Способ закрытия дефекта в кости



Способ закрытия дефекта в кости
Способ закрытия дефекта в кости
Способ закрытия дефекта в кости
Способ закрытия дефекта в кости

Владельцы патента RU 2644828:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова" Министерства здравоохранения Российской Федерации (RU)

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии, травматологии и ортопедии, и может быть использовано при лечении остеомиелита с дефектом кости. Способ закрытия дефекта кости в эксперименте включает измельчение коралла семейства «Асrороrа» до размеров фрагментов от 98 мкм до 400 мкм. Затем проводят инкубацию этих фрагментов с 1,0-1,5 мл венозной крови, взятой у крысы, путем помещения в холодильник на 12 часов при температуре 4°С . Инкубированной кораллово-кровяной массой заполняют дефект кости после его обработки антисептиком. Способ обеспечивает упрощение подготовки пломбировочной массы, исключение контроля на биосовместимость, сокращение времени подготовки пломбировочной массы к имплантации, повышение качества антибактериальной защиты. 7 ил.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии, травматологии и ортопедии, и может быть использовано при лечении остеомиелита с дефектом кости.

Исторически предпочтение закрытию дефекта в кости отдавалось его пломбировке. По данным Т.Я. Арьева и Г.Д. Никитина (1955), первоначально хирурги использовали вещества, которые были абсолютно чужеродные для организма: йодоформ (Moseting-Moorhof, 1880); губки (Hamilton, 1881); салициловую кислоту (Schmidt, 1882); медную амальгаму (Maier, 1893); гипс (Deesman, 1893); стекло (Salzer, 1896); свинец (Lesser, 1896); желатин (Schepelman, 1918); вазелин (Оrr, 1919); стеклянную вату и древесный уголь (Kummel, 1920); парафин (Silvestrini, 1920); мазь А.В. Вишневского (A.M. Рыжих, 1943) [5]. Кроме этого применяли: куриный желток [18]; белую глину, азотнокислый и сернокислый висмут, древесные опилки и торф, гуттаперчу, морской песок, Poultry manure (птичий помет), молотый кофе, смесь сахара и хлорамина, сахар, столярный клей, расплавленный парафин, азотнокислый и сернокислый висмут и еще около 50 разновидностей наполнителей [5]. Результаты этих опытов в основном не оправдывали ожидания исследователей и пациентов. Эти пломбы являлись инородными телами в костной полости, а также обладали токсичным действием на живой организм. Поэтому все перечисленные материалы отторгались и вызывали нагноение раны. Однако некоторые вещества нашли свое применение в медицине и в настоящее время.

Современные способы закрытия дефекта кости после удаления секвестра включают: санацию костного дефекта с ультразвуковым санированием полости, введением антибиотиков и химических реагентов, например раствор динатриевой соли этилендиаминтетрауксусной кислоты [3, 20, 26, 29, 37], и стимуляцией регенерации кости; санацию очага воспаления с костной аутопластикой [4, 23, 24, 36]; применение вакуумтерапии для лечения гематогенного остеомиелита [2, 10, 12, 13, 25]; хирургическую санацию с дренированием двумя раздельными дренажами и проведение антибактериальной терапии в сочетании с антисептическими и иммунными препаратами [14, 26, 27, 28, 31, 40]; введение в полость сложного полимерного состава, основой которого служил полиакрилат («костный цемент») с антибиотиками [39]; применение резорбируемых пломб, обладающих способностью стимулировать остеогенез, оказывать противовоспалительное и противомикробное действие [11]. В состав современных резорбируемых пломб могут входить как неорганические вещества (гидроксиаппатит), так и полимерные органические соединения (полилактид, биоситалл, гидроксиапол) [17]. В некоторые резорбируемые пломбы могут быть добавлены антибиотики или молекулы, способствующие более выраженному остеогенному эффекту, например коллаген [38].

Одним из самых популярных современных биодеградирующих пломб является комбинированный препарат «Коллапан», в его состав входит гидроксиаппатит, коллаген и комплекс антимикробных средств [8]. Особенностью «Коллапана» является то, что на его поверхности формируется полноценная костная ткань без формирования соединительно-тканных прослоек между его гранулами [18].

Несмотря на многообразие современных способов пломбировки остаточных полостей костей конечностей, процент неудовлетворительных результатов при лечении остается достаточно велик: по данным ряда авторов положительный эффект достигается лишь в 55-65% случаев [6].

Современные исследователи сходятся во мнении, что более физиологичным способом замещения остаточных полостей, в сравнении с пломбировкой, является трансплантация, то есть пластика биологическими тканями [1, 5, 7, 16, 19, 21, 23, 24, 40]; костные «гранулы», использование кожи, мышцы кости, крови, кровяных сгустков и другие замещающие субстанции [22, 42].

Для активизации репаративного остеогенеза используют: кальций-фосфатный материал, например препарат КоллапАн - биокомпозиционный материал на основе синтетического гидроксиапатита, коллагена и антибиотика (производится отечественной фирмой «Интермедапатит»); препарат Остим (Ostim) - синтетический гидроксиапатит ультравысокой дисперсности в виде пасты («Osartis», Германия); препарат Хронос (chronOs) - гранулы β-трикальцийфосфатной керамики («Mathys Medical Ltd» Швейцария); препарат Церосорб (Cerosorb) - гранулы β-трикальцийфосфатной керамики («Curasan», Германия) [8, 9, 15, 31, 32, 34, 35].

Близким к предлагаемому способу закрытия дефекта кости является техническое решение [33], суть которого заключалась в том, что образцы натурального коралла (НК) механически измельчали в планитарной шаровой мельнице (Retch, Германия: размеры частиц 300-600 мкм) и стерилизовали γ-облучением в дозе 25 кГр. Выполняли оценку острой цитотоксичности и матриксных свойств поверхности НК на культуре иммортализованных нормальных фибробластов человека (ФЧ). За сутки до начала опыта in vitro частицы НК помещали в 96 луночные культуральные планшеты и для насыщения заливали полной ростовой средой (ПРС) следующего состава: среда ДМЕМ («ПанЭко» Россия), 10% эмбриональная телячья сыворотка («HyClone», США), глютамин (292 мг/л), гентамицин (50 мг/л) («ПанЭко» Россия). Затем среду с образцами НК (опыт) декантурировали и вносили суспензию ФЧ в объеме 200 мкл ПРС (плотность посева 70 тыс. клеток на лунку). Контролем служила культура ФЧ на полистирене (культуральный пластик). Опытные и контрольные лунки были представлены в триплетах. Культивирование осуществляли при 37°С и атмосфере влажного воздуха, содержащего 5% СО2. Смену ПРС в планшетах осуществляли дважды в неделю.

Цитотоксичность НК определяли через 24 ч. Матриксные свойства кораллов оценивали в динамике культивирования на них клеток 3, 7 и 14 сут. Жизнеспособность ФЧ на этапах экспериментов оценивали с помощью МТТ-теста [41], рассчитывая пул жизнеспособных клеток (ПЖК) в каждый конкретный срок по оптической плотности раствора формазана, в сравнении с контролем.

Для исследования биосовместимости образцов НК в экспериментах in vivo использовали модель подкожной трансплантации. Для этого крысам-самкам линии Wistar весом 180-200 г - под наркозом делали кожный надрез в области грудного отдела позвоночника и в образованный «карман» имплантировали образец НК весом 120 мг. Рану закрывали узловатыми швами. Животных выводили из эксперимента 3, 6, 9 и 12 нед. Проводили визуальную и гистологическую оценку (окраска гематоксилином и эозином) фрагмента ткани с НК.

Исследования in vivo остеозамещающих потенций НК проводили на краевой резекции большеберцовой кости. У крыс на границе верхней и средней трети кости голени с помощью бора формировали «окончатый дефект» (длина 6-8 мм, ширина 1,5-2 мм, глубина 2,5-3 мм) до нижнего кортикального слоя. Область дефекта заполняли стерильными частицами НК. Операционную рану послойно ушивали. Для проведения морфологических исследований зоны дефекта животных выводили из эксперимента через 3, 6, 9 и 12 нед (по 2 животных в каждый срок), производили гистологические препараты по описанной выше методике.

На микропрепаратах из периферической части этой зоны наблюдалось почти полное замещение вещества НК компактной костной тканью с формированием органотипических структур (остеонов). В отдельных полях зрения между остеонами были остатки вещества коралла, зоны скопления остеобластов, активная неоваскуляризация. В центре некоторых остеонов были выявлены полости с жировой тканью и цепочки остеобластов по периферии полости, по мнению авторов, с зачатками костномозгового матрикса. Авторы полагали, что данные эксперимента при краевой резекции большеберцовой кости крысы при закрытии костного дефекта имплантом на основе натурального коралла свидетельствуют о выраженных остеорепаративных потенциях скелета коралла из семейства Асrороrа.

К недостаткам известного технического решения [33] можно отнести: сложность подготовки коралла для закрытия дефекта в кости, требующей специального дорогостоящего оборудования и реагентов для подготовки пломбировочной массы к имплантации; применение культуры иммортализованных нормальных фибробластов человека, что вызвало необходимость контроля НК на биосовместимость; повышен риск инфекционных осложнений при многочисленных манипуляциях при подготовке коралла к имплантации.

Задача предлагаемого технического решения - устранить недостатки прототипа путем упрощения методики подготовки пломбировочной массы, исключения необходимости выполнять контроль на биосовместимость применяемой пломбировочной массы, сокращения времени подготовки пломбировочной массы к имплантации, повысить качество антибактериальной защиты, исключить использование специального дорогостоящего оборудования и реагентов для подготовки пломбировочной массы к имплантации.

На фиг. 1-5 представлен следующий поясняющий материал:

на фиг. 1 - измельченный экзоскелет коралла Асrороrа, применяемый в остеопластике с размером фрагментов от 98 мкм до 400 мкм с пористой структурой (нативный препарат - микроскопия в отраженном свете с увеличением × 7);

на фиг. 2 - прорастание сосудов в толщу трансплантата на 7 сутки после операции (окраска гематоксилином и эозином, увеличение × 40);

на фиг. 3 - миграция фибробластов и наработка ими волокнистого матрикса на 10 сутки после операции (окраска гематоксилином и эозином, увеличение × 40);

на фиг. 4 - на 20 сутки после операции развитие хрящевой ткани в полостях трансплантата, который имеет ячеистое строение из-за пустот, остающихся после растворения коралла в процессе декальцинации (окраска гематоксилином и эозином, увеличение × 40);

на фиг. 5 - формирование костных манжеток в полостях трансплантата на 30 сутки после операции (окраска гематоксилином и эозином, увеличение × 40);

на фиг. 6 - формирование остеонов на 40 сутки после операции (окраска гематоксилином и эозином, увеличение × 40);

на фиг. 7 - сформированная костная ткань на 60 сутки после операции (окраска гематоксилином и эозином, увеличение × 40);

Выполнение поставленной задачи достигается тем, что в качестве пломбировочного материала применяются измельченный коралл семейства Асrороrа, с размером фрагментов от 98 мкм до 400 мкм (фиг. 1) после предварительного инкубирования в цельной крови, взятой у объекта, взятого в эксперимент.

Реализация способа закрытия дефекта в кости осуществлялась в эксперименте на беспородных крысах-самцах с массой 300-340 г, у которых под общим обезболиванием с соблюдением асептики и антисептики на границе верхней и средней трети кости голени с помощью шаровидной стоматологической фрезы формировали дефект 8×2×2,5 мм (40 мм3) до нижнего кортикального слоя. После гемостаза рану закрывали наглухо, и кожный шов обрабатывали настойкой йода со спиртом. Конечность крысы обездвиживали в коленном и голеностопном суставах лангетной повязкой от середины бедра до стопы. Во время операции у животного брали венозную кровь до 1,0-1,5 мл, которой обрабатывали измельченный коралл семейства Асrороrа, помещенный в стерильную емкость. Емкость с обработанным кровью кораллом помещали в холодильник на 12 часов при температуре 4°С. Затем инкубированной кораллово-кровяной массой заполняли дефект кости после обработки его антисептиком (раствор фурацилина). Через 7 суток в толще трансплантата определяли кровеносные сосуды (фиг. 2). На 10 сутки после операции была выявлена миграция фибробластов, окруженных волокнистым матриксом (фиг. 3). Хрящевая ткань в трансплантате появлялась уже на 20 сутки. В трансплантате были ячейки лишенные ткани, которые появились в результате растворения коралла в процессе декальцинации (фиг. 4). Через 30 суток после операции в полостях трансплантата были сформированы костные манжетки (фиг. 5), а к 40 суткам - формировались остеоны (фиг. 6). Окончательное формирование костной ткани было определено на 60 сутки после операции (фиг. 7).

Положительный эффект, достигаемый применением способа:

1. Для закрытия дефекта кости применен коралл семейства Асrороrа после предварительной инкубации с кровью экспериментального животного, что исключило необходимость выполнять контроль на биосовместимость применяемой пломбировочной массы;

2. Сократилось время и упростилась методика подготовки пломбировочной массы к имплантации, что повысило качество антибактериальной защиты;

3. Не требуется специального дорогостоящего оборудования и реагентов для подготовки пломбировочной массы к имплантации.

Список использованной литературы

1. Агафонов И.А. Пластика кровоснабжаемыми тканями при лечении хронического остеомиелита: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.22 / Агафонов И.А. - Л., 1971. - 26 с.

2. Авторское свидетельство СССР 602179, А61Н 9/00, опубл. 15.04.1974.

3. Авторское свидетельство СССР 1122323, A61K 31/71, опубл. 07.11.84.

4. Авторское свидетельство СССР 1503775, МПК: А61В 17/56, опубл. 30.08.89.

5. Арьев Т.Я. Мышечная пластика костных полостей / Т.Я. Арьев, Г.Д. Никитин. - М.: Медгиз, 1955. - 175 с.

6. Батаков В.Е. Применение плазменного аутофибронектина в комплексном лечении хронического остеомиелита: дис. … канд. мед. наук / В.Е. Батаков - Самара, 2010. - 139 с

7. Барабаш А.А. Свободная костная пластика в дистракционный регенерат при ортопедической патологии (экспериментально-клиническое исследование): автореф. дис. … канд. мед. наук. - Новосибирск, 1998. - 19 с.

8. Берченко Г.Н., Кесян Г.А., Уразгильдеев Р.З., Арсеньев ИГ., Микелаишвили Д.С. Сравнительное экспериментально-морфологическое исследование влияния некоторых используемых в травматолого-ортопедической практике кальций-фосфатных материалов на активизацию репаративного остеогенеза // Бюллетень Восточно-сибирского научного центра Сибирского отделения РАМН. - 2006. - №4(50). - 327-333.

9. Бушуев О.М. Использование Коллапана в комплексном лечении хронического остеомиелита: автореф. дис. … канд. мед. наук. - Москва, 1999. - 21 с.

10. Турин А.В. Роль монооксида азота в центральных механизмах регуляции температуры тела: автореф. дисс. на соиск. уч. степ к.б.н. - Москва, 1995. - 22 с.

11. Глухов А.А., Алексеева Н.Т., Микулич Е.В. Экспериментальное обоснование применения струйной санации и тромбоцитарного концентрата в лечении хронического остеомиелита длинных трубчатых костей // Вестник экспериментальной и клинической хирургии - 2012. - Т. 5, №1. - С. 131-136.

12. Двужильная Е.Д., Южаков С.Ф. Применение вакуумтерапии при гнойных воспалительных процессах // Клиническая хирургия. - 1967. - №5. С. 32.

13. Ефименко Н.А., Хрупкий В.И., Марахонич Л.А. и др. Воздушно-плазменные потоки и NO-терапия - новая технология в клинической практике военных лечебно-профилактических учреждений // Военно-мед. журнал. - 2005. - №5. - С. 51-54.

14. Исаков Ю.Ф., Долецкий С.Я. Детская хирургия. - М.: Медицина, 1971. - С. 148

15. Кесян Г.А., Берченко Г.Н., Уразгильдеев Р.З. и др. Сочетанное применение обогащенной тромбоцитами аутоплазмы и биокомпозиционного материала коллапан в комплексном лечении больных с длительно несрастающимися переломами и ложными суставами длинных костей конечностей // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова. 2011, №2. - С. 26-32.

16. Козло, И.В. Пластическое замещение остеомиелитических дефектов голени и стопы лоскутами с осевым типом кровоснабжения: клинико-анатомическое исследование: автореф. дис. … канд. мед. наук / И.В. Козлов. - СПб., 2008. - 22 с.

17. Котельников Г.П., Сонис А.Г. Влияние гравитационной терапии на репаративный остеогенез у пациентов с остеомиелитом нижних конечностей // Саратовский научно-медицинский журнал - 2010. - Т. 6 - №3 - С. 695-700.

18. Кузнецов Н.А., Никитин В.Г., Телешова Е.Б., Мильчаков А.А. Антисептики и биодеградирующие импланты в лечении хронического послеоперационного остеомиелита // Хирургия. - 2009. - №5 - С. 31-35.

19. Лубегина З.П., Штин В.П. Взаимоотношение сосудов остеомиелитической полости и пересаженной мышцы после некрэктомии в эксперименте // Ортопедия, травматология и протезирование. - 1976. - №6. - С. 76-77.

20. Машковский М.Д. Лекарственные средства: Изд. 12-е. - М.: Медицина, 1993. - Т. 2. - С. 227-228.

21. Мельникова А.В. Замещение клетками пуповинной крови костных полостей экспериментального остеомиелита: экспериментальное исследование: автореф. дис. … канд. мед. наук - Уфа, 2009 - 21 с.

22. Микулич Е.В. Современные принципы лечения хронического остеомиелита //Вестник новых медицинских технологий - 2012. - Т. XIX, №2 - С. 180-184.

23. Никитин Г.Д., Рак А.В., Линник С.А., Николаев В.Ф., Никитин Д.Г. / Костная мышечно-костная пластика при лечении хронического остеомиелита и гнойных ложных суставов. - СПб: Издательство «ЛИГ», 2002, 185 с. (93-94).

24. Никитин, Г.Д., ., Рак А.В., Линник С.А. и др. Хирургическое лечение остеомиелита. - СПб: Русская графика, 2000. - 288 с. (90-94)

25. NO терапия: теоретические аспекты, клинический опыт и проблемы применения экзогенного оксида азота в медицине", под ред. Грачева С.В., Шехтера А.Б., Козлова Н.П. - М.: Издательский дом «Русский врач», 2001. - С. 122-124.

26. Охотский В.П. Активное дренирование в лечении больных с хроническим посттравматическим остеомиелитом длинных трубчатых костей // Первый Белорусский международный конгресс хирургов. - Витебск, 1996. - С. 81-82.

27. Патент SU 1140767, А61В 17/56, опубл. 23.02.1985.

28. Патент RU 2221573, A61K 33/08, А61М 25/00, А61Р 19/08, опубл. 20.01.2004.

29. Патент RU 2222324, A61K 31/198, A61N 7/00, А61Р 19/08, опубл. 27.01.2004.

30. Патент RU 2288665, А61В 17/56, опубл. 10.12.2006.

31. Патент RU 2356508, А61В 17/56, опубл. 27.05.2009.

32. Рак А.В. Оперативное лечение ложных суставов длинных трубчатых костей: автореферат дис. на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. - Ленинград, 1974. - 17 с.

33. Свиридова И.К., Сергеева Н.С., Франк Г.А., Тепляков В.В., Кирсанова В.А., Ахмедова С.А., Мыслевцов И.В., Шанский Я.Д. Клеточная травматология и тканевая инженерия. - 2010. - Т. 5, №4. - С. 43-48.

34. Терновой К.С., Прокопова Л.В., Алексюк К.П. Лечение остеомиелита у детей. - Киев: Здоровье, 1979. - С. 131-132.

35. Уразгильдеев З.И., Бушуев О.М., Берченко Г.Н. Применение Коллапана для пластики остеомиелитических дефектов костей // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова. - 1998. - №2. - С. 31-35.

36. Хронический остеомиелит. Сборник научных трудов / под ред. проф. Г.Д. Никитина // Труды ЛСГМИ. - Ленинград, 1982. - 134 с. (30 и 79).

37. Cameron J.A. The choice of irrigant during hand instrumentation and ultrasonic irrigationof the root canal: a scanning electron microscope study.//Austral. Dental. Jorn. - 1995. - Vol. 40 (2). - P. 85-90.

38. Carpenter, J., Khang T.J., Webster D. Nanometer polymer surface features: the influence on surface energy, protein adsorption and endothelial cell adhesion // Nanotechnology. - 2008. - Vol. 19 (50). - P. 505-508.

39. Sealy P.I. et al. Delivery of antifungal agents using bioactive and non-bioactive bone cements // Annual of pharmacotherapy - 2009 - Vol. 43.- P. 1606-1615.

40. Me GRow J.B. et all. Atlas of muscle a musculocuteon fons flaps norflok, - Hampton Press, 1986. - 485 p.

41. Mossman T.J. Rapid colorivetric, assay for cellular growth and cytotoxity assays // Immunol. Methods. - 1983. - Vol. 65. - P. 55-63.

42. Parsons, В., Straus E. Surgical management of chronic osteomyelitis // Am. J. Surg. - 2004. - Vol. 188 Suppl. - P. 57-66.

Способ закрытия дефекта кости в эксперименте, включающий имплантацию в сформированный у крысы костный дефект измельченного коралла семейства «Асrороrа», отличающийся тем, что измельченный коралл с размерами фрагментов от 98 мкм до 400 мкм инкубируют с 1,0-1,5 мл венозной крови, взятой у крысы, путем помещения в холодильник на 12 часов при температуре 4°С и затем инкубированной кораллово-кровяной массой заполняют дефект кости после обработки антисептиком.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к соединению Оху133, имеющему формулу I, .Изобретение также относится к биоактивной композиции, к способам лечения и к способу индукции остеобластической дифференцировки и/или ингибирования дифференцировки адипоцитов мезенхимальных стволовых клеток млекопитающих.
Изобретение относится к медицине, а именно травматологии и ортопедии, и касается лечения острой стадии диабетической нейроостеоартропатии («стопа Шарко»). Для этого осуществляют разгрузку пораженной конечности и инъекцию обогащенной тромбоцитами аутоплазмы от 2,0 до 4,0 мл в область асептического воспаления и остеодеструкции.

Настоящее изобретение относится к области биотехнологии. Предложено выделенное рекомбинантное или очищенное антитело, которое специфически связывается с рецептором колониестимулирующего фактора-1 (КСФ-1R, CSF-1R), охарактеризованное аминокислотными последовательностями вариабельных доменов.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к средству для лечения остеомиелита. В качестве средства для лечения остеомиелита предлагается использовать β-аланиламид бетулоновой кислоты формулы (I): Предлагаемое средство эффективно предотвращает генерализацию воспалительного процесса, формирование обширных зон некроза и инфильтрации, остеокластическую резорбцию кости и формирование секвестров, что, в свою очередь, предотвращает хронизацию воспалительного процесса и способствует его разрешению; способствует более раннему и более выраженному образованию рыхлой волокнистой соединительной и грубоволокнистой костной тканей по сравнению с группами без применения бетамида, что свидетельствует о позитивном влиянии препарата на репаративные процессы в кости; вызывает более быстрое наступление фазы функциональной адаптации, способствуя более быстрому завершению репаративного эндохондрального остеогистогенеза с образованием зрелой костной ткани.
Изобретение относится к медицине, а именно к челюстно-лицевой хирургии, и может быть использовано при проведении завершающего этапа операции секвестрэктомии при хроническом одонтогенном остеомиелите у наркозависимых больных.
Изобретение относится к медицине, а именно к ортопедии, и может быть использовано для лечения болезни Осгуда-Шлаттера. Для этого в область пораженного апофиза с медиальной, латеральной, дистальной и проксимальной сторон бугристости большеберцовой кости, а также спереди назад в область максимальной боли, путем инъекции вводят богатую тромбоцитами аутоплазму.

Изобретение относится к медицине, в частности к физиотерапии, и может быть использовано в реабилитации после переломов костей предплечья у геронтологических больных.

Группа изобретений касается профилактики и/или лечения боли, связанной с раком костей. Предложено применение сигма-лиганда, представляющего собой 4-{2-[5-Метил-1-(нафталин-2-ил)-1H-пиразол-3-илокси]этил}морфолин, его соль или стереоизомер для профилактики и/или лечения боли, связанной с раком костей; применение того же соединения для получения лекарственного средства того же назначения, способ лечения боли, связанной с раком костей и применение комбинации 4-{2-[5-Метил-1-(нафталин-2-ил)-1H-пиразол-3-илокси]этил}морфолина, или его соли или стереоизомера и опиоидного или опиатного соединения для профилактики и/или лечения боли, связанной с раком костей.

Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для моделирования хронического дефекта костной ткани со склерозированной стенкой. Для этого на медиальной поверхности проксимального метаэпифиза большеберцовой кости под острым углом относительно ее поверхности круговыми движениями формируют несквозной дефект цилиндрической формы с округлым дном глубиной до противоположной кортикальной пластинки.

Изобретение относится к медицине и ветеринарии, в частности к ортопедии и травматологии, и может быть использовано для лечения переломов костей у людей и животных.

Изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к модифицированным in vitro дендритным клеткам, и может быть использовано в медицине. Полученные определенным способом дендритные клетки используют в составе фармацевтической композиции или набора для регулируемой экспрессии полипептида, обладающего функцией интерлейкина-12 (IL-12) в присуствии активирующего лиганда.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности и представляет собой средство для стимуляции регенерации ткани печени при парентеральном введении в организм, характеризующееся тем, что оно содержит жидкую форму жизнеспособных клеток штамма бактерий Bacillus subtilis ВКПМ В-10641 в концентрации не менее 107 КОЕ/мл в изотоническом растворе натрия хлорида, а также способ стимуляции регенерации ткани печени, включающий парентеральное введение в организм средства для стимуляции регенерации ткани печени в течение периода, необходимого для достижения терапевтического эффекта, отличающийся тем, что в качестве средства для стимуляции регенерации ткани печени используют жидкую форму жизнеспособных клеток штамма бактерий Bacillus subtilis ВКПМ В-10641 в концентрации не менее 107 КОЕ/мл в изотоническом растворе натрия хлорида в виде суспензии, а введение указанного средства осуществляют инфузионно внутривенно капельно или внутривенно струйно однократно в количестве не более 250 мкл на 1 кг живой массы тела.

Группа изобретений относится к биотехнологии. Предложены способ отбора пробиотического штамма Bacillus, включающий оценку воздействия тестируемого штамма на экспрессию белка CFTR или белка NHE3; пробиотический штамм Bacillus subtilis, вызывающий уменьшение экспрессии белка CFTR и/или увеличение экспрессии белка NHE3, депонированный в CNCM под регистрационным номером I-2745; клетки, полученные путем культивирования пробиотического штамма Bacillus, и композиция, содержащая эффективное количество клеток, для применения при лечении и/или предотвращении диареи.

Изобретение относится к применению пробиотического бактериального штамма Lactobacillus reuteri DSM 17938 и/или Bifidobacterium longum АТСС BAA-999 в производстве питательной композиции для субъекта.

Изобретение относится к пищевой и фармацевтической промышленности, в частности к способу получения из морских жиров алкил-глицериновых эфиров (АГЭ). Способ заключается в том, что морские жиры, содержащие в своем составе АГЭ, подвергают гидролизу для выделения свободных жирных кислот и высвобождения неомыляемой фракции, включающей суммарные АГЭ, после этого смесь нейтрализуют кислотой и кристаллизуют из ацетона для получения осадка насыщенных АГЭ, оставшуюся липидную смесь упаривают, далее методом хроматографии на колонке с силикагелем и элюирующей системой из органических растворителей с повышением их полярности выделяют суммарную фракцию алкил-глицериновых эфиров, растворитель упаривают, смесь растворяют в неполярном органическом растворителе до концентрации алкил-глицериновых эфиров 0,5-2% и смешивают с растворами азотнокислого серебра в 20-60%-ном водном этаноле при соотношении жидких фаз неполярная:полярная = 1:1-2,8, об./об., и соотношении ненасыщенные алкил-глицерины:AgNO3 = 1:3-7, моль/моль, перемешивают, центрифугируют, отделяют нижний водно-этанольный слой, подкисляют соляной кислотой для осаждения соли серебра, фильтруют раствор и упаривают растворитель, выделяя ненасыщенные алкил-глицериновые эфиры.
Изобретение относится к пищевой промышленности, а именно к производству концентрированного пчелиного маточного молочка. Способ получения сухого пчелиного маточного молочка характеризуется тем, что обезвоживание осуществляют в вакуумной сушильной установке.

Группа изобретений относится к микробиологии и биотехнологии. Заявлены - штамм Lactobacillus gasseri ВКМ B-2918D, обладающий антагонистической активностью по отношению к штаммам Escherichia coli, и композиция, содержащая штамм Lactobacillus gasseri ВКМ B-2918D и лактоферрин.

Изобретение относится к медицине, в частности к фармации, и касается средства, которое может быть использовано для коррекции процессов свободнорадикального окисления в профилактике и комплексном лечении заболеваний пародонта.

Изобретение относится к новой кристаллической форме гидрохлорида 5-хлор-6-(2-иминопирролидин-1-ил)метил-2,4(1H,3H)пиримидиндиона формулы (I), указанной ниже. Соединение обладает свойствами ингибитора тимидинфосфорилазы и может быть использовано в качестве противоопухолевого средства.

Группа изобретений относится к медицине, а именно к иммунологии, и может быть использована для применения иммуногенного продукта при лечении состояния, связанного с IFNα.

Изобретение относится к ветеринарии, в частности к ветеринарному акушерству, и представляет собой способ лечения эндометрита у коров, включающий использование озонированной аутокрови, отличающийся тем, что в качестве иммуномодулирующего и этиотропного средства внутримышечно инфузируют озонированную аутокровь четырехкратно в возрастающих- понижающихся дозах 50, 75, 100, 75 мл с интервалом 48 часов, которую, после получения из вены, готовят путем смешивания в шприце с 15 мг лимоннокислого натрия и 10 мг озона в соотношении 1:1 в течение 25 с, а внутриматочно вводят Эндометрамаг К в количестве 100,0 мл с интервалом 48 часов до выздоровления.

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии, травматологии и ортопедии, и может быть использовано при лечении остеомиелита с дефектом кости. Способ закрытия дефекта кости в эксперименте включает измельчение коралла семейства «Асrороrа» до размеров фрагментов от 98 мкм до 400 мкм. Затем проводят инкубацию этих фрагментов с 1,0-1,5 мл венозной крови, взятой у крысы, путем помещения в холодильник на 12 часов при температуре 4°С. Инкубированной кораллово-кровяной массой заполняют дефект кости после его обработки антисептиком. Способ обеспечивает упрощение подготовки пломбировочной массы, исключение контроля на биосовместимость, сокращение времени подготовки пломбировочной массы к имплантации, повышение качества антибактериальной защиты. 7 ил.

Наверх