Способ лечения критической ишемии нижних конечностей различного генеза



Способ лечения критической ишемии нижних конечностей различного генеза
Способ лечения критической ишемии нижних конечностей различного генеза
Способ лечения критической ишемии нижних конечностей различного генеза
Способ лечения критической ишемии нижних конечностей различного генеза

 


Владельцы патента RU 2421221:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Курский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию" (RU)

Изобретение относится к области медицины, а именно к хирургии, и касается лечения больных с критической ишемией нижних конечностей различного генеза. Для этого в комплекс базовой терапии критической ишемии нижних конечностей, включающей внутривенное капельное введение «серотонина адипината» в дозе 10 мг/сутки в течение 10 дней, дополнительно вводят мексикор. В течение первых пяти дней мексикор вводят один раз в сутки внутриартериально через феморальный катетер на стороне поражения в суточной дозе 800 мг со скоростью 200 мг/час. В последующие пять дней осуществляют внутривенное капельное введение мексикора по схеме: в 600 - 200 мг; в 1400 - 300 мг; в 2200 - 300 мг, растворяемых в 100 мл физиологического раствора, со скоростью введения 200-300 мг/час. Способ обеспечивает эффективное лечение и снижение количества неблагоприятных исходов в виде ампутации конечности за счет улучшения миуроциркуляции и устранения реперфузионных нарушений в ишемизированных тканях. 4 ил.

 

Изобретение относится к области медицины, а именно к хирургии, и касается лечения больных с критической ишемией нижних конечностей различного генеза.

Облитерирующие заболевания артерий нижних конечностей встречаются у 2% населения. Причинами, вызывающими хроническую ишемию нижних конечностей, являются облитерирующий атеросклероз, сахарный диабет, облитерирующий эндартериит. Частота облитерирующего атеросклероза составляет 90% всех облитерирующих заболеваний артерий нижних конечностей, инвалидизирующих население трудоспособного возраста [Бурлеева Е.П. и др. Размышления по поводу хронической критической ишемии. Ангиология и сосудистая хирургия, 1999, № 1, с.17-23; Белов Ю.В. и др. Сравнительная оценка бедренно-подколенного шунтирования в свете отдаленных результатов. Ангиология и сосудистая хирургия, 1996, № 1, с.98-106]. В 15-25% наблюдений поражение периферических артерий имеет неблагоприятное течение и приводит к критической ишемии нижних конечностей (КИНК) с потерей подвижности или к ампутации. Частота встречаемости КИНК составляет 500-1000 пациентов на 1 млн пациентов в год по данным Российского консенсуса по критической ишемии (2002). Частота ампутаций при КИНК остается на высоком уровне - от 20 до 40%, что составляет 5,3-7,8% к общему числу ампутаций [Покровский А.В. и др. Артериализация венозной системы стопы в лечении критической ишемии нижней конечности при окклюзии дистального артериального русла. Ангиология и сосудистая хирургия, 1996, № 4, с.73-93]. По данным зарубежных исследователей, прогноз при критической хронической ишемии нижних конечностей драматичен: через 2 года после оперативного лечения у 31,6% больных наступает летальный исход; через 2-5 лет в 25-50% наблюдений развивается хроническая критическая ишемия второй конечности [Кошкин В.М. и др. Патогенез хронической критической ишемии нижних конечностей. Анналы хирургии, 1997, № 1, с.38-40]. Примерно у 30% больных с КИНК выполнение реконструктивной операции невозможно из-за распространенного поражения артерий конечности. Причиной служит высокое периферическое сопротивление, приводящее к тромбозу шунтов и дальнейшему прогрессированию ишемии [Лосев Р.З. Роль и значение операции артериализации венозного кровотока в сравнении с поясничной симпатэктомией в лечении больных с критической ишемией нижних конечностей. Регионарное кровообращение, 2008, Том 8, № 1, с.20-26; Савельев B.C. и др. Критическая ишемия нижних конечностей, М.: Медицина, 1997, 160 с. (с.95-99)].

Результаты клинических и экспериментальных наблюдений [Бизенкова М.Н. Метаболические эффекты антиоксидантов в условиях острой гипоксической гипоксии. Фундаментальные исследования, 2006, № 1, с.17-21; Владимиров Ю.А. Свободные радикалы в биологических системах. Соросовский образовательный журнал, 2000, Том 6, № 12, с.13-19] свидетельствуют о том, что эфферентным звеном дезинтеграции клеточных структур при острой гипоксии является активация процессов перекисного окисления липидов. Фармакологические эффекты большинства препаратов, используемых в консервативной терапии критической ишемии нижних конечностей, направлены на улучшение микроциркуляции и оксигенации. Однако после периода кислородного голодания в ишемизированных участках тканей восстановление кровотока обуславливает многократное повышение парциального напряжения кислорода, что стимулирует дальнейшую активацию свободно-радикальных процессов (синдром "реперфузионного шока") [Гавриленко А.В. и др. Реперфузионный синдром у больных с хронической ишемией нижних конечностей. Ангиология и сосудистая хирургия, 2002, Том 8, № 3, с.90-95]. Главной мишенью реперфузионного повреждения является капиллярный эндотелий. Антикоагуляционная поверхность эндотелия трансформируется в прокоагулянтную. Лейкоциты и тромбоциты вследствие адгезии закупоривают капилляры. Нарушение капиллярной проходимости усугубляется тем, что повреждение мембран эритроцитов делает их ригидными. Это еще более усиливает нарушения оксигенации. Арахидоновая кислота трансформируется в тромбоксаны и лейкотриены, являющиеся медиаторами воспаления. Они снижают синтез простациклина и индуцируют агрегацию элементов крови. В итоге формируются области невосстановленного кровообращения. Замыкается порочный круг, индуцированный гипоксией [Maurus C.F. et al. Activation of human microvascular endothelial cells with TNF-alpha and hypoxia/reoxygenation enhances NK-cell adhesion, but not NK-Cytotoxicity. Transplantation, 2006, V.81, № 4, p.1204-1211; Lee C.N. et al. Hypoxia-induced apoptosis in endothelial cells and embryonic stem cells. Apoptosis, 2005, V.10, № 4, p.887-894; Сыренский A.B. и др. Влияние изменения метаболического и антиоксидантного статуса миокарда на выраженность его ишемического и реперфузионного повреждения. Российский физиологический журнал им. И.И. Сеченова, 2008, № 10, с.1171-1180].

Таким образом, клиническая эффективность способа лечения, влияющего только лишь на сосудистую составляющую патогенеза критической ишемии при возникновении реперфузионных повреждений, может существенно снижаться [RU 2341256 С1, (ГОУ ВПО Амурская ГМА Росздрава), 2007.03.26, весь документ]. При этом контингент ургентных больных, поступающих в сосудистые отделения в стадии критической ишемии тканей, требует комплексного лечения. В связи с этим возможностей монотерапии и изолированного назначения какого-либо одного препарата нет.

Все выше изложенное диктует необходимость поиска оптимального сочетания лекарственных препаратов, способных увеличить эффективность консервативной терапии у данной категории больных.

Наиболее близким является способ лечения критической ишемии нижних конечностей атеросклеротического генеза [RU 2201262 С2 (Лазаренко В.А.), 2001.04.19, реферат], в котором используют 1% раствора серотонина адипината. 1 мл растворяют в 200 мл физиологического раствора путем тщательного перемешивания и защищают от попадания света. Инфузию осуществляют внутривенно со скоростью введения 5-10 мг/ч. В сутки 10 мг. Курс лечения составляет 6-9 дней. Способ позволяет нормализовать гемодинамику и устранить тканевую гипоксию. Это повышает эффективность лечения больных.

Недостатком описанного аналога является развитие реперфузионного синдрома, возникающего вследствие улучшения микроциркуляции в значительно ишемизированных тканях нижних конечностей и в итоге снижающего эффективность проводимого лечения.

Задача изобретения - повышение эффективности комплексной консервативной терапии критической ишемии нижних конечностей различного генеза за счет уменьшения реперфузионных повреждений, обусловленных восстановлением кровотока фармакологическими средствами или хирургическим путем.

Поставленная задача достигается тем, что впервые в составе комплексной консервативной терапии больных с критической ишемией нижних конечностей различного генеза в течение 10 дней используют сочетание препаратов для парентерального введения: "мексикор" (этилметилгидроксипиридина сукцинат) в максимально разрешенной суточной дозе 800 мг и "серотонина адипинат" в суточной дозе 10 мг.

Сущность предложенного изобретения заключается в том, что для лечения критической ишемии нижних конечностей различного генеза используют сочетанное парентеральное введение препаратов "мексикор" в форме готового к употреблению 5% раствора в максимально разрешенной суточной дозе 800 мг и "серотонина адипинат" в форме готового к употреблению 1% раствора в суточной дозе 10 мг. «серотонина адипинат» в дозе 10 мг разводят в 200 мл физиологического раствора в защищенном от света флаконе, инфузию осуществляют в периферическую вену со скоростью 5 мг/час в течение 10 дней. «мексикор» в течение первых пяти суток вводят однократно внутриартериально. Для этого под ультразвуковым контролем катетеризируют бедренную артерию на стороне поражения.

«Мексикор» в дозе 800 мг (16 мл 5% раствора) набирают в шприц автоматического шприцевого насоса. Скорость введения выставляют из расчета 200 мг/час (4 мл/час). Внутриартериальную инфузию «мексикора» начинают одновременно с внутривенной «серотонина адипината». В связи с возможностью развития осложнений при длительном стоянии артериального катетера последующие пять дней инфузию «мексикора» осуществляют внутривенно капельно три раза в сутки с интервалом в 8 часов: в 600-200 мг (5% - 4 мл); в 1400 - 300 мг (5% - 6 мл); в 2200 - 300 мг (5% - 6 мл) на 100 мл физиологического раствора, скорость инфузии 200-300 мг/час. Использование максимальной суточной дозы «мексикора» и артериального доступа обусловлено необходимостью быстро купировать ишемические явления и предотвратить возникновение реперфузионных повреждений в мягких тканях нижних конечностей, пока они не приобрели необратимый характер, а также фармакологическими свойствами данного препарата, являющегося субстратом-метаболитом цикла Кребса и поэтому имеющим дозозависимую эффективность. Переход на внутривенный способ введения обусловлен также тем, что через пять суток внутриартериальной инфузии «мексикора» явления реперфузионного синдрома в пораженной конечности практически нивелируются, и это позволяет в качестве поддерживающей терапии использовать внутривенный доступ. При этом трехкратное внутривенное введение поддерживает стабильно высокую концентрацию препарата в плазме крови.

Применение вышеуказанных дозировок "мексикора" и «серотонина адипината» позволяет быстро купировать клинические признаки критической ишемии нижних конечностей с сохранением стойкого лечебного эффекта (более 1 месяца).

Эффективность методики была подтверждена на 10 мужчинах, проходивших лечение в отделении сосудистой хирургии ГМУ Курская ОКБ по поводу критической ишемии нижних конечностей различного генеза (атеросклеротического, диабетического). Средний возраст составлял 59,3 года. Средняя длительность заболевания 6, 8 лет. Все больные имели III-IV стадию заболевания по классификации Покровского-Фонтейна и получали комплексную консервативную терапию. Выполнение реконструктивных вмешательств данной группе больных не планировалось вследствие распространенного и многоуровневого поражения сосудов, наличия сопутствующей тяжелой соматической патологии, а также в связи с информированным добровольным отказом пациента от оперативного вмешательства. Помимо сочетания «мексикора» и «серотонина адипината» терапия включала реолитики (пентоксифиллин), антиагреганты (тромбоасс), спазмолитики (никошпан или ксантинола никотинат).

Контрольная группа состояла из 15 мужчин с критической ишемией нижних конечностей различного генеза и являлась статистически однородной с исследуемой группой. В комплексной консервативной терапии пациентов данной группы наряду с реолитиками, антиагрегантами, спазмолитиками использовался только «серотонина адипинат»

Полученные результаты: для оценки эффективности сочетанного использования «мексикора» и «серотонина адипината» использована методика, предложенная В.А. Лазаренко [RU 2257141]. У пациентов основной группы в ближайшем периоде хороший клинический эффект был достигнут у 50% (5 человек) больных. Он проявлялся не только субъективными признаками улучшения (потепление и порозовение стопы, исчезновение боли покоя, улучшение сна в связи с отсутствием необходимости опускания конечности с кровати для ее купирования), но и подтверждался данными инструментальных методов исследования: значительное увеличение реовазографических индексов, регионарного систолического давления, плечелодыжечного индекса, транскутанного напряжения кислорода. Удовлетворительный клинический эффект был достигнут у 40% (4 человека) больных. Он характеризовался субъективным улучшением состояния больного при незначительных изменениях показателей инструментальных методов исследования. Отсутствие динамики имело место у 10% (1 человек) больных. Ухудшения не было отмечено ни у одного больного основной группы. Результаты лечения больных «серотонином адипинатом» были представлены следующим образом: хороший эффект - 40% (6 человек); удовлетворительный - 33% (5 человек); без динамики - 20% (3 человека) и ухудшение 7% (1 человек) (фиг.1).

Ухудшение характеризовалось развитием на фоне лечения в стационаре некроза I-III пальцев стопы, потребовавшего оперативного лечения - экзартикуляции с резекцией дистальных головок плюсневых костей.

К 10 суткам полностью удалось купировать боли покоя у 90% пациентов основной группы получавших «мексикор» и «серотонина адипинат» и у 80% пациентов контрольной группы. В группе, получавшей сочетание «мексикора» и «серотонина адипината» в дополнение к базовой терапии, отмечалась более быстрая и отчетливая динамика полного нивелирования болевого синдрома покоя (фиг.2).

Полученные хорошие результаты сочетанного применения «мексикора» и «серотонина адипината» в дополнение к базовой терапии объективизированы данными инструментальных исследований. Сонографически у больных, получавших данную комбинацию препаратов, отмечалось достоверно более выраженное увеличение объемной скорости кровотока (ОСК) в задней и передней большеберцовых артериях (ЗББА и ПББА) пораженной нижней конечности по сравнению с группой, получавшей только «серотонина адипинат» (фиг.3). Реографический индекс на стопе также увеличивался на 82% против 56% в контрольной группе. Клинически это отражалось стойким улучшением в пробах Опеля, Самуэльсона, Гольдфлама удлинением дистанции безболевой ходьбы в 2,9 раза и в 2,1 раза, соответственно, в группе сравнения и контрольной.

Для подтверждения факта возникновения реперфузионного синдрома в уже и так значительно поврежденных гипоксией мягких тканях нижних конечностей, при использовании препаратов, улучшающих кровоснабжение в условиях критической ишемии, под ультразвуковым контролем производился забор крови из бедренной вены на стороне поражения с целью определения содержания в ней продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ): малонового диальдегида (МДА) и диеновых конъюгатов (ДК) на 1,3 и 10 сутки через 3 часа после окончания инфузии «серотонина адипината». Полученные нами результаты свидетельствовали о том, что у больных с критической ишемией нижних конечностей был значительно повышен уровень продуктов ПОЛ в венозной крови, оттекающей от пораженной конечности. При этом на фоне лечения препаратом, улучшающими только лишь микроциркуляцию, а именно «серотонином адипинатом», наблюдалась еще большая интенсификация процессов ПОЛ в ишемизированных тканях, обусловленная развитием реперфузионного синдрома и проявлявшаяся значительным ростом концентрации МДА и ДК. К 10 суткам уровень МДА и ДК в контрольной группе достоверно снижался по отношению к исходным показателям, но оставался все-таки выше, чем у здоровых доноров (ЗД). Комплексное использование «мексикора» и «серотонина адипината» предотвращало активацию ПОЛ уже в первые сутки применения и в дальнейшем приводило к стойкому достоверному уменьшению концентрации МДА и ДК к 10 суткам до уровня здоровых доноров (фиг.4).

Клинический пример № 1.

Больной В.А.З., 75 лет, история болезни № 1553, поступил в отделение сосудистой хирургии ГМУ Курской ОКБ 20/01.2010 г. с диагнозом: Сахарный диабет 2 типа, тяжелая форма, декомпенсация. Синдром диабетической стопы, нейроишемическая форма. Облитерирующий атеросклероз сосудов нижних конечностей, стеноз подвздошных артерий, бедренно-подколенный и периферический сегмент с обеих сторон. Состояние после ампутации пальцев левой стопы (2009 г.). Критическая ишемия правой нижней конечности (III-IV стадия по Покровскому-Фонтейну). Многоуровневость атеросклеротического поражения сосудистого русла нижних конечностей, верифицированная при ультразвуковом триплексном сканировании, обусловила невозможность проведения реконструктивной операции, поэтому больному был назначен курс комплексной консервативной терапии (никошпан, пентоксифиллин, тромбоасс) с использованием «мексикора» в максимально разрешенной суточной дозе 800 мг (5% - 16,0): первые пять суток внутриартериально однократно, затем внутривенно капельно три раза в сутки в 100 мл физиологического раствора со скоростью введения 200-300 мг/час в сочетании с «серотонином адипинатом» в суточной дозе 10 мг: внутривенно капельно один раз в сутки в 200 мл физиологического раствора со скоростью введения 5 мг/час, в течение 10 дней. После первого дня терапии у больного отмечено купирование болей покоя, потепление правой стопы и голени, уменьшение отека и гиперемии кожных покровов пальцев правой стопы. Через 5 дней после начала терапии отмечено увеличение дистанции безболевой ходьбы с 30 до 80 метров, а к 10 дню до 100 метров. К моменту завершения курса терапии нивелирован отек правой стопы, гиперемия кожных покровов осталась только в области дистальных фаланг пальцев, улучшились показатели в пробах Гольдфлама, Опеля, Самуэльса. Появилась хорошая реакция на нитроглицерин, определяемая при реовазографии, с увеличением индексов на правой стопе и голени с 0,15 до 0,28. При капилляроскопии картина выраженого спастико-атонического состояния с преобладанием атонического компонента, венозного застоя и периваскулярного отека сменилась появлением единичных утонченных капиллярных петель, уменьшением количества артериовенозных шунтов и периваскулярного отека. При ультразвуковом триплексном сканировании отмечено увеличение объемной скорости кровотока на задней и передней большеберцовых артериях справа на 63% и 51% от исходных значений соответственно. При исследовании уровня продуктов перекисного окисления липидов в крови, полученной из бедренной вены на стороне поражения, на 1,3 и 10 сутки после начала терапии отмечено стойкое снижение концентрации малонового диальдегида и диеновых конъюгатов на всех сроках лечения и в общем итоге соответственно на 38% и 46% от исходных значений. Больной выписан 3.02.2010 г. с положительной клинической динамикой для дальнейшего амбулаторного наблюдения у хирурга. Результат лечения оценен как удовлетворительный.

Клинический пример № 2.

Больной Г.Г.В., 50 лет, история болезни № 253, поступил в отделение сосудистой хирургии ГМУ Курская ОКБ 11/01.2010 г. с диагнозом: Мультифокальный атеросклероз. Окклюзия брахиоцефального ствола. Стеноз левой сонной и подключичной артерий. Состояние после ревизии бедренной артерии справа (2005 г.). Бедренно-подколенный сегмент с обеих сторон. Критическая ишемия левой нижней конечности (III стадия по Покровскому-Фонтейну). От выполнения реконструктивной операции больной отказался, поэтому ему был назначен курс комплексной консервативной терапии (никошпан, пентоксифиллин, тромбоасс) с использованием «мексикора» в максимально разрешенной суточной дозе 800 мг (5% - 16,0): первые пять суток внутриартериально однократно, затем внутривенно капельно три раза в сутки в 100 мл физиологического раствора со скоростью введения 200-300 мг/час в сочетании с «серотонином адипинатом» в суточной дозе 10 мг: внутривенно капельно один раз в сутки в 200 мл физиологического раствора со скоростью введения 5 мг/час, в течение 10 дней. На фоне проводимой терапии уже к вечеру первого дня лечения отмечено исчезновение болей покоя, потепление обеих нижних конечностей. Через 10 дней у пациента было отмечено увеличение дистанции безболевой ходьбы с 50 до 160 м, нивелирован отек левой стопы. Значительно увеличились реовазографические индексы: с 0,25 до 0,5 (базальные) и с 0,28 до 0,8 при проведении нитроглицериновой пробы. При ультразвуковой доплерометрии отмечено увеличение объемной скорости кровотока на задней и передней большеберцовых артериях слева на 115% и 89% от исходных значений соответственно. При исследовании уровня продуктов перекисного окисления липидов в крови, полученной из бедренной вены на стороне поражения, на 1,3 и 10 сутки после начала терапии отмечено стойкое снижение концентрации малонового диальдегида и диеновых коньюгатов на всех сроках лечения и в общем итоге соответственно на 29% и 35% от исходных значений. Больной выписан в удовлетворительном состоянии 26.01.2010 г. под наблюдение хирурга по месту жительства. Результат лечения оценен как хороший.

Таким образом, установлено что применение «мексикора» и «серотонина адипината» в комплексной консервативной терапии критической ишемии нижних конечностей различного генеза значительно повышает эффективность лечения, характеризующуюся достоверными отличиями при сравнении с группой пациентов, получавших лечение только «серотонином адипинатом». В основе достигнутой эффективности лежат энергосинтезирующие и антиоксидантные свойства «мексикора» при активации ПОЛ с развитием реперфузионных повреждений в тканях ишемизированной конечности, связанные с восстановлением или улучшением микроциркуляции в течение первых суток использования «серотонина адипината».

Способ лечения критической ишемии нижних конечностей различного генеза, включающий применение в течение 10 дней «СЕРОТОНИНА АДИПИНАТА» в суточной дозе 10 мг, растворяемой в 200 мл физиологического раствора, в защищенном от света флаконе, внутривенно капельно, один раз в сутки, со скоростью введения 5 мг/ч, отличающийся тем, что дополнительно в течение первых пяти дней, один раз в сутки параллельно осуществляют внутриартериальную инфузию через феморальный катетер на стороне поражения препарата «МЕКСИКОР» в максимально разрешенной суточной дозе 800 мг со скоростью 200 мг/ч с использованием автоматического шприцевого насоса, а в последующие пять - внутривенную капельную инфузию по схеме: в 600 - 200 мг; в 1400 - 300 мг; в 2200 - 300 мг, растворяемых в 100 мл физиологического раствора, со скоростью введения 200-300 мг/ч.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к питанию, особенно к способу и пищевой композиции для улучшения баланса глюкозы и инсулина у индивидуума. .

Изобретение относится к новым соединениям - производным бензохинонов формулы (I): где каждый R1 и R2 представляет собой O-С(O)фенил; где фенил замещен 1 заместителем, выбранным из галоида, нитро, C1-С6алкила или С1-С6алкокси, и к их фармацевтически приемлемым солям.

Изобретение относится к медицине и химико-фармацевтической промышленности, в частности к созданию, производству и применению препарата сердечно-сосудистого действия - триметазидина дигидрохлорида в форме таблеток, содержащих 20 мг или 35 мг действующего вещества.

Изобретение относится к производному 5-замещенного 7-амино-[1,3]тиазоло[4,5-d]пиримидина формулы (I) и его оптическим изомерам и фармацевтически приемлемым солям, где R1 представляет собой СН3 или СН3СН2 ; R2 представляет собой Н, 2-F, 2-Cl, 3-F, 3-ОСН 3, 3-CN, 3-CF3, 3-CONH2 или 3-SO 2CH3; R3 представляет собой Н или СН3; R4 представляет собой Н или СН 3; и R5 представляет собой Н; или, когда R 4 представляет собой СН3, R5 представляет собой Н или F.
Изобретение относится к медицине, в частности к проблеме неинвазивного удаления из магистральных сосудов атеросклеротических отложений. .

Изобретение относится к области медицины, а именно к химико-фармацевтической промышленности и касается композиции альфа-липоевой (тиоктовой) кислоты в форме раствора для инфузий и к способу лечения заболеваний, выбранных из группы, включающей алкогольную и/или диабетическую полинейропатию, коронарный атеросклероз, болезнь Боткина (легкой и средней тяжести), цирроз печени, отравление солями тяжелых металлов и интоксикации различной этиологии.

Изобретение относится к новым соединениям формулы (I) или к их фармацевтически приемлемым солям где R1 и R2, взятые вместе, представляют собой группу, выбранную из групп формулы (III-1): и где R9 представляет собой 1) низшую алкильную группу, необязательно замещенную атомом галогена или низшей алкоксигруппой,2) арильную группу,3) аралкильную группу, 4) гетероарилалкильную группу,5) гетероарильную группу, где арильная, аралкильная, гетероарилалкильная и гетероарильная группы могут быть замещены атомом галогена, низшей алкильной группой, необязательно замещенной низшей алкоксигруппой или 1-3 атомами галогена, низшей алкоксигруппой, необязательно замещенной 1-3 атомами галогена, цианогруппой, гидроксигруппой, алкилсульфонильной группой, циклоалкилсульфонильной группой, арильной группой, гетероарильной группой, алкиламинокарбонильной группой, алканоиламиногруппой, алкиламиногруппой или диалкиламиногруппой;R 10 представляет собой низшую алкильную группу, необязательно замещенную 1-3 атомами галогена, или низшую алкилсульфонильную группу;X9-X12 представляют собой атом углерода или атом азота, где атом углерода может быть независимо замещен низшей алкильной группой, необязательно замещенной атомом галогена или низшей алкоксигруппой, низшей алкоксигруппой, необязательно замещенной атомом галогена, или цианогруппой или атомом галогена;R3 представляет собойa) группу формулы (II-1): где R4 и R5, взятые вместе с атомом азота, образуют 5- или 6-членное моноциклическое кольцо, где моноциклическое кольцо может содержать в качестве заместителя низшую алкильную группу; ml равно целому числу 3; илиb) группу формулы (II-2): где R6 представляет собой низшую алкильную группу или циклоалкильную группу; m2 равно целому числу 1 или 2;X1-X4 все представляют собой атомы углерода, либо 1 из Х1-Х 4 представляет собой атом азота, и остальные представляют собой атомы углерода;и где «гетероарил» в каждом случае относится к 5- или 6-членному ароматическому кольцу, содержащему от 1 до 3 гетероатомов, выбранных из атома азота, атома кислорода и атома серы.

Изобретение относится к соединению формулы (I) где Q представляет собой связь, CH-NR 3R4, NR5 или атом кислорода; Х представляет собой СН или атом азота; Y представляет собой связь, CH2 , атом кислорода или NR6; Z представляет собой СН или атом азота; R1, R2 представляют собой, независимо, водород, галоген; R3, R4 представляют собой, независимо, водород, (С1-С6)-алкил; R5 представляет собой водород, (С1-С 6)-алкил, (CO)R7, SO2-(С1 -С6)-алкил или бензил; R6 представляет собой водород, (С1-С6)-алкил; R7 представляет собой (С1-С6)-алкил, фенил, бензил, OR8 или NR9R10; R 8 представляет собой (С1-С6)-алкил; R9 представляет собой водород, (C1-С 6)-алкил; R10 представляет собой водород, (С 1-С6)-алкил; R11, R12 представляют собой, независимо, водород или (С1-С 6)-алкил; и к их фармацевтически приемлемым солям; при условии, что когда Х представляет собой атом азота, Y не может представлять собой атом кислорода или NR6; и за исключением соединений (Е)-N-гидрокси-3-(4-{(Е)-3-[4-(4-метилпиперазин-1-ил)фенил]-3-оксопропенил}фенил)акриламида; (Е)-N-гидрокси-3-{4-[(Е)-3-(4-морфолин-4-илфенил)-3-оксопропенил]фенил}акриламида; (Е)-3-(3-фтор-4-[(Е)-3-(4-морфолин-4-илфенил)-3-оксопропенил]фенил}-N-гидроксиакриламида.

Изобретение относится к медицине и химико-фармацевтической промышленности, в частности к созданию, производству и применению препарата сердечно-сосудистого действия - триметазидина дигидрохлорида в форме таблеток, содержащих 20 мг или 35 мг действующего вещества.

Изобретение относится к соединению формулы 1 где Х представляет собой OR1, SR1 или NR1R2, где R1 и R2 независимо представляют собой С1 -С5 низший алкил, и R1 и R2 в NR1R2 могут образовывать 5-7-членное кольцо, включающее гетероатом О; или к его стереоизомеру, фармацевтически приемлемой соли, гидрату или сольвату.
Изобретение относится к ветеринарии и может быть использовано для наружного применения при лечении собак, кошек, пушных зверей и других мелких домашних животных при заболеваниях бактериально-микозно-клещевой этиологии.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к лекарственной форме триметазидина дигидрохлорида с модифицированным высвобождением в виде таблетки для перорального приема.

Изобретение относится к соединению, представленному следующей формулой [I-D1] или к его фармацевтически приемлемой соли: где каждый символ определен в формуле изобретения.
Изобретение относится к медицине и фармацевтической промышленности, а именно к производству лекарственных средств, оказывающих антиангинальное действие. .

Изобретение относится к новым соединениям, представленным следующей общей формулой (1), или к их солям: где R10 представляет собой циклогексил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы А1, или циклогексенил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы А1, R30, R31 и R 32 представляют собой водород, R40 представляет собой С1-10алкил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы D1, n равно целому числу 0 или 1, X1 представляет собой азот, и R20, R21, R 22 и R23 независимо представляют собой водород, за исключением случая, когда R20, R21, R22 и R23 все представляют собой водород, С1-6 алкилтио, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы F1, C2-7 алкоксикарбонил, C 1-6 алкил, замещенный заместителем, выбранным из группы W1, C1-6 алкил, замещенный заместителем, выбранным из группы К1, C1-6 алкокси, замещенный заместителем, выбранным из группы W1, 5-6-членную гетероциклическую группу, которая представляет собой неароматическое насыщенное кольцо, содержащее один или два гетероатома, выбранных из атомов N или S, замещенную заместителем, выбранным из группы W1, 6-членную гетероциклическую группу, которая представляет собой неароматическое насыщенное кольцо, содержащее один или два гетероатома, выбранных из атомов N или S, замещенную заместителем, выбранным из группы V1, пиридил, замещенный заместителем, выбранным из группы W1, фенил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы W1, C2-7 алкенил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы W1, C2-7 алкинил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы W1, 3-6-членный циклоалкил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы W1, 5-6-членный циклоалкенил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы W1, -NR1XR2X , -CO-R1X, -CO-NR1XR2X, -NR 1X-CO-R2X, -SO2-R3X или -O-SO2-R3X,где R 1X представляет собой водород или 6-членную гетероциклическую группу, которая представляет собой неароматическое насыщенное кольцо, содержащее один или два гетероатома, выбранных из атомов N или О, R2X представляет собой 6-членную гетероциклическую группу, которая представляет собой неароматическое насыщенное кольцо, содержащее один или два гетероатома, выбранных из атомов N или О, и R3X представляет собой C1-6 алкил, необязательно замещенный заместителем, выбранным из группы F1; или R21 и R22 вместе образуют кольцо, выбранное из группы Z1, где группа А1 состоит из С1-6 алкила, группа D1 состоит из циклопропила и тетрагидропиранила, группа F1 состоит из галогена, группа W1 состоит из гидроксила, C2-7 алкоксиалкила, фенокси, С2-7 алкоксикарбонила, -NR6XR7X и -CO-NR6XR7X , где R6X и R7X независимо представляют собой водород или С1-6 алкил, группа V1 состоит из оксо (=O) и этилендиокси(-O-СН2СН2-O-), где этилендиокси допустим только в том случае, если образуется соединение двух колец с одним общим атомом вместе с замещенной 6-членной гетероциклической группой, группа К1 состоит из 6-членной гетероциклической группы, которая представляет собой неароматическое насыщенное кольцо, содержащее один или два гетероатома, выбранных из атомов N или О, группа U1 состоит из карбоксила, C1-6 алкокси, фенила и -CO-NR8XR9X, где R 8X и R9X представляют собой водород, и группа Z1 состоит из и где R1Z представляет собой C1-6 алкил или бензил.

Изобретение относится к соединениям общей формулы (III): в котором кольцо D является бензольным кольцом, 2-пиридоновым кольцом, пиридиновым кольцом, бензоксазолоновым кольцом, бензоксадиноновым кольцом или бензимидазольным кольцом; R1 означает карбокси или гидрокси; R2 независимо означает атом галогена; алкил, необязательно замещенный атомом галогена, арилом или алкиламином;алкинил, необязательно замещенный алкилокси; гидрокси; карбокси; алкилокси, необязательно замещенный фенилом, ароматическим гетероциклическим кольцом, которое означает 5-6-членное ароматическое моноциклическое карбоциклическое кольцо, содержащее один или два гетероатома, независимо выбираемых из атомов кислорода и азота; алкилсульфонил; арилокси; амино, необязательно замещенный алкилом; ацилом, необязательно замещенным алкилом или алкилокси; алкилоксикарбонилом; алкансульфонилом; арилсульфонилом или алкилкарбамоилом; карбамоил, необязательно замещенный алкилом, фенилом, циклоалкилом, ацетилом, алкансульфонилом, гетероарилалкилом, циклоалкилалкилом, гетероарилом, который означает 5-6-членное ароматическое моноциклическое кольцо, содержащее один или три гетероатомов, независимо выбираемых из атомов кислорода и азота, и которое необязательно замещено алкилом или циклоалкилом; ацил; циано; нитро; арил; гетероарил, который означает 5-6-членное ароматическое кольцо, содержащее один или несколько гетероатомов, независимо выбираемых из атомов кислорода, серы и азота, и которое необязательно замещено алкилом; алкилсульфонил; морфолинилсульфонил; неароматическую гетероциклическую группу, которая означает 5-6-членное неароматическое гетероциклическое кольцо, содержащее один или несколько атомов азота и необязательно атом кислорода и/или атом серы; R3 означает C1-С6алкилокси, C1-С6алкилтио; R4 означает атом галогена или алкилокси; R5 означает алкил; М означает сульфонил; L3 независимо означает алкилен, необязательно содержащий один атом кислорода или азота, алкенилен, или -N(R 7)-; R7 независимо означает атом водорода, алкил; Y означает простую связь или CO; Z означает СН или N; n означает 0 или 1; р означает 0, 1 или 2; q означает 0 или 1; при условии, что R1 не означает карбокси, когда кольцо D является бензольным кольцом, -L3 - означает -(O-алкилен)- и положение замещения L3 и Y является орто-положением в кольце D; к их фармацевтически приемлемым солям.

Изобретение относится к лекарственным средствам и касается терапевтического средства для лечения гепатита, содержащего в качестве активного ингредиента 2-амино-2-[4-(3-бензилоксифенилтио)-2-хлорфенил]этил-1,3-пропандиол или его фармацевтически приемлемую соль или гидрат.
Наверх