальные расстройства выбраны из группы: отсутствие или потеря сексуального влечения, недостаточность генитальной реакции.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине, а именно к андрологии и эндокринологии, и может быть использовано для коррекции эректильной дисфункции, обусловленной гиперэстрадиолемией у мужчин.
Напиток // 2578391
Изобретение относится к напитку. Напиток содержит чистую воду и, по крайней мере, комбинацию таких ингредиентов, как уксусная кислота, пропионовая кислота и бутановая кислота, метилпропионовая кислота и/или метилбутановая кислота.

Изобретение относится к соединению (I) или его фармацевтически приемлемой соли, которые обладают свойствами селективных ингибиторов фосфодиэстеразы и могут быть использованы для лечения эректильной дисфункции у мужчин.

Настоящее изобретение относится к цитрату соединения, имеющему приведенную ниже формулу (II), и фармацевтической композиции, содержащей заявленный цитрат. Экспериментальные результаты настоящего изобретения доказывают, что заявленный цитрат может подавлять активность фосфодиэстеразы 5 типа и может быть использован для лечения эректильной дисфункции, для ингибирования агрегации тромбоцитов и лечения тромбозов, для снижения легочной гипертензии и лечения сердечно-сосудистых заболеваний, лечения астмы и диабетического гастропареза.

Изобретение относится к новым производным хромонов общей формулы 1, где: R1 представляет собой один или более чем один из идентичных или различных заместителей на бензольном кольце, каждый из которых независимо представляет собой атом водорода, или атом галогена, или С1-4 алкокси группу, или ОН группу, или группу -O(СН2)nO-, в которой n=1 или 2, R2 представляет собой атом водорода или С1-4 алкильную группу, А и В независимо представляют собой либо атом азота, либо атом углерода, R3 представляет собой атом водорода или один или более чем один из идентичных или различных заместителей, выбранных из группы, состоящей из: атома галогена, С1-4 алкильной группы, С1-4 алкоксигруппы, группы -O(СН2)nO-, в которой n=1 или 2, группы NO2, группы NHSO2R4, группы NHR5, ОН группы, C1-4 галогеноалкильной группы, CN группы, либо R3 составляет кольцо, конденсированное с бензольным кольцом, несущим его, выбранное из группы, состоящей из индола, бензимидазола, карбостирила, бензоксазолона и бензимидазолона, R4 представляет собой С1-4алкильную группу, или С1-4 диалкиламиногруппу, или С1-4 алкоксиалкильную группу, или С1-4 диалкиламиноалкильную группу, R5 представляет собой атом водорода, или С1-4 алкилкарбонильную группу, или С1-4 алкоксикарбонильную группу, и его фармацевтически приемлемым солям, а также к способам их получения и фармацевтическим композициям на их основе и к их применению в качестве лекарственного средства для расстройств центральной нервной системы, поскольку обладают свойствами дофаминергических лигандов D3.
Изобретение относится к медицине, а именно к урологии, и касается лечения эректильной дисфункции. Для этого вводят фармацевтическую композицию, содержащую активированную потенцированную форму антител к простатоспецифическому антигену и в качестве дополнительного усиливающего компонента - активированную потенцированную форму антител к эндотелиальной NO-синтазе.
Изобретение относится к новой фармацевтической композиции в виде спрея для орального применения, содержащей водный раствор силденафила цитрата, с содержанием действующего вещества 3-30 масс.%.
Изобретение относится к андрологии и может быть использовано для лечения больных хроническим простатитом с парциальным андрогенодефицитом. Для этого вводят в организм андрогены под лабораторным контролем содержания тестостерона.

Настоящее изобретение относится к новым производным фенилпиримидона формулы I, обладающим свойствами ингибитора фосфодиэстеразы типа V (PDE5). Соединения формулы I могут использоваться для лечения различных сосудистых нарушений, таких как эректильная дисфункция, легочная артериальная гипертензия и т.п.
Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к средству для профилактики и лечения андрологических заболеваний. Средство для профилактики и лечения андрологических заболеваний, представляет собой высушенный спиртовой экстракт гонад морских ежей Strongylocentrotus droebachiensis, полученный путем последовательной обработки гонад двухфазным экстрагентом хлороформ-этанол, затем 95% этиловым спиртом, выдерживания при периодическом перемешивании, твердый остаток после отделения жидкого экстракта заливают 70% этиловым спиртом и выдерживают при перемешивании, отделяют и высушивают при определенных условиях.

Изобретение относится к циклоалкениларильным производным формулы 1 или их изомерам, в которых В1 и В2 каждый независимо являются N или С, при этом оба В1 и В2 не могут одновременно являться N, и если один из В1 и В2 является N, то R2 или R5 отсутствует; R1 и R2 каждый независимо являются Н, -F, -OH, -NH2, -C(=O)H, -CH2OH, -OC1-С6 алкилом, -SC1-С6 алкилом и т.д.; R1 и R2 вместе с атомами углерода, с которыми они связаны, могут образовывать 5- или 6-членное гетероциклическое ароматическое или неароматическое циклическое соединение, имеющее от 1 до 2 гетероатомов, независимо выбираемых из группы, состоящей из N и О, возможно замещенное R8; R3 является -Н, -F, -ОН, -C1-C6 алкилом или -OC1-С6 алкилом; R4 является -H, галогеном, -CN, -NO2, -C1-С6алкилом, -С3-С6циклоалкилом, -циклопроп-1-ил-R9, -циклопроп-1-ил-C(O)-NR7R8, -OR7, -CH2OR7, -CH2NR7R8, -SR7, -C(=O)R7, -CO2R7, -CHR7CO2R8, -C(=O)NR7R8 и т.д; R5 является -Н; R6 является -Н или -C1-С6 алкилом; Ra является -CF3; p является целым числом в интервале от 0 до 2; А1 и А2 каждый независимо являются -О-, -(CR11R12)- или -NR13; А3 является -(СН2)n-; X является S или О; m является целым числом в интервале от 0 до 3; n является целым числом в интервале от 0 до 2; q является целым числом в интервале от 1 до 3, в котором упомянутые -C1-С3алкил, -С3-С6циклоалкил или -C1-С6 алкил являются незамещенным или замещенным одним или несколькими заместителями, выбираемыми из группы, состоящей из галогена, -ОН, CN, -СО2Н, -С(=O)CH3, -ОС(=O)СН3, -C1-С3алкила и -Ph.

Изобретение относится к соединению формулы (I) или его фармацевтически приемлемой соли, в которой R1 обозначает фенил, который является незамещенным или монозамещенным галогеном, (С1-С4)алкилом, (С1-С4)алкоксигруппой, (С1-С2)фторалкилом или (С1-С2)фторалкоксигруппой; R2 обозначает водород, метил или циклопропил; R3 и R4 являются одинаковыми и обозначают водород или метил; и R5 обозначает (С1-С2)алкил.

Изобретение относится к соединениям формулы (I) и их фармацевтически приемлемым солям. Соединения формулы (I) обладают аффинностью и селективностью в отношении ГАМК (GABA) A α5 рецептора.

Изобретение относится к соединению структурной формулы (1), которое обладает ингибирующей активностью в отношении ротамазы FКВР12. В формуле (1) R1 представляет собой формулы (2) или (3), X представляет собой -(СН2)m-X1-(СН2)n-; X1 представляет собой связь, -O-, -NRaC(=O)-, -C(=O)NRb-, -NRcS(=O)2- или -S(=O)2NRd-; Ra, Rb, Rc и Rd, каждый, могут быть одинаковыми или различными и представляют собой атом водорода или C1-6алкильную группу; m и n, каждый, могут быть одинаковыми или различными и представляют собой целое число 0-3; R2 представляет собой фенильную группу, пиридильную группу, пиридазильную группу, пиримидильную группу или пиразинильную группу.

Изобретение относится к соединению формулы (I), в котором X и Х1 независимо представляют собой CR4 или N; Y и Y1 независимо представляют собой C или N; Z и Z1 независимо представляют собой CR6, NR7, N, О или S; R1 и R2 независимо выбраны из C1-C7-алкила, C3-C8-циклоалкила, или R1 и R2, совместно с атомом азота, к которому они присоединены, образуют спиробициклическую насыщенную кольцевую систему, включающую от 5 до 12 кольцевых атомов, включающую гетероатомы, выбранные из N, О, или 4-, 5- или 6-членный гетероциклоалкил, содержащий 1 или 2 гетероатома, выбранных из N, О, S, который может содержать от 1 до 3 заместителей, независимо выбранных из галогена; R3 представляет собой C1-C7-алкил; R4 представляет собой водород, C1-C7-алкил, C1-C7-галогеналкил или галоген; R5 представляет собой фенил или гетероарил, при этом обе группы возможно содержат в качестве заместителя C1-C7-алкил, галоген, C1-C7-алкоксигруппу; R6 представляет собой водород, C1-C7-алкил или R5 и R6, совместно с Y1 и атомом Z, к которому они присоединены, образуют фенильное кольцо, возможно замещенное C1-C7-алкилом, галогеном; R7 представляет собой C1-C7-алкил, C3-C8-циклоалкил, C1-C7-галогеналкил, C1-C7-алкоксиалкил, фенил, гетероарил или C1-C7-алкил, возможно замещенный фенилом или C3-C8-циклоалкилом, или R5 и R7, совместно с Y1 и атомом Z, к которому они присоединены, образуют гетероарил, возможно замещенный C1-C7-алкилом, C1-C7-галогеналкилом; W выбирают из этилена, возможно замещенного C1-C7-алкилом, и к его физиологически приемлемым солям.

Изобретение относится к соединению, представленному следующей формулой [I], или его фармацевтически приемлемой соли. В указанной формуле каждый символ имеет значения, определенные в формуле изобретения.

Группа изобретений относится к соединению формулы (I) или его фармацевтически приемлемым солям формулы (I), где X представляет собой О, S; Υ представляет собой О, S; R1 независимо представляет собой Н, алкил; G1 представляет собой этил; G2 и G3 каждый независимо выбраны из Н, алкила, трифторметила, галогена, нитро, амидо, циано и тетразолила.

Изобретение относится к соединениям формулы (I) и их фармацевтически приемлемым солям, где А является тиазолилом, оксазолилом, тиенилом, фурилом, имидазолилом, пиразолилом или оксадиазолилом (структуры которых приведены в п.1 формулы изобретения), R1 представляет собой C1-6алкил; R2 представляет собой (i) фенил, замещенный галогеном; C1-6алкилом, необязательно замещенным морфолином или C1-6диалкиламино; C1-6алкокси, необязательно замещенным галогеном; или гетероциклилом, где гетероциклильный заместитель выбран из морфолина; пиразолила, необязательно замещенного C1-6алкилом; пиперидинила; пирролидинила; оксадиазолила, замещенного C1-6алкилом; фурила, замещенного C1-6алкилом; диоксидоизотиазолидинила; триазолила; тетразолила, замещенного C1-6алкилом, тиадиазолила, замещенного C1-6алкилом; тиазолила, замещенного C1-6алкилом; пиридила; или пиразинила; (ii) замещенный или незамещенный гетероциклил, выбранный из хинолинила; пиридила, замещенного C1-6алкокси или морфолинилом; или бензо [d] [1, 2, 3] триазолила, замещенного C1-6алкилом; R3 представляет собой фенил, замещенный 2 или 3 заместителями, выбранными из галогена; C1-6алкила; C1-6алкокси, необязательно замещенного галогеном; гидроксигруппой; циано; или -C(=O)ORa, где Ra представляет собой фенил; R4 представляет собой водород, C1-6алкил или C1-6галогеналкил.

Изобретение относится к фторированным аминотриазольным производным формулы (I), где А представляет собой группу, выбранную из фуранила, оксазолила и тиазолила, где две точки присоединения указанной группы находятся в 1,3-положении; R1 представляет собой фенил, который является незамещенным, моно- или дизамещенным, где заместители независимо друг от друга выбраны из группы, включающей галоген, метил, метоксигруппу, трифторметил, трифторметоксигруппу и диметиламиногруппу; и R2 представляет собой водород, метил, этил или циклопропил.

Изобретение относится к соединению формулы I или его терапевтически приемлемым солям, где А1 представляет собой фурил, имидазолил, изотиазолил, изоксазолил, пиразолил, пирролил, тиазолил, тиадиазолил, тиенил, триазолил, пиперидинил, морфолинил, дигидро-1,3,4-тиадиазол-2-ил, бензотиен-2-ил, бензотиазол-2-ил, тетрагидротиен-3-ил, [1,2,4]триазоло[1,5-а]пиримидин-2-ил или имидазо[2,1-b][1,3]-тиазол-5-ил; где А1 незамещен или замещен одним, или двумя, или тремя, или четырьмя или пятью заместителями, независимо выбранными из R1, OR1, C(O)OR1, NHR1, N(R1)2, C(N)C(O)R1, C(O)NHR1, NHC(O)R1, NR1C(O)R1, (O), NO2, F, Cl, Br и CF3; R1 представляет собой R2, R3, R4 или R5; R2 представляет собой фенил; R3 представляет собой пиразолил или изоксазолил; R4 представляет собой пиперидинил; R5 представляет собой C1-C10алкил или C2-C10алкенил, каждый из которых не замещен или замещен заместителями, выбранными из R7, SR7, N(R7)2, NHC(O)R7, F и Cl; R7 представляет собой R8, R9, R10 или R11; R8 представляет собой фенил; R9 представляет собой оксадиазолил; R10 представляет собой морфолинил, пирролидинил или тетрагидропиранил; R11 представляет собой C1-C10алкил; Z1 представляет собой фенилен; Z2 представляет собой пиперидин, не замещенный или замещенный OCH3, или пиперазин; Z1A и Z2A оба отсутствуют; L1 представляет собой C1-C10алкил или C2-C10алкенил, каждый из которых не замещен или замещен R37B; R37B представляет собой фенил; Z3 представляет собой R38 или R40; R38 представляет собой фенил; R40 представляет собой циклогексил или циклогексенил; где фенилен, представленный Z1 не замещен или замещен группой OR41; R41 представляет собой R42 или R43; R42 представляет собой фенил, который не конденсирован или конденсирован с пирролилом, имидазолилом или пиразолом; R43 представляет собой пиридинил, который не конденсирован или конденсирован с пирролилом; где каждый вышеуказанный циклический фрагмент, представленный R2, R3, R4, R8, R9, R10, R38, R40, R42 и R43, независимо не замещен или замещен одним или несколькими заместителями, независимо выбранными из R57, OR57, С(О)OR57, F, Cl CF3 и Br; R57 представляет собой R58 или R61; R58 представляет собой фенил; R61 представляет собой C1-C10алкил; и где фенил, представленный группой R58, не замещен или замещен одним или несколькими заместителями, независимо выбранными из F и Cl.
Наверх