Способ моделирования гнойного обтурационного холангита



Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита
Способ моделирования гнойного обтурационного холангита

 


Владельцы патента RU 2434307:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Оренбургская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию" (ГОУ ВПО ОрГМА Росздрава) (RU)

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии, и может быть использовано для разработки способов лечения гнойного обтурационного холангита. Для этого проводят сужение общего желчного протока на 2/3 просвета путем наложения манжетки. Затем осуществляют опорожнение желчного пузыря с одномоментным введением в качестве микробной взвеси - взвеси E.Coli штамм 303 в разведении 0,95*105 КОЕ/мл на стерильном растворе 0,9% натрия хлорида, в объеме 0,5 мл. Микробную взвесь вводят в просвет общего желчного протока выше места наложения манжетки. Указанное сужение просвета общего желчного протока поддерживают на всем протяжении эксперимента в течение 10-12 дней. Способ позволяет обеспечить получение адекватной модели данной патологии за счет сочетанного воздействия факторов, приводящих к возникновению морфологических и патофизиологических нарушений, наиболее близко отражающих сущность обтурационного гнойного холангита. 10 ил.

 

Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной и клинической хирургии, и может быть использовано для разработки оперативных способов лечения холангита в эксперименте.

Проблема холангита остается до настоящего времени весьма актуальной в связи с неуклонным увеличением количества больных с холелитиазом и стриктурами желчеотводящих путей. Частота развития холангита у больных механической желтухой колеблется от 30 до 63% (Гальперин Э.И., 1997, Сахаутдинов В.Г., 2001, Carpenter H.A., 1998). Причем, как было отмечено Г.Г. Устиновым (2007), чем длительнее существует холестаз, тем больше вероятность развития холангита и холангиогенных гнойных осложнений. В настоящее время летальность при механической желтухе, осложненной холангитом, остается высокой и колеблется от 13 до 30% (Гальперин И.Э., 1988, Ерюхин И.А., 2003, Черкасов В.А., 2003). Основная причина летальных исходов - прогрессирующее течение гнойно-воспалительного процесса во внутри- и внепеченочных желчных путях с присоединением печеночной недостаточности и бактериального холангиогенного сепсиса. Несмотря на достигнутые успехи в изучении этиологии и патогенеза бактериального холангита, остается ряд нерешенных вопросов, касающихся, прежде всего, хирургического лечения данной патологии. И с развитием технических возможностей интерес к этой проблеме не уменьшается (Зайцев Г.П., 1930, Ваганов В.Н., 1972, Золотаревский В.Я., Вишневский В.А., 1983, Лапкин К.В., 1986, Малярчук В.И., Пауткин Ю.Ф., 2002). Однако широкое внедрение в практику любого из способов хирургического лечения холангита требует экспериментального обоснования.

Общепринятое клиническое представление о гнойном обтурационном холангите складывается из комплекса следующих признаков:

1. Длительное и постоянное нарушение пассажа желчи по желчеотводящим путям с повышением внутрипротокового давления.

2. Наличие инфекции в общем желчном протоке. При гнойном холангите преобладающей микрофлорой является кишечная палочка у 57% пациентов. (Каргаполов Ю.А., 1995, Ермолов А.С., 1999, Пострелов Н.А., 2002).

3. Воспалительные изменения стенки общего желчного протока.

В современной литературе по экспериментальной хирургии достаточно хорошо освещены вопросы формирования моделей холестаза, холелитиаза, механической желтухи, холецистита. Наиболее приближенные к развитию патологии, отвечающей выше указанным критериям обтурационного гнойного холангита, следующие:

1) Ю.М.Лопухин (Экспериментальная хирургия. - М.: Медицина, 1971. - с.130) и С.А.Шалимов (Руководство по экспериментальной хирургии. - М.: Медицина, 1989, - с.189) предлагают воспроизводить механическую желтуху путем перевязки общего желчного протока в толще печеночно-двенадцатиперстной связки с дальнейшим пересечением протока ниже места перевязки. При этом происходит дилятация холедоха в 5-10 раз. После создания такой модели собаки живут не более 7 суток. По данным Ю.М.Лопухина, в части случаев через 14 дней у появляется регрессия симптомов, что связано с явлением спонтанной реканализации перевязанного протока и восстановлением проходимости. Механизм реканализации связан с инвагинацией дистального отдела протока в расширенный его отдел под действием давления. После сращения стенок протока и некроза лигированной части наступает восстановление пассажа.

Основными недостатками такой модели являются:

- острое развитие печеночной недостаточности, связанное с резким повышением внутрипротокового давления, гепатолизом и токсемией;

- отсутствие бактериального воспаления;

- отсутствие воспалительных изменений и гипертрофии стенок желчного протока;

- пересечение общего желчного протока, что нарушает анатомическую целостность желчевыводящих путей.

2) Ю.М.Лопухин (Экспериментальная хирургия. - М.: Медицина, 1971. - с.130) с целью создания в хроническом эксперименте холелитиаза и механической желтухи предлагает суживать желчный проток целлофановой петлей до 1,5-3 мм. Полученная модель характеризуется развитием прогрессирующего желчного стаза, т.к. имеется постоянное сужение общего желчного протока, пролиферацией желчных протоков с одновременной их дилятацией, и согласно автору приемлема для создания хронического воспаления в желчевыводящих путях, но она обладает рядом недостатков:

- отсутствие бактериального воспаления;

- невозможность полноценной оценки уровня механического сужения просвета общего желчного протока, учитывая используемый материал и исходный диаметр протока.

3) А.Л.Ярош с соавт. предлагает следующую модель острого гнойного холангита у экспериментальных животных (Успехи современного естествознания, 2005 г., №12 - с.62). Под ингаляционным масочным эфирным наркозом крыса фиксируется в станке за четыре конечности. Производится лапаротомия, и обнажается участок общего желчного протока, который берется на две держалки. Инъекционным путем в проксимальном направлении в общий желчный проток вводится микробная взвесь штамма №195 гемолитической Е.coli в концентрации 1×105 КОЕ в 1 мл физиологического раствора в дозе 0,2 мл/кг массы. Сразу после введения производится перевязка протока на игле выше места пункции. Согласно автору к 7-м суткам после операции погибает 84%, а на 9-е сутки летальность достигает 100%.

К недостаткам данной модели следует отнести:

1. Развитие острого воспалительного процесса, который приводит к гибели животного уже к 9 суткам. Причем за это время не происходит гипертрофии стенки общего желчного протока, а только дилятация до 0,4-0,8 см.

2. Отсутствие частичного пассажа желчи, что не отвечает условиям клинического течения заболевания, встречающегося в большинстве случаев в клинике.

Автором прототипа предлагаемой модели является С.А. Шалимов с соавт. (Руководство по экспериментальной хирургии. - М.: Медицина, 1989. - с.189), который рекомендовал создавать модель холангита и холестаза путем наложения на холедох надувной манжетки, которую раздувают ежедневно, через воздуховод на коже на 2-3 часа в течение 1 мес. Операцию заканчивают холецистэктомией. Согласно авторам уже через неделю у части животных путем восходящего инфицирования появляются признаки холангита. Если этого не происходит, то необходимо ввести в желчные пути 500000000 микробных тел суточной культуры Е.Coli.

Недостатками данной модели являются:

1. Отсутствие постоянного дозированного сужения общего желчного протока. При этом не создается постоянного повышения давления в желчеотводящих путях, что соответственно не приводит к необходимой дилятации, гипертрофии стенок протоков, и не создаются условия для развития бактериальной флоры.

2. Необходимость повторных операции с целью отсроченного инфицирования общего желчного протока большим количеством микробных тел, т.к. нет постоянного препятствия оттоку желчи, а учитывая условия формирования модели, имеются условия для постоянной элиминации инфекционного агента в кишечник.

3. Неанатомичность создаваемой модели, т.к выполняется холецистэктомия с целью снижения депонирования желчи и увеличения нагрузки на желчевыводящие пути.

4. Постоянное раздувание манжетки в брюшной полости вызывает механическое трение тканей и соответственно перифокальное воспаление и спаечный процесс, что может привести к значительным трудностям при повторных операциях.

5. Длительность, неудобство и отсутствие визуального контроля при создании патологии.

Таким образом, в представленных выше моделях, в том числе и в моделе-прототипе, отсутствует комплексное сочетание факторов, характеризующих формирование обтурационного гнойного холангита: длительное и постоянное нарушение пассажа желчи, инфекционное воспаление в желчевыводящих путях, воспалительное изменение стенки общего желчного протока.

Новизна предлагаемого нами способа заключается в том, что разработанная модель соответствует патоморфологическому и патофизиологическому процессам развития гнойного обтурационного холангита, встречающимся в клинической практике.

Существенным отличием является то, что производится сужение просвета общего желчного протока на 2/3 диаметра на всем протяжении эксперимента 10-12 дней, с одномоментным введением инфекционного возбудителя в просвет общего желчного протока выше места наложения манжетки.

Экспериментальное животное фиксируется на спине. Под тиопенталовым наркозом выполняется верхнесрединная лапаротомия. В толще печеночно-двенадцатиперстной связки выделяется холедох на протяжении 1,0 см, выше места впадения последнего в двенадцатиперстную кишку (см. фиг.1). Внешний диаметр холедоха обычно колеблется в пределах 3-4 мм. По диаметру холедоха выкраивается силиконовая манжетка с учетом того, что при ее помощи необходимо обтурировать холедох на 2/3 диаметра. После наложения манжетки, она фиксируется на холедохе путем сшивания ее краев нитью «пролен 4/0» (см. фиг.1, 2). После наложения манжетки производится механическое опорожнение желчного пузыря, при этом происходит объемная перегрузка общего желчного протока и дилятация. На фоне этого выше наложения манжетки на 0,5 см выполняется пункция холедоха инсулиновой иглой (см. фиг.1). Через эту иглу в холедох вводится взвесь Е.Coli штамм 303 в разведении 0,95*105 КОЕ/мл на стерильном растворе 0,9% натрия хлорида, в объеме 0,5 мл. (По данным Зубаревой Н.А., 1996, Ермолова А.С., 1999, Пострелова Н.А., 2002, Багненко С.Ф., Шляпникова С.А., 2007 г., Е.coli при гнойном холангите высевается в 50-60%, с меньшей частотой встречаются Klebsiella spp., Serratia spp., Proteus spp., Enterobacter spp., Acinetobacter spp. (8-20%); грамположительные микроорганизмы Streptococcus, Enterococcus, выявляются в 2-30% случаев). Если имеется просачивание желчи через пункционное отверстие, герметичность достигается наложением серозного шва на холедох нитью «пролен» 7/0. После этого лапаротомная рана ушивается послойно. В результате наложения манжетки, суживающей просвет общего желчного протока, и повышении давления в желчевыводящих путях путем механического опорожнения желчного пузыря происходит дилатация общего желчного протока, что дает возможность для одномоментного введение инфекционного возбудителя в просвет общего желчного протока. Сочетание постоянного и дозированного сужения общего желчного протока с введением культуры микроорганизмов в его просвет представляет единый комплекс воздействия на желчевыводящую систему, где создание дозированной механической желтухи и бактериохолии приводят к возникновению морфологических и патофизиологических нарушений, наиболее адекватно отражающих сущность обтурационного гнойного холангита в клинической практике. Эксперимент продолжался 10-12 суток с учетом того, что при более ранних сроках не происходит развитие воспаления в стенке общего желчного протока и не происходит ее гипертрофии, что не отвечает требованиям развития обтурационного гнойного холангита; при более поздних сроках развиваются явления общей интоксикации, печеночной недостаточности и билиарного сепсиса, что не приемлемо в рамках изучения развитие изолированного патологического процесса. После завершения исследования животные выводились из эксперимента путем введения летальной дозы наркозных препаратов согласно "Правилам проведения работ с использованием экспериментальных животных" (Приказ МЗ СССР №755 от 12.08.1977 г.).

В нашем исследовании было прооперировано 18 беспородных собак с массой тела 14-18 кг, на которых выполнено 18 операций по созданию модели обтурационного гнойного холангита. Оценка эффективности созданной модели проводилась по клиническим и лабораторным данным:

1. Определение бактериохолии осуществлялось путем посева желчи.

2. Показатели холестаза определялись при биохимическом исследовании крови.

3. Оценка изменений желчевыводящей системы и собственно стенки общего желчного протока производилась при интраоперационном макроскопическом исследовании и микроскопическом исследовании полученных гистотопограмм.

4. К клиническим признакам относились: активность животного, наличие аппетита, температура, желтушность склер.

У всех животных примерно через неделю появлялись признаки общей интоксикации: все собаки становились беспокойными, клинически отмечалось повышение температуры тела, тахикардия, отказ от воды и пищи; склеры окрашивались желтым. К 10-12 суткам признаки интоксикации нарастали, собаки ложились на живот, появлялись признаки обезвоживания - суховатый язык, сухой нос и снижение диуреза. На 10-12 сутки животным проводилась повторная операция. При этом обычно наблюдался умеренный спаечный процесс в верхнем этаже брюшной полости, расширение холедоха до 10-12 мм, напряжение желчного пузыря и желчевыводящих путей. При макроскопическом исследовании печени определялась отечность ее ткани (см. фиг.3). После выполнения продольной холедохотомии выше места наложения манжетки желчь поступает под давлением, темно-зеленой окраски, жидкой консистенции, мутная, иногда встречаются мягкие желчные сгустки. Стенка холедоха во всех случаях гипертрофируется до 1,0-1,2 мм (см. фиг.4), сероза гиперемирована, сосуды инъецированы, при использовании микрохирургической оптики четко определяется граница собственной соединительнотканной пластинки слизистой оболочки.

Лабораторно наличие холангита и механической желтухи подтверждается путем посева желчи после релапаротомии и определения билирубина крови. Во всех посевах высеивается кишечная палочка в различных концентрациях от 0,5×105 до 1×107 мл. мт/мл. Уровень общего билирубина у всех животных во много раз превышал нормы: от 70 до 130 ммоль/л, в одном случае уровень билирубин составил 232 ммоль/л. Нарушение функции печени подтверждали путем определения Аланинаминотрансферазы и Аспарагинаминотрансферазы, их уровень колебался соответственно от 30 до 213 и от 26 до 161.

При изучении гистотопограмм выявлено, что диаметр общего желчного протока выше уровня наложения манжетки, в среднем колеблется в пределах 10-12 мм, толщина стенки в пределах 1,0 мм. Наблюдается десквамация эпителия общего желчного протока с нарушением целостности эпителиальной выстилки (см. фиг.5). Подслизистая основа разрыхлена, отечна, с нарушением нормального расположения и ориентации коллагеновых и эластичных волокон (см. фиг.6) и с значительной лимфоцитарной инфильтрацией (см. фиг.7). Изменения мышечного слоя характеризуются отеком и умеренной гипертрофией. Вокруг холедоха определяется развитие рыхлой соединительной ткани (см. фиг.8) и значительно увеличенные регионарные лимфоузлы (см. фиг.9). В месте наложения манжетки определяется гиперплазия тканей холедоха, но без десквамации эпителия и без воспалительной инфильтрации подслизистого слоя. Воспалительных изменений в окружающих тканях не выявлено (см. фиг.10).

Таким образом, при наложении манжетки, суживающей просвет общего желчного протока, и повышении давления в желчевыводящих путях путем механического опорожнения желчного пузыря создаются условия для одномоментного введение инфекционного возбудителя в просвет общего желчного протока с использованием тонких игл. Сочетание постоянного и дозированного сужения общего желчного протока с введением культуры микроорганизмов в его просвет представляет единый комплекс воздействия на желчевыводящую систему, где создание дозированной механической желтухи и бактериохолии приводят к возникновению морфологических и патофизиологических нарушений, наиболее адекватно отражающих сущность обтурационного гнойного холангита в клинической практике. А полученные данные подтверждают развитие механической желтухи, изолированного инфекционного воспалительного процесса в желчевыводящей системе и характерного комплекса морфологических изменений в стенке общего желчного протока.

Комплексное действие факторов развития обтурационного гнойного холангита обусловлено следующим:

- Длительное нарушение пассажа желчи производится путем постоянного и дозированного сужение общего желчного протока с сохранением частичного пассажа желчи.

- Достоверное инфицирование желчевыводящей системы происходит однократно и одномоментно с наложением манжетки, что значительно упрощает создание модели. Но развитие инфекционного процесса поддерживается на протяжении всего периода формирования модели за счет холестаза, обусловленного постоянным и дозированным сужением общего желчного протока.

- При длительном и сочетанном развитии механической желтухи и инфекционного процесса в желчных путях развивается воспалительное изменение стенок желчевыводящих протоков, изменение их морфометрических параметров, дилятация и гипертрофия.

Предлагаемая нами модель приемлема для изучения фазности течения холангита на фоне преходящей механической желтухи, а так же для изучения экспериментальных методов хирургического лечения холангита с использованием микрохирургической техники.

Источники информации

1. Багненко С.Ф., Шляпников С.А., Корольков А.Ю. Современные подходы к этиологии, патогенезу и лечению холангита и билиарного сепсиса. // Бюллетень сибирской медицины, 2007, №3 - с.27-32.

2. Беличенко И.А., Бурлаченко В.П. Тактика и техника завершения холедохотомии. Вопросы диагностики и лечения заболеваний органов пищеварения. - М., 1974, - С.51-55.

3. Ваганов В.Н. Холедохотомия при воспалительных заболеваниях желчных путей. // Хирургия, 1972, №7. - С.72-75.

4. Виноградов В.В., Романов В.П. Глухой шов раны печеночно-желчного протока. // Клин. хирургия, 1982, №9. - С.30-31.

5. Гальперин И.Э., Кузовлев Н.Ф. Актуальные вопросы гнойного холангита. // Хирурги,я 1988, №10 - С.21-24.

6. Гальперин Э.И. Вопросы патогенеза, тяжести течения, клинических синдромов и дифференцированного лечения гнойного холангита. // Хирургия, 1997, №1. - С.77-78.

7. Гуляев А.В., Думпе Э.П., Крылов Л.Б., Кригер А.Г. Холедохотомия и методы ее завершения. // Вестн. хирургии, 1980, №10. - С.43-48.

8. Ермолов А.С. Особенности диагностики и лечения гнойно-септических осложнений при повреждениях внутри и внепеченочных желчных протоков. // Анналы хир. гепатологии, 1999, Т.4, №2. - С.98-99.

9. Ерюхин И.А., Гельфанд Б.Р., Шляпников С.А. Хирургические инфекции, Санкт-Петербург, 2003 г.

10. Зайцев Г.П., Королев М.П. Глухой шов или дренаж при желчнокаменной болезни. // Новый хирургический архив, 1930, т.1, кН.1 - С.11-22.

11. Золотаревский В.Я., Вишневский В.А., Саввина Т.В. Морфология заживления общего желчного протока, сформированного с помощью микрохирургии. // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 1983, №9. - С.120-122.

12. Каргаполов Ю.А. Пути оптимизации антибактериальной терапии в лечении острого холангита. // Материалы 3-й конференции хирургов-гепатологов "Новые технологии в хирургической гепатологии", СПб., 1995. - С.378-379.

13. Лапкин К.В., Малярчук В.И., Кукушкин В.Н. Экспериментальное обоснование проленового прецизионного глухого шва гепатикохоледоха. // Хирургия, 1986, №7. - С.47-51.

14. Лопухин Ю.М. Экспериментальная хирургия. - М.: Медицина, 1971. - 344 с.

15. Малярчук В.И., Пауткин Ю.Ф. Хирургия доброкачественных заболеваний внепеченочных желчных протоков. - М., 2002.

16. Пострелов Н.А., К.О.Гранстрем. Клинические формы холангиогенной инфекции в хирургической практике. // Вестник хирургии, 2002, Т. 161, №1. - С.45-47.

17. Сахаутдинов В.Г. Малоинвазивные технологии при оперативном лечении больных с механической желтухой и гнойным холангитом // Вестник хирургии, 2001, №1. С.-25-28.

18. Устинов Г.Г. с соавт. Острый холангит: диагностика и лечение. // Проблемы клинической медицины, №3(11), 2007. - с.55-63.

19. Черкасов В.А., Зубарева Н.А. Микробиологические аспекты хирургической патологии билиарной системы. // Вестник хирургии, 2003, Том 162, №2. - С.109-113.

20. Шалимов С.А. с соавт. Руководство по экспериментальной хирургии. - М.: Медицина, 1989. - 272 с.

21. Ярош А.Л., Конопля Н.А., Иванов С.В. Разработка способа моделирования острого гнойного холангита у экспериментальных животных. // Успехи современного естествознания №12, 2005 год. - с.62.

22. Carpenter H.A. Bacterial and parasiltis cholangitis. // Mayo Clin Proc, 1998, Vol.73, №5. - P.473-478.

Способ моделирования гнойного обтурационного холангита, включающий проведение сужения просвета общего желчного протока и введение микробной взвеси, отличающийся тем, что проводят сужение общего желчного протока на 2/3 просвета путем наложения манжетки, после чего производят опорожнение желчного пузыря с одномоментным введением в качестве микробной взвеси - взвеси E.Coli штамм 303 в разведении 0,95·105 КОЕ/мл на стерильном растворе 0,9%-ного натрия хлорида, в объеме 0,5 мл в просвет общего желчного протока выше места наложения манжетки, при этом указанное сужение просвета общего желчного протока поддерживают на всем протяжении эксперимента в течение 10-12 дней.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к медицине, а именно к способам моделирования судорожных состояний, и может быть использовано, как для исследования механизмов развития пароксизмальных состояний с прогредиентным течением (эпилепсия), так и для скрининга (отбора) новых препаратов, обладающих потенциальной противоэпилептической активностью.
Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной кардиофармакологии, и может быть использовано для коррекции эндотелиальной дисфункции. .
Изобретение относится к экспериментальной медицине, а именно к стоматологии, и может быть использовано для изучения этиологии и патогенеза пародонтита, а также для определения тактики лечения пародонтита в случае, когда явные признаки обострения пародонтита отсутствуют.

Изобретение относится к области медицины, а именно к моделям в нейробиологии. .

Изобретение относится к экспериментальной физиологии и предназначено для измерения индивидуального уровня когнитивных способностей лабораторных животных. .

Изобретение относится к области медицины, а именно к методам экспериментального моделирования патологических процессов, протекающих в полости рта, в частности процесса образования зубного налета и роста зубного камня.
Изобретение относится к медицине, а именно к нейрохирургии, неврологии, и может быть использовано при создании экспериментальной модели нарушения венозного кровотока, возникающего после удаления парасагиттальных менингиом.

Изобретение относится к медицине, а именно к экспериментальной хирургии и патофизиологии. .
Изобретение относится к медицине и может быть применимо для выполнения аутодермопластики в эксперименте. .

Изобретение относится к области биотехнологии и касается способа получения бислойных липидных мембран. .

Изобретение относится к области медицины, а именно к экспериментальной медицине, и может быть использовано для моделирования закрытого вывиха бедра в ортопедии

Изобретение относится к области медицины, а именно к нейрохирургии
Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной фармакологии, и может быть использовано для коррекции остеопороза и профилактики возникновения остеопоротических переломов
Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной фармакологии, и может быть использовано для коррекции остеопороза и профилактики возникновения остеопоротических переломов
Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной кардиофармакологии, и может быть использовано для коррекции гипоэстроген-индуцированной эндотелиальной дисфункции
Изобретение относится к экспериментальной медицине и касается лечения инфаркта миокарда

Изобретение относится к экспериментальной медицине и может быть использовано для немедикаментозной коррекции структурно-функциональных нарушений мозга, вызванных тяжелой гипоксией/ишемией
Изобретение относится к экспериментальной медицине, а именно к кардиофармакологии и иммунологии, и касается лечения инфаркта миокарда

Изобретение относится к медицине, в частности к экспериментальной кардиофармакологии
Наверх