Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция

Авторы патента:


Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция
Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства и фармацевтическая композиция

 


Владельцы патента RU 2572706:

Эпштейн Олег Ильич (RU)

Настоящая группа изобретений относится к медицине, а именно к терапии и фармакологии, и может быть использована для повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства. Для этого лекарственное средство, содержащее активированную потенцированную форму антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, вводят в сочетании с активированной потенцированной формой антител к эндотелиальной NO-синтазе. Такое сочетанное введение обеспечивает повышение терапевтической эффективности лекарственного средства за счет усиливающего действия активированных потенцированных антител к NO-синтазе. 2 н. и 8 з.п. ф-лы, 26 табл., 16 пр.

 

Изобретение относится к области медицины и может быть использовано для повышения фармакологической активности и терапевтической эффективности лекарственных средств на основе сверхразбавленных антител.

Известен способ усиления действия - потенцирования специфических эффектов лекарственного средства или вещества путем введения потенцирующего компонента в виде активированной - потенцированной формы того же лекарственного средства или вещества в сверхмалой дозе, приготовленного по гомеопатической технологии (RU 2253477 C1, А61К 45/00, 2005). Однако сложность определения лекарственных средств или действующих веществ, для которых данное решение может быть эффективно, ограничивают функциональные возможности данного способа.

Известна также фармацевтическая композиция для профилактики и лечения диабета, содержащая в качестве компонентов лекарственное средство с действующим веществом и усиливающим агентом (RU 2286148 С2, А61К 31/33, 2006), которая не применима для лечения других заболеваний.

Изобретение направлено на повышение фармакологической активности и терапевтической эффективности лекарственных средств, преимущественно на основе сверхразбавленных антител.

Решение поставленной задачи обеспечивается тем, что в способе повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства на основе активированной - потенцированной формы сверхразбавленных антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, путем введения - совмещения с усиливающим агентом, согласно изобретению усиливающим агентом является активированная - потенцированная форма сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе.

При этом лекарственное средство с действующим веществом и усиливающий агент на основе активированной - потенцированной формы сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе вводят одновременно и сочетанно в виде единого препарата - одной лекарственной формы, или совместно в виде различных препаратов.

Решение поставленной задачи обеспечивается также тем, что в фармацевтической композиции, содержащей в качестве компонентов лекарственное средство с действующим веществом и усиливающий агент, согласно изобретению усиливающим агентом является активированная - потенцированная форма сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе.

При этом действующее вещество представляет собой активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания.

Причем активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител, используют в виде активированного - потенцированного водного или водно-спиртового раствора, полученного соответственно в процессе последовательного многократного разведения в водном или водно-спиртовом растворителе и промежуточного вертикального встряхивания матричного раствора антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и к эндотелиальной NO-синтазе.

Кроме того, фармацевтическая композиция может быть выполнена в твердой лекарственной форме и содержать эффективное количество гранул нейтрального носителя, насыщенного смесью активированной - потенцированной формой антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и активированную - потенцированную форму антител к эндотелиальной NO-синтазе, и фармацевтически приемлемые добавки, которые могут включать лактозу, целлюлозу микрокристаллическую и магния стеарат.

В соответствии с изобретением для лечения заболеваний предстательной железы в качестве действующего вещества используют активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к простатоспецифическому антигену.

В соответствии с изобретением для лечения острых и хронических нарушений мозгового кровообращения, или синдрома дефицита внимания, или болезни Альцгеймера в качестве действующего вещества используют активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к мозгоспецифическому белку S-100.

В соответствии с изобретением для лечения резистентности к инсулину в качестве действующего вещества используют активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к C-концевом фрагменту β-субъединицы рецептора инсулина.

В соответствии с изобретением для лечения хронической сердечной недостаточности, или артериальной гипертензии I-II степени, или вегетососудистой дистонии в качестве действующего вещества используют активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II.

Возможно сочетанное и одновременное введение в организм активированной - потенцированной формой антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и активированную - потенцированную форму антител к эндотелиальной NO-синтазе, приготовленных по отдельности.

Технический результат заявленного решения с использованием активированной - потенцированной формы сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе в качестве усиливающего агента достигается предположительно за счет активации NO-синтазы, увеличения выработки оксида азота и может сопровождаться усилением внутриклеточной трансдукции сигнала от действующего вещества.

Кроме того, заявленное техническое решение расширяет арсенал препаратов, предназначенных для лечения заболеваний различной этиологии.

Для приготовления гомеопатически активированной потенцированной формы компонентов заявленной композиции используют моноклональные или преимущественно поликлональные антитела, которые могут быть получены по известным технологиям - методикам, описанным, например, в книге Иммунологические методы, под ред. Г. Фримеля, М.: Медицина, 1987, с.9-33; или, например, в статье Laffly E., Sodoyer R. Hum. Antibodies. Monoclonal and recombinant antibodies, 30 years after. - 2005 - Vol.14. - N 1-2. P.33-55.

Моноклональные антитела получают, например, с помощью гибридомной технологии. Причем начальная стадия процесса включает иммунизацию, основанную на принципах, уже разработанных при приготовлении поликлональных антисывороток. Дальнейшие этапы работы предусматривают получение гибридных клеток, продуцирующих клоны одинаковых по специфичности антител. Их выделение в индивидуальном виде проводится теми же методами, что и в случае поликлональных антисывороток.

Поликлональные антитела могут быть получены активной иммунизацией животных. Для этого по специально разработанной схеме животным делают серию инъекций требуемыми в соответствии с изобретением антигенами: антигеном, участвующем в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и эндотелиальной NO-синтазой. В результате проведения такой процедуры получают моноспецифические антисыворотки с высоким содержанием антител, которые используют для получения активированных - потенцированных форм. При необходимости проводят очистку антител, присутствующих в антисыворотке, например, методом аффинной хроматографии путем применения фракционирования солевым осаждением или ионообменной хроматографии.

Предпочтительным для приготовления заявленной фармацевтической композиции является использование поликлональных антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и к эндотелиальной NO-синтазе, которые в качестве матричного (первичного) раствора с концентрацией 0,5÷5,0 мг/мл, используют для последующего приготовления активированной - потенцированной формы компонентов.

Предпочтительной для приготовления каждого компонента является использование смеси трех водно-спиртовых разведений первичного матричного раствора антител, разведенных соответственно в 10012, 10030, и 100200 раз, что соответствует сотенным гомеопатическим разведениям С12, С30 и С200.

Предпочтительным для приготовления заявленного лекарственного препарата является использование поликлональных антител к эндотелиальной NO-синтазе, которые могут быть получены иммунизацией кроликов следующим образом.

Пример 1.

Для лечения заболеваний предстательной железы используют фармацевтическую композицию, содержащую активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к простатоспецифическому антигену и активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе.

Для приготовления активированной - потенцированной формы антител были использованы антитела, приготовленные по заказу специализированной фармацевтической фирмой.

Поликлональные антитела к эндотелиальной NO-синтазе получают аналогичным вышеуказанным способом, используя в качестве иммуногена (антигена) для иммунизации кроликов адъювант и цельную молекулу эндотелиальной NO-синтазы следующей последовательности:

Возможно для получения поликлональных антител к эндотелиальной NO-синтазе использование в качестве иммуногена (антигена) цельной молекулы эндотелиальной NO-синтазы следующей последовательности:

Возможно для получения поликлональных антител к эндотелиальной NO-синтазе использование в качестве иммуногена (антигена) синтетического пептида эндотелиальной NO-синтазы, выбранного, например, из следующих аминокислотных последовательностей:

Перед отбором крови за 7-9 дней проводят 1-3 внутривенных инъекций для повышения уровня антител. В процессе иммунизации у кроликов отбирают небольшие пробы крови для оценки количества антител. Максимальный уровень иммунного ответа на введение большинства растворимых антигенов достигается через 40-60 дней после первой инъекции. После окончания первого цикла иммунизации кроликов в течение 30 дней дают восстановить здоровье и проводят реиммунизацию, включающую 1-3 внутривенные инъекции. Для получения антисыворотки из иммунизированных кроликов собирают кровь в центрифужную пробирку объемом 50 мл. С помощью деревянного шпателя удаляют со стенок пробирки образовавшиеся сгустки и помещают палочку в сгусток, образовавшийся в центре пробирки. Кровь помещают в холодильник (температура 4°C) на ночь. На следующий день удаляют сгусток, прикрепившийся к шпателю, и центрифугируют оставшуюся жидкость при 13000g в течение 10 мин. Супернатант (надосадочная жидкость) является антисывороткой. Полученная антисыворотка должна быть желтого цвета. Добавляют к антисыворотке 20% (весовая концентрация) NaN3 до конечной концентрации 0,02% и хранят до использования в замороженном состоянии при температуре -20°C. Для выделения из антисыворотки антител к эндотелиальной NO-синтазе производят абсорбцию на твердой фазе в следующей последовательности:

1. 10 мл антисыворотки кролика разбавляют в 2 раза 0,15 М NaCl добавляют 6,26 г Na2SO4, перемешивают и инкубируют 12-16 ч при 4°C;

2. выпавший осадок удаляют центрифугированием, растворяют в 10 мл фосфатного буфера и затем диализуют против того же буфера в течение ночи при комнатной температуре;

3. после удаления осадка центрифугированием раствор наносят на колонку с ДЭАЭ-целлюлозой, уравновешенную фосфатным буфером;

4. фракцию антител определяют измеряя оптическую плотность элюата при 280 нм.

Затем производят очистку антител методом аффинной хроматографии путем прикрепления полученных антител к эндотелиальной NO-синтазе, который находится на нерастворимом матриксе с последующим элюированием концентрированными растворами соли.

Полученный таким образом буферный раствор поликлональных кроличьих антител к эндотелиальной NO-синтазе, очищенных на антигене, с концентрацией 0,5÷5,0 мг/мл, предпочтительно 2,5÷3,0 мг/мл, используют в качестве матричного (первичного) раствора для последующего приготовления активированной - потенцированной формы.

Поликлональные антитела к простатоспецифическому антигену получают по аналогичной вышеуказанной методике, используя в качестве иммуногена (антигена) для иммунизации кроликов адъювант и, например, простатоспецифический антиген с аминокислотной последовательностью (25-261):

Возможно для приготовления поликлональных антител к простатоспецифическому антигену использование в качестве иммуногена (антигена) для иммунизации кроликов адъювант и, например, один полипептидный фрагмент простатоспецифического антигена из следующих последовательностей:

Активированную - потенцированную форму каждого компонента готовят путем равномерного уменьшения концентрации в результате последовательного разведения 1 части упомянутого матричного раствора в 9 частях (для десятичного разведения), или в 99 частях (для сотенного разведения), или в 999 частях (для тысячного разведения) нейтрального растворителя с многократным вертикальным встряхиванием (″динамизацией″) каждого полученного разведения и использованием отдельных емкостей для каждого последующего разведения до получения требуемой потенции - кратности разведения по гомеопатическому методу (см., например, В. Швабе. ″Гомеопатические лекарственные средства. М., 1967 г., с.14-29).

Внешнюю обработку в процессе уменьшения концентрации также можно осуществлять ультразвуком, электромагнитным или иным физическим воздействием.

Например, для приготовления 12-го сотенного разведения С12 одну часть упомянутого матричного раствора антител к простатоспецифическому антигену (ПСА) (или к NO-синтазе) с концентрацией 3,0 мг/мл разводят в 99 частях нейтрального водного или водно-спиртового растворителя (преимущественно 70% этилового спирта) и многократно (10 и более раз) вертикально встряхивают - потенцируют полученное 1-е сотенное С1 разведение. Данную операцию повторяют 11 раз, получая 12-е сотенное разведение С12. Таким образом, 12-е сотенное разведение С12 представляет собой раствор, полученный разбавлением последовательно в разных емкостях 12 раз 1-ой части исходного матричного раствора антител к простатоспецифическому антигену (ПСА) с концентрацией 3,0 мг/мл в 99-и частях нейтрального растворителя, т.е. раствор, полученный сверхразведением матричного раствора в 10012 раз. Аналогичные операции с соответствующей кратностью разведения проводят для получения разведений С30 и С200.

При использовании в качестве биологически активного жидкого компонента смеси различных гомеопатических, преимущественно сотенных, разведений, действующего вещества каждый компонент состава (например, С12, С30, С200) приготовляют раздельно по описанной выше технологии до их предпоследнего разведения (соответственно до получения С11, С29, С199) и затем вносят в соответствии с составом смеси в одну емкость по одной части каждого компонента и смешивают с требуемым количеством растворителя (соответственно с 97 частями для сотенного разведения). При этом получают активированную - потенцированную форму антител к простатоспецифическому антигену (ПСА) в сверхмалой дозе каждого компонента, приготовленной из матричного раствора, разведенного в 10012, в 10030, в 100200, что эквивалентно смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200.

Возможно использование действующего вещества в виде смеси других различных гомеопатических разведений, например десятичных и/или сотенных (D20, С30, С100 или С12, С30, С50 и т.д.), эффективность которых определяют экспериментально.

При потенцировании вместо встряхивания в процессе уменьшения концентрации также можно осуществлять внешнее воздействие ультразвуком, электромагнитным или иным физическим воздействием.

Для получения заявленной фармацевтической композиции водные или водно-спиртовые растворы действующих компонентов смешивают преимущественно в соотношении 1:1 и используют в жидкой лекарственной форме.

Заявленная фармацевтическая композиция может быть использована и в твердой лекарственной форме, которая содержит эффективное количество гранул нейтрального носителя - лактозы, насыщенного путем пропитывания до насыщения смесью водных или водно-спиртовых растворов активированной - потенцированной формой антител к простатоспецифическому антигену (ПСА) и активированную - потенцированную форму антител к эндотелиальной NO-синтазе, и фармацевтически приемлемые добавки, включающие преимущественно лактозу, целлюлозу микрокристаллическую и магния стеарат.

Для получения твердой оральной формы заявленного лекарственного средства производят в установке кипящего слоя (например, типа «Hüttlin Pilotlab» производства компании Hüttlin GmbH) орошение до насыщения вводимых в псевдоожиженный - кипящий слой гранул нейтрального вещества - лактозы (молочного сахара) с размером частиц 150÷300 мкм, предварительно полученным водным или водно-спиртовым раствором, содержащим смесь гомеопатически активированных - потенцированных форм антител к антигену, участвующему в патогенезе конкретного заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и к эндотелиальной NO-синтазе преимущественно в соотношении 1 кг раствора антител на 5 или 10 кг лактозы (1:5 - 1:10) с одновременной сушкой в потоке подаваемого под решетку нагретого воздуха при температуре не выше 40°C. Расчетное количество 0,17÷0,45 от массы твердой оральной формы) высушенных гранул, насыщенных активированной - потенцированной формой антител, загружают в смеситель и смешивают с микрокристаллической целлюлозой, вводимой в количестве 2÷5 масс. частей от общей массы загрузки - от массы твердой оральной формы. Затем в эту смесь добавляют 10÷45 масс. частей от общей массы загрузки «ненасыщенной» чистой лактозы (для снижения стоимости и некоторого упрощения и ускорения технологического процесса без снижения эффективности лечебного воздействия), стеарат магния в количестве 0,1÷0,3 масс. частей от общей массы загрузки и микрокристаллическую целлюлозу в количестве 2÷5 масс. частей от общей массы загрузки. Полученную таблеточную массу равномерно перемешивают и таблетируют прямым сухим прессованием (например, в таблет-прессе Korsch - XL 400) с формированием круглых таблеток массой 150÷500 мг. Масса таблетки может составлять 150÷500 мг. Предпочтительно использовать таблетки массой 250÷300 мг, которые включают 3,0÷6,0 мг/табл. активированной - потенцированной формы водно-спиртовых разведений субстанции - действующего вещества поликлональных кроличьих антител к эндотелиальной NO-синтазе и к простатоспецифическому антигену, очищенных на антигене в сверхмалой дозе каждого компонента, приготовленной из матричного раствора, разведенного в 10012, в 10030, в 100200, что эквивалентно смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200.

Предпочтительно заявленную фармацевтическую композицию рекомендуется принимать по 1-2 таблетке 2-4 раза в день.

Пример 1.

Исследование влияния комплексного препарата, в состав которого входят активированные - потенцированные формы поликлональных аффинно очищенных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-S100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200, в соотношении 1:1 (СМД анти-S100+анти-eNOS), а также компонентов, входящих в его состав - активированной - потенцированной формы поликлональных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100, очищенных на антигене, в сверхмалой дозе (СМД анти-S100), полученной сверхразведением исходного матричного раствора в 10012,10030, 100200 раз, эквивалентной смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 и активированной - потенцированной формы поликлональных кроличьих антител к эндотелиальной NO-синтазе, очищенных на антигене, в сверхмалой дозе (СМД анти-eNOS), полученной сверхразведением исходного матричного раствора в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентной смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200, проводили in vitro на связывание стандартного лиганда [3H]пентазоцина с рекомбинантным сигма 1 рецептором человека оценивали радиолигандным методом.

Сигма-1 рецептор - внутриклеточный рецептор, локализованный в клетках центральной нервной системы, клетках большинства периферических тканей и иммунокомпетентных клетках. Рецепторы демонстрируют уникальную способность транслоцироваться, которая вызывается множеством психотропных препаратов. Динамика сигма-1 рецепторов непосредственно связана с различными влияниями, осуществляемыми препаратами при действии на сигма-1 рецепторы. Эти влияния включают регуляцию каналов активности, экоцитоз, передачу сигналов, ремоделирование плазменной мембраны (формирование рафтов) и транспортировку липидов/метаболизм. Все это может способствовать развитию пластичности нейронов в мозге. Имеются доказательные данные, что сигма-1 рецепторы оказывают модулирующее влияние на все основные нейромедиаторные системы: норадренергическую, серотонинергическую, дофаминергическую, холинергическую системы и NMDA-регулируемые глутаматные эффекты. Сигма-1 рецептор играет важную роль в патофизиологии нейроденегенративных заболеваний, в том числе Альцгеймера, участвует в процессах обучения и памяти. В связи с этим способность лекарственных средств оказывать влияние на эффективность взаимодействия лигандов с сигма-1 рецептором указывает на наличие нейропротекторного, противоишемического, анксиолитического, антидепрессивного, антиастенического компонентов в спектре их фармакологической активности, что позволяет рассматривать данные препараты в качестве эффективных лекарственных средств, в том числе для лечения цереброваскулярных заболеваний.

В качестве контроля тестируемых препаратов была протестирована потенцированная дистиллированная вода (смесь гомеопатических разведений С12+С30+С200).

В опыте (для измерения общего связывания) в инкубационную среду вносили 20 мкл комплексного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS или по 10 мкл СМД анти-S100 или 10 мкл СМД анти-eNOS. Таким образом, количество СМД анти-S100+анти-еNOS, вносимых в экспериментальную лунку при тестировании комплексного препарата, было идентично количеству СМД анти-S100 и СМД анти-eNOS тестируемых в качестве монопрепаратов, что позволяет провести сравнение эффективности комплексного препарата с его отдельными компонентами, входящими в его состав. Потенцированную дистиллированную воду вносили в инкубационную среду в объеме 20 мкл и 10 мкл.

Затем вносили 160 мкл (~200 мкг белка) гомогената мембран клеток линии Jurkat (линия лейкемических Т-лимфоцитов человека), и в последнюю очередь 20 мкл радиолиганда, меченного тритием [3H]пентазоцин (15 нМ).

Для измерения неспецифического связывания вместо препаратов или потенцированной воды в инкубационную среду вносили 20 мкл немеченого лиганда - галоперидола (10 мкМ).

Радиоактивность измеряли на сцинтилляционном счетчике (Topcount, Packard) с использованием сцинтилляционной смеси (Microscint 0, Packard) после инкубации в течение 120 минут при температуре 22°C в 50 мМ Tris-HCl буфере (pH=7,4) и фильтрации на стекловолоконных фильтрах (GF/B, Packard). Специфическое связывание (в опыте или контроле) рассчитывали как разницу между общим (в опыте или контроле) и неспецифическим связыванием.

Результаты представлены в виде процента ингибирования специфического связывания в контроле (в качестве контроля использовали дистиллированную воду) (Таблица 1).

Результаты, отражающие ингибирование выше 50%, представляют собой значительные эффекты исследуемых соединений; ингибирование от 25% до 50% - свидетельствуют об эффектах от слабого до умеренного; ингибирование менее 25% - считаются незначительными эффектами исследуемого соединения и находятся в пределах уровня фона.

Таким образом, в условиях данной экспериментальной модели показано, что: комплексный препарат СМД анти-S100+анти-eNOS более эффективно, чем отдельные его компоненты (СМД анти-S100 и СМД анти-eNOS) ингибирует связывание стандартного радиолиганда [3H]пентазоцина с рекомбинантным сигма 1 рецептором человека; СМД анти-S100, внесенные в экспериментальную лунку в объеме 10 мкл, ингибируют связывание стандартного радиолиганда [3H]пентазоцина с рекомбинантным сигма 1 рецептором человека, но выраженность эффекта уступает выраженности эффекта комплексного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS; СМД анти-eNOS, внесенные в экспериментальную лунку в объеме 10 мкл, не оказывали влияния на связывание стандартного радиолиганда [3H]пентазоцина с рекомбинантным сигма 1 рецептором человека; потенцированная вода, внесенная в экспериментальную лунку в объеме 10 мкл или 20 мкл, не оказывала влияния на связывание стандартного радиолиганда [3H]пентазоцина с рекомбинантным сигма 1 рецептором человека.

Пример 2.

Эффективность препаратов при скополаминовой амнезии у крыс (модель болезни Альцгеймера).

Болезнь Альцгеймера (БА) является нейродегенеративным заболеванием и характеризуется снижением когнитивных функций, ухудшением памяти, спутанностью сознания, изменениями эмоционального фона. Хотя основной причиной развития данной патологии в настоящее время считается накопление бета-амилоида, приводящее к образованию бета-амилоидных бляшек и нейрофибриллярных клубков в тканях мозга, БА также сопровождается дефицитом холинэргической системы. На этом основан один из наиболее распространенных способов моделирования БА у животных с помощью антагониста холинергической системы скополамина. Введение скополамина экспериментальным животным (обычно крысам или мышам) нарушает способность к обучению и приводит к ухудшению памяти.

Для оценки когнитивных функций крыс и мышей используют различные методы, в частности водный лабиринт Морриса. Суть этого теста состоит в том, что в сосуде с непрозрачной водой животные, выпускаемые в воду с разных точек, вынуждены искать скрытую неподвижную платформу. Преимуществом этого метода является то, что он позволяет как наблюдать за процессом обучения животного (формирование у него представления о пространственном расположении платформы независимо от того, в каком месте его опустили в воду), так и оценивать прочность запоминания (для этого проводят тест-пробу, когда платформу вынимают).

В Примере 2 изучали эффективность при скополаминовой амнезии у крыс заявленного лекарственного средства в виде композиции, содержащей активированные - потенцированные формы поликлональных аффинно очищенных на антигене кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-S100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-S100+анти-eNOS).

В исследовании эффективности препарат СМД анти-S100+анти-eNOS при скополаминовой амнезии у крыс (модель болезни Альцгеймера) было использовано 48 крыс-самцов линии Rj: Wistar (Нап) (масса 180-280 г). В течение 4 дней крысам подкожно вводили физиологический раствор (n=12, интактные) или скополамин в дозе 0,5 мг/кг (n=36) (скополамин-индуцированная амнезия). Крыс со скополамин-индуцированной амнезией разделили на 3 группы и вводили им соответственно дистиллированную воду (7,5 мл/кг, n=12, контроль, группа №1), СМД анти-S100 (7,5 мл/кг, n=12, группа №2) и СМД анти-S100+анти-eNOS (7,5 мл/кг, n=12, группа №3) внутрижелудочно в течение 9 дней (4 дня до начала инъекций скополамина, 4 дня на фоне введения скополамина и 1 день после окончания введения скополамина).

В течение 4 дней введения скополамина через 60 минут после введения тестируемых препаратов и 30 минут после введения скополамина проводили обучающую сессию в лабиринте Морриса (4 последовательных теста с интервалом 60 сек). Лабиринт Морриса представляет собой круглый сосуд (диаметром 150 см, высотой 45 см), на 30 см заполненную водой (26-28°C). В 18 см от края сосуда находится скрытая платформа (диаметром 15 см), утопленная на 1,5 см ниже уровня воды. Воду делают мутной, добавляя в нее нетоксичный краситель (например, молочный порошок), что делает платформу невидимой. Для каждого теста животное помещали в лабиринт в одной из начальных точек, находящихся на одинаковом расстоянии от скрытой платформы, и давали им возможность найти ее. Если животное не могло найти платформу за 120 секунд, его ставили на платформу на 60 секунд и затем начинали новый тест. В ходе 4 испытаний в случайном порядке животные начинали прохождение по лабиринту дважды с каждой исходной точки. Испытания записывали на видеопленку, а затем анализировали расстояние, преодоленное в поисках платформы в каждом испытании, и латентный период поиска платформы.

На 5 день проводили пробу: платформу убирали из лабиринта и крысе давали свободно плавать на протяжении 60 секунд. Регистрировали время, проведенное в том месте, где раньше находилась платформа.

Введение скополамина значительно ухудшало способность животных к обучению: в контрольной группе №1 время, затраченное животными на поиск платформы и расстояние, которое животные проплыли в поисках платформы, значительно увеличивались (Таблицы 2, 3). Проба показала, что и память животных контрольной группы №1 значительно ухудшилась: в месте, где раньше находилась платформа, они находились меньше времени, чем интактные крысы (Таблица 4). Введение СМД анти-S100 в группе №2 не приводило к улучшению исследованных параметров (Таблицы 2, 3, 4). Введение СМД анти-S100+анти-eNOS в группе №3 приводило к некоторому улучшению обучения, которое выражалось в укорочении латентного времени поиска платформы (Таблица 2) и преодоленного расстояния (Таблица 3) в течение 4 дней обучения, и улучшению памяти, что выражалось в увеличении времени, проведенного в месте, где была платформа (Таблица 4).

Таким образом, в использованной модели болезни Альцгеймера применение комплекса СМД анти-S100+анти-eNOS было более эффективным по сравнению с изолированным введением СМД анти-S100.

Пример 3.

В нижеприведенном исследовании изучали эффективность активированных - потенцированных форм поликлональных аффинно очищенных на антигене кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-S100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012,10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-S100+анти-eNOS) при лечении ишемического инсульта у крыс, вызванного фототромбозом префронтальной коры головного мозга.

Острое нарушение мозгового кровообращения (инсульт) занимает третье место среди причин смертности в развитых странах и является одной из ведущих причин развития нетрудоспособности (Гусев Е.И., 2003; Janardhan V., Qureshi A.I., 2004).

Модель фотоиндуцированного тромбоза отвечает практически всем требованиям, предъявляемым к экспериментальным моделям фокальной ишемии головного мозга. Методика, разработанная Ватсоном (Watson В. et al., 1985), основана на том, что при действии света с длиной волны 560 нм на введенный в кровоток фотосенсибилизированный краситель бенгальский розовый (Bengal rose) образуются активные формы кислорода, под действием которых увеличивается адгезивность клеток эндотелия и тромбоцитов и формируются тромбы, закрывающие просвет сосудов. Методика воспроизведения ишемической патологии при помощи фотоиндуцированного тромбоза технически проста и максимально приближена к клиническим формам ишемического инфаркта головного мозга. Большим преимуществом этой модели перед другими является то, что она является неинвазивной, т.е. не требует трепанации черепа и, таким образом, более точно воспроизводит клиническую патологию, возникающую при тромбозе сосудов головного мозга.

В исследовании эффективности препарата СМД анти-S100+анти-eNOS у крыс с ишемическим инсультом, вызванным фототромбозом префронтальной коры головного мозга, было использовано 37 крыс-самцов линии Вистар (вес 150-180 г; 2-3 мес). Двустороннее фокальное ишемическое повреждение в префронтальной коре головного мозга крыс вызывали методом фотохимического тромбоза по Watson (Watson В.D. et al., 1985) в модификации И.В. Викторова (Романова Г.А. и соавт., 1998). Крысам (n=37) под наркозом (хлоралгидрат 300 мг/кг, внутрибрюшинно) в яремную вену вводили 3% раствор красителя (бенгальский розовый 40 мг/кг). С помощью оптоволоконного световода диаметром 3 см луч света от галогеновой лампы (24 В, 250 Вт) подводили к поверхности черепа над областью лобной коры левого и правого полушария головного мозга, индуцируя фототромбоз. Ложнооперированным крысам (n=6) в тех же условиях проводили все вышеописанные манипуляции за исключением введения красителя и облучения светом галогеновой лампы. Интактная группа включала 6 крыс.

Крысам с фототромбозом в течение 5 дней до индукции инсульта и 9 дней после внутрижелудочно вводили дистиллированную воду (контроль-фототромбоз, n=12), СМД анти-S100 (n=7) или СМД анти-S100+анти-eNOS (n=6) в дозе 5 мл/кг. На 8 день после операции (или ложной операции) для оценки способности к обучению и памяти у всех крыс проводили тест условного рефлекса пассивного избегания (УРПИ). Крыс помещали в установку, которая состоит из освещенной площадки и соединенной с ней затемненной камеры, на пол которой подается электроболевое раздражение силой 0,45 мА, в результате чего предпочитаемая в норме затемненная камера становилась опасной. На следующие сутки проводили тестирование выработки условного рефлекса пассивного избегания. Для этого крыс помещали на освещенную площадку и регистрировали латентный период первого захода в темную камеру. Если крыса долго не заходила в темную камеру, делали вывод о том, что она помнит об опасности (электроболевом раздражении). Чем дольше латентный период захода в камеру, тем лучше сохранность памяти, которая нарушается после инсульта, вызванного фототромбозом.

На 9 день после операции у части крыс экспериментальных групп оценивали объем зоны инсульта в морфометрическом исследовании.

У крыс контрольной группы фототромбоз приводил к образованию обширной зоны инсульта и, как следствие, ухудшению памяти - ухудшению воспроизведения УРПИ на 9,6% по сравнению с интактными крысами и на 22,9% по сравнению с ложнооперированными (Таблица 5). Введение СМД анти-S100 сокращало площадь очага инсульта на 42,2% и улучшало память на 14,0% по сравнению с контролем-фототромбозом. Введение СМД анти-S100+анти-eNOS было более эффективным: в этой группе очаг инсульта был меньше на 44,0%, а воспроизведение условного рефлекса - на 33,4% лучше, чем в группе контроль-фототромбоз.

Таким образом, применение комплексного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS было более эффективным, чем введение монопрепарата СМД анти-S100.

Пример 4.

В нижеприведенном исследовании изучали эффективность активированных - потенцированных форм поликлональных аффинно очищенных на антигене кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-S100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-S100+анти-eNOS) при лечении ишемического инсульта у крыс, вызванного фототромбозом префронтальной коры головного мозга.

Острое нарушение мозгового кровообращения (инсульт) занимает третье место среди причин смертности в развитых странах и является одной из ведущих причин развития нетрудоспособности (Гусев Е.И., 2003; Janardhan V., Qureshi A.I., 2004).

Модель фотоиндуцированного тромбоза отвечает практически всем требованиям, предъявляемым к экспериментальным моделям фокальной ишемии головного мозга. Методика, разработанная Ватсоном (Watson В. et al., 1985), основана на том, что при действии света с длиной волны 560 нм на введенный в кровоток фотосенсибилизированный краситель бенгальский розовый (Bengal rose) образуются активные формы кислорода, под действием которых увеличивается адгезивность клеток эндотелия и тромбоцитов и формируются тромбы, закрывающие просвет сосудов. Методика воспроизведения ишемической патологии при помощи фотоиндуцированного тромбоза технически проста и максимально приближена к клиническим формам ишемического инфаркта головного мозга. Большим преимуществом этой модели перед другими является то, что она является неинвазивной, т.е. не требует трепанации черепа и, таким образом, более точно воспроизводит клиническую патологию, возникающую при тромбозе сосудов головного мозга.

В исследовании эффективности препарата СМД анти-S100+анти-eNOS у крыс с ишемическим инсультом, вызванном фототромбозом префронтальной коры головного мозга, было использовано 37 крыс-самцов линии Вистар (вес 150-180 г; 2-3 мес). Двустороннее фокальное ишемическое повреждение в префронтальной коре головного мозга крыс вызывали методом фотохимического тромбоза по Watson (Watson В.D. et al., 1985) в модификации И.В. Викторова (Романова Г.А. и соавт., 1998). Крысам (n=37) под наркозом (хлоралгидрат 300 мг/кг, внутрибрюшинно) в яремную вену вводили 3% раствор красителя (бенгальский розовый 40 мг/кг). С помощью оптоволоконного световода диаметром 3 см луч света от галогеновой лампы (24 В, 250 Вт) подводили к поверхности черепа над областью лобной коры левого и правого полушария головного мозга, индуцируя фототромбоз. Ложнооперированным крысам (n=6) в тех же условиях проводили все вышеописанные манипуляции за исключением введения красителя и облучения светом галогеновой лампы. Интактная группа включала 6 крыс.

Крысам с фототромбозом в течение 5 дней до индукции инсульта и 9 дней после внутрижелудочно вводили дистиллированную воду (контроль-фототромбоз, n=12), СМД анти-S100 (n=7) или СМД анти-S100+анти-eNOS (n=6) в дозе 5 мл/кг. На 8 день после операции (или ложной операции) для оценки способности к обучению и памяти у всех крыс проводили тест условного рефлекса пассивного избегания (УРПИ). Крыс помещали в установку, которая состоит из освещенной площадки и соединенной с ней затемненной камеры, на пол которой подается электроболевое раздражение силой 0,45 мА, в результате чего предпочитаемая в норме затемненная камера становилась опасной. На следующие сутки проводили тестирование выработки условного рефлекса пассивного избегания. Для этого крыс помещали на освещенную площадку и регистрировали латентный период первого захода в темную камеру. Если крыса долго не заходила в темную камеру, делали вывод о том, что она помнит об опасности (электроболевом раздражении). Чем дольше латентный период захода в камеру, тем лучше сохранность памяти, которая нарушается после инсульта, вызванного фототромбозом.

На 9 день после операции у части крыс экспериментальных групп оценивали объем зоны инсульта в морфометрическом исследовании.

У крыс контрольной группы фототромбоз приводил к образованию обширной зоны инсульта и, как следствие, ухудшению памяти - ухудшению воспроизведения УРПИ на 9,6%, по сравнению с интактными крысами и на 22,9% по сравнению с ложнооперированными (Таблица 6). Введение СМД анти-S100 сокращало площадь очага инсульта на 42,2% и улучшало память на 14,0% по сравнению с контролем-фототромбозом. Введение СМД анти-S100+анти-eNOS было более эффективным: в этой группе очаг инсульта был меньше на 44,0%, а воспроизведение условного рефлекса - на 33,4% лучше, чем в группе контроль-фототромбоз.

Таким образом, применение комплексного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS было более эффективным, чем введение монопрепарата СМД анти-S100.

Пример 5.

Для экспериментального исследования гипотензивного действия заявленного технического решения была использована фармацевтическая композиция, содержащая водный раствор активированных - потенцированных форм (сверхмалые дозы - СМД) антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе, при этом каждый компонент взят в смеси гомеопатических разведениях С12, С30, С200. Исследования проводились на 40 крысах-самцах линии SHR (вес 350±50 г, возраст 4,5-5 месяцев), обусловленных гипертонией, которые были разделены на 4 группы по 10 животных.

Животным перорально 1 раз в день в течение 28 вводили следующие препараты: группа 1 - 2,5 мл/кг СМД антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II человека (смесь водных разведений С12, С30, С200) в комбинации с 2,5 мл/кг дистиллированной воды, группа 2 - 2,5 мл/кг СМД антител к эндотелиальной NO синтазе (смесь водных разведений С12, С30, С200) в комбинации с 2,5 мл/кг дистиллированной воды, группа 3 - 5 мл/кг фармацевтической композиции на основе СМД антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II человека и СМД антител к эндотелиальной NO синтазе (смесь водных гомеопатических разведений С12, С30, С200 каждого компонента), группа 4 - 5 мл/кг дистиллированной воды.

Измерение величины систолического артериального давления (САД) у бодрствующих крыс проводили непрямым методом в хвостовой артерии (с помощью манжетки) один раз в неделю через 9 часов после последнего введения препаратов.

Все препараты обладали гипотензивным эффектом (p<0.05): к 28 дню систолическое артериальное давление (САД) уменьшилось по сравнению с исходным уровнем в группе 1, получавшей СМД антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II человека, - на 20,6%; в группе 2, получавшей СМД антител к эндотелиальной NO-синтазе, - на 14,4%; в группе 3, получавшей комбинированный препарат СМД антител, - на 27,6%. В контрольной группе 4 изменение САД относительно исходных значений составило 1,6%.

Полученные результаты свидетельствуют о более выраженном синергетическом гипотензивном эффекте заявленной фармацевтической композиции, содержащей активированные - потенцированные формы сверхмалых доз антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе у крыс линии SHR, по сравнению с животными, получавшими отдельные компоненты (СМД антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II или СМД антител к эндотелиальной NO-синтазе).

Пример 6.

Для экспериментального исследования гипотензивного действия заявленного технического решения была использована фармацевтическая композиция, содержащая водный раствор активированных - потенцированных форм (сверхмалые дозы - СМД) антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе, при этом каждый компонент взят в смеси гомеопатических разведениях С12, С30, С200. Исследования проводились на 50 крысах-самцах линии НИСАГ (вес 300 г, возраст 4 месяцев) с наследственно обусловленной стресс-чувствительной артериальной гипертонией, которые были разделены на 5 групп по 10 животных.

Животные перорально 1 раз в день в течение 28 дней получали следующие препараты: группа 1 - 2,5 мл/кг СМД антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II человека (смесь разведений С12, С30, С200) в комбинации с 2,5 мл/кг дистиллированной воды, группа 2 - 2,5 мл/кг СМД антител к эндотелиальной NO-синтазе (смесь разведений С12, С30, С200) в комбинации с 2,5 мл/кг дистиллированной воды, группа 3 - 5 мл/кг фармацевтической композиции на основе СМД антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II человека и СМД антител к эндотелиальной NO синтазе (смесь гомеопатических водных разведений С12, С30, С200 каждого компонента), группа 4 - 5 мл/кг (доза 10 мг/кг) препарата сравнения лозартан, группа 5 - 5 мл/кг дистиллированной воды.

Два раза в неделю через 2-6 часов после введения СМД антител и лозартана проводили измерение величины систолического артериального давления (САД) непрямым методом в хвостовой артерии (с помощью манжетки). В таблице 7 приведена динамика изменения систолического артериального давления у крыс линии НИСАГ, измеряемого непрямым методом.

Полученные результаты свидетельствуют о более выраженном синергетическом гипотензивном эффекте заявленной фармацевтической композиции, содержащей активированные - потенцированные формы сверхмалых доз антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе у крыс линии НИСАГ, по сравнению с животными, получавшими отдельные компоненты (СМД антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II или СМД антител к эндотелиальной NO-синтазе) комбинации. При этом по эффективности заявленная фармацевтическая композиция, содержащая активированные - потенцированные формы сверхмалых доз антител к C-концевому фрагменту AT1 рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе, по крайней мере, не уступает известному и широко применяемому антигипертензивному препарату лозартану.

Пример 7.

В исследовании использовано 150 крыс-самцов линии Wistar (вес на начало исследования 250-300 г, возраст 3,5-4 месяца). 10 крыс были интактными (группа контроля). Остальным внутривенно вводили стрептозотоцин в дозе 50 мг/кг для моделирования экспериментальной модели сахарного диабета. Введение стрептозотоцина приводило к значительному повышению глюкозы в плазме крови крыс по сравнению с интактными животными (18 ммоль/л vs 3,5 ммоль/л, p<0,05). Через 72 часа после введение стрептозотоцина крыс с уровнем глюкозы в плазме крови не менее 12 ммоль/л разделили их на 7 групп (по 20 крыс в каждой), которым в течение 21 дня вводили дистиллированную воду (в/ж, 1 раз в сутки, 5 мл/кг/сут), инсулин («Инсулин», Актрапид, Дания) (п/к, 2 раза в сутки, 8 Ед/кг/сут), росиглитазон («Роглит», Гедеон Рихтер, Венгрия) (препарат сравнения, в/ж, 2 раза в сутки, 8 мг/кг/сут), AT РИ (в/ж, 1 раз в сутки, 2,5 мл/кг/сут), AT РИ+AT NOS (в/ж, 1 раз в сутки, 5 мл/кг/сут), росиглитазон и инсулин (по схемам, соответствующим изолированному введению каждого препарата), AT РИ+AT NOS и инсулин (по схемам, соответствующим изолированному введению каждого препарата). На 7, 14 и 21 день введения препаратов у крыс натощак измеряли уровень глюкозы в плазме крови ферментативным (глюкозооксидазным методом) с использованием наборов «Глюкоза ФКД» (Россия). Через 14 дней введения препаратов вводили глюкозу перорально (1 г/кг) и проводили тест толерантности к глюкозе.

В группе, которой вводили препарат AT РИ, через 7, 14 и 21 день уровень глюкозы был ниже, чем в контроле на 22-28%, однако отличия не достигали уровня достоверности. Заявленное лекарственное средство AT РИ+AT NOS было более эффективным - снижение уровня глюкозы на 14 и 21 день исследования достигло 47% и 42% соответственно (p<0,05 относительно контроля). Препарат сравнения росиглитазон также снижал уровень глюкозы на 14 и 21 день исследования, причем достоверный эффект был зарегистрирован только на 14 день исследования (36%, p<0,05 относительно контроля). Инсулин, введенный в 1/2 эффективной дозы (подобрана в предварительном исследовании), наиболее эффективно снижал уровень глюкозы на всех сроках наблюдения (до уровня интактного контроля). (Фиг. 1). Следует учитывать, что в исследовании применяли инсулин короткого действия и глюкозу в плазме крови измеряли через 1 час после его введения, что и определило выраженный эффект 1/2 дозы инсулина на уровень глюкозы крови, на фоне которого в данные сроки исследования не удалось выявить эффект комбинированного применения инсулина с росиглитазоном или AT РИ+AT NOS.

На Фиг. 2 показано влияние тестируемых препаратов на 14 день введения на показатели площади под кривыми концентрация - время (AUC) в тесте толерантности к глюкозе у крыс со стрептозотоцин-индуцированным сахарным диабетом.

Таким образом, в тесте пероральной сахарной нагрузки (14 день введения препаратов) наиболее эффективно увеличивали толерантность к глюкозе заявленное лекарственное средство AT РИ+AT NOS и инсулин при изолированном введении. Росиглитазон снижал площадь под кривой концентрация - время (увеличивал толерантность к глюкозе), однако его эффективность не была достоверной относительно группы интактного контроля (Фиг. 2).

Пример 8.

В исследовании было использовано 36 крыс-самцов линии Goto-Kakizaki (вес на начало исследования 250-280 г, возраст 10-12 недель). Крысы этой линии характеризуются спонтанным развитием инсулиннезависимого диабета. Животные были разделены на группы (по 12 крыс в каждой), которые в течение 28 дней получали дистиллированную воду (в/ж, 1 раз в день, 5 мл/кг, группа №1), AT РИ (в/ж, 2,5 мл/кг, группа №2), AT РИ+AT NOS (в/ж, 5 мл/кг, группа №3). Уровень глюкозы в плазме крови определяли с помощью анализатора глюкозы (Beckman, Fullerton, Калифорния, США) до начала введения препаратов и на 4, 8, 12, 16, 20, 24, 28 день введения препаратов. На 28 день крысам давали глюкозу перорально (1 г/кг) и проводили тест толерантности к глюкозе.

Введение AT РИ приводило к достоверному (p<0,05) снижению уровня глюкозы в плазме крови крыс, однако применение заявленного лекарственного средства AT РИ+AT NOS было более эффективным (p<0,001 vs контроль) (Фиг. 3).

На Фиг. 4 показано влияние тестируемых препаратов на 28 день введения на показатели площади под кривыми концентрация - время (AUC) в тесте толерантности к глюкозе у крыс со спонтанным инсулиннезависимым сахарным диабетом. Таким образом, введение AT РИ приводило к увеличению толерантности к глюкозе (недостоверному снижению на 44% площади под кривой концентрация-время относительно контроля). В то же время снижение этого показателя, вызванное введением заявленного лекарственного препарата AT РИ+AT NOS, составило 62% и было достоверным (p<0,05 относительно контроля).

Пример 9.

Были исследованы лекарственное средство в виде таблеток массой 300 мг, пропитанных водно-спиртовым раствором (3 мг/табл.) активированной - потенцированной формы поликлональных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100, очищенных на антигене, в сверхмалой дозе (СМД анти-S100), полученной сверхразведением исходного матричного раствора (концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентной смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200; лекарственное средство в виде таблеток массой 300 мг, пропитанных фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (6 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных аффинно очищенных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-s100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-S100+анти-eNOS); лекарственное средство в виде таблеток массой 300 мг, пропитанных водно-спиртовым раствором (3 мг/табл.) активированной - потенцированной формы поликлональных кроличьих антител к эндотелиальной NO-синтазе, очищенных на антигене, в сверхмалой дозе (СМД анти-eNOS), полученной сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентной смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200. В качестве плацебо были использованы таблетки массой 300 мг, содержащие вспомогательные вещества: лактозу (моногидрат лактозы) - 267 мг, целлюлозу микрокристаллическую - 30 мг, магний стеарат - 3 мг.

Эффективность изучаемых лекарственных средств в терапии головокружения (vertigo) и других симптомов укачивания оценивали на модели кинетоза, или болезни движения/укачивания, которая проявляется различными вестибуло-вегетативными нарушениями. Головокружение - это типичный признак поражения вестибулярного анализатора различного генеза, включая нарушения функции вестибулярного нерва и вестибулярной кохлеарной системы, нарушения кровообращения в вертебрально-базилярной системе, патологию центральной нервной системы (ЦНС) и др. Головокружение как проявление кинетоза сопровождается другими вестибуло-вегетативными расстройствами, включающими три типа реакций: вестибуло-моторные (нистагм и реакции отклонения), вестибуло-сенсорные (помимо головокружения, это нистагм (или реакция поствращения), защитные движения) и вегетативные (тошнота, рвота, потливость, сердцебиение, чувство жара, колебание пульса и артериального давления).

Двойное слепое плацебоконтролируемое сравнительное клиническое исследование в параллельных группах эффективности противоукачивающих свойств композиции СМД анти-S100+анти-eNOS, препарата СМД анти-S100, и препарата анти-eNOS, проводили с участием 15 соматически здоровых добровольцев - мужчин и женщин в возрасте от 15 до 60 лет (средний возраст 33,3±0,75 лет) с низкой (n=5; 33%) или средней (n=10; 67%) степенью устойчивости к укачиванию.

Для моделирования состояния укачивания и оценки эффективности исследуемых препаратов использовали наиболее адекватную и общепризнанную модель кинетозов - пробу с непрерывным кумулятивным воздействием ускорений Кориолиса (НКУК). Исходная переносимость пробы НКУК у всех участников исследования была не более 5 минут. Вестибуло-вегетативные расстройства, вызываемые кинетическим воздействием (НКУК), регистрировали с использованием комплекса диагностических методов, включающих осмотр пациента, количественную оценку расстройств вестибуло-вегетативной чувствительности (Шкала Галле), анализ вариабельности сердечного ритма (ВСР), самооценку функционального состояния (САН - самочувствие, активность, настроение). В качестве критериев эффективности проводимой терапии оценивали динамику переносимости и длительности периода восстановления при кинетическом воздействии, изменение выраженности сенсорно-моторных реакций (нистагм), показателей ВСР (с использованием системы Biocom Wellness Scan, разработанной AWS, LLC в соответствие с Международным стандартом Европейской ассоциации кардиологов и Североамериканской ассоциацией Электрофизиологии) и данных САН. Критериями безопасности были характер, выраженность и сроки появления возможных нежелательных явлений (НЯ) в период терапии, связанных с приемом препарата; влияние изучаемых лекарственных средств на показатели, характеризующие функцию ЦНС (реакцию на движущийся объект [РДО], время простой двигательной реакции [ВПДР]); динамика физикальных и функциональных показателей (частоты сердечных сокращений [ЧСС], систолического [САД] и диастолического [ДАД] артериального давления, пробы Штанге, пробы Генча); переносимость физической нагрузки (индекс Гарвардского степ-теста). Безопасность оценивалась как при приеме тестовой дозы препаратов, так и при курсовом приеме в течение 7 дней.

Все участники в течение 1 месяца до включения в исследование не принимали каких-либо лекарственных средств. После визита скрининга участники рандомизировались в 4 группы в зависимости от принимаемого препарата (1 - СМД анти-S100+анти-eNOS, 2 - СМД анти-S100; 3 - СМД анти-eNOS; 4 - плацебо).

В первый день исследования (Визит 1) регистрировалось исходное функциональное и психофизиологическое состояние добровольцев, затем осуществлялся 5-кратный тестовый прием препарата, после чего выполнялась проба НКУК, фиксировалась длительность выполнения теста, с помощью комплексного диагностического обследования выявлялись связанные с укачиванием вегетативно-вестибулярные расстройства и НЯ. В последующие 2-6 дни доброволец получал назначенный препарат по 1 таблетке 3 раза в день. В 7 день (Визит 2) пациент принимал препарат по схеме первого дня, проводили повторный комплекс диагностических исследований до и после пробы НКУК. Исследование было организовано таким образом, чтобы исследовательская бригада работала только с одним испытуемым. Исследование было параллельным и проводилось в первой половине дня с участием, как правило, 4 человек в день, по одному человеку на препарат или плацебо. Следующие 3 недели был отмывочный период, к исходу которых пациентам каждой подгруппы назначали новый препарат/плацебо, цикл исследования повторялся (Визит 1, курсовой прием препарата; Визит 2). Таким образом, в ходе исследования каждый доброволец участвовал в четырех циклах исследования. При этом отслеживали, чтобы все испытуемые приняли участие в оценке каждого из трех препаратов и плацебо, что позволило нивелировать влияние индивидуальных особенностей испытуемого на эффект терапии. Анализ эффективности лекарственного средства проводился по данным всех испытуемых, завершивших полный курс приема исследуемых препаратов в соответствии с протоколом исследования (n=15).

Показатели выраженности симптомов укачивания (головокружения, тошноты, вялости, бледности кожи, потливости и др.) после кинетического воздействия (НКУК) на фоне однодневного приема исследуемых препаратов свидетельствовали о том, что все участники исследования достигали примерно одинакового состояния укачивания, поскольку выраженность оцениваемых врачом-исследователем по шкале Галле симптомов вегетативной дисфункции достоверно не различалась во всех группах (Таблица 8, Визит 1). Однако время кинетического воздействия, которое вызывало сходные симптомы укачивания, различалось в четырех группах и зависело от лекарственного средства, которое принимали участники исследования (Таблица 9, Визит 1). Однодневный прием препарат СМД анти-S100+анти-eNOS приводил к наиболее отчетливому противоукачивающему эффекту, что проявлялось не только в значимо большем времени переносимости пробы НКУК (104,10±13,14 сек против 68,50±6,57 сек - в группе СМД анти-S100; 75,00±6,79 сек - в группе СМД анти-eNOS и 61,30±3,15 сек - в группе плацебо), но и в наименьшем времени нистагма (9,90±1,20 сек против 13,50±1,51; 16,10±1,68 и 13,30±1,12 сек соответственно) и максимально быстром восстановлении (96,90±13,54 сек против 194,20±18,45; 202,50±21,72 и 241,70±38,41 сек соответственно).

Примерно сходные показатели были зарегистрированы на Визите 2 после курсового приема лекарственных средств. Для достижения сходных симптомов укачивания (Таблица 8, Визит 2) дольше всего кинетическое воздействие применяли к добровольцам, получавшим в течение 7 дней композицию СМД анти-S100+анти-eNOS (Таблица 9, Визит 2). Наиболее выраженный противоукачивающий эффект композиции СМД анти-S100+анти-eNOS выражался также в значимо меньшем времени нистагма (9,50±1,38 сек; p<0,01) и длительности периода восстановления (117,90±15,65 сек; p<0,01). Противоукачивающим действием обладал монокомпонентный препарат СМД анти-S100, о чем свидетельствовали лучшие, чем в группе плацебо, показатели переносимости пробы НКУК, времени нистагма и восстановления (Таблица 9, Визиты 1 и 2), однако по эффективности препарат СМД анти-S100 уступал композиции СМД анти-S100+анти-eNOS. Монокомпонентный препарат СМД анти-eNOS не демонстрировал противоукачивающего эффекта, поскольку результаты пробы НКУК и последующего восстановительного периода не имели значимых отличий от группы плацебо (Таблица 9, Визиты 1 и 2).

Сравнительный анализ показателей пробы НКУК в группах СМД анти-S100+анти-eNOS и СМД анти-S100 при однодневном приеме лекарственных средств показал, что добавление СМД анти-eNOS повышало переносимость кинетического воздействия на 52%, уменьшало время нистагма на 27% и способствовало сокращению периода восстановления после окончания кинетического воздействия на 50%, в том числе длительности головокружения - на 49%. Однако наибольший вклад компонент СМД анти-eNOS вносил в эффективность комбинированного препарата (композиции СМД анти-S100+анти-eNOS) при курсовом приеме, что выражалось в превышении на 30% результата, достигнутого в группе СМД анти-S100 по показателям переносимости кинетического воздействия и длительности нистагма (по каждому из параметров). Кроме того, прирост эффекта на Визите 2 по показателям переносимости пробы НКУК и длительности нистагма относительно данных Визита 1 при приеме композиции СМД анти-S100+анти-eNOS по сравнению с монокомпонентным препаратом СМД анти-S100 был выражен в большей степени, что подтверждалось изменением данных показателей на 30% и 4% (против 21% и 0% в группе СМД анти-S100).

При оценке эффективности противоукачивающих свойств лекарственных средств особенное внимание было уделено возможному влиянию препаратов на стабильность вегетативной нервной системы (ВНС), в частности изменение баланса между ее симпатическим и парасимпатическим отделами. С этой целью на каждом визите анализировали показатели ВСР в состоянии покоя и при выполнении функциональных проб (дыхательного и ортостатического тестов).

Анализ ВСР в покое (в положении сидя) до и после проведения пробы НКУК (Таблица 10) установил, что на фоне приема исследуемых препаратов имела место тенденция к возрастанию показателя SDNN, что свидетельствовало об увеличении вариабельности ЧСС за счет парасимпатического влияния на ритм сердца. В ответ на кинетическое воздействие во всех исследуемых группах возрастала величина RMS-SD, характеризующая активность парасимпатической составляющей вегетативной регуляции. В группах приема композиции СМД анти-S100+анти-eNOS и СМД анти-S100 отмечалось увеличение HF, что также свидетельствовало о смещении вегетативного баланса в сторону парасимпатического звена. Таким образом, после проведения пробы НКУК во всех исследуемых группах происходило нарастание парасимпатических влияний на сердечный ритм.

Анализ ВСР при переходных состояниях показал, что однодневный прием композиции СМД анти-S100+анти-eNOS увеличивал время реакции (13,9±1,14; p≤0,05) и время стабилизации (24,2±1,28; p≤0,05) по сравнению с СМД анти-S100 и плацебо (Таблица 10). Эти же показатели превосходили значения группы плацебо и после кинетического воздействия, что демонстрировало позитивное влияние комбинированного препарата на реактивность ВНС (повышение толерантности к изменениям положения тела). Наименьшая разница между максимальной и минимальной ЧСС в дыхательном тесте (Таблица 11) подтверждала лучшую сбалансированность двух отделов ВНС после однодневного приема композиции СМД анти-S100+анти-eNOS (25,1±2,66 уд./мин; p≤0,05). К концу недельного курса терапии стабилизирующее воздействие на баланс ВНС после пробы НКУК (при ортостатическом и дыхательном тесте) также отмечено в группе приема композиции СМД анти-S100+анти-eNOS (Таблицы 10, 11).

Результаты самооценки функционального состояния (самочувствие-активность-настроение) добровольцев, которую участники исследования проводили после моделирования укачивания (пробы НКУК) в начале и конце курса терапии, свидетельствовали о том, что испытуемые всех исследуемых групп дали «средние» баллы каждому из параметров (Таблица 12). Таким образом, на фоне приема препаратов переносимость пробы НКУК была удовлетворительной. Наибольший прирост показателей по сравнению с данными группы плацебо к окончанию 7-дневного приема (более 10%) отмечался в группе композиции СМД анти-S100+анти-eNOS.

В анализ безопасности были включены данные всех добровольцев, участвовавших в исследовании. В течение всего периода наблюдения отмечалась хорошая переносимость исследуемых препаратов. Нежелательных явлений, связанных с приемом препаратов, не выявлено. Все добровольцы исследуемых групп завершили лечение в сроки, установленные протоколом исследования, досрочно выбывших из исследования не было.

По результатам физикального осмотра, включая показатели ЧСС, САД и ДАД, а также по данным Гарвардского степ-теста, у испытуемых не регистрировалось каких-либо патологических отклонений во время проведения исследования (Таблица 13). Все выявленные изменения не выходили за рамки нормальных значений. При этом субъективно все испытуемые отмечали удовлетворительное самочувствие.

Наряду с гемодинамическими показателями для оценки безопасности изучаемых препаратов, их возможного негативного влияния на высшие нервные функции у добровольцев исследовали психофизиологические показатели (РДО, ВПДР, УВ, ОВ, КУВ). Кроме того, проводили пробы Штанге и Генча для оценки толерантности к гипоксии.

Согласно полученным результатам (Таблица 14) ни однодневный, ни курсовой прием препаратов не оказывали существенного влияния на оцениваемые параметры. Показатели сенсомоторной координации (ВПДР, РДО) не отличались от результатов группы плацебо до и после пробы НКУК на обоих визитах. Данные по исследованию такой сложной функции как объем и устойчивость внимания свидетельствовали о том, что изучаемые лекарственные средства как до, так и после пробы НКУК не изменяли степень концентрации и переключаемости внимания, не отличаясь от группы плацебо.

Анализ показателей стандартных нагрузочных проб с задержкой дыхания показал тенденцию к повышению переносимости испытуемыми гипоксии (Таблица 15). При задержке дыхания на вдохе длительность пробы Штанге возрастала после приема всех исследуемых препаратов, но только прием композиции СМД анти-S100+анти-eNOS позволял значимо дольше не возобновлять дыхание после кинетического воздействия (68,1±18,8 сек исходно и 91,7±27,4 сек после пробы НКУК; p<0,05). Увеличение переносимости гипоксии также отмечалось при выполнении пробы Генча (задержка дыхания на выдохе; p>0,05).

Таким образом, проведенное исследование с использованием экспериментальной болезни движения продемонстрировало противоукачивающую эффективность композиции СМД анти-S100+анти-eNOS и монокомпонентного препарата СМД анти-S100. Изучаемые препараты повышают устойчивость испытуемых к кинетическому воздействию после воспроизведения клинико-физиологических эффектов болезни движения, способствуя более легкому течению клиники укачивания и более раннему восстановлению испытуемых после прекращения воздействия. Кроме того, было показано, что противоукачивающее действие комбинированного препарата (композиции СМД анти-S100+анти-eNOS) превышает эффективность отдельных компонентов. Эффективность композиции СМД анти-S100+анти-eNOS в контроле вестибуло-вегетативных и сенсорных реакций организма при экспериментальной болезни движения возрастает при курсовом приеме. Следует отметить, что СМД анти-eNOS в виде монопрепарата не обладает протективным в отношении укачивания действием, но при сочетании с СМД анти-S100 значимо усиливает противоукачивающий эффект последнего, что проявляется как при однодневном, так и при коротком курсовом приеме лекарственного средства. Наилучшая способность корректировать переходные процессы, то есть воздействовать на реактивность парасимпатического и симпатического отделов ВНС, а также адаптационные возможности ВНС в состоянии укачивания (повышать толерантность к резким изменениям положения тела), отмечена у композиции СМД анти-S100+анти-eNOS, что является важной составляющей противоукачивающих свойств лекарственного средства. Композиция СМД анти-S100+анти-eNOS и монокомпонентный препарат СМД анти-S100 при применении их в качестве противоукачивающего средства, в том числе при выполнении операторских функций, безопасны и не оказывают отрицательного влияния на физикальные и психофизиологические показатели.

Композиция СМД анти-S100+анти-eNOS и СМД анти-S100 могут быть рекомендованы для профилактики и купирования укачивания при болезни движения (в том числе морской, воздушной, транспортной болезни) лицам с низкой и средней степенью устойчивости. Препараты отличаются высокой безопасностью и не оказывают негативного влияния на качество профессиональной деятельности.

В процессе проведения исследования были использованы следующие методики и определялись следующие параметры состояния:

- Проба с непрерывным кумулятивным воздействием ускорений Кориолиса (НКУК) (Маркарян С.С., Юганов Е.М., Сидельников И.А. Вестибулярный отбор методом непрерывной кумуляции ускорений Кориолиса // Воен. мед. журн. 1966. №9. С.59-62; Методики исследований в целях врачебно-летной экспертизы. - М.: Воениздат, 1972).

Проба позволяет выявить устойчивость человека к воздействию ускорений Кориолиса и, таким образом, может свидетельствовать о степени подверженности данного субъекта укачиванию.

Порядок выполнения пробы. Испытуемый, сидя в кресле Барани или на электровращающемся кресле, принимает такое положение туловища и головы, чтобы ось вращения проходила вдоль туловища. Глаза закрыты. На фоне постоянного равномерного вращения кресла со скоростью 180 град/сек, (один оборот за две секунды) обследуемый в конце пятого оборота начинает выполнять наклоны головой от правого плеча к левому или от левого к правому и обратно на угол не менее 30 град в каждую сторону от вертикали. Наклоны осуществляются непрерывно, без излишнего напряжения мышц шеи и поворотов головы в течение всего периода вращения. Каждое движение головой от плеча к плечу выполняется плавно за 2 сек без остановок в крайних и среднем положениях. Скорость наклонов контролируется с помощью метронома или временем произнесения цифр 21 и 22, что должно соответствовать 2 сек. Отсчет времени выполнения пробы необходимо начинать с момента первого качательного движения головой.

Перед испытанием обследуемого инструктируют, в частности указывают, что он должен сообщить врачу о появлении иллюзии качания, чувства тепла, жара, саливации, тошноты, которые могут возникнуть в процессе испытания. До начала испытания выполняется несколько пробных движений головой с тем, чтобы обследуемый получил навык контроля за скоростью качательных движений и усвоил правильное положение головы в момент движения.

Появление выраженных вестибуло-вегетативных расстройств (бледность, гипергидроз, тошнота, позывы на рвоту) в течение непрерывного выполнения пробы НКУК являются критериями предельной переносимости воздействия ускорений Кориолиса. Регистрируется время появления вестибуло-вегетативных реакций от начала выполнения пробы НКУК и время их прекращения после окончания выполнения пробы НКУК. Испытания на переносимость ускорений Кориолиса проводились в первой половине дня, не раньше чем через 2 часа после принятия пищи и только один раз в день. В день испытания обследуемый больше не подвергался другим воздействиям (в барокамере, на центрифуге и др.).

- Методика количественной оценки расстройств вестибуло-вегетативной чувствительности (Шкала Галле) (Количественная оценка расстройств вестибуло-вегетативной чувствительности // Космическая биология и авиакосмическая медицина, 1981. - №3. - С.72-75). На основании оценки выраженности (в баллах) вестибуло-вегетативных симптомов (головокружения, тошноты, потливости, бледности кожи, сонливости и др.) возникающих при проведении пробы НКУК, методика позволяет выявить степень переносимости человеком ускорений Кориолиса (плохая, удовлетворительная, хорошая, отличная).

- Исследование вариабильности сердечного ритма (ВСР) (Task Force of the European Society of Cardiology and the North American Society of Pacing and Electrophysiology. Heart Rate Variability standards of measurement, physiological interpretation, and clinical use. Cir. 1996; 93: 1043 1065).

Для сбора данных ВСР использована Biocom Wellness Scan система, разработанная AWS, LLC. Она была создана в соответствие с Международным стандартом Европейской ассоциации кардиологов и Североамериканской ассоциацией Электрофизиологии (International Task Force consisting of the European Society of Cardiology and the North American Society for Pacing and Electrophysiology, 1996).

Система содержит следующие компоненты:

1. Персональный компьютер (ПК) с операционной системой Windows.

2. Фотоплетизмограф HRM-02 (PPG).

3. Ушной датчик (PPG ear-clip).

4. Программное обеспечение Biocom Wellness Scan Software на CD.

5. Руководство по использованию в электронном формате (PDF).

Исследование по созданию базы данных пациента включала проведение трех тестов оценки автономного баланса: 5-минутная запись ВСР в покое; дыхательный тест; ортостатический тест.

Этапы исследования ВСР

1. Исследователь дает субъекту краткое описание каждого теста до начала старта.

2. Субъект комфортно сидит, находясь в расслабленном состоянии.

3. Ушной датчик протирается спиртовым раствором и размещается на мочке уха. Серьги, если имеются, необходимо снять перед тестом.

4. Исследователь выбирает 5-минутную запись ВСР в покое (Short-term Resting HRV Test) для выполнения.

5. Исследователь следует инструкциям по выполнению теста.

6. Сразу как тест закончен и данные записаны в базу данных, исследователь выбирает дыхательный (Metronome Breathing Test) или ортостатический тест (Orthostatic Test).

7. Исследователь следует инструкциям по выполнению дыхательного или ортостатического теста.

8. Сразу как тест закончен и данные записаны в базу данных, исследователь просматривает результаты всех проведенных тестов, чтобы определить, являются ли они приемлемыми. Если какие-то из данных не удовлетворяют требованиям исследования, исследователь повторяет тестирование.

9. По окончанию просмотра данных тестирование заканчивается и ушной датчик снимается с уха субъекта.

Описание 5-минутной записи ВСР в покое:

Кратковременный тест ВСР используется для оценки баланса между симпатической и парасимпатической ветвями автономной нервной системы. Он представляет собой 5-минутную запись ФПГ в сидячем положении без провокационных маневров. В течение теста участник исследования дышит произвольно с частотой дыхания не менее 9 дыханий в минуту для получения валидных параметров ВСР. Вычисляются следующие параметры ВСР:

1. Параметры во временной области:

1. HR

2. Mean NN

3. SDNN

4. RMS-SD

2. Параметры в частотной области:

5. Total Power

6. VLF

7. LF

8. HF

9. LF/HF Ratio

10. LFNorm

11. HFNorm

Все параметры ВСР во временной области вычисляются на нормальных межбитовых интервалах (NN), вызванных нормальным синусовым сокращением сердца, записанных в течение теста.

Частотные параметры ВСР вычисляются из плотности спектра мощности (PSD), рассчитанного методом быстрого преобразования Фурье (FFT).

Параметры во временной области:

HR - это среднее значение частоты сердечных сокращений, вычисленное по всей записи ритма сердца. HR измеряется в ударах в минуту (ВРМ).

Mean NN - это среднее значение межбитового интервала по всей записи. Mean NN измеряется в миллисекундах.

SDNN - это стандартное склонение NN интервалов, которое является квадратным корнем из разброса NN. Поскольку величина под корнем математически эквивалентна общей мощности в спектральном анализе, SDNN отражает все циклические компоненты, ответственные за вариабельность. Действительное значение SDNN зависит от длины записи - чем длиннее запись, тем выше значение SDNN. Таким образом, в практике нельзя сравнивать значения SDNN, вычисленные на разных временных интервалах. SDNN измеряется в миллисекундах.

RMS-SD - это квадратный корень различий между последовательными NN интервалами. Этот показатель оценивает высокочастотный компонент вариабельности сердечного ритма, который связан с парасимпатической регуляцией сердца. RMS-SD измеряется в миллисекундах.

Параметры в частотной области:

Total Power (TP) - это оценка плотности спектра мощности в диапазоне от 0 до 0.4 Гц. Этот показатель отражает общую активность автономной нервной системы, причем симпатическая активность вносит наибольший вклад. Total Power вычисляется в миллисекундах в квадрате (мс2).

Very Low Frequency (VLF) - плотность спектра мощности в диапазоне между 0.0033 и 0.04 Гц. Физиологическая сущность этого показателя заключается в том, что он является индикатором общей активности различных медленных механизмов регуляции. VLF вычисляется в миллисекундах в квадрате (мс2).

Low Frequency (LF) - плотность спектра мощности в диапазоне между 0.04 и 0.15 Гц. Этот показатель отражает как симпатическую, так и парасимпатическую активность. Он является хорошим индикатором симпатической активности в долговременных записях ВСР. Парасимпатическое влияние представлено в LF, когда частота дыхания меньше, чем 9 дыханий в минуту. LF вычисляется в миллисекундах в квадрате (мс2).

High Frequency (HF) - плотность спектра мощности в диапазоне между 0.15 и 0.4 Гц. Этот показатель отражает парасимпатическую активность. HF также известен как «дыхательный» компонент, так как соответствует вариации NN интервалов, вызванных дыханием (этот феномен известен как респираторная синусовая аритмия (RSA)). Частота сердечных сокращений увеличивается в течение вдоха и уменьшается в течение выдоха. HF вычисляется в миллисекундах в квадрате (мс2).

LF/HF Ratio - это соотношение между плотностью спектра мощности в диапазоне LF и HF. Этот показатель отражает общий баланс между симпатической и парасимпатической активностью. Высокие значения этого показателя являются индикатором доминирования симпатической активности, в то время как низкие - парасимпатической. LF/HF Ratio вычисляется в нормализованных единицах.

Normalized Low Frequency (LFnorm) - это отношение между абсолютным значением LF и ТР без учета VLF. Этот показатель минимизирует эффект влияния VLF в общем спектре мощности и выделяет изменения в симпатической регуляции. LFnorm вычисляется в процентах.

Normalized High Frequency (HFnorm) - это отношение между абсолютным значением HF и ТР без учета VLF. Этот показатель минимизирует эффект влияния VLF в общем спектре мощности и выделяет изменения в парасимпатической регуляции. HFnorm вычисляется в процентах.

- Дыхательный тест

Этот тест предназначен для оценки парасимпатической ветви автономной нервной системы. Тест дает положительную стимуляцию парасимпатической регуляции сердечного ритма.

В течение этого теста субъект дышит глубоко и равномерно с частотой дыхания 6 дыханий в минуту. Во время теста очень важно исключить любые события, которые могут повлиять на произвольное дыхание, например разговор, кашель, вздохи и т.п. Эти помехи могут вызвать нежелательные флуктуации сердечного ритма и могут исказить результаты. Субъект был проинструктирован дышать 1 минуту, следуя движению пейсера, изображенного на экране компьютера. Вычисляются следующие параметры теста:

1. Minimal HR (bpm)

2. Maximal HR (bpm)

3. Standard Deviation of HR (bpm)

4. Mean ratio of HR max / HR min (E/I Ratio)

5. Maximal Variance of HR during test (bpm)

- Ортостатический тест

Этот тест используется для оценки влияния парасимпатической регуляции на ритм сердца. Тест основан на изменении положения тела субъекта. Субъекту необходимо находиться в расслабленном состоянии в положении сидя. После минутной записи сердечного ритма субъекту дается команда встать, избегая любых резких движений. Субъект остается в положении стоя еще одну минуту. Мониторинг ритма сердца продолжается в течение всего теста. Цель записи базовой линии и маневра вставания - оценить нестационарный переходный процесс в ритме сердца, вызванный изменением положения тела. ЧСС мониторируется до тех пор, пока новое стационарное состояние ритма сердца не будет детектировано. Вычисляются следующие параметры теста:

1. 30:15 Ratio (соотношение между максимальным значение ЧСС в течение первых 15 секунд после вставания к минимальному значению ЧСС в течение первых 30 сек после вставания, или реакция на нагрузку, у.е.).

2. Время достижения максимального значения ЧСС после вставания (или время реакции, сек).

3. Время достижения ЧСС 75% уровня базовой линии (или время стабилизации, сек).

4. Минимальное значение ЧСС (уд./сек).

5. Максимальное значение ЧСС (уд./сек).

- Самооценка функционального состояния (САН) (Доскин В.А., Лаврентьева Н.А., Мирошников Н.П., Шарай В.Б. Тест дифференцированной самооценки функционального состояния // Вопросы психологии, 1973. - №6. - С.141-145).

Методика позволяет количественно выразить показатели субъективного состояния, характеризующие три категории признаков: самочувствие, активность и настроение (САН), которые определяются с помощью специального бланка. На бланке имеются 30 пар слов противоположного значения и между ними оценочная шкала. В зависимости от субъективной оценки своего состояния испытуемый отмечает степень выраженности того или иного признака по семибалльной шкале. Признаки по номерам характеризуют: 1-2, 7-8, 13-14, 19-20, 25-26 - самочувствие; 3-4, 9-10, 15-16, 21-22, 27-28 - активность; 5-6, 11-12, 17-18, 23-24, 29-30 - настроение. При обработке результатов самочувствия и настроения оценки перекодируются от 7 до 1 слева - направо, а активности - справа - налево.

Для каждого признака (самочувствия, активности, настроения) подсчитываются средняя арифметическая величина, ее ошибка и среднеквадратическое отклонение. Это дает возможность интегрально оценить субъективное состояние. Средняя арифметическая величина является непосредственной субъективной характеристикой функционального состояния и работоспособности, а по величине разброса оценок внутри одной группы признаков (среднеквадратического отклонения) можно судить о достоверности полученных результатов.

- Психометрические тесты

Выполнялись на компьютерах по программе «ОКО» (оперативный контроль оператора), разработанной для такого рода исследований специалистами управления «Обитаемости и медицинского обеспечения личного состава ВМФ» Центрального научно-исследовательского института кораблестроения Минобороны России, под руководством профессора Рыбникова В.Ю.

Определяли следующие психофизиологические показатели:

- реакция на движущийся объект (РДО);

- время простой двигательной реакции (ВПДР);

- объем внимания (ОВ);

- устойчивость внимания (УВ).

Вследствие высокой вариабельности психофизиологических показателей их измерение проводили по нескольку раз и затем рассчитывали среднее арифметическое из всей серии значений. В частности, оценку ВПДР повторяли 50 раз, РДО - 20 раз, ОВ и УВ по 5 раз. В тесте РДО также из 20 значений подсчитывали число попаданий в цель и затем рассчитывали процент точных попаданий. В тесте УВ исследовали среднее время выполнения теста, количество правильных ответов в процентах к их общему числу, выполненному добровольцем.

Для интеграции этих показателей определяли коэффициент устойчивости внимания (КУВ), который рассчитывался путем деления процента правильных ответов на среднее время выполнения теста.

- Реакция на движущийся объект (РДО) (Сохранение работоспособности плавающего состава Военно-Морского Флота. Руководство для врачей // Под общей редакцией Жеглова В.В., Сапова И.А., Щеголева B.C. - М.: Воениздат. - 1990. - 192 с.).

Реакция на движущийся объект позволяет определить точность реагирования испытуемого на раздражитель и судить об уравновешенности процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга. Суть реакции заключается в необходимости останавливать быстрое движение объекта в заранее фиксированной точке. Для этого может быть использован включаемый дистанционно экспериментатором электросекундомер, стрелку которого испытуемый должен остановить точно на отметке «0» нажатием кнопки на своем пульте. Данный тест может также выполняться с помощью специальной компьютерной программы на ПЭВМ. Ответная реакция испытуемого может быть преждевременной - стрелка электросекундомера не достигла отметки «0», запаздывающей - стрелка проскочила отметку «0», точной - стрелка остановлена на отметке «0». Каждая преждевременная или запаздывающая реакция имеет количественную характеристику в абсолютных единицах. Для оценки результатов выполненной пробы высчитывается относительная точность ответов (в % от общего количества реакций), а также средняя арифметическая и средняя алгебраическая величины отклонений из всех предъявленных реакций.

- Простая сенсомоторная реакция на световой сигнал или время простой двигательной реакции (ВПДР) (Сохранение работоспособности плавающего состава Военно-Морского Флота. Руководство для врачей // Под общей редакцией Жеглова В.В., Сапова И.А., Щеголева B.C. - М.: Воениздат, 1990. - 192 с.).

Время простой двигательной реакции является одной из информативных методик для характеристики силы нервных процессов. В простой сенсомоторной реакции можно выделить два психических акта: акт восприятия (сенсорный момент реакции) и ответное движение (моторный компонент). Оценку ВПДР можно производить традиционным способом (с помощью хронорефлексометров), а также с использованием специальных компьютерных программ. Испытуемому предварительно объясняют содержание и правила проведения теста. Затем он садится на стул, кладет руки на стол перед хронорефлексометром, палец ведущей руки располагает на его соответствующей кнопке. После готовности испытуемого врач-исследователь подает команду и в течение 3-10 сек после нее включает устройство. Задача испытуемого - как можно быстрее после возникновения сигнала отреагировать нажатием на кнопку и погасить лампочку. Время простой двигательной реакции измеряется (в миллисекундах) с момента появления на экране монитора специального объекта до нажатия испытуемым кнопки на манипуляторе (клавиатуре или мыши). ВПДР измеряется, как правило, 50 раз, после чего определяется среднеарифметическое значение показателя.

- Гарвардский степ-тест (Методы исследования в физиологии военного труда. Руководство / Под редакцией B.C. Новикова. - М.: Воениздат, 1993. - 240 с.)

В качестве функциональной пробы, позволяющей выявить реакцию сердечно-сосудистой системы на неблагоприятное воздействие и, в частности, воздействие ускорений Кориолиса, использовали 2-минутный Гарвардский степ-тест (Карпман В.Л. и соавт., 1988).

Методика основана на оценке вегетативных сдвигов при выполнении физической нагрузки субмаксимальной мощности и восстановительных возможностей организма по нормализации частоты сердечных сокращений.

Величина степ-теста характеризует скорость восстановительных процессов после достаточно напряженной мышечной работы. Чем быстрее восстанавливается пульс, тем меньше величина (Р2+Р3+Р4) и, следовательно, тем выше индекс степ-теста.

У спортсменов этот показатель, как правило, выше, чем у нетренированных людей. При токсическом воздействии препаратов следует ожидать его снижения. В то же время его увеличения свидетельствует, что препарат повышает функциональные резервы организма и способность переносить неблагоприятные воздействия окружающей среды, в том числе и кинетические воздействия.

Процедура проведения теста заключается в том, что обследуемый в течение 2 минут с частотой 30 раз в минуту приседает. Сразу после нагрузки у него на 2, 3 и 4-й минутах подсчитывают пульс за первые 30 сек каждой минуты. Индекс степ-теста рассчитывали по формуле:

Индекс гарвардского степ-теста=Т*100/(Р2+Р3+Р4)*2,

где Т - время нагрузки в сек; Р2, Р3, Р4 - частота пульса на 2-й, 3-й, 4-й минутах периода восстановления, * - знак умножения.

В связи с тем что препараты предназначены лицам, подверженным укачиванию, в том числе и водителям, оценивалась их безопасность при выполнении человеком ответственных операторских функций. С этой целью были исследованы основные предикторы качества деятельности операторского типа, для чего детально исследовали функциональное состояние ЦНС (в частности, состояние систем координации и реагирования, систем обеспечивающих высокую эффективность тонких моторных компонентов деятельности, а также систем внимания).

- Проба Штанге (Сохранение работоспособности плавающего состава Военно-Морского Флота. Руководство для врачей // Под общей редакцией Жеглова В.В., Сапова И.А., Щеголева B.C. - М.: Воениздат. - 1990. - 192 с.).

Суть выполнения пробы заключается в задержке дыхания после трех дыханий на 3/4 глубины полного вдоха. До проведения пробы обследуемому на нос одевается зажим или же обследуемый зажимает нос пальцами. Время задержки регистрируется по секундомеру. Проба может быть проведена дважды с интервалами в 3-5 мин между определениями. По длительности задержки дыхания проба оценивается следующим образом:

- менее 39 сек - неудовлетворительно;

- 40-49 сек - удовлетворительно;

- свыше 50 сек - хорошо.

- Проба Генча (Сохранение работоспособности плавающего состава Военно-Морского Флота. Руководство для врачей // Под общей редакцией Жеглова В.В., Сапова И.А., Щеголева B.C. - М.: Воениздат. - 1990. - 192 с.).

Суть выполнения пробы заключается в задержке дыхания на выдохе после трех дыханий. При проведении пробы Генча в положении лежа длительность задержки дыхания у здоровых людей равняется 25-30 сек. При ее повторении после дозированной ходьбы (44 м в течение 30 сек) длительность задержки дыхания уменьшается до 17-22 сек, а при функциональной недостаточности организма - до 5-15 сек. Оценка пробы проводилась следующим образом:

- менее 34 сек - неудовлетворительно;

- 35-39 сек - удовлетворительно;

- свыше 40 сек - хорошо.

Пример 10.

Для исследования свойств заявленного лекарственного средства при лечении психоорганического синдрома были использованы таблетки массой 300 мг, пропитанных фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (6 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных аффинно очищенных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-S100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012,10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-S100+анти-eNOS).

В качестве контрольной группы использовалась группа пациентов, получающих препарат в виде таблеток, пропитанных водно-спиртовым раствором (6 мг/табл.) активированной - потенцированной формой поликлональных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100, очищенных на антигене, в сверхмалой дозе (СМД анти-S100), полученной сверхразведением исходного матричного раствора в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентной смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200.

В исследование были включены пациенты с установленным диагнозом психоорганический синдром посттравматического генеза. Психоорганический синдром характеризуется ослаблением памяти, снижением интеллекта, недержанием аффектов (триада Вальтер-Бюэля).

По дизайну исследование представляло из себя открытое рандомизированное сравнительное клиническое исследование эффективности и безопасности исследуемой терапии в двух параллельных группах при лечении пациентов с психоорганическим синдромом посттравматического генеза (первая группа пациентов принимала препарат СМД анти-S100, вторая группа пациентов - препарат СМД анти-S100+анти-eNOS).

В исследование были включены 6 пациентов с диагнозом «Психоорганический синдром», в возрасте от 35 до 90 лет. Средний возраст пациентов составил 70,83±21,95 года. В исследовании проверялось соответствие пациентов следующим критериям включения и исключения:

Критерии включения:

1. Пациенты с диагнозом «Энцефалопатия посттравматическая с психоорганическим синдромом» или «Энцефалопатия смешанного генеза (сосудистая, посттравматическая) с психоорганическим синдромом», подтвержденным данными медицинского анамнеза, неврологического обследования и медицинской документацией.

2. Неизменность сопутствующей терапии в течение как минимум месяца до Визита 1.

3. Отсутствие предпосылок к изменению неврологической сопутствующей терапии в течение всего периода наблюдения.

4. Отсутствие предпосылок к назначению иммуномодулирующих средств в течение ближайших 6 месяцев.

5. Уровень образования и степень понимания пациента достаточны для того, чтобы адекватно общаться с исследователем и координатором исследования.

6. Пациенты оцениваются исследователем как надежные, готовые выполнять все назначенные клинические визиты, тесты и процедуры, предусмотренные протоколом.

7. Пациенты имеют действительный домашний адрес.

Критерии исключения:

1. В анамнезе хирургическое вмешательство на головном мозге.

2. Инсульт в анамнезе.

3. Диагноз психоза, биполярного расстройства или шизоаффективного расстройства в анамнезе.

4. Большое депрессивное расстройство согласно критериям модуля депрессии международного нейропсихиатрического мини-интервью (MINI).

5. Факторы/состояния, медицинского или иного характера, которые, по мнению исследователя, могут повлиять на результаты тестирования пациента в рамках данного исследования.

6. Ответы «2А», «2Б», «2В» или «3» в рубрике «И» опросника депрессии Бека (активное суицидальное мышление с некоторым намерением к действию, без специфического плана или активное суицидальное мышление со специфическим планом и намерением).

7. Аутоиммунное заболевание в анамнезе.

8. Острое поражение печени или выраженный цирроз (класс С по Child-Pugh).

9. Некоррегированное нарушение функции щитовидной железы.

10. Некомпенсированная артериальная гипертензия в анамнезе.

11. Серьезное или декомпенсированное сердечно-сосудистое заболевание, заболевание печени, почек, метаболическое, респираторное или гематологическое заболевание, симптоматическое заболевание периферических сосудов или иное медицинское или психиатрическое состояние, которое, по мнению исследователя, может повлиять на участие пациента в исследовании или может привести к продлению сроков госпитализации или повторной госпитализации пациента в ходе проведения исследования.

12. Заболевания и состояния, которые, по мнению исследователя, могут препятствовать участию пациента в исследовании.

13. Прием препарата Импаза (СМД анти-eNOS) или Тенотен (СМД анти-S100)до участия в исследовании.

14. Прием антидепрессантов любой группы, не исключая растительных и гомеопатических препаратов.

15. Прием анксиолитиков любой группы, не исключая растительных и гомеопатических препаратов.

16. Прием иммуномодуляторов, не исключая растительных и гомеопатических препаратов.

17. Системное лечение стероидами в течение 1 месяца или менее до Визита 1.

18. Прививки, в т.ч. против гриппа.

19. Участие в исследовании препаратов Импаза (СМД анти-eNOS) или Тенотен (СМД анти-S100), если пациенты приняли хотя бы одну дозу препарата.

20. Участие в других клинических исследованиях в течение 1 месяца перед включением в данное исследование.

21. Беременность, кормление грудью, невозможность использования адекватной контрацепции во время исследования и в течение месяца после последнего приема исследуемого препарата.

22. Наличие аллергии/непереносимости любого из компонентов лекарственных препаратов, используемых в лечении, включая непереносимость лактозы;

23. Употребление наркотиков, нейролептиков, алкоголизм, психические заболевания пациента;

24. Пациенты являются персоналом центра, напрямую связанным с проводимым исследованием, и/или являются членами семьи персонала исследовательского центра, напрямую связанного с проводимым исследованием. Понятие ″члены семьи″ включает в себя супруга(у), родителей, детей, братьев (сестер), связанных как биологическим, так и юридическим родством,

25. Участие в судебном процессе либо предположительное получение компенсации или участие в судебном процессе, по мнению исследователя.

После определения соответствия пациента критериям включения и исключения протокола пациенты были рандомизированы в две исследуемые группы: группа пациентов, получающие СМД анти-S100 (3 человека, женщины - 33,33%, мужчины - 66,66%, средний возраст - 71,33±16,25 года), и группа пациентов, получающие СМД анти-S100+анти-eNOS (3 человека, женщины - 66,66%, мужчины - 33,33%, средний возраст - 70,33±30,66 года).

В ходе данного исследования было проведено 5 визитов в исследовательский центр. Фаза лечения продолжалась с Визита 1 до Визита 4 в течение 84±5 дней. Визит 4 (День 84±5) являлся первой конечной точкой исследования, после чего начиналась фаза катамнестического наблюдения. Фаза катамнестического наблюдения продолжалась до Визита 5 (День 168±55).

В анализ безопасности были включены данные всех пациентов, участвовавших в исследовании (n=6). В течение всего периода наблюдения за пациентами отмечалась хорошая переносимость препарата. Нежелательные явления отсутствовали. Все пациенты исследуемых групп завершили лечение в сроки, установленные протоколом исследования, досрочно выбывших пациентов не было.

При оценке действия препарата СМД анти-S100+анти-eNOS на основные нейропсихические проявления болезни психоорганического синдрома (нейропсихический опросник NPI, раздел выраженность), на выраженность сопутствующего дистресса ухаживающего за пациентом лица (нейропсихический опросник NPI, раздел дистресс), активность повседневной жизни пациента (опросник ADS-ADL), а также когнитивные функции пациента (опросник MMSE) было выявлено улучшение по основным нейропсихическим проявлениям психоорганического синдрома, выражавшееся в статистически достоверном уменьшении общего балла раздела «выраженность» нейропсихического опросника NPI (с 91,0+15,13 до 69,0+6,244, p<0,05) и уровню дистресса ухаживающего лица, выражавшееся в статистически достоверном уменьшении общего балла раздела «дистресс» нейропсихического опросника NPI (с 44,33+17,78 до 36,33+3,21, p<0,05) к Визиту 4 (Таблица 16).

При этом разница между группами пациентов по общему баллу раздела «выраженность» нейропсихического опросника NPI к окончанию терапии была достоверной с вероятностью p<0,05.

Аналогичные показатели в группе пациентов, получавших СМД анти-S100, не показали тенденций к улучшению.

Таким образом, в проведенном клиническом исследовании комбинированного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS показано положительное влияние на основные нейропсихические проявления ПОС и возможное влияние на когнитивные функции пациентов с ПОС. Кроме того, подтверждена высокая переносимость препарата. Нежелательные явления при приеме препарата отсутствовали.

Пример 11.

В исследование были включены пациенты с установленным диагнозом болезнь Альцгеймера.

Для исследования свойств заявленного лекарственного средства при лечении болезни Альцгеймера были использованы таблетки массой 300 мг, пропитанные фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (6 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных аффинно очищенных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-S100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-S100+анти-eNOS).

В качестве контрольной группы использовалась группа пациентов, получающих лекарственное средство в виде таблеток массой 300 мг, пропитанных водно-спиртовым раствором (3 мг/табл.) активированной - потенцированной формы поликлональных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100, очищенных на антигене, в сверхмалой дозе (СМД анти-S100), полученной сверхразведением исходного матричного раствора (концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентной смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200.

Исследование представляло из себя открытое рандомизированное сравнительное клиническое исследование эффективности и безопасности исследуемой терапии (препараты СМД анти-S100 и СМД анти-S100+анти-eNOS) в двух параллельных группах при лечении пациентов с болезнью Альцгеймера легкой и средней степени тяжести.

В исследование были включены 6 пациентов с диагнозом «болезнь Альцгеймера» легкой и средней степени тяжести, в возрасте от 55 до 64 лет. Средний возраст пациентов составил 59,0±3,58 года.

В исследовании проверялось соответствие пациентов следующим критериям включения и исключения.

Критерии включения:

1. Пациенты с болезнью Альцгеймера легкой и средней степени тяжести, подтвержденным данными медицинского анамнеза, неврологического обследования и медицинской документацией.

2. Неизменность сопутствующей терапии в течение как минимум месяца до Визита 1.

3. Отсутствие предпосылок к изменению неврологической сопутствующей терапии в течение всего периода наблюдения.

4. Отсутствие предпосылок к назначению иммуномодулирующих средств в течение ближайших 6 месяцев.

5. Уровень образования и степень понимания пациента достаточны для того, чтобы адекватно общаться с исследователем и координатором исследования.

6. Пациенты оцениваются исследователем как надежные, готовые выполнять все назначенные клинические визиты, тесты и процедуры, предусмотренные протоколом.

7. Пациенты имеют действительный домашний адрес.

Критерии исключения:

1. В анамнезе хирургическое вмешательство на головном мозге.

2. Инсульт в анамнезе.

3. Диагноз психоза, биполярного расстройства или шизоаффективного расстройства в анамнезе.

4. Большое депрессивное расстройство согласно критериям модуля депрессии международного нейропсихиатрического мини-интервью (MINI).

5. Факторы/состояния, медицинского или иного характера, которые, по мнению исследователя, могут повлиять на результаты тестирования пациента в рамках данного исследования.

6. Ответы «2А», «2Б», «2В» или «3» в рубрике «И» опросника депрессии Бека (активное суицидальное мышление с некоторым намерением к действию, без специфического плана или активное суицидальное мышление со специфическим планом и намерением).

7. Аутоиммунное заболевание в анамнезе.

8. Острое поражение печени или выраженный цирроз (класс С по Child-Pugh).

9. Некоррегированное нарушение функции щитовидной железы.

10. Некомпенсированная артериальная гипертензия в анамнезе.

11. Серьезное или декомпенсированное сердечно-сосудистое заболевание, заболевание печени, почек, метаболическое, респираторное или гематологическое заболевание, симптоматическое заболевание периферических сосудов или иное медицинское или психиатрическое состояние, которое, по мнению исследователя, может повлиять на участие пациента в исследовании или может привести к продлению сроков госпитализации или повторной госпитализации пациента в ходе проведения исследования.

12. Заболевания и состояния, которые, по мнению исследователя, могут препятствовать участию пациента в исследовании.

13. Прием препарата Импаза (СМД анти-eNOS) или Тенотен (СМД анти-S100) до участия в исследовании.

14. Прием антидепрессантов любой группы, не исключая растительных и гомеопатических препаратов.

15. Прием анксиолитиков любой группы, не исключая растительных и гомеопатических препаратов.

16. Прием иммуномодуляторов, не исключая растительных и гомеопатических препаратов.

17. Системное лечение стероидами, в течение 1 месяца или менее до Визита 1.

18. Прививки, в т.ч. против гриппа.

19. Участие в исследовании препаратов Импаза (СМД анти-eNOS) или Тенотен (СМД анти-S100), если пациенты приняли хотя бы одну дозу препарата.

20. Участие в других клинических исследованиях в течение 1 месяца перед включением в данное исследование.

21. Беременность, кормление грудью, невозможность использования адекватной контрацепции во время исследования и в течение месяца после последнего приема исследуемого препарата.

22. Наличие аллергии/непереносимости любого из компонентов лекарственных препаратов, используемых в лечении, включая непереносимость лактозы;

23. Употребление наркотиков, нейролептиков, алкоголизм, психические заболевания пациента;

24. Пациенты являются персоналом центра, напрямую связанным с проводимым исследованием, и/или являются членами семьи персонала исследовательского центра, напрямую связанного с проводимым исследованием. Понятие ″члены семьи″ включает в себя супруга(у), родителей, детей, братьев (сестер), связанных как биологическим, так и юридическим родством,

25. Участие в судебном процессе либо предположительное получение компенсации или участие в судебном процессе, по мнению исследователя.

После определения соответствия пациента критериям включения и исключения протокола пациенты были рандомизированы на две исследуемых группы: группу СМД анти-S100 (3 человека, женщины - 100%, мужчины - 0%, средний возраст - 59±3,6 года) и группу СМД анти-S100+анти-eNOS (3 человека, женщины - 66,66%, мужчины - 33,33%, средний возраст - 59±4,36 года),

В ходе данного исследования было проведено 5 визитов в исследовательский центр. Фаза лечения продолжалась с Визита 1 до Визита 4 в течение 84±5 дней. Визит 4 (День 84±5) являлся первой конечной точкой исследования, после чего начиналась фаза катамнестического наблюдения. Фаза катамнестического наблюдения продолжалась до Визита 5 (День 168±5).

В анализ безопасности были включены данные всех пациентов, участвовавших в исследовании (n=6). В течение всего периода наблюдения за пациентами отмечалась хорошая переносимость исследуемых препаратов. Нежелательные явления отсутствовали. Все пациенты исследуемых групп завершили лечение в сроки, установленные протоколом исследования, досрочно выбывших пациентов не было.

При оценке действия препарата СМД анти-S100+анти-eNOS на основные нейропсихические проявления болезни Альцгеймера (нейропсихический опросник NPI, раздел выраженность), на выраженность сопутствующего дистресса ухаживающего за пациентом лица (нейропсихический опросник NPI, раздел дистресс), активность повседневной жизни пациента (опросник ADS-ADL), а также когнитивные функции пациента (опросник MMSE) было выявлено улучшение по основным нейропсихическим проявления болезни Альцгеймера, выражавшееся в статистически достоверном уменьшении общего балла раздела «выраженность» нейропсихического опросника NPI (с 24,33±4,73 до 12,0±3,46, p<0,05) к Визиту 4 (Таблица 17).

Также была выявлена тенденция к уменьшению дистресса ухаживающего лица и увеличение активности повседневной жизни пациента, которая, впрочем, не достигла статистически значимых значений к окончанию терапии, что, возможно, связано с недостаточным числом пациентов.

Наряду с этим была выявлена тенденция к улучшению когнитивных функций, проявлявшаяся в увеличении оценки по MMSE с 23,66±3,21 баллов до 26,66±1,53 баллов, которая, однако, также не достигла статистически значимых значений к окончанию терапии, что возможно так же связано с недостаточным числом пациентов.

Аналогичные показатели в группе пациентов, получавших СМД анти-S100, не показали тенденций к улучшению за исключением статистически недостоверного улучшения балла по MMSE с 22,66±0,577 баллов до 23,33±0,577 баллов.

При этом разница между группами по общему баллу шкалы MMSE к окончанию терапии была достоверной с вероятностью p<0,05.

Таким образом, в проведенном клиническом исследовании комбинированного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS показано положительное влияние на основные нейропсихические проявления болезни Альцгеймера и возможное влияния на когнитивные функции пациентов с болезнью Альцгеймера. Кроме того, подтверждена высокая переносимость препарата. Нежелательные явления при приеме препарата отсутствовали.

Пример 12.

Для исследования свойств заявленного лекарственного средства для лечения пациентов с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) группы активного препарата были использованы таблетки массой 300 мг, пропитанные фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (6 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных аффинно очищенных на антигене кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100 (анти-S100) и к эндотелиальной NO-синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора (с концентрацией 2,5 мг/мл) в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-S100+анти-eNOS). Для пациентов группы сравнения были использованы таблетки массой 300 мг, пропитанные водно-спиртовым раствором (3 мг/табл.) активированной - потенцированной формы поликлональных кроличьих антител к мозгоспецифическому белку S-100, очищенных на антигене, в сверхмалой дозе (СМД анти-S100), полученной сверхразведением исходного матричного раствора в 10012, 10030, 10050 раз, эквивалентной смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С50. Для пациентов контрольной группы (плацебо) были использованы таблетки массой 300 мг, содержащие вспомогательные вещества (лактозы моногидрат - 267 мг, целлюлоза микрокристаллическая - 30 мг, магния стеарат - 3 мг).

Оценку эффективности активного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS в лечении пациентов с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) проводили в ходе сравнительного двойного слепого плацебоконтролируемого исследования с участием 146 детей в возрасте от 6 до 12 лет (средний возраст 9,3±0,24 лет), которые были рандомизированы в три группы в зависимости от назначенной терапии. В течение 12 недель пациенты группы активного препарата №1 (n=46) получали композицию СМД анти-S100+анти-eNOS по 2 таблетки 2 раза в день; участники группы сравнения №2 (n=50) получали СМД анти-S100 по 2 таблетки 2 раза в день; пациенты контрольной группы №3 (n=50) получали плацебо по 2 таблетки 2 раза в день. Все пациенты, включенные в исследование, имели клинически выраженные проявления СДВГ, что подтверждалось высокими баллами по шкале оценки симптомов СДВГ (ADHDRS-IV-Home Version): 33,8±0,92 в группе №1; 32,5±1,14 в группе №2 и 33,6±0,91 в группе №3. Большинство детей характеризовалось умеренной степенью тяжести СДВГ в соответствии с опросником CGI-ADHD-Severity. Суммарный балл по данной шкале составил 4,0±0,02 балла в группе №1, 4,0±0,03 балла в группе №2, 4,0±0,00 балла в группе №3. Таким образом, исходно пациенты трех групп имели сопоставимые показатели степени тяжести СДВГ. По результатам неврологического, клинико-лабораторного и инструментального обследования на момент включения в исследование у пациентов не регистрировалось каких-либо патологических отклонений. В процессе лечения пациенты наносили врачу 6 визитов в течение 12 недель, в ходе которых врач-исследователь регистрировал динамику выраженности клинических проявлений СДВГ (суммарный балл по шкале ADHDRS-IV-Home Version) и тяжести заболевания (по шкале CGI-ADHD-Severity), осуществлял контроль назначенной и сопутствующей терапии, оценивал безопасность проводимого лечения.

Анализ эффективности 12-недельной терапии в трех группах показал снижение более чем на 25% от исходного суммарного балла по шкале ADHDRS-IV-Home Version у 75% (n=36) детей, принимавших композицию СМД анти-S100+анти-еNOS; у 66% (n=33) пациентов, принимавших СМД анти-S100 и у 56% (n=28) детей, принимавших плацебо. Различия эффективности между группами, установленные при более детальной оценке с учетом трехуровневой градации улучшения состояния (снижение суммарного балла по шкале ADHDRS-IV на <25%; 25-49,9% или ≥50% от исходного значения), представлены в таблице 18. Значительное улучшение со снижением суммарного балла на 50 и более процентов от исходного отмечалось у 52% детей группы №1, принимавших СМД анти-S100+анти-eNOS, и у 34% детей группы №2, принимавших СМД анти-S100 (против 8% пациентов группы №3, принимавших плацебо).

Динамика уменьшения выраженности симптомов СДВГ в течение периода лечения (значения суммарного балла по шкале ADHDRS-IV-Home Version на каждом из шести визитов) представлена на графике (Фиг. 5) и в таблице 19. Значимое снижение (p<0,001) клинических проявлений СДВГ по сравнению с исходным состоянием происходило уже через 2 недели терапии во всех трех группах наблюдения. Положительная динамика оказалась более существенной у пациентов №1 и №2 групп, поскольку у них выявлялись значимые отличия суммарного балла ADHDRS-IV-Home Version не только при сопоставлении с визитом скрининга, но и при сравнении с показателями группы №3 плацебо. В последующие недели терапии эффективность лечения композицией СМД анти-S100+анти-eNOS и монокомпонентным препаратом СМД анти-S100 нарастала, наиболее значимо в группе активного препарата (p<0,05). Итоговое снижение суммарного балла по шкале ADHDRS-IV-Home Version у детей группы №1 СМД анти-S100+анти-eNOS составило 16,5 баллов, у пациентов группы №2 СМД анти-S100 - 12,4 баллов (против 6,3 баллов в группе №3 плацебо). В результате 12-недельного лечения выраженность клинических проявлений СДВГ у детей, лечившихся композицией СМД анти-S100+анти-eNOS, снизилась почти на половину (-48,8%), а у пациентов, получавших СМД анти-S100, более чем на треть (-38,2%), по сравнению с исходным состоянием.

Прием композиции СМД анти-S100+анти-eNOS либо СМД анти-S100 оказывал влияние на оба кластера симптомов СДВГ, что подтверждалось динамикой оценок по двум разделам шкалы с ADHDRS-IV-Home Version (Таблица 19). Причем лечение композицией СМД анти-S100+анти-eNOS значимо превышало эффективность терапии монопрепаратом СМД анти-S100 по степени воздействия на выраженность проявлений и дефицита внимания, и гиперактивности/импульсивности.

Положительный терапевтический эффект активного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS и препарата сравнения СМД анти-S100 продемонстрирован также при оценке результатов лечения пациентов по шкале оценки тяжести СДВГ (CGI-ADHR-Severity) (Таблица 20). Почти у четвертой части пациентов группы СМД анти-S100+анти-eNOS тяжесть заболевания от умеренной снизилась до легкой и даже минимальной, что подтверждалось уменьшением среднего показателя по шкале CGI-ADHR-Severity на 15% через 3 месяца терапии (с 4,0±0,02 до 3,4±0,06; p<0,001). Эффект терапии монопрепаратом СМД анти-S100 был несколько меньше и составил -10% по шкале CGI-ADHR-Severity за 3 месяца (против -5% в группе плацебо).

В анализ безопасности были включены данные всех пациентов, участвовавших в исследовании. В течение всего периода наблюдения отмечалась хорошая, сопоставимая с плацебо переносимость и активного препарата СМД анти-S100+анти-eNOS и препарата сравнения СМД анти-S100. Нежелательные явления были зарегистрированы у одного пациента группы СМД анти-S100 (преходящие в течение четвертой недели исследования головные боли) и у одного пациента группы плацебо (снохождение в течение второго месяца наблюдения). Перечисленные нежелательные явления не были связаны с проводимой терапией. Кроме того, в ходе лечения наблюдались единичные случаи острых респираторных заболеваний, также не связанные с проводимой терапией. Все пациенты исследуемых групп завершили лечение в сроки, установленные протоколом исследования, досрочно выбывших пациентов не было. Отсутствие патологических изменений по данным физикального осмотра пациентов и в ходе повторных анализов лабораторных показателей подтверждали безопасность исследуемой терапии.

По результатам физикального осмотра (ЧСС, САД, ДАД, температура тела) у пациентов не регистрировалось каких-либо патологических изменений во время лечения. Различия в анализируемых показателях по визитам и в сравниваемых группах не достигали статистической значимости и не выходили за рамки физиологически допустимых отклонений. Высокие показатели приверженности терапии дополнительно свидетельствовали как об эффективности, так и безопасности изучаемых препаратов. К концу 3-го месяца приверженность к лечению составила 99,8±1,15% и 98,8±2,25% в группах №1 СМД анти-S100+анти-eNOS и №2 СМД анти-S100 соответственно (против 74,6±2,54% в группе №3 плацебо).

Таким образом, проведенное исследование продемонстрировало эффективность и безопасность композиции СМД анти-S100+анти-eNOS и монокомпонентного препарата СМД анти-S100 в лечении детей с СДВГ. Наиболее выраженный терапевтический эффект в результате 12-недельного курса отмечен у комплексного лекарственного средства (СМД анти-S100+анти-eNOS), что проявлялось положительной динамикой клинических симптоматики у большинства (75%) детей. Композиция СМД анти-S100+анти-eNOS оказывала корригирующее влияние на оба кластера симптомов СДВГ, в результате чего отмечалась значимая редукция нарушений внимания и проявлений гиперактивности у пациентов с СДВГ.

В процессе проведения исследования были использованы следующие методики и определялись следующие параметры состояния:

Диагностический и статистический справочник психических расстройств (DSM-IV) (заполняется исследователем)

A

1. шесть (или более) из нижеуказанных симптомов невнимания наблюдались на протяжении минимум 6 месяцев и выражены настолько, что свидетельствуют о недостаточной адаптации и несоответствии нормальным возрастным характеристикам:

Невнимание (верное утверждение обвести)

(а) часто неспособен удерживать внимание на деталях; из-за небрежности, легкомыслия допускает ошибки в школьных заданиях, в выполняемой работе и других видах деятельности;

(б) обычно с трудом сохраняет внимание при выполнении заданий или во время игр;

(в) часто складывается впечатление, что ребенок не слушает обращенную к нему речь;

(г) часто оказывается не в состоянии придерживаться предлагаемых инструкций и справиться до конца с выполнением уроков, домашней работы или обязанностей на рабочем месте (что никак не связано с негативным или протестным поведением, неспособностью понять задание);

(д) часто испытывает сложности в организации самостоятельного выполнения заданий и других видов деятельности;

(е) обычно избегает вовлечения в выполнение заданий, которые требуют длительного сохранения умственного напряжения (например, школьных заданий, домашней работы);

(ж) часто теряет вещи, необходимые в школе и дома (например, игрушки, школьные принадлежности, карандаши, книги, рабочие инструменты);

(з) легко отвлекается на посторонние стимулы;

(и) часто проявляет забывчивость в повседневных ситуациях.

2. шесть (или более) из нижеуказанных симптомов гиперактивности / импульсивности наблюдались на протяжении минимум 6 месяцев со степенью интенсивности, которая неприемлема и не соответствует уровню развития:

Гиперактивность (верное утверждение обвести)

(а) часто наблюдаются беспокойные движения в кистях и стопах; ерзает стуле;

(б) часто покидает свое место в классе и в других ситуациях, когда требуется оставаться на своем месте;

(в) часто проявляет бесцельную двигательную активность: бегает, крутится, пытается куда-то залезть, причем в таких ситуациях, когда это неприемлемо;

(г) обычно не может тихо, спокойно играть или заниматься чем-либо на досуге;

(д) часто находится в движении или действует, будто ″с моторчиком″

(е) часто слишком много говорит

Импульсивность (верное утверждение обвести)

(ж) часто начинает отвечать, не дослушав вопрос до конца;

(з) обычно с трудом дожидается своей очереди в различных ситуациях;

(и) часто мешает другим, пристает к окружающим (например, вмешивается в беседы или игры)

B. Некоторые симптомы импульсивности, гиперактивности и невнимательности начинают вызывать беспокойство окружающих в возрасте ребенка до семи лет.

C. Проблемы, обусловленные вышеперечисленными симптомами, возникают в двух и более видах окружающей обстановки (например, в школе и дома).

D. Имеются убедительные сведения о клинически значимых нарушениях в социальных контактах или школьном обучении.

E. Симптомы возникают не только как проявление первазивного расстройства развития (PDD), шизофрении или других психотических расстройств и не могут быть четко объяснены другим психическим расстройством (например, расстройством настроения, тревожным расстройством, диссоциативным расстройством или расстройством личности).

Пример 13.

Для экспериментального исследования эффективности заявленного технического решения была использована фармацевтическая композиция, содержащая водные растворы активированных - потенцированных форм (сверхмалые дозы - СМД) антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе, приготовленные из матричного (исходного) раствора с концентрацией 3,0 мг/мл, при этом каждый компонент взят в смеси гомеопатических разведениях С12, С30, С200. Исследования проводились на 80 пациентов в двойном слепом плацебоконтролируемом рандомизированном исследовании. Пациенты (ХСН II-IV функционального класса (ФК), фракцией выброса левого желудочка (ФВ ЛЖ) менее 40%) были разделены на 4 равные группы: в течение 6 месяцев в дополнении к основной терапии (β-блокатор бисопролол, ингибитор АПФ эналаприл, при отсутствии противопоказаний аспирин, допускался прием диуретиков, нитратов, дигоксина) группы 1 получали СМД антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II (смесь гомеопатических разведений С12, С30, С200) (3 табл./сут, n=20); группы 2 - СМД антител к эндотелиальной NO-синтазе (смесь гомеопатических разведений С12, С30, С200) (3 табл./сут, n=20); группы 3 - фармацевтическую композицию на основе СМД антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе (смесь гомеопатических разведений С12, С30, С200) (3 табл./сут, n=20)%; группы 4 - плацебо (3 табл./сут, n=20). Группы были сопоставимы по исходным характеристикам: по полу и возрасту и тяжести (ФК ХСН и ФВ ЛЖ) и длительности заболевания.

До и после лечения у пациентов оценивали влияние вводимых препаратов на сосудистое ремоделирование и дисфункцию эндотелия, играющую значимую роль в развитии и прогрессировании ХСН.

Влияние препаратов на процессы сосудистого ремоделирования оценивали по скорости распространения пульсовой волны (СПВ) (система «Colson») на каротидно-феморальном (CF) (эластический тип) и каротидно-радиальном (CR) (мышечный тип) сегментах артерий.

В таблице 21 приведена динамика показателей скорости распространения пульсовой волны на каротидно-феморальном (CF) (эластический тип) и каротидно-радиальном (CR) (мышечный тип) сегментах артерий.

Через 6 месяцев лечения только в группе 3 было отмечено достоверное влияние заявленной фармацевтической композиции на жесткость артерий мышечного типа. В группе 1, принимающей СМД антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II, и в группе 3, принимающей заявленную фармацевтическую композицию, достоверно повышалась жесткость артерий эластического типа.

Пример 14.

Для экспериментального исследования эффективности заявленного технического решения была использована фармацевтическая композиция, содержащая водные растворы активированных - потенцированных форм (сверхмалые дозы - СМД) антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе, приготовленные из матричного (исходного) раствора с концентрацией 3,0 мг/мл, при этом каждый компонент взят в смеси гомеопатических разведениях С12, С30, С200. Исследования проводились на 80 пациентов в двойном слепом плацебо-контролируемом, рандомизированном исследовании. Пациенты (ХСН II-IV функционального класса (ФК), фракцией выброса левого желудочка (ФВ ЛЖ) менее 40%) были разделены на 4 равные группы: в течение 6 месяцев в дополнении к основной терапии (β-блокатор бисопролол, ингибитор АПФ эналаприл, при отсутствии противопоказаний аспирин, допускался прием диуретиков, нитратов, дигоксина) группы 1 получали СМД антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II (смесь гомеопатических разведений С12, С30, С200) (3 табл./сут, n=20); группы 2 - СМД антител к эндотелиальной NO-синтазе (смесь гомеопатических разведений С12, С30, С200) (3 табл./сут, n=20); группы 3 - заявленную фармацевтическую композицию на основе СМД антител к C-концевому фрагменту AT1 - рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной NO-синтазе (смесь гомеопатических разведений С12, С30, С200) (3 табл./сут, n=20); группы 4 - плацебо (3 табл./сут, n=20). Группы были сопоставимы по исходным характеристикам: по полу и возрасту и тяжести (ФК ХСН и ФВ ЛЖ) и длительности заболевания.

До и после лечения у пациентов оценивали качество жизни (Миннесотский и Канзасский опросники), морфофункциональные параметры сердца и толерантность к физической нагрузке.

Результаты исследования в виде динамики основных показателей эффективности лечения приведены в таблице 22.

Через 6 месяцев лечения в группе 1 у пациентов, получавших СМД антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II, было отмечено достоверное улучшение качества жизни, улучшение систолической функции левого желудочка, повышение толерантности к физической нагрузке. В группе 2 - достоверно снижался уровень тревоги и депрессии и качество жизни, оцененное с помощью Канзасского опросника. Проведенное исследование показало, что наибольшим терапевтическим эффектом при добавлении к стандартной терапии ХСН обладает заявленная фармацевтическая композиция, которую получала группа 3, в которой была зафиксирована достоверная положительная динамика по всем изучаемым параметрам.

Предложенное сочетание активированных - потенцированных форм антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II и к эндотелиальной синтазе оксида азота (NO-синтазе) в фармацевтической композиции обеспечивает получение неожиданного синергетического терапевтического эффекта, который заключается в более выраженном действии на сосудистое ремоделирование и дисфункцию эндотелия, играющую значимую роль в развитии и прогрессировании ХСН, а также на улучшение качества жизни пациентов, морфофункциональные параметры сердца и толерантность к физической нагрузке, что подтверждено клиническими испытаниями.

Пример 15.

Для исследования свойств заявленного лекарственного средства для лечения пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы были использованы таблетки массой 300 мг, пропитанные фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (6 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных кроличьих аффинно очищенных антител к простатоспецифическому антигену (анти-PSA) и эндотелиальной NО синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-PSA+анти-eNOS), и таблетки массой 300 мг, пропитанные фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (3 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных кроличьих аффинно очищенных антител к простатоспецифическому антигену в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-PSA).

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) является одним из наиболее распространенных заболеваний у мужчин (Bruskewitz R.C., 2003; Rosen R., 2003): с одной стороны, эпидемиологические исследования, проведенные в России, указывают на постепенное возрастание частоты ДГПЖ с 11,3% в возрасте 40-49 лет до 81,4% в возрасте 80 лет (Гориловский Л.М., 1999); с другой стороны, демографические исследования ВОЗ свидетельствуют о значительном росте населения планеты в возрасте старше 60 лет, темпы которого существенно опережают рост населения в целом.

Основными симптомами ДГПЖ являются симптомы нижних мочевых путей, которые могут значительно беспокоить больных и снижать качество их жизни (Bruskewitz R.C., 2003; Lepor H., 2004; O′Leary M.P., 2005). В тяжелых случаях заболевание может сопровождаться развитием осложнений, таких как острая задержка мочи, инфекции мочевыводящих путей, гематурия, почечная недостаточность (Степанов В.Н., 1999; Jacobsen S.J., 1997; Lepor H., 2004). ДГПЖ также ассоциирована с развитием эректильной дисфункции у пациентов (Bruskewitz R.C., 2003; Daly MP, 2005).

В открытое сравнительное параллельно-групповое исследование по изучению эффективности и безопасности препаратов СМД анти-PSA+анти-eNOS и СМД анти-PSA в лечении нарушений мочеиспускания, вызванных доброкачественной гиперплазией простаты (ДГПЖ), было включено 40 пациентов, соответствующих критериям включения/исключения. Пациенты были рандомизированы в 2 группы, одна из которых получала препарат СМД анти-PSA+анти-eNOS по 1 таблетке 3 раза в день в течение 12 недель (n=21), а другая препарат СМД анти-PSA по 1 таблетке 3 раза в день в течение 12 недель (n=19). Группы были сопоставимы по возрасту, выраженности клинической симптоматики ДГПЖ, параметрам мочеиспускания и объему простаты.

В исследование включали пациентов старше 45 лет с анамнезом ДГПЖ с соответствующими симптомами нижних мочевых путей не менее 6 месяцев, IPSS≥13, объемом простаты по данным ТРУЗИ ≥30 см3, с максимальной скоростью мочеиспускания ≥4 мл/с и ≤15 мл/с при минимальном объеме выделенной мочи 125 мл, с уровнем PSA ≤4 нг/мл. Необходимым критерием включения также было отсутствие в анамнезе приема следующих препаратов: финастерида, дутастерида или любых экспериментальных препаратов за 6 месяцев до включения в исследование, αl-адреноблокаторов и растительных препаратов за 4 недели до включения в исследование, любых ингибиторов фосфодиэстеразы 5 типа и других средства для лечения эректильной дисфункции за 4 недели до включения в исследование.

В исследование не включали пациентов с инвазивными вариантами лечения ДГПЖ, включая трансуретральную резекцию простаты, термотерапию, микроволновую терапию, трансуретральную игольную абляцию и стентирование и др.; злокачественными онкологическими процессами, острой задержкой мочеиспускания, камнями мочевого пузыря, стриктурой уретры, склерозом шейки мочевого пузыря, инфекциями мочеполовой системы в фазе активного воспаления и др.

Клиническую эффективность приема препаратов оценивали по улучшению клинической симптоматики нижних мочевых путей, оцениваемой с помощью опросника IPSS (International Prostate Symptom Score), параметров мочеиспускания (максимальная и средняя скорость мочи, объем мочеиспускания, объем остаточной мочи) и объему простаты по данным трансуретрального ультразвукового исследования (ТРУЗИ), а также оценивали эректильную функцию по данным опросника МИЭФ (Международный индекс эректильной функции). Результаты исследования приведены в таблицах 23 и 24.

Как видно из приведенных данных, как препарат СМД анти-PSA, так и препарат СМД анти-РSА+анти-еNOS эффективно устраняли клиническую симптоматику нижних мочевых путей, увеличивали среднюю и максимальную скорость мочи, повышали качество жизни пациентов (Таблица 2). Срок применения препаратов был непродолжительным (12 недель), поэтому добиться значимого уменьшения объема простаты не удалось ни в одной из исследуемых групп. Препарат СМД анти-PSA практически не влиял на объем мочеиспускания, данный показатель улучшился только у 52,6% пациентов, а в среднем по группе было даже выявлено некоторое недостоверное уменьшение объема мочеиспускания (на 11,8 мл (5,4%) по сравнению с исходными данными. В то же время в группе пациентов, принимавших СМД анти-PSA+анти-eNOS, увеличение объема мочеиспускания было достигнуто у 71,4% пациентов, а в среднем по группе прирост объема составил 48,3 мл (23,7%) по сравнению с исходными данными.

Анализ динамики обструктивной и ирритативной симптоматики по подшкалам IPSS, а также выраженности никтурии (7 вопрос IPSS) показал, что оба препарата способствовали снижению симптомов обструкции и раздражения, а также уменьшали выраженность никтурии. Вместе с тем СМД анти-PSA+анти-eNOS более эффективно по сравнению с СМД анти-PSA устранял ирритативную симптоматику нижних мочевых путей (28,2% vs 40,3%, p<0,05) и ночные позывы к мочеиспусканию (2,0% vs 37,7%).

Следует отметить, что СМД анти-PSA+анти-eNOS также более эффективно по сравнению с СМД анти-PSA улучшала эректильную функцию пациентов. В группе СМД анти-PSA+анти-eNOS суммарный балл МИЭФ увеличился у 19% пациентов (в группе СМД анти-PSA - у 10,5%), а среднее увеличение суммарного балла МИЭФ в группе СМД анти-PSA+анти-eNOS составило 8% vs 4,5% в группе СМД анти-PSA.

Препараты показали высокий профиль безопасности, в течение всего срока исследования не было зарегистрировано ни одного нежелательного явления, связанного с приемом препарата.

Таким образом, препарат СМД анти-PSA+анти-eNOS показал свою большую эффективность по сравнению с СМД анти-PSA в лечении нарушений мочеиспускания, вызванных доброкачественной гиперплазией простаты. Кроме того, было выявлено более выраженное положительное влияние СМД анти-PSA+анти-eNOS на эректильную функцию пациентов по сравнению с СМД анти-PSA.

Пример 16.

Для исследования свойств заявленного лекарственного средства для лечения пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы были использованы таблетки массой 300 мг, пропитанные фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (6 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных кроличьих аффинно очищенных антител к простатоспецифическому антигену (анти-PSA) и эндотелиальной NO синтазе (анти-eNOS) в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-PSA+анти-eNOS), и таблетки массой 300 мг, пропитанные фармацевтической композицией, содержащей водно-спиртовые растворы (3 мг/табл.) активированных - потенцированных форм поликлональных кроличьих аффинно очищенных антител к простатоспецифическому антигену в сверхмалых дозах (СМД), полученных сверхразведением исходного матричного раствора в 10012, 10030, 100200 раз, эквивалентных смеси сотенных гомеопатических разведений С12, С30, С200 (СМД анти-PSA).

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) является одним из наиболее распространенных заболеваний у мужчин (Bruskewitz R.C., 2003; Rosen R., 2003): с одной стороны, эпидемиологические исследования, проведенные в России, указывают на постепенное возрастание частоты ДГПЖ с 11,3% в возрасте 40-49 лет до 81,4% в возрасте 80 лет (Гориловский Л.М., 1999); с другой стороны, демографические исследования ВОЗ свидетельствуют о значительном росте населения планеты в возрасте старше 60 лет, темпы которого существенно опережают рост населения в целом.

Основными симптомами ДГПЖ являются симптомы нижних мочевых путей, которые могут значительно беспокоить больных и снижать качество их жизни (Bruskewitz R.C., 2003; Lepor H., 2004; O′Leary M.P., 2005). В тяжелых случаях заболевание может сопровождаться развитием осложнений, таких как острая задержка мочи, инфекции мочевыводящих путей, гематурия, почечная недостаточность (Степанов В.Н., 1999; Jacobsen S.J., 1997; Lepor H., 2004). ДГПЖ также ассоциирована с развитием эректильной дисфункции у пациентов (Bruskewitz R.C., 2003; Daly MP, 2005).

В открытое сравнительное параллельно-групповое исследование по изучению эффективности и безопасности препаратов СМД анти-PSA+анти-eNOS и СМД анти-PSA в лечении нарушений мочеиспускания, вызванных доброкачественной гиперплазией простаты (ДГПЖ), было включено 40 пациентов, соответствующих критериям включения/исключения. Пациенты были рандомизированы в 2 группы, одна из которых получала препарат СМД анти-PSA+анти-eNOS по 1 таблетке 3 раза в день в течение 12 недель (n=21), а другая препарат СМД анти-PSA по 1 таблетке 3 раза в день в течение 12 недель (n=19). Группы были сопоставимы по возрасту, выраженности клинической симптоматики ДГПЖ, параметрам мочеиспускания и объему простаты.

В исследование включали пациентов старше 45 лет с анамнезом ДГПЖ с соответствующими симптомами нижних мочевых путей не менее 6 месяцев, IPSS≥13, объемом простаты по данным ТРУЗИ≥30 см3, с максимальной скоростью мочеиспускания ≥4 мл/с и ≤15 мл/с при минимальном объеме выделенной мочи 125 мл, с уровнем PSA≤4 нг/мл. Необходимым критерием включения также было отсутствие в анамнезе приема следующих препаратов: финастерида, дутастерида или любых экспериментальных препаратов за 6 месяцев до включения в исследование, αl-адреноблокаторов и растительных препаратов за 4 недели до включения в исследование, любых ингибиторов фосфодиэстеразы 5 типа и других средства для лечения эректильной дисфункции за 4 недели до включения в исследование.

В исследование не включали пациентов с инвазивными вариантами лечения ДГПЖ, включая трансуретральную резекцию простаты, термотерапию, микроволновую терапию, трансуретральную игольную абляцию и стентирование и др.; злокачественными онкологическими процессами, острой задержкой мочеиспускания, камнями мочевого пузыря, стриктурой уретры, склерозом шейки мочевого пузыря, инфекциями мочеполовой системы в фазе активного воспаления и др.

Клиническую эффективность приема препаратов оценивали по улучшению клинической симптоматики нижних мочевых путей, оцениваемой с помощью опросника IPSS (International Prostate Symptom Score), параметров мочеиспускания (максимальная и средняя скорость мочи, объем мочеиспускания, объем остаточной мочи) и объему простаты по данным трансуретрального ультразвукового исследования (ТРУЗИ), а также оценивали эректильную функцию по данным опросника МИЭФ (Международный индекс эректильной функции). Результаты исследования приведены в таблицах 25 и 26.

Как видно из приведенных данных, как препарат СМД анти-PSA, так и препарат СМД анти-PSA+анти-eNOS эффективно устраняли клиническую симптоматику нижних мочевых путей, увеличивали среднюю и максимальную скорость мочи, повышали качество жизни пациентов (Таблица 2). Срок применения препаратов был непродолжительным (12 недель), поэтому добиться значимого уменьшения объема простаты не удалось ни в одной из исследуемых групп. Препарат СМД анти-PSA практически не влиял на объем мочеиспускания, данный показатель улучшился только у 52,6% пациентов, а в среднем по группе было даже выявлено некоторое недостоверное уменьшение объема мочеиспускания (на 11,8 мл (5,4%) по сравнению с исходными данными. В то же время в группе пациентов, принимавших СМД анти-PSA+анти-eNOS, увеличение объема мочеиспускания было достигнуто у 71,4% пациентов, а в среднем по группе прирост объема составил 48,3 мл (23,7%) по сравнению с исходными данными.

Анализ динамики обструктивной и ирритативной симптоматики по подшкалам IPSS, а также выраженности никтурии (7 вопрос IPSS) показал, что оба препарата способствовали снижению симптомов обструкции и раздражения, а также уменьшали выраженность никтурии. Вместе с тем СМД анти-PSA+анти-eNOS более эффективно по сравнению с СМД анти-PSA устранял ирритативную симптоматику нижних мочевых путей (28,2% vs 40,3%, p<0,05) и ночные позывы к мочеиспусканию (2,0% vs 37,7%).

Следует отметить, что СМД анти-PSA+анти-eNOS также более эффективно по сравнению с СМД анти-PSA улучшала эректильную функцию пациентов. В группе СМД анти-PSA+анти-eNOS суммарный балл МИЭФ увеличился у 19% пациентов (в группе СМД анти-PSA - у 10,5%), а среднее увеличение суммарного балла МИЭФ в группе СМД анти-PSA+анти-eNOS составило 8% vs 4,5% в группе СМД анти-PSA.

Препараты показали высокий профиль безопасности, в течение всего срока исследования не было зарегистрировано ни одного нежелательного явления, связанного с приемом препарата.

Таким образом, препарат СМД анти-PSA+анти-eNOS показал свою большую эффективность по сравнению с СМД анти-PSA в лечении нарушений мочеиспускания, вызванных доброкачественной гиперплазией простаты. Кроме того, было выявлено более выраженное положительное влияние СМД анти-PSA+анти-eNOS на эректильную функцию пациентов по сравнению с СМД анти-PSA.

1. Способ повышения фармакологической активности действующего вещества лекарственного средства на основе активированной - потенцированной формы сверхразбавленных антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, путем введения - совмещения с усиливающим агентом, отличающийся тем, что усиливающим агентом является активированная - потенцированная форма сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе.

2. Способ по п. 1, отличающийся тем, что лекарственное средство с действующим веществом и усиливающий агент на основе активированной - потенцированной формы сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе используют одновременно и сочетанно в виде единого препарата - одной лекарственной формы, или совместно в виде различных препаратов.

3. Способ по п. 1, отличающийся тем, что указанным заболеванием являются заболевания предстательной железы, а действующее вещество представляет собой активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к простатоспецифическому антигену.

4. Способ по п. 1, отличающийся тем, что указанным заболеванием являются острые и хронические нарушения мозгового кровообращения, или синдром дефицита внимания, или болезнь Альцгеймера, а действующее вещество представляет собой активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к мозгоспецифическому белку S-100.

5. Способ по п. 1, отличающийся тем, что указанным заболеванием является сахарный диабет у инсулинорезистентных больных, а действующее вещество представляет собой активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к C-концевому фрагменту β-субъединицы рецептора инсулина.

6. Способ по п. 1 или 2, отличающийся тем, что указанным заболеванием является хроническая сердечная недостаточность, или артериальная гипертензия I-II степени, или вегетососудистая дистония, а действующее вещество представляет собой активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител к C-концевому фрагменту AT1-рецептора ангиотензина II.

7. Фармацевтическая композиция, содержащая в качестве компонентов лекарственное средство с действующим веществом на основе активированной - потенцированной формы сверхразбавленных антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, и усиливающий агент, отличающаяся тем, что усиливающим агентом является активированная - потенцированная форма сверхразбавленных антител к эндотелиальной NO-синтазе.

8. Фармацевтическая композиция по п. 7, отличающаяся тем, активированную - потенцированную форму сверхразбавленных антител используют в виде активированного - потенцированного водного или водно-спиртового раствора, полученного соответственно в процессе последовательного многократного разведения в водном или водно-спиртовом растворителе и промежуточного вертикального встряхивания матричного раствора антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и к эндотелиальной NO-синтазе.

9. Фармацевтическая композиция по п. 7 или 8, отличающаяся тем, что выполнена в твердой лекарственной форме и содержит эффективное количество гранул нейтрального носителя, насыщенного смесью активированной - потенцированной формы антител к антигену, участвующему в патогенезе заболевания, для которого применяют указанное лекарственное средство, и активированной - потенцированной формы антител к эндотелиальной NO-синтазе, и фармацевтически приемлемые добавки.

10. Фармацевтическая композиция по п. 9, отличающаяся тем, что фармацевтически приемлемые добавки включают лактозу, целлюлозу микрокристаллическую и магния стеарат.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к соединению общей формулы (I), обладающему СЕТP-ингибирующей активностью. В формуле (I) R1 представляет собой атом водорода, C1-C6 алкильную группу, гидрокси(С1-С6алкильную) группу, (С1-С6алкокси)-(C1-C6алкильную) группу, (C1-C6алкил)амино-(C1-C6алкильную) группу, [N-(C1-C6алкил)-N-гидрокси(C1-С6 алкил)амино]-(C1-C6алкильную) группу, [N-(C1-С6алкил)-N-(C1-С6 алкил)сульфониламино]-(С1-С6алкильную) группу, карбокси(С1-С6алкильную) группу, галоген (C1-C6алкильную) группу, С2-С6алкенильную группу, С3-С8циклоалкильную группу, С3-С8циклоалкенильную группу, гидроксильную группу, C1-C6алкокси группу, гидрокси(C1-С6алкокси) группу, (C1-C6алкил)сульфонил-(C1-C6алкокси) группу, карбокси(C1-C6 алкокси) группу, галоген(C1-C6алкокси) группу, C1-C6 алкилтио группу, C1-С6алкилсульфонильную группу, N-(C1-C6алкил)-N-гидрокси(С1-С6алкил)аминогруппу, карбокси группу, (C1-C6 алкокси)карбонильную группу, (C1-C6 алкиламино)карбонильную группу, ди(С1-С6 алкил)аминокарбонильную группу, цианогруппу, галогеновую группу, замещенную фенильную группу, в которой заместитель (заместители) представляют собой 1-4 группы, независимо выбранные из замещающей группы α, замещенной 5-членной ароматической гетероциклической группы, содержащей 3 гетероатома, выбранных из N и О, в которой заместитель (заместители) представляют собой 1-4 группы, независимо выбранные из замещающей группы α, 6-членной насыщенной гетероциклильной группы, содержащей 1-2 гетероатома, выбранных из N, S и О, замещенной 5- или 6-членной насыщенной гетероциклильной группы, содержащей 1-2 гетероатома, выбранных из N и S, в которой заместитель (заместители) представляют собой 1-4 группы, независимо выбранные из замещающей группы α, замещенной 5- или 6-членной насыщенной гетероциклилокси группы, содержащей 1 гетероатом, выбранный из N, в которой заместитель (заместители) представляют собой 1-4 группы, независимо выбранные из замещающей группы α, 6-членной насыщенной гетероциклилкарбонильной группы, содержащей 2 гетероатома, выбранных из N и О, и замещающая группа α представляет собой группу, состоящую из С1-С6 алкильной группы, гидроксильной группы, карбокси группы, (C1-C6 алкокси)карбонильной группы и оксогруппы.

Настоящее изобретение относится к соединениям, охарактеризованным общей формулой (I), в которой А представляет собой двухвалентный ароматический радикал, выбранный из групп, имеющих формулы, приведенные ниже, а остальные радикалы и группы имеют значения, приведенные в формуле изобретения.

Настоящее изобретение относится к соединениям формулы (I), где А1 и R1, R2, R3, R4 и R5 определены в формуле изобретения, которые являются предпочтительными ингибиторами цистеинпротеазы катепсина, в частности цистеинпротеазы катепсина S или L, что делает их полезными в качестве лекарственных средств, особенно для лечения диабета, атеросклероза, аневризмы брюшной аорты, периферического артериального заболевания или диабетической нефропатии.

Настоящая группа изобретений относится к медицине, а именно к терапии и кардиологии, и касается лечения гипертензии. Для этого вводят декстрометорфан в комбинации с другим гипотензивным агентом - амлодипином.

Изобретение относится к композиции для предотвращения или лечения атеросклеротических бляшек в артериях. Указанная композиция включает комбинацию 50 % масc./масc.

Изобретение относится к соединениям формулы IIa или их фармацевтически приемлемым солям, где Ха представляет собой N или СН; R1e представляет собой C1-6-алкил, необязательно замещенный арилом, выбираемым из фенила, нафтила, фенантрила и антрила, или галогеном; C1-6-алкокси, необязательно замещенный арилом, выбираемым из фенила, нафтила, фенантрила и антрила, галогеном или С3-8-циклоалкилом; C2-6-алкенил; С3-8-циклоалкил; или галоген; R1f представляет собой водород, C1-6-алкил, C1-6-алкокси, гидроксил, циано или галоген; R21 представляет собой 5-10-членный гетероарил, который имеет 1-3 гетероатома, выбранные из азота, кислорода или серы, и который может быть замещен одинаковыми или различными 1-3 группами, указанными в формуле изобретения; R31 представляет собой 6-членный гетероарил, который имеет 1 или 2 атома азота, и который может быть замещен одинаковыми или различными 1-3 группами, указанными в формуле изобретения.
Изобретение относится к медицине, сосудистой хирургии и может быть использовано при лечении хронических облитерирующих заболеваний артерий нижних конечностей, субкритической ишемии.

Изобретение относится к следующим новым соединениям: 1. N-(4-(5-хлор-2-метоксифенил)-2-(2-гидрокси-2-метилпропил)тиазол-5-ил)пиразоло[1,5-а]пиримидин-3-карбоксамиду; 2.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к составу, способствующему продукции адипонектина и обладающему промоторной активностью в отношении продукции адипонектина.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к композиции для предотвращения или лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Биологическая жидкая при комнатной температуре жировая композиция, полученная из морских веслоногих ракообразных, принадлежащих к роду Calanus, содержит восковые эфиры в определенном количестве для применения в качестве лекарственного средства для предотвращения или лечения сердечно-сосудистых заболеваний, для которых ингибирование образования атеросклеротических бляшек и/или снижение общего уровня холестерина в крови является благоприятным.

Группа изобретений относится к медицине, а именно к терапии и эндокринологии, и может быть использована для предотвращения тяжелой симптоматической гипогликемии, связанной с концентрацией глюкозы в плазме ниже 50 мг/дл, при сахарном диабете 2 типа.

Настоящее изобретение относится к соединениям формулы (I), где А1 и R1, R2, R3, R4 и R5 определены в формуле изобретения, которые являются предпочтительными ингибиторами цистеинпротеазы катепсина, в частности цистеинпротеазы катепсина S или L, что делает их полезными в качестве лекарственных средств, особенно для лечения диабета, атеросклероза, аневризмы брюшной аорты, периферического артериального заболевания или диабетической нефропатии.

Изобретение относится к медицине и заключается в клатратных комплексах арабиногалактана или гуммиарабика с 20-гидроксиэкдизоном. Комплексы обладают противодиабетической активностью и гиполипидемическим действием.

Изобретение относится к соединениям структурной формулы I, которые обладают ингибирующей активностью в отношении JNK киназы. В формуле I m, n, p равно 0; X представляет собой СН или N; R3 представляет собой: С1-6алкилсульфонил-С1-6алкил или тетрагидротиофенил-1,1-оксид-С1-6алкил; R5 представляет собой группу формулы (а) или (b), где q равно 0 или 1; r равно 0 или 1; Y представляет собой: NR9 или CR10R11; каждый из R6 и R7 независимо представляет собой: водород, карбокси-группу, карбокси-С1-6алкиловый эфир или С1-6алкил, или же R6 и R7 совместно образуют С1-2алкиленовую группу; R8, R9, R10представляет собой: водород или C1-6алкил; и R11 представляет собой водород, С1-6алкокси-группу, NH2C(O)-, C1-6алкил, гидрокси-С1-6алкил, карбокси-группу, карбокси-С1-6алкил, карбокси-С1-6алкиловый эфир или карбокси-С1-6алкил-С1-6алкиловый эфир.

Предложено применение инекальцитола для лечения и/или предупреждения рахита, остеопороза, остеомаляции, псориаза, аутоиммунных заболеваний, таких как рассеянный склероз или диабет 1 типа, гиперпаратиреоза, доброкачественной гиперплазии простаты, любого вида рака в дозах, содержащих между 1,5 мг/день и 4 мг с периодичностью, выбираемой из: через день, один раз в день и два раза в день.

Изобретение относится к 3-ациламинопиридин-2(1H)-ону и его новым производным, которые могут являться потенциальными лекарственными препаратами для лечения диабета II типа. где X - -(СН2)n-n=0-2, -СН(ОСН3)-, -СН=СН-; Y - 1-адамантил, 4-изопропилфенил, 3-(метоксиметил)-4-метоксифенил, 3-(4-метил-1H-пиразол-1-ил)метил-4-метоксифенил, 4-(дифторметокси)фенил, 3,5-диметилизоксазол-4-ил, 3,5-диметил-4-нитро-1H-пиразол-1-ил, 3-трифторметил-1H-пиразол-1-ил, 1-этил-3-трифторметил-1H-пиразол-5-ил, 1-бензил-5-метил-1H-1,2,3-триазол-4-ил; Z - 4-пиридил, бром.

Настоящее изобретение относится к новым циклопентил- и циклогептилпиразоловым производным формулы I, где А и R1-R4 определены в формуле изобретения, или их фармацевтически приемлемым солям.

Изобретение относится к соединениям формулы (I), где n является 1; p является 0; j представляет собой целое число от 0 до 3; k представляет собой целое число от 0 до 2; A представляет собой C6-14арильную группу, включающую фенил, 2,3-дигидро-1Н-инденил, 6,7-дигидронафтил, которая необязательно замещена 1-2 L, или 6-10-членную гетероциклическую группу, включающую пиперидинил, 2,3,-дигидробензофуранил, 3,4-дигидро-2Н-хроменил, которая необязательно замещена 1-5 L; кольцо B представляет собой бензольное кольцо; X представляет собой атом кислорода или -NR7-; R1 отсутствует; R2 представляет собой атом водорода; R3, R4, R5, R6 и R7 независимо представляют собой группу, произвольно выбранную из атома водорода и С1-6алкильной группы; L независимо представляют собой атом галогена, С1-10алкильную группу, которая необязательно замещена 1-5 заместителем(ями) RI, C1-10алкоксигруппу, которая необязательно замещена 1-5 заместителем(ями) RI, фенильную группу, которая необязательно замещена 1-5 заместителем(ями) RII, 6-членную гетероциклическую группу, выбранную из пиридила, пиримидинила, пиперидинила и 3,6-дигидро-2Н-пиранила, которая необязательно замещена 1-5 заместителем(ями) RII, фенокси, пиридилокси, который необязательно замещен 1-5 заместителем(ями) RII, неароматическую гетероциклическую оксигруппу, выбранную из пиперидинилокси и оксанилокси, которая необязательно замещена 1-5 заместителем(ями) RII, бензилокси; Ra представляет собой С1-6алкильную группу; заместители RI и RII являются такими, как указано в п.1 формулы изобретения; или к их фармацевтически приемлемым солям.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к составу, способствующему продукции адипонектина и обладающему промоторной активностью в отношении продукции адипонектина.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, в частности к фармацевтической композиции для предотвращения или лечения диабетической периферической нейропатии.

Изобретение относится к соединениям формулы (I) или их фармацевтически приемлемым кислотно-аддитивным солям, где R1 представляет собой атом водорода или линейную или разветвленную (C1-С4)алкильную группу; R2 представляет собой линейную или разветвленную (С1-С4)алкильную группу; R3 представляет собой арильную или гетероарильную группу; где арильная группа представляет собой нафтильную группу, необязательно замещенную одной или несколькими идентичными или различными группами, выбранными из атомов галогена; линейной или разветвленной (С1-С6)алкильной группы, которая является незамещенной или замещена одним или несколькими атомами галогена; линейной или разветвленной (C1-С6)алкоксигруппы; цианогруппы; или аминогруппы, которая является незамещенной или замещена одной или двумя линейными или разветвленными (С1-С6)алкильными группами; и гетероарильная группа представляет собой бициклическую или трициклическую группу, в которой по меньшей мере одно из колец является ароматическим, которая содержит от 1 до 3, идентичных или различных, гетероатомов, выбранных из азота, кислорода и серы, необязательно замещенную одной или несколькими идентичными или различными группами, выбранными из атомов галогена; линейной или разветвленной (С1-С6)алкильной группы, которая является незамещенной или замещена одним или несколькими атомами галогена; линейной или разветвленной (С1-С6)алкоксигруппы; цианогруппы; или аминогруппы, которая является незамещенной или замещена одной или двумя линейными или разветвленными (С1-С6)алкильными группами.
Наверх